Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
22-12-2004 17:45
 
Заместитель генерального директора по НИР Костромского государственного объединенного историко-архитектурного музея-заповедника "Ипатьевский монастырь" ОЛЬГА КУКОЛЕВСКАЯ: "Из этого музея меня только вынесут вперед ногами!"

Портал–Credo.Ru: Расскажите, пожалуйста, об истории конфликта вокруг музея-заповедника "Ипатьевский монастырь".

Ольга КУКОЛЕВСКАЯ: Этой истории уже более 10 лет. Конфликт у нас не с Костромской епархией РПЦ МП, а со столичным Федеральным агентством по управлению федеральным имуществом (ФАУФИ). Вопрос о передаче Ипатьевского монастыря Костромской епархии РПЦ МП решался с начала 90-х годов прошлого века. В 1993 году монастырю были преданы первые здания. В 2002 г. монастырю были переданы строения "Новый город", Вотчинная контора" и др. До этого времени процесс выведения музея-заповедника из монастыря совершался с соблюдением федерального законодательства о культуре – музею предоставлялись равноценные площади в Костроме. 2 сентября 2004 года ФАУФИ выпустил распоряжение № 297р, в котором указано передать большую часть Ипатьевского монастыря Костромской епархии, но нет ни одного слова о предоставлении музею равноценного помещения. Таким образом музей должен выехать "в никуда".

Администрация музея после получения этого распоряжения неоднократно пыталась выяснить, кто же и какие помещения нам будет предоставлять. Закон предусматривает, что помещения должна предоставить сторона, инициирующая переезд, то бишь, ФАУФИ. Наш губернатор заявил, что раз инициатива исходит от ФАУФИ, то пусть они и предоставляют помещения. Не найдя никакого понимания со стороны московских чиновников и местной власти, музей вынужден был 13 октября этого года обратиться с заявлением в Московский арбитражный суд с иском к ФАУФИ о признании противозаконным этого распоряжения. Наше заявление было принято к рассмотрению, состоялось предварительное заседание суда, и на 21 декабря было назначено заседание суда по рассмотрению нашего иска по существу. Но 14 декабря губернатор Костромской области Виктор Шершунов издал распоряжение, которым обязывает генерального директора музея-заповедника Ольгу Рыжову отозвать этот иск из суда.

Имеет ли губернатор полномочия издавать такие распоряжения?

– Как утверждает сам губернатор, такие полномочия он имеет. Это же подтверждает областной прокурор Юрий Пономарев. Юристы музея утверждают, что действия губернатора незаконны.

Тем не менее, такое распоряжение губернатора поступило, но О. Рыжова отказалась его выполнять и иск из суда не отозвала. За это она была фактически уволена. Её вынудили написать заявление об увольнении по собственному желанию. Сейчас она назначена заместителем начальника информационно-аналитического отдела в областной администрации.

В музей был назначен новый генеральный директор Павел Алексеев, который в первые же часы своего директорства написал требуемое заявление об отзыве иска и отправил его в Московский арбитражный суд.

На сегодня в администрации музея нет ни одного официального документа, свидетельствующего о том, что музею предоставлены помещения в Костроме, куда бы он мог бы переехать.

– В течение лет, когда шли разговоры о переселении музея, ему всё же были предоставлены какие-то помещения?

– Да. В 1993 году взамен изъятых зданий другие приемлемые помещения были музею предоставлены. Взамен же тех зданий, которые собираются изъять сейчас, нам ничего не предлагается. Фактически под сильнейшим психологическим давлением уже изъяты два корпуса.

– Какая экспозиция была размещена в изъятых помещениях?

– "Церковные древности из собрания музея-заповедника", в которой экспонировалось около 500 экспонатов, и которая располагалась в здании бывшего свечного завода. Во втором здании (Братский корпус) заканчивались реставрация и ремонт под новую экспозицию "Кострома в истории Российского государства".

Мы вынуждены были разобрать экспозицию, экспонаты поместить в хранилище фондов, витрины разместить по кабинетам сотрудников, в коридорах и фойе административного корпуса музея.

Но этим дело не ограничилось. Монахи, которые живут на территории монастыря, а их не более 10 человек, срезали замки с наших служебных помещений в Свечном корпусе, которые еще не были переданы монастырю, повесили свои и опечатали их. Таким образом, работники музея лишены доступа к части помещений, в которых хранятся наши фонды.

Вместо изъятых помещений музею, на сегодняшний день, не предоставлено ни одного квадратного сантиметра равноценной площади. При встрече с сотрудниками музея губернатор утверждал, что постоянно ведет переговоры с ФАУФИ о том, какие площади оно предоставит музею. На последней встрече с уже голодающими сотрудниками музея губернатор сообщил, что он договорился о том, что музею будет предоставлен архитектурный памятник конца XVIII века – задние пожарной части с каланчой в центре Костромы. Это очень красивое здание площадью 1500 кв. м. Нам предложено еще одно помещение – это половина здания действующего следственного изолятора (СИЗО), в котором до сих пор содержатся заключенные. Здание находится в очень плохом техническом состоянии. Оно фактически полуразвалено, хотя и находится неподалеку от центра Костромы. Таким образом, музею предложено находиться в одном здании с заключенными. На окнах, естественно, тюремные решетки, вокруг СИЗО каменный забор, увенчанный колючей проволокой, смотровая вышка и все вытекающие последствия в виде особого режима прохода в это здание.

– Какова позиция архиепископа Костромского и Галичского Александра и Епархиального управления РПЦ МП?

