Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
13-01-2009 15:59
 
Настоятель московского храма св. царя-мученика Николая (РПАЦ) протоиерей МИХАИЛ АРДОВ: "Настоящее, действительно важное событие прошедшего года, которое отчасти замалчивается, – это явление епископа Диомида"

"Портал-Credo.Ru":  Какое событие в религиозной жизни в России в 2008 году Вы оценили бы как наиболее заметное и важное? Как и большинство, – смерть Патриарха Алексия II?

Протоиерей Михаил Ардов:  Мнение, что смерть Патриарха Алексия II – главное событие 2008 года в религиозной жизни в России, – сейчас распространилось среди лиц и духовного звания, и гражданских. Честно говоря, когда умирает человек в 80 лет, достаточно больной, каковым был покойный Патриарх, – это событие ожидаемое и совсем не из ряда вон выходящее. А вот настоящее, действительно важное событие прошедшего года, которое отчасти замалчивается, – это явление епископа Диомида. Еще не было в истории Московской патриархии, начиная с того момента, когда товарищи Сталин, Молотов и полковник МГБ Карпов создали эту организацию, навязали ей устав, такой как в ВКП(б), в которой существует никому не подотчетное, самоформирующееся всевластное Митроплитбюро, чтобы в когорте епископов Московской патриархии появился такой, который, выражаясь простым языком, стал бы резать правду-матку.

– Ну, а архиепископ Ермоген (Голубев), который тоже много чего высказал в своих письмах?

– Да, безусловно, в какой-то степени Вы правы, но у него рот был заведомо зажат. Его сослали в монастырь, он писал письма этим же самым людям, которых критиковал, тому же самому Алексию (Ридигеру), который был тогда управделами РПЦ МП. Он делал это келейно. Конечно, сравнить условия хрущевско-брежневского СССР, в которых находился владыка Ермоген, с современной, даже путинско-медведевской,  Россией, невозможно. Но, тем не менее, Ермоген (Голубев) действительно поднимал очень серьезные и важные вопросы. Но епископ Диомид, с моей точки зрения, гораздо более радикален, хотя, на мой взгляд, несколько непоследователен и нелогичен. Как мне представляется, по канонам Православной Церкви из еретической юрисдикции надо удаляться, а потом можно провозглашать анафемы. А признавая себя единственным епископом в этой юрисдикции, провозглашать анафемы Синоду и Патриарху – это, я бы сказал, канонически нелогично. Но я к нему испытываю глубокую симпатию.

Мало того, появление епископа Диомида и даже движения, которое стоит за ним, а это немалая часть Московской патриархии, в какой-то мере облегчило нам жизнь. Мы ушли из РПЦ МП в Зарубежную Церковь в начале 90-х годов по тем же самым причинам, по которым епископ Диомид стал в оппозицию к священноначалию РПЦ МП. Когда меня спрашивают, чем же вы отличаетесь от патриархии, раньше мне надо было объяснять довольно подробно, высказывать претензии: экуменизм, новый стиль, прислуживание властям и т.д. Теперь же я отвечаю: Вы представляете, о чем сейчас говорит владыка Диомид? Так вот и мы говорили это с начала 90-х годов.

– Избрание нового Патриарха сильно изменит ситуацию в Московской патриархии или это будет замена одного церковного функционера другим?

– По этому поводу я вспоминаю реплику епископа Нифона, представителя Антиохийского Патриарха в Москве – он, кажется, и сейчас обитает в Телеграфном переулке. Когда умер Патриарх Пимен, который несколько зажился – его возили в кресле, он был недееспособен, но до 1990 года дотянул, – то если бы он умер года на два раньше, то безусловно его преемником стал бы митрополит Питирим (Нечаев), поскольку он был любимцем и сотрудником Раисы Максимовны Горбачевой. Но к 90-му году у четы Горбачевых не было уже такой власти, чтобы они могли назначить Патриарха. Так вот, этот Нифон сказал одному моему приятелю: "Надо было бы избрать Патриархом владыку Питирима". "А почему?" – спросил тот. "А тогда не надо было бы вензеля менять. П - Пимен или Питирим – без разницы". А так, пришлось менять вензеля на "А". Это он говорил вполне серьезно.

Вензеля, конечно, поменяют, но по существу перемены будут минимальными. Как Московская патриархия с советских времен встроена в идеологический аппарат власти – и это до сих пор, конечно, сохраняется, так и каждый из этих людей – старших архиереев, прорвавшихся в эту когорту, – всё люди системы, и ждать от них каких-то перемен в стране, где строится вертикаль власти, где, как мы сейчас читаем, на этом Соборе представителями от мирян будут, главным образом, чиновники и приближенные к власти предприниматели, никаких перемен ждать не приходится.

– Таким образом, Вы считаете, что общий вектор Московской патриархии, вне зависимости от того, кого изберут Патриархом: Кирилла, Климента или кого-нибудь другого, не изменится?

Я думаю, что изменится опять только вензель. Несколько дней назад я был на "Радио Свобода" в программе Владимира Кара-Мурзы "Грани времени". В конце нашего разговора позвонил какой-то слушатель откуда-то из провинции – не помню откуда – и спросил: "А какие бы качества Вы хотели бы видеть во вновь избранном Патриархе?" На это я сказал: "Я бы хотел видеть в нем только одно качество – чтобы он, используя свою власть и влияние, восстановил канонический строй Российской Православной Церкви, чтобы отменился этот сталинский видоизменяемый устав и стал бы устав тот, который принял последний легитимный Собор Российской Церкви в 1917-18 годах. В частности, чтобы Синод был выборным, а не самоформирующимся, а также, чтобы в патриархии был еще один орган под названием церковный совет из клириков, монашествующих и мирян, с тем, чтобы это меньше походило на ВКП(б)-КПСС".

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2020. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]