Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Кожурин К.Я., Розанов О.И. Краткий очерк по истории Древлеправославной Поморской Церкви Христовой. [древлеправославие]


Становление Церкви Христовой

Древлеправославная Поморская Церковь является истинной преемницей по Символу веры Единой Соборной и Апостольской Церкви Христовой, исповедующей Троическое Божество и Спасителя мира Господа нашего Исуса Христа. Принявшая исповедание от Восточно-Кафолической Церкви, находившаяся в едином лоне Церковного Русского Православия до реформ патриарха Никона в середине XVII в., которые разделили церковное единство русской нации с уклонением Господствующей церкви от Истины. Не отвергающая священства, но лишившаяся его по условиям Последнего Времени и пребывающая под Божественной Благодатью. Древлеправославная Поморская Церковь содержит все догматы и чины дораскольной Православной Церкви, которые удалось сохранить в условиях вынужденного отсутствия священства, является православной Церковью старого обряда, не имеющей трехчинной иерархии.

Церковь Христова возникла в I в. в восточных провинциях Римской империи и получила свое название по имени своего Божественного Основателя – Господа нашего Исуса Христа, Сына Божия, истинного Бога и истинного Человека, нашего ради спасения сошедшего с Небес и воплотившегося от Духа Святаго и Марии Девы вочеловечившегося. Приняв истинное трехпогружательное Крещение от св. Иоанна Предотечи и проведя сорок дней в пустыне в молитве и посте, Господь Исус Христос "отъиде в Галилею, и оставль Назарет, пришед вселися в Капернаум в Поморие, в пределех Заулоних и Неффалимлих, да сбудется реченое Исаием пророком глаголющем, земля Заулоня, и земля Неффалимля, путь моря обонпол Иордана, Галилея язык, людие седящии во тме, видеша свет велии, и седящим в стране и сени смертней, свет восия им" (Мф. Зач. 8). Отсюда Исус Христос начал Свою проповедь, говоря: "Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное".

Собрав вокруг Себя 12 учеников-апостолов, Спаситель странствовал с ними по Палестине и проповедовал Благую Весть (Евангелие). Эта проповедь вызвала к Нему ненависть со стороны иудейских книжников и архиереев и желание расправиться с Ним. В Иеросалиме – столице Иудейского царства – один из учеников Христа (беззаконный Иуда) предал Его. На пасхальной неделе римский наместник Понтий Пилат по настойчивому требованию иудейских книжников и архиереев осудил Христа на смертную казнь вместе с двумя разбойниками. Исус был распят на кресте, затем тело Его похоронили. На третий день произошло великое чудо – Воскресение Господа нашего Исуса Христа во плоти, за которым последовали Его многочисленные явления ученикам. На сороковой день после Своего Воскресения Спаситель вознесся на Небеса, а на пятидесятый послал ученикам, собравшимся в Сионской горнице, Духа Утешителя в виде огненных языков. Этот момент считается началом Христовой Церкви, началом проповеди Евангелия среди народов мира.

Учение Исуса Христа изложили святые апостолы Матфей, Марк, Лука и Иоанн в Святых Благовествованиях – Евангелиях. Евангелия составляют Новый Завет вместе с Апокалипсисом (Откровением) святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, Деяниями и Посланиями апостолов, путешествовавших и проповедовавших Слово Божие по всему Средиземноморью.

Несмотря на жесточайшие гонения, которым подвергалась Церковь Христова в первые века своего существования, число христиан только увеличивалось, а их организация крепла и оформлялась. Первоначальные общинные собрания, трапезы-вечери превращались в Богослужения, церковные чины усложнялись, постепенно сложился круг основных христианских таинств: Крещения, Миропомазания, Священства, Причащения (Евхаристии), Покаяния или Исповеди, Брака и Елеосвящения (Соборования).

К IV в. Церковь Христова окрепла и начала пользоваться немалым влиянием. В 313 г. римский император Константин I, остававшийся язычником, Миланским эдиктом признал христианство равноправной религией, а в 325 г. созвал Первый Вселенский собор в Никее, всемерно поощряя деятельность Церкви в распространении Христовой Веры. Практика собирать соборы идет еще со времен апостольских. Первый собор апостолов был в Иеросалиме (Деян. 15, 1–35). Церковь Христова основана на принципе соборности (кафоличности), т.е. всеобщности, вселенскости. На Вселенские и Поместные соборы собирались пастыри и учители Церкви, причем не только архиереи, но и простые священники и даже миряне. Как правило, соборы собирались в особенных случаях, для обличения лжеучителей или для разрешения различных недоумений. Вселенский Собор – это высшая на земле власть Церкви Христовой, осуществляемая водительством Духа Святаго, как сказано было впервые в постановлении Апостольского Собора: "изволися Духу Святому и нам" (Деян. 15, 28). Всего было семь Вселенских соборов. Это семь столпов, на которых зиждется наша Православная Вера. После отделения от Христовой Церкви католиков они самозванно присвоили себе право собирать Вселенские соборы и стали называть свои соборы "вселенскими". Но эти "сонмища июдейские" не являются не только Вселенскими, но вряд ли вообще являются соборами в апостольском смысле, поскольку решающее значение в католической церкви имеет единоличная власть римского папы, провозглашенного "безгрешным" в делах веры.

На Первом Вселенском соборе, созванном против ложного учения Ария о Сыне Божием, был принят Символ веры – краткое, но точное изложение Православной Веры, составленное отцами Церкви. Впоследствии, на Втором Вселенском соборе, созванном в 381 г. в Цареграде против нечестивого духоборца Македония, неправо учившего о Духе Святом, Символ веры был дополнен. В Символе закреплен главный христианский догмат о Святой Троице (Бог един по Своей сущности, но существует в трех Ипостасях – Бога Отца, Бога Сына и Бога Святаго Духа).

Третий Вселенский собор проходил в 431 г. в городе Ефесе. Собор был созван по поводу лжеучения архиепископа Константинопольского Нестория, учившего, будто Пресвятая Богородица родила простого человека Христа, с Которым потом Бог соединился нравственно, и называвшего Пресвятую Деву Христородицей, а не Богородицей. Собор также утвердил Никеоцареградский Символ веры и строго воспретил делать в нем какие бы то ни было изменения и дополнения.

Четвертый Вселенский собор, проходивший в Халкидоне в 451 г., осудил монофизитскую ересь Евтихия, отвергавшего человеческую природу в Господе Исусе Христе и закрепил важнейший христианский догмат о Богочеловечестве. Орос (определение) Халкидонского собора гласит: "Последуя святым отцам, все согласно поучаем исповедывать одного и того же Сына, Господа нашего Исуса Христа, совершенного в Божестве и совершенного в человечестве, истинно Бога и истинно человека, того же, из души разумной и тела, единосущного Отцу по Божеству, и того же единосущного нам по человечеству, во всем подобного, кроме греха, рожденного прежде веков от Отца по Божеству, а в последние дни ради нас и ради нашего спасения от Марии Девы Богородицы – по человечеству, одного и того же Христа, Сына, Господа, Единородного, в двух естествах неслитно, неизменно, неразлучно, нераздельно познаваемого… не на два лица рассекаемого или разделяемого, но одного и того же Сына, и Единородного, Бога Слова, Господа Исуса Христа, как в древности пророки (учили) о Нем, и (как) Сам Господь Исус Христос научил нас, и (как) предал нам Символ отцов".

Пятый Вселенский собор был созван в 553 г. в Цареграде (отчего называется еще Вторым Цареградским) против Оригеновой ереси, Феодора Мопсуетского и его несторианских сочинений. Шестой собор также проходил в Цареграде (Третий Цареградский) в 680 г. Причиной его явилось лжеучение монофилитов (единовольников), во главе которых стоял патриарх Константинопольский Сергий.

Наконец, Седьмой Вселенский собор (787 г.), проходивший, как и Первый, в Никее и созванный в связи с иконоборческой ересью, закрепил догмат об иконопочитании. Этот догмат выражен в следующих словах: "Со всяким тщанием и осмотрительностью определяем, чтобы святые и честные иконы предлагались (для поклонения) точно так же, как и изображения Честного и Животворящего Креста… Чем чаще при помощи икон они (т.е. изображенные на иконах Господь Исус Христос, Богородица, Ангелы и святые) делаются предметом нашего созерцания, тем более взирающие на эти иконы побуждаются к воспоминанию о самых первообразах и приобретают более любви к ним; чествовать их (иконы) лобызанием и почитательным поклонением, не тем истинным, по вере нашей, Богопочитанием, которое подобает единому Божескому естеству, но почитанием… фимиамом и возжжением свещей… Ибо честь, воздаваемая образу, переходит к первообразному".

До XI в. христианский мир составлял единую Вселенскую Церковь. Однако в 1054 г. произошло разделение церквей на Западную, римско-католическую, и Восточную, греко-православную. В основе разрыва между Западной и Восточной церквями лежали как догматические, так и канонические и обрядовые различия. Еще в VI–IX вв. во всех западных церквях утвердилось учение об исхождении Святаго Духа не только от Бога Отца, но и от Сына (так называемое "филиокве" – от лат. Filioque – "и от Сына"). Далее Западная церковь допустила у себя множество отступлений в таинствах и обрядах: пост в субботу, совершение таинства Миропомазания одними епископами, безбрачие всего духовенства (в Восточной церкви безбрачие было обязательным только для иноков), брадобритие, совершение таинства Евхаристии на опресноках (в Восточной церкви – на квасном хлебе), причем если на Востоке все участвующие в литургии причащались хлебом и вином, то на Западе Евхаристия под обоими видами была доступна только для духовенства, миряне же принимали Причастие исключительно опресноками. Впоследствии на Западе стало допускаться обливательное и даже окропительное Крещение, ставшее всеобдержной практикой. Наконец, в области канонической Западная церковь допустила невероятное новшество, объявив римского папу главой и верховным судией Вселенской Церкви. Учение о главенстве папы, которое ставило его выше Вселенских соборов, ниспровергало все церковные порядки и на практике приводило к искажению христианского вероучения. Тем самым Западная церковь подготовила свое отпадение от Христовой Церкви, и все разногласия в конечном итоге привели к тому, что в 1054 г. папа Лев IX отлучил патриарха Цареградского Михаила Керуллария от Церкви, а тот анафематствовал папу.

Святая Русь

На Руси христианство было принято еще до разделения церквей. Древнее предание свидетельствует о том, что первым вестником Веры Христовой на Руси был св. апостол Андрей Первозванный. Летописи повествуют о христианах в Киеве уже в середине X в., однако началом христианства на Руси принято считать 988 г., когда киевский князь Владимир принял Святое Крещение и совершил великий духовный подвиг, приведя свой народ в лоно Церкви Христовой. Приняв христианство и всю полноту Евангельского учения и святоотеческого предания, русский народ обрел Веру, вложив в нее лучшие черты национального характера. Православие на русской почве воссияло подобно яркому лучу в едином свете Вселенской Церкви. Появляются первые русские святые: братья-страстотерпцы Борис и Глеб, основатели русского монашества и создатели Киево-Печерской лавры иноки Антоний и Феодосий. Дух Православия глубоко проникает в сердца русских людей. Вместе с тем принятие христианства приносит с собой грамотность, распространение научных знаний, книгописание и летописание. Но и это рассматривалось, в первую очередь, как подспорье, одно из средств овладения чувством вечных истин, которое достигается верой.

Древняя Русская Церковь вплоть до середины XVII в. сохраняла неповрежденную православную соборность, которая проникла во все стороны церковной жизни. Церковный народ принимал самое широкое участие в жизни Церкви, начиная от выборов приходских священников и заканчивая обсуждением духовных вопросов на поместных соборах. Так, в XII в. миряне играли значительную роль в избрании кандидатов на архиерейство. В новгородских летописях прямо говорится: "Новгородцы с князем Ярославом, и с игуменами, и с попы, изволиша Богом избрать Мортурия". Избрание же приходских священников было делом обыденным. Эти особенности устройства Древнерусской Церкви в течение сотен лет поддерживали целостность церковного тела, духовный мир, а такжев значительной мере союз мирян, священства и епископата. Огромную роль в жизни Русской Церкви играли поместные соборы. Эти единственно каноничные органы духовной власти были призваны решать насущные вопросы церковной жизни на основании Священного Писания и Священного Предания. В древнерусских соборах помимо архиереев всегда участвовали представители белого духовенства, ученые иноки, князья и миряне.

В эпоху ордынского ига Православная Церковь выступила как борец за сохранение единства государства и нравственного очищения русского общества. Батыево нашествие и последующие годы порабощения были ею восприняты как Божья кара за человеческие грехи, а потому и последовал призыв к покаянию и исправлению. Церковь осудила братоубийственные княжеские усобицы, всеобщее одичание, озлобление и доносительство, заискивание и пресмыкательство перед захватчиками. Церковь прославила Александра Невского, мучеников князя Михаила Черниговского и боярина Феодора, подвижничество княгини-инокини Анны Кашинской, тем самым указывая на обязанность христианина быть непоколебимым в вере и неизменно готовиться к будущей борьбе за окончательное освобождение.

В 1274 г. во Владимире прошел собор, обсудивший те сложности, с которыми Русской Церкви пришлось столкнуться в результате татаро-монгольского нашествия. Собор постановил: 1) епископы, когда хотят поставить священника или дьякона, да испытают его жизнь, какова она была до поставления, и да призовут соседей, которые знают его с детства; 2) во диаконы следует посвящать в 25 лет, а в священники – в 30 лет; 3) крещение совершать только в три погружения, обливание не допускать. Постановления Владимирского собора сыграли значительную роль в укреплении церковного благочестия.

Ордынское иго не оборвало церковной традиции, именно в этот период происходит расцвет русского подвижничества, русской святости. XIV век – это век Сергия Радонежского и Андрея Рублева, Кирила Белозерского, игуменов Феодора и Никона, митрополитов Петра, Алексия и Киприана. С Афона на Русь приходят идеи, отражающие созерцательную, отшельническую жизнь монашества, когда молитва Исусова есть постоянное обращение к Исусу Христу, Чье имя должно, по словам Иоанна Лествичника, "прилепиться к дыханию". Подобное мироощущение не заслоняло от русских иноков жизненных, общегосударственных проблем, о чем свидетельствует, например, деятельность митрополита Киприана по воссозданию единой общерусской митрополии, которая должна стать основой будущего государственного единства, и благословение преподобного Сергия на Куликовскую битву за независимость родной земли.

Московское государство постепенно укреплялось, и уже в начале XIV в. св. митрополит Петр перенес кафедру в новую столицу, предрекая ей великое будущее. Митрополит Алексий способствовал становлению новой столицы. Несмотря на разгром 1382 г., Москва расширяется, растет ее общеславянский и общеправославный авторитет. Еще в 1379 г. митрополитом всея Руси становится Киприан. Он был рукоположен Константинопольским патриархом Филофеем – именно тем, который в позднейшем предании возвещает величие русского православного царства, откуда разольется свет истинной веры по всему миру. Хотя эта идея долгое время хранилась под спудом, но она жила и в дальнейшем вдохновляла народ на борьбу за духовное и национальное освобождение. Филофей на самом деле видел именно в Московской Руси залог будущего освобождения не только от татарского ига, но и вообще от мусульманского засилия всех православных земель.

Одновременно падает авторитет Константинополя: частая смена патриархов, добивавшихся престола малодостойными путями, нравственное падение греческого духовенства и, наконец, заключение ими в 1439 г. унии (союза) с католической церковью. Активную роль в этих событиях играл Московский митрополит Исидор. Он одним из первых подписал унию и склонял к ней остальных православных архиереев. Возвращаясь в Москву, Исидор приказал нести впереди процессии латинский крыж, а во время первой же литургии стал поминать на первом месте римского папу Евгения. Через несколько дней, по инициативе великого князя Московского Василия Васильевича, был созван церковный собор (1441). Благочестивый князь, бояре и русские епископы были возмущены поведением тогдашнего предстоятеля Русской Церкви. Собор 1441 г. осудил митрополита Исидора как еретика, низложив его с митрополичьей кафедры, и отверг Флорентийскую унию. С этого момента на Руси изменилось отношение к грекам как к изменившим вере отцов.

В 1448 г. в Москве состоялся еще один поместный собор, на котором была окончательно прервана зависимость Русской Церкви от Константинопольского Патриархата. На собор собралось множество архиереев, игуменов, священников и мирян. Впервые без участия Константинопольского патриарха на Московскую кафедру был возведен новый митрополит Иона, который известил греков об автокефалии (самостоятельности) Русской Православной Церкви, т.е. о независимости ее от Константинополя. Именно тогда нарождается и укрепляется твердая убежденность в мессианской роли Руси как Православного Царства. Сотрудник Новгородского митрополита Геннадия Димитрий Герасимов прислал в родной город древнюю рукопись "Повесть о Белом Клобуке", где патриарх Филофей предрекает России великую судьбу: "яко вся християньская придут в конец и снидутся во едино царство Русское, православия ради". А несколько позже старец Псковского Елеазарова монастыря Филофей в посланиях к великим князьям Ивану III и Василию Ивановичу твердо заявлял, что первый Рим пал, а за ним разрушился второй – Константинополь, "соединения ради с латынею", а ныне Церковь подобно апокалиптической жене "паки в третий Рим бежа, иже есть в новую Великую Русию… Вся христианская царства снидошася в твое едино: яко два Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти; твое христианское царство инем не останется… Един ты во всей поднебесной христианом царь". Русская Православная Церковь к тому времени в достаточной степени прониклась всей полнотой христианского учения и ее невозможно было оторвать от сознания принадлежности к Вселенской Церкви – русское государство мыслилось, в первую очередь, как Православное Царство, основа будущего православного мира.

Торжество Русского Православия

Вторая половина XVI столетия знаменовала собой эпоху закрепления веры в величие российского Православия: в начале ее стоит Стоглавый Собор, а в завершении – учреждение Московского патриаршества. 23 февраля 1551 г. в Московском Успенском соборе с торжественного молебна начался Собор, получивший наименование "Стоглавого" – по числу статей (сто постановлений). Собор возглавил митрополит Московский Макарий, на нем присутствовали св. Филипп, будущий святитель Московский, преподобный Максим Грек, святые Гурий и Варсонофий Казанские, св. Акакий, епископ Тверской,и другие. Деятельное участие в соборе принял царь Иоанн IV, "пещась об устроении православного христианства под страхом Божия наказания за небрежение". Знаменательно присутствие и участие в делах Собора не только клира, но и мирян. Стоглав охватывает широкий круг вопросов и включает в себя проблему взаимоотношений Церкви и государства, подробно перечисляет нормы общежития православного народа, трактует моральные правила христианина. Как бы предвидя наступление Смутного времени и великий раскол будущего столетия, Собор вновь обращается к вопросам обрядового характера и последовательно призывает придерживаться традиции: "Священным протопопам и всем священником по священним правилом беречи накрепко, чтобы по всем церквам церковный чин по уставу и по преданию святых отец был". На соборе были подтверждены многие православные предания,включая двуперстное крестное знамение и сугубую аллилую. Соборные постановления требовали строго держаться правил православного иконописания, приводя в пример работу Андрея Рублева. Сокрушаясь о низком уровне грамотности, Собор призвал к устройству школ и распространению книжных знаний. Многочисленные статьи Стоглава обличали пороки тогдашнего общества и призывали пастырей "учить своих духовных детей жить в чистоте духовной и телесной, пребывать в братолюбии. Иметь любовь между собою". Вопросы, разработанные на этом соборе, стали своеобразным сводом узаконений длявсей церковной жизни в течение последующих ста лет. И сегодня, спустя 450 лет, его решения имеют высокий авторитет среди христиан-староверов.

Завершающим этапом церковно-государственного строительства Руси явилось учреждение московского патриаршества. 26 января 1589 г. патриарх Константинопольский Иеремия возвел митрополита Иова в патриаршее достоинство, а через год из Царьграда в Москву пришла грамота, подписанная вселенскими патриархами и подтверждающая этот акт. Патриаршим белым клобуком был увенчан этот период истории Русской Церкви, когда законодательно была оформлена ее внутренняя структура. Но строительство, разумеется, не было завершено – предстояла напряженнейшая работа духа и мысли, дабы довести дело до высот начертанного идеала. Православный народ духовно и нравственно должен был отвечать своему великому предназначению – составлять тело Церковного Храма.

В патриаршество Иова (1589–1605) много сил и внимания уделялось изданию богослужебных книг, организации епархиальной жизни. С согласия Московского собора 1594 г. первый русский патриарх ввел несколько новых празднований в честь русских святых (Василия Блаженного, Казанских чудотворцев Гурия и Варсонофия, преподобного Корнилия Комельского).

Второй русский патриарх – Гермоген (1606–1612) – "муж непоколебимой твердости и правоты" стал достойным преемником Иова. Когда поляки вошли в Москву, он был взят в плен, но даже находясь в заточении, продолжал призывать в своих грамотах русских людей "крепко стоять за веру, унимать грабеж, сохранять братство и спасать Москву". Призывы его и мученическая кончина не были напрасными: народное ополчение Козмы Минина под водительством князя Димитрия Пожарского принесло освобождение русским людям и водворило мир в пределах государства Российского.

Вместе с тем Смутное время начала XVII в. не просто приостановило процесс церковно-государственного строительства. Оно нанесло страшный удар по самой идее Святой Руси. Начался процесс секуляризации (обмирщения) и проникновения чуждых западных идей и обычаев в русскую культуру. Но несмотря ни на что, именно Божественное наказание вдохновило наиболее глубоких исповедников Православия с еще большим упорством и вдохновением идти по намеченному пути. При патриархе Филарете (1619–1633), отце царя Михаила Феодоровича, его советнике и соправителе, в 1620 г. в Москве был созван собор, на котором вновь был поднят вопрос об обливательном крещении. Собор еще раз утвердил трехпогружательное крещение как несомненное апостольское предание. На соборе также подтвердили необходимость крестить латинян и всех других еретиков, не просвещенных троекратным погружением.В 1625 г. был учрежден особый Патриарший приказ, строго упорядочивший церковные дела. При Чудовом монастыре было основано духовное училище, значительно расширена деятельность Московской типографии.

Патриарх Иоасаф (1634–1640) много потрудился для укрепления порядка и благочиния в церковно-нравственной жизни русского общества. Он составил "Память", в которой были тщательно расписаны правила для участвующих в Богослужении духовенства и мирян. Особое внимание в патриаршество Иоасафа уделялось духовному просвещению – при нем было издано 23 наименования церковных и богослужебных книг.

Последний благочестивый патриарх Иосиф (1642–1652) известен как ревностный защитник чистоты Православия, уделявший особое внимание соблюдению порядка в церковной жизни и выполнению правил христианского жития. В 1651 г. состоялся Собор, на котором были решены многие важные церковные вопросы: о благочинии в храмах, о прекращении "многогласия" – одновременного чтения и пения, а также вопрос о "единогласном" пении – в унисон. При нем продолжалась проверка и исправление богослужебных книг. Это дело было поручено патриархом лицам, известным не только своими книжными знаниями, но и благочестивой жизнью: Стефану Внифантьеву, Ивану Неронову, протопопу Юрьевскому Аввакуму, Логину Муромскому, Никите Суздальскому и другим. Многие из них были членами "кружка ревнителей благочестия", а впоследствии мужественно встали на защиту Старой Веры. Из 36 наименований изданий, вышедших при патриархе Иосифе, многие увидели свет на славянском языке впервые.

Последние годы жизни протопоп Аввакум прожил в заключении, в земляной тюрьме Пустозерского острога, продолжая укреплять христиан в верности Старой вере (цитата). За период "пустозерского сидения" им было написано большинство известных нам посланий, а так же всемирно известное "Житие". Осознавая падение никоновского священства, Аввакум наставлял своих духовных чад (цитата о наставниках-простолюдинах) и по слову великого страдальца староверцы не принимали к себе еретического никоновского священства. Насколько известно только в нач. 1690-х гг. некоторые старообрядцы дерзнули самочинно (без воли епископа, которых в то время у старообрядцев уже не было) принять от никониан беглых попов*, с этого времени появилось такое движение в старообрядчестве как "беглопоповство". Наиболее же твердыми защитниками старины выступили именно жители Русского Севера – Поморья, где кроме протопопа Аввакума и его соузников, так же укрепляли в вере еп. Павел Коломенский, Соловецкие страдальцы, Кирил Сунарецкий, Корнилий Выговский, Игнатий Соловецкий, а позже не менее славные их последователи Даниил Викулин, Андрей и Симеон Дионисиевичи, Феодосий Васильев, Иван Филиппов и многие другие.

*Согласно правил Церкви, священник ничего не может делать без воли епископа, тем более принимать из ереси другого священника, однако беглые попы, возомнив себя "старообрядческими пастырями" не только принимали других попов (причем крещение еретиков-никониан при этом было заменено на миропомазание), но и дерзнули самочинно освящать церкви и тайнодействовать в них. Таковое ложное священство Православными Христианами было безсомнения отвергнуто.

"Современные вопросы от безпоповца к поповцу"

Безпоповцы это православные христиане вынуждено оставшиеся без священства.

Мы не отрицаем иерархию, но не имеем ее по промыслу Божию.

Мы не предвосхищаем не дарованного.

*Боголюбцы – Общество ревнителей благочестия (1645-1652)

*Начало реформы Никона. Полемика. Видим зима хощет быти, руки затряслись и ноги озябли. (1652-1666)

*Трагедия. Время страдания за Веру. Последние надежды. (1666-1682)

*Борьба за сохранение Древлецерковного благочестия. (1682-1691)

* Разделение в старообрядчестве.

*Поморье – Русский Север, Духовные центры Старой Православной Веры. Обустройство жизни в условиях гонений.

*Выгорецкое общежительство, Выговская Богоявленская обитель и Лексинская Крестовоздвиженская обитель.

Глядя на старообрядцев-поповцев возникает естественный вопрос – откуда по прошествии 180 лет после прекращения благодатного древлецерковного священства оно могло появиться у поповцев? – ответ очевиден – взято от никониан, т.е. корень Белокриницкой и Новозыбковской иерархий идет от безблагодатной новогреческой и никонианской церкви.

Таким образом, только безпоповцы поморского корня имеют прямую преемственность от до раскольной Православной Церкви.

До раскольное время

От Единой Святой Апостольской Церкви в начале XI века — откололась Западная (папскую, католическую) церковь.

Восточная (греческая, православная) Соборная Церковь была принята на Руси св. равноапостольным князем Владимиром. А с падением Константинополя в середине XV века, и после Флорентийской унии, соединившей западную и восточную церкви с признанием папы римского главою всей "вселенской церкви", Российское государство становится единственной преемницей Православия. Прокатолические и пропротестантские ветры нередко колебали российское Православие. Появление ересей в Пскове и Новгороде в ХIV‑XV веках "стригольников" и "жидовствующих", а затем и в Москве, заставило созывать соборы на осуждение и истребление первых еретиков в России.

После первого Собора Русской Церкви в 1057 году созывались и последующие для избрания и поставления русских митрополитов и разрешения спорных церковных вопросов, которые начинали будоражить умы и сознание правоверных, рассматривались и осуждались внутрицерковные нарушения и преступления, заблуждения и злоупотребления. Одних только соборов против жидовствующих еретиков собиралось три, с перерывом в два года и 14 лет.

Соборы последующих десятилетий не только ревниво "очищали" Православие, но и канонизировали русских святых чудотворцев, тем самым укрепляя Веру православную на Руси. В середине XVI века для исправления пороков и заблуждений был созван "Стоглавый" Собор. В присутствии царя Иоанна IV митрополит Макарий собрал Собор в Москве из духовенства Северо‑восточной митрополии в 1551 году. Постановления Стоглавого Собора затронули многие стороны церковной и гражданской власти, богослужения, обучения, управления и поведения.

Стоглавый Собор стал надежным оплотом Православия от надвигающейся грозы, которая разразилась реформой церковной спустя 115 лет, в течение которых еще собирались около 20 соборов в Москве. Киеве и других городах по имущественным и церковным вопросам ради укрепления и защиты Веры Христовой от притеснения и гонений властей светских, о поддержании благочестия в России. Учрежденное в 1589 г. Патриаршество, еще более укрепило авторитет Российского Православия.

О соборе 1620 г. и о патриархе Филарете.

Немногим более столетия прошло со времени Главного Собора Руси православной — Стоглавого. В Москве избран новый патриарх Никон, который через два года после своего поставления созывает Собор в 1654 году по исправлению церковных книг, уже начатому им совместно с другими духовными лицами ранее созданного "кружка древнего благочестия".

До своего поставления в патриархи Никон сблизился с царем и вместе они вели беседы о приближении церковных порядков к новогреческим. Вынашивались планы реформации Руси под влиянием прозападных бояр и учеными - богословами малороссии. Получив неограниченные права, опираясь на царскую власть, а иногда и злоупотребляя ею, называя себя "великим государем", а то и "крайним святителем" по примеру папы римского, малообразованный, но самолюбивый монах, став патриархом, был надменен с духовенством, унижал и оскорблял русское отечественное, заискивая перед востоком и западом, в предвкушении огромной и всесильной власти.

Никон с единомышленниками своими, греческими архиереями, начал с изменений, искажений правильных книг, продолжив церковными нововведениями самовольно. И не откладывая, отцы сами занялись исправлением служебных книг.

Так началась Великая справа книг, приведшая к Великому расколу Церкви. Осмелев от реформаторских удач, на Соборе 1656 года Никон осудил двуперстие, а вместе с ним все русское церковное благочестие, одобрив переведенную с греческого и изданную книгу "Скрижаль", в которой проклятия и осуждения, провозглашенные в присутствии народа, были изложены письменно. Тем самым Никон со своими греческими заговорщиками были осуждены благочестивым людом, как еретики и отступники от святых преданий.

Простой народ не молчал. Кроме противоречий социальных, выразившихся в выступлениях народных, таких как медный бунт, были и ярко выраженные идеологические, подобно протесту князя Хованского, восставшим стрельцам за Старую Веру.

Помимо благочестного и православного гражданского сопротивления реформаторам от мирян видное столичное и иногороднее духовенство оказало сильное противодействие.

Епископ Павел Коломенский еще на Соборе 1654 года по поводу книжного исправления мужественно противоречил: "Мы новой веры не примем". За смелость и бескомпромиссность был Никоном избит на Соборе, лишен священнической одежды и сослан в монастырь. Протопопы Иоанн Неронов и Аввакум из Москвы, Даниил из Костромы, Логин из Мурома и другие священники и монашествующие стали против реформ никоновских, начавшихся не с согласия соборного и молитв, а с проклятий и кровопролития.

Но большая часть царских слуг, духовенства и черни подчинилась "новинам", устрашившись преследований, казней, заласканные посулами, молчаливо трепетали, не высказывая своего недовольства, скрывая свое несогласие.

Конец XVI и начало XVII веков для России были большим испытанием для внешней и внутренней политики.

Войны с Крымским, Сибирским, Казанским и Астраханским ханствами, Ливонией (Швецией), Речью Посполитой (Польшей), и Великим Литовским княжеством истощили не только государственную казну, но и физические и духовные силы.

"Смутное время" — правление Годунова и Шуйского, первое крестьянское выступление Болотникова, "семибоярщина", польская интервенция — закончилось нижегородским ополчением. А с воцарением Романовых завершилось и время безвластия, но не было преодолено разорение государственное. Утрата исконных русских земель на западе требовала восполнения восточными землями Сибири и Дальнего Востока.

Внутреннее состояние государства не было благополучным, народные возмущения терзали Русь: "соляной" бунт в Москве (1648 г.), восстания в Новгороде и Пскове (1650 г.), "медный" бунт в Москве (1662 г.), походы казаков и восстание Степана Разина (1667‑1771 г г.). Такое положение гибнущей Святой Руси предваряло время Великого Раскола.

Великий раскол

Предав проклятию двуперстное крестное знамение, Никон рассылает исправленные книги по церквам, а старопечатные сжигает. Начался "крестовый" поход против Отечества и Веры. Но когда властолюбивый патриарх посягает на светскую власть царя, то размолвка с "тишайшим" Алексеем Михайловичем заканчивается самовольным оставлением патриаршего престола в 1658 году. Царь и патриарх, рука и оружие, совместно возвысились для сокрушения Православия и Благочестия на Руси. Оба видели себя у Константинопольского престола и кафедры, заманчивыми были вселенские планы. Оба претендовали на "восточную" власть, богатства и славу по праву представителей Третьего Рима. Царь — по императорской крови (разбавленной), патриарх — по мнимому православному духу. Оружие зла надломлено — бывший патриарх в ссылке монастырской.

Рука властителя, потеряв первое оружие, еще продолжает замахиваться на собственный народ другим оружием, избрав на место изгнанника архимандрита Троице‑Сергиева монастыря Иоасафа.

Подтверждая свое высочайшее намерение, царь созвал Собор в 1660 году, на котором в присутствии греческих иерархов низложил своего соратника и единомышленника по борьбе с русским Православием с патриаршего престола за самовольство, решив избрать нового патриарха. И только! За то, что низложенный патриарх предал проклятию царя с семейством к прежним проклятиям народа и Церкви.

Наконец, наступил роковой 1666 год. Царь вновь созывает собор теперь уже "на новоявльшияся раскольники и мятежники святыя православно‑кафолические церкви". Соперник власти и славы Никон низложен. Из множества заседаний Собора только на первом все духовенство утвердило по прочтении исправленного Символа Веры православность греческих иерархов и книг, этим самым подтвердив постановления московского Собора 1654 года, засвидетельствуя подписью каждого из святителей. Остальные заседания собор занимался расколом и расколоучителями. Отцы собора изложили "Наставление благочиния церковного" к руководству духовенства и мирян, дабы урезонить раскольничий мятеж. В нем они наставляют принимать новоисправленные служебники и прочие церковные книги, и чтобы пели "на речь". Символ Веры излагали бы без "истиннаго", аллилуйю трегубили с прибавлением, крестное знамение — троеперстное, молитву Исусову с буквой "иже" (двумя "и"). Собор издал новые книги против раскольников "Жезл правления" и "Предел", одобряющую новопечатные книги.

Среди приверженцев нововведений были такие, которые откровенно говорили о себе. Характерно высказывание чудовского архимандрита Иоакима, будущего патриарха: "Я не знаю ни старой, ни новой веры, но что велят начальницы, то я готов творить и слушать их во всем". Такова психология многих последователей церковных реформ в России.

В конце 1667 года вновь собран большой собор в Москве в присутствии восточных патриархов Александрийского Паисия и Антиохийского Макария (как оказалось, низложенных со своих престолов собором восточных иерархов) для окончательного суда над Никоном с лишением сана за обвинение царя, досаждение Государю и возмущение государства. Постановления собора изложены в "Книге соборных деяний", первые — касались окончательного суда над Никоном, заточенным в ферапонтов монастырь, другие — о нестроениях церковной деятельности, третьи — против раскола. Собор отменил постановление Стоглавого Собора о сугубой аллилуйи и двуперстном знамени, одобрил исправление книг, начатое Никоном, осудил раскольников и проклял его последователей, придерживающихся старых обрядов и книг, за отделение от Церкви.

Суд совершен! Инициатор реформации наказан, а народ православный проклят!

Кстати, теперь уже будучи простым монахом, Никон изменил своим нововведениям, еще ранее называя "старые" служебники "добры", а в монастыре издавал книги согласно старопечатных. Таким образом реформатор сам осудил свою реформу.

Соборные проклятия с участием низложенных восточных патриархов при фактическом управлении церковью тайным иезуитом Паисием Лигаридом, получившим папское образование, унизили русское самосознание и оскорбили его достоинство.

Они возмутили даже привыкшего к проклятиям Никона. Определение последнего собора подвергать тягчайшим казням за неповиновение внесли смуту и резко обозначили раскол в Церкви и обществе. И все‑таки, несмотря на безумные решения собора, народ православный надеялся на царское благоразумие, отрезвление от западного обмана и, со временем, возвращение к старым традициям.

Множество попыток было сделано почти в течение двух десятков лет, чтобы предотвратить само разделение и последствия раскола. Протопоп Аввакум и другие представители духовенства и мирян слали царю свои искренние послания‑челобитные, призывая его к покаянию и возвращению к святой старине, предупреждая: "Мы содержим истинную и правую Веру, умираем и кровь свою проливаем за Церковь Христову". Стихийные всенародные диспуты, буйные пререкания проходили повсеместно, но на прения во всеуслышание царь не соглашался, не внимал народным просьбам и мольбам.

Староверие

Началась Великая инквизиция над частью русского православного народа, не принявшего "никоновых новин". Какая часть? Теперь современные исследователи называют разные цифры: и третья и четвертая... Среди них были царские синклиты‑советники, бояре, князья, священство и миряне. Хованские, Морозовы, Урусовы и другие представители высшей знати воспротивились патриарху и царю. Церковные деятели и монашествующие увещевали челобитными реформаторов вернуться к Вере отцов, Старой Вере.

Так зародилось Староверие!

Сопротивление церковным нововведениям оказал Соловецкий монастырь, который противостоял никоновской реформе более 20 лет, при чем 8 лет из них продержавшийся в осаде. После взятия монастыря царскими войсками были казнены мученической смертью до 500 иноков, больных и престарелых в том числе, вместе с архимандритом Никанором. Страшная трагедия Соловецкого монастыря и в то же время героическая защита Старой Веры подробно описана в сочинении Симеона Дионисиевича "Сказание о Соловецких страдальцах". Стойкая оборона Соловецкого монастыря вдохновляла многих на защиту древлецерковного благочестия.

Алексей Михайлович, чувствуя приближение кончины, послал указ о снятии осады, но было поздно. Монастырь был разрушен стрельцами. Оба посланника встретились в пути. Так начался 1676 год. Прошло десятилетие гонений и преследований, ссылок и казней сразу же после собора позора и проклятий древнему православию.

После смерти царя Алексея престол занял его сын Феодор, к которому с последней надеждой обратились защитники древних преданий. Последние попытки сохранить церковное и гражданское единство, несмотря на челобитные и народные мольбы, остались без внимания. Разрушение стало необратимым.

За два с половиной десятилетия секли плетьми и батогами, резали языки, рубили головы, ломали ребра, колесовали, поднимали на дыбы, морили в тюрьмах и подземельях, сжигали на кострах тысячи последователей древнего православия. В Боровске погибли в земляных ямах Феодосия Морозова с сестрой Евдокией Урусовой в 1675 году.

В Пустозерске сожжены после 14 лет заточения протопоп Аввакум, священник Лазарь, диякон Феодор, инок Епифаний в 1682 году. По России запылали самопальные костры, началось добровольное сожжение, гари, в которых погибли многие десятки тысяч самосожженцев. Преследуемые гонителями, отчаявшись от беспощадных пыток и мучений, заявляли: "Готовы