Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
27-03-2014 20:45
 
Руководитель отдела современных религиозных процессов ИФ НАН Украины, ЛЮДМИЛА ФИЛИППОВИЧ: «У митрополита Онуфрия традиционное московское воспитание, но он вынужден осуждать действия России»

"Портал-Credo.Ru": Каков Ваш прогноз дальнейших отношений между УПЦ МП и УПЦ КП?

Людмила Филиппович: Там все очень сложно сейчас. Ситуация сложилась таким образом, что фактически мы можем рассматривать два сценария, по которым эти отношения будут развиваться. Первый сценарий: УПЦ МП остается в тех границах, в которых она существует, сохраняя свое юридическое и евхаристическое единство с РПЦ МП, то есть все остается, как было прежде. Но этот вариант, как мне кажется, наименее возможен, поскольку он отягощен политическими аспектами: военная интервенция, аннексия Крыма. Второй сценарий: слияние с УПЦ КП под эгидой Константинополя – в случае более явной агрессии РФ.

Последователи Московской патриархии в Крыму считают себя не представителями Украинской Православной Церкви, как числится формально, а именно представителями Русской Церкви, подминая под себя все остальные Церкви, в частности, Киевский патриархат, Автокефальную Церковь и греко-католиков. И московские священники претендуют сегодня в Крыму на все, что там настроено за эти годы, точно так же как и в политическом смысле они собираются утвердить свое влияние среди верующих.

- Установить юрисдикционную монополию в Крыму?

- Да, там никто не будет говорить о свободе вероисповедания. Вот, например, когда там в последнее время пропадали священники (один из греко-католической Церкви даже дважды пропал, его потом отпустили), то все происходило в таких условиях, что ни о какой свободе совести, свободе вероисповедания речи не может идти.

- Но вернемся ко второму варианту развития событий в УПЦ МП…

- Он объясняется последними событиями. Сегодня УПЦ МП, как и все украинское общество, фактически разделена между двумя максимами: с одной стороны - демократическое, западное, европейское ценностное развитие, с другой - парадигма московского, евроазиатского, тоталитарного, монархического развития. Я думаю, что это не противостояние России и Украины, это не противостояние православия российского и украинского, это не противостояние между нациями или государствами, это цивилизационное противостояние. Сторонники Москвы - это люди, которые еще остались в прошлом, как правило, это люди прежней, советской эпохи. Там, в основном, представители старшего поколения, и уйдет эта парадигма только вместе с ними.

Я прекрасно понимаю, что это касается и моих родных и близких, которые находятся в возрасте, когда они уже не могут воспринять динамику современной жизни. Как одна женщина сказала: "Я мечтаю умереть в России, живя в Крыму". Для молодого человека это совершенно не перспектива развития — он хочет жить. А эта часть мечтает умереть в России и умереть вместе с Россией.

Эти процессы обострили проблему самоидентификации в Украинской Православной Церкви. И сегодня, как и раньше, я вижу там представителей двух очень сильных парадигм: это те, которые ориентированы на интересы украинского народа, на автокефализацию Церкви, при этом, конечно, в рамках существующей системы "мирового православия"; и это те, которые абсолютно удовлетворены нынешним статусом УПЦ МП. Последние представлены, в основном, епархиями востока и юга Украины. Там есть два одиозных у нас митрополита — Агафангел и Иларион. Понятно, что они и раньше, и сейчас тем более будут свою паству настраивать на необходимость сохранения традиций, единение с РПЦ МП и так далее.

У нового местоблюстителя - митрополита Черновицкого и Буковинского Онуфрия - традиционное московское воспитание, но, видимо, у него тоже просто не хватило духа не осудить Россию и не призвать людей молиться за Украину и за ее народ. То есть при всей традиционности и ортодоксальности вещи, которые сегодня происходят в Украине, просто вопиюще свидетельствуют об антигуманности, небратскости в отношениях между россиянами и украинцами.

Очень бы хотелось, конечно, чтобы раскола не произошло. Но он уже разделил Украину. Вонзен этот нож противобратской войны. Украина переживет состояние своеобразной растерянности, потому что от россиян украинцы этого не ждали.

- Вы не могли бы определить реальную позицию митрополита Онуфрия?

- Вы знаете, что создана комиссия для продолжения диалога, который некоторое время назад начался между двумя Церквями – Московского и Киевского патриархатов. Мы знаем, что он идет, но не в открытую. Рассматриваются разные варианты. И пока что Онуфрий не озвучивает возможные программы.

Когда его выбирали местоблюстителем, за него не проголосовали только два иерарха (Агафангел Одесский и Иларион Донецкий), а остальные проголосовали за него. Хотя по тем сведениям, которые у меня есть, не ему была предназначена эта должность. Но так там подстроили, что получилось таким образом.

Он очень авторитетен, он продолжает традицию Владимира (Сабодана). Это глубокий молитвенник, но не администратор и не менеджер. Значит, основной упор в его деятельности будет сделан на прежние украинские традиции, когда не призывали к каким-то революционным действиям, а, в основном, полагали свои надежды на Бога, на молитву, на мирные пути разрешения конфликтов.

Хотя, я думаю, что Онуфрий скоро встанет перед очень сложными проблемами. И многое будет зависеть от того, кто его будет поддерживать в мирном разрешении конфликтов.

- Какова на сегодня судьба УПЦ КП в Крыму?

- Там большие нависли угрозы над этой Церковью. Сам Патриарх Филарет сказал еще до вторжения российских войск, что "если туда придут россияне, значит Киевскому патриархату там не место". И мы прекрасно понимаем, что вряд ли оккупационные войска дадут свободу вероисповедания, хотя там очень много было сделано обещаний, что три языка будут государственными, что никто никого трогать не будет. Но мы видим, что в реальности притеснения уже касаются не только "других" православных, но и крымско-татарского народа, и ислама - мусульманских центров, которые там существуют.

Сегодня российские войска поддерживают не традиционное Духовное управление мусульман Крыма, а альтернативную структуру, которую там навязывают явно не татарские мусульманские организации, а пришлые.

То есть все будет делаться Россией, видимо, для того, чтобы утвердить монополию одной Церкви, чтобы утвердить одно мировоззрение, без учета интересов тех народов, которые проживают на территории Крыма.

- Какой примерно процент православных относится к Киевскому патриархату в Крыму?

- Я Вам сейчас точно не скажу, но, может быть, процентов 25. Понятно, что это территория традиционного распространения РПЦ МП. Давайте будем исходить из цифр, которые нам известны по национальному составу Крыма. Там 600-700 тыс. украинцев, 350 тыс. татар, а всего там 2.5 млн. жителей.

Украинцы вряд ли пойдут в российскую Церковь, хотя тамошний митрополит УПЦ МП Лазарь всегда был с проукраинскими настроениями. Была проведена очень большая работа, был создан в свое время Межконфессиональный совет, который реально работал. То есть он достаточно взвешенную политику проводил, не украинизировал крымчан, у него не было такой идеи. Он чувствовал свою полуостровную ситуацию и понимал прекрасно, что там есть крымские татары — коренной народ, - которые начали очень активно возвращаться на свои земли.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Денежным переводом:

Или с помощью "Яндекс-денег":


© Портал-Credo.Ru, 2002-2020. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]