– Владыка Александр в течение всех лет очень активно лоббировал в федеральных структурах полное возвращение Ипатьевского монастыря в ведение Костромской епархии РПЦ МП.

– Прилагал ли владыка Александр усилия для того, чтобы музею были предоставлены пригодные ему помещения?

– Я этого не знаю. Но на пресс-конференции, состоявшейся в Костроме, фрагменты которой демонстрировались по местному телевидению, владыка Александр сказал, что он очень много делает в федеральных структурах, чтобы музею были предоставлены равноценные площади. Видимо его усилия увенчались только тем, что нам устно пообещали отдать пожарную каланчу и половину здания действующего СИЗО. Последнее предложение очень символично!

– Музей согласится на эти предложения?

– Пожарная каланча нас устраивает, хотя она и не покроет всех необходимых нам площадей в случае полного выезда музея из монастыря. Что касается СИЗО, то вряд ли мы на него согласимся. Что можно там разместить? Экспозицию - нельзя, туда же невозможно попасть. Фонды тоже. Это помещение не соответствует инструкции бывшего Министерства культуры, которая сейчас действует, по сохранению фондов. В соответствии с ней музейным предметам должно быть предоставлено помещение, гарантирующее их сохранность. Я не уверена, что охрана СИЗО станет охранять наши экспонаты.

– Есть информация, что епархия претендует на часть фондов Вашего музея-заповедника. Так ли это?

– Не только на часть, но сегодня уже и на все фонды музея. Фонды музея составляют почти 400 000 единиц хранения. Костромская епархия, прежде всего, претендует на ту часть фондов, которая относится к истории Русской Православной Церкви. Это собрание костромской иконы и пр. Но вся церковная часть коллекции музея составляет примерно 10 000 единиц. Большая же часть фондов – светские экспонаты. Но так как перевозить эту большую часть некуда, то владыка заявил, что епархия готова принять все фонды на временное хранение. Его слова имеют обоснование. 8 декабря в ФАУФИ состоялось совещание, на котором присутствовали руководители ФАУФИ, представители Федерального агентства по культуре и кинематографии и администрации Костромской области, владыка Александр и настоятель Ипатьевского монастыря архимандрит Иоанн (Павлихин). Представители музея туда приглашены не были, но я располагаю протоколом этого совещания. В нем вторым пунктом значится рассмотрение предложения о передаче всей коллекции музея на временное хранение Костромской епархии, до того времени, пока музею не будут предоставлены помещения, которые будут приспособлены для его нужд. Но на приведение выделяемых зданий в минимально необходимое состояние нужны годы. И тогда уже непонятно, кто будет решать вопрос о том, что вернуть музею.

– Из Ваших слов можно сделать вывод, что названные Вами 10 000 церковных экспонатов в любом случае отойдут к Костромской епархии…

– По-видимому, да. Но пока распоряжения по этому поводу нет. Названный ранее протокол – это промежуточный документ, не имеющий нормативного значения. Так сказать, протокол о намерениях. Судьбу коллекции должен решать её собственник, которым является агентство по культуре и кинематографии. А его распоряжения, подписанного его директором М.Е. Швыдким, у нас пока нет.

– Среди обозначенных Вами 10 000 единиц так называемого церковного имущества сколько экспонатов могут быть использованы в литургической практике, в иконостасах?

– Небольшая часть коллекции иконописи у нас отреставрирована. Это золотой фонд костромской школы иконописи. Это XVI – XVIII века. Они, конечно, могут быть использованы в храмах, но только в том случае, если для них будут созданы специальные условия хранения и экспозиции, предполагающие определенный, и довольно строгий, температурно-влажностный режим, застекленные герметичные киоты, гарантирована их охрана. Ведь это уже памятники не просто местного, а мирового значения.

– Насколько технически осуществимы подобные экспозиция и хранение в условиях действующих храмов?

– На сегодняшний день таких гарантий нет. Не только температурно-влажностного режима, но главное, нет гарантий безопасности. Из СМИ хорошо известно, что храмы в Костромской епархии продолжают грабиться достаточно часто.

– Какое число насельников может жить в Ипатьевском монастыре, когда он полностью перейдет в ведение епархии?

– Монастырь достаточно большой. В нем много корпусов, в которых могут разместиться насельники, но до настоящего времени с 1993 года, по официальным данным, его состав не превышал 18 человек. Реально мы видим здесь не более шести человек, включая наместника.

– Таким образом, нынешний состав братии физически не сможет обеспечить сохранность фондов музея, если они будут ему переданы на временное хранение?

– На этот вопрос могли бы ответить архимандрит Иоанн и владыка Александр. Мне не известны финансовые возможности ни монастыря, ни епархии, а также их планы. Но обещано, что Ипатьевский монастырь будет доступен для туристов и будет сохранен его статус как туристического центра в рамках Золотого кольца России.

– Расскажите немного подробнее о голодовке сотрудников музея.

– Голодовка идет с 15 декабря, но никто из 10 голодающих не оставляет своих рабочих мест. Голодает и наш бывший генеральный директор Ольга Рыжова. Я тоже участвую в голодовке. Рыжова после работы, где она пьет только воду, приезжает к нам и голодает вместе с нами. Нас четыре женщины и шестеро мужчин.

Вас не пытаются уволить?

– По крайней мере, право подписи отобрали - ведь я была первым заместителем директора. Меня уволить не за что - я выполняю все свои обязанности. Заявление по собственному желанию я не напишу ни за что! Из этого музея меня только вынесут вперед ногами! Я этому музею отдала полжизни.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал–Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]