Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
04-03-2005 16:32
 
Раввин синагоги в Отрадном ДОВИД КАРПОВ: «Надеюсь, что этот спор окажется во благо, и приведет к объединению, а не разъединению»

Портал–Credo.Ru: Уже после нашего краткого разговора с Вами накануне, в приложении к обращению Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России (КЕРООР) был опубликован и текст вашего "открытого письма".

Раввин Довид Карпов: Что касается открытого письма, то я могу сказать, что несмотря на название, это была по сути рабочая записка... Она предназначалась и адресовалась узкому кругу лиц, а не для печати. Я понимал, конечно, что вероятность публикации полностью исключить невозможно, но, со своей стороны, теперь уже я бы не хотел комментировать само это письмо.

Что касается ситуации, то здание синагоги было построено академиком Рашидом Джабаровичем Баязитовым более семи лет назад и предлагалось нескольким общинам – в частности Берлу Лазару, раввину Адольфу Шаевичу . Все по тем или иными причинам отказались, и в результате мне было предложено создать здесь общину – тогда ее еще не существовало, и здание было передано в дар этой общине (и даже висит об этом памятная доска – хотя все это было в устной форме. То есть, это был некий жест, который никак не был подкреплен юридически. Мы конечно в полной мере отдавали себе отчет в шаткости нашего положения, но, тем не менее, пошли на некий риск.

– Не может же быть, чтобы за протекшие годы Вы не попытались ничего изменить?

– Да. С тех пор все это время община существовала, развивалась и нетрудно видеть результаты этого. Все, как видите, обжито... и т.д. Но наша община является подразделением международной культурно-просветительской еврейской организации "Хама". И вот между "Хама" и религиозным объединением мусульман "Ярдан" летом 2001 года был заключен договор об аренде здания на срок 49 лет. Таким образом, наше пребывание здесь приобрело в некотором роде юридическое обоснование.

– Что же случилось теперь?

– Так все продолжалось, пока где-то в течение последних двух месяцев это здание не было передано Федерации еврейских организаций России (ФЕОР). И тогда возник вопрос о наших с ФЕОР взаимоотношениях. Когда здание принадлежало Баязитову, наши отношения с ним были все же отрегулированы – в частности, существовал договор об аренде. А с новым владельцем у Баязитова отношения оказались неурегулированными, и меня пригласил Берл Лазар и сделал устное предложение, которое нас не устроило. В результате и возникла такая запутанная ситуация. Но, поскольку наша община является самостоятельной, то есть не входит в какие-то объединения, но, тем не менее, является подразделением организации "Хама", а КЕРООР является нашим давним спонсором. В эту ситуацию оказалось вовлечено много разных людей и организаций. И я вполне отдаю себе отчет, что принимаю решения не я один. Помимо того, я имею статус посланника Любавичского ребе, как и раввин Берл Лазар, – это тоже накладывает дополнительную ответственность.

– То есть, определяя здесь "источник агрессии", надо выбирая из многих составляющих?

– Все запутанно. Поэтому вся эта возникшая ситуация на самом деле находится сейчас в динамике, в развитии. И, кроме того, что я уже сказал, добавить что-то еще сложно.

– Но не может же быть, что все просто ждут, ничего не предпринимая для разрешения ситуации?

– Сейчас активно ведутся переговоры всех со всеми. И, конечно, мы хотим сохранить самостоятельность, потому что, с одной стороны, мы не исключаем того, что мы войдем в ФЕОР или будем сотрудничать с ФЕОРом – это дружественная нам организация. Но в случае сотрудничества, во-первых, как всегда, очень важны условия, на которых оно будет осуществляться. Во-вторых, мы не намерены спешить с этим, поскольку семь лет мы существовали самостоятельно. ФЕОР нам не только не помогал – я говорю это не в плане упрека, это просто констатация факта, – но и не было никаких предложений с его стороны. Хотя, как мы знаем, это очень сильная, мощная организация. Мне известно, что за время своего существования ФЕОР адсорбировал много общин и, как правило, вся инициатива исходила всегда именно от ФЕОР.

– А сейчас?

–В принципе, в данном случае, происходит все то же и так же, однако момент, скажем так, с нашей точки зрения выбран не очень удачно. Потому что если бы было желание помочь, то это можно было бы сделать и раньше. Что было бы более актуально. Поэтому сейчас мы находимся в состоянии переговоров с вовлечением в них многих людей.

– Откуда взялось такое убежденное мнение, что главное причиной давления на вашу общину стала Ваша же собственная подчеркнутая самостоятельность? Причем, если лично Берла Лазара это особо и не раздражает, то выглядит слишком демонстративно на фоне еврейской "соборной" традиции.

– Что тут можно сказать... Дело в том, что в еврейской традиции есть текст, а есть к нему комментарии, которые чаще всего бывают существенно больше, чем сам текст. Так же, как есть факты, а есть их интерпретация. То, что я уже изложил, это, в основном, факты, интерпретировать которые может каждый по-своему. По крайней мер, это факты, с которыми кому-либо трудно спорить. Вопрос в том, кто чего хочет добиться в данной ситуации. Это все пока слова, которые и по сути остаются просто словами. Я могу снова повторить, что за время существования нашей общины никакого реального предложения не было сделано.

– Но, может быть, какие-то шаги, направленные к Вам и были, но не были правильно истолкованы?

– Если, например, мы старые друзья и хорошо друг друга знаем, то весь предварительный этап до того, чтобы люди познакомились друг с другом, стали доверят, научились говорить на одном языке – он уже давно пройден. Поэтому, если бы я захотел сделать с вами какое-то реальное дело, то мне достаточно одного слова...Тем более, если, допустим, я обладаю значительно большими ресурсами, возможностями, полномочиями и т д, очевидно, что будет логичнее, если инициатива будет исходить от меня. Потому что, по сути, грубо говоря, на 90% успех дела в этом случае зависит от меня - от моего желания и от тех возможностей, которыми я располагаю... Просто в этом смысле, мы можем говорить сколько угодно, но понятно, что если я хочу реально что-то сделать, то достаточно одного моего какого-то конкретного слова или заявления, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки. Таких реальных предложений не было. Был обратный факт, который, честно говоря, нас в свое время удручил... Тогда ситуация была обратная и на 90% зависела от нас, но наша инициатива пропала впустую...

– Можно ли уточнить?

– Мне не хотелось бы к этому возвращаться... Да и дело, собственно, не в этом. Я тоже не против совместной деятельности, но в моем понимании, совместная деятельность, это действия равных партнеров. Именно совместная, а не когда один, по сути, поглощает другого. Но, к сожалению, в этом случае эта, так сказать, совместная деятельность предполагала такие условия, что мы, поступаем в подчинение. Это уже не совместная деятельность, а просто поглощение Это можно, конечно, тоже назвать совместной деятельностью, но по сути, это совсем иное. Это называется - сменить место работы. К этому-то, уж точно, никакая традиция никого не обязывает. И нет никаких оснований кому-то этого требовать или ожидать от нас.

– Но риск подобного развития событий существует?

– По крайней мере, понятно, что ничего нельзя исключать. Я знаю многие организации, которые вошли в ФЕОР не совсем добровольно, но, тем не менее, это они сделали свой выбор из двух возможностей. Нам тоже предоставляются такие возможности: либо покинуть здание, либо войти в ФЕОР.

– То есть, выбор с достаточно ясно обозначенными предпочтениями... И к чему вы склоняетесь?

– Как всегда, к третьему...

– И все-таки, как Вы оцените самые ближайшие перспективы?

– Как в физике. Когда мы смотрим на векторы сил, которые приложены к чему-то, как лебедь, рак и щука, и предполагаем, куда этот предмет будет двигаться. Но часто бывает, что движется он в каком-то ином направлении, чем предполагалось. То есть не в направлении какого-то одного из векторов, а в каком-то третьем направлении. Но главное даже не это, а то, что всегда существует еще один вектор, который ни в какой физике не учитывается - это воля Творца. И если остальные возможности мы можем более-менее прогнозировать, то этот вектор – никак. Но именно от него все и зависит.
Поэтому в данном случае, я считаю, что изначально наш настрой позитивный. Мы не хотим конфликта. И даже общину свою так назвали "Даркей шалом" - Пути мира. Мы хотим согласия, но такого, которое не ущемляет права ни одной из сторон. А так, посмотрим, как будет развиваться ситуация. Слава Б-гу, у нас много друзей, много тех, кому небезразлична судьба нашей общины – и в России, и за рубежом. Думаю, что мы все же урегулируем этот конфликт...

– Период у Вас напряженный, конечно. Это как-то сказывается на настроениях в общине?

– Знаете, я считаю, что иногда такое даже на пользу. Потому что бывает так - мы же близкие люди - и ФЕОР и мы – любавичские хасиды, и так бывает, что у близких людей возникают какие-то претензии друг к другу, которых они не высказывают. Но подспудно это все равно присутствует в их отношениях. Это мешает. И иногда надо, чтобы возникла такая ситуация, которая дала бы возможность - не хочется называть ее конфликтной, когда люди высказывают наконец друг другу то, что они носили в себе - какие-то претензии, какие-то пожелания. И в результате, это напряжение снимается: когда люди выговорились, они становятся более открыты друг другу.

Я не считаю, что любой конфликт, любой спор на повышенных тонах всегда есть безусловное зло. Иногда бывает, что он помогает выработать новую общую позицию и помочь стать ближе друг к другу. Надеюсь, что и этот спор окажется во благо, и приведет к объединению, а не разъединению.

Беседовал Михаил Ситников,
для "Портала–Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2020. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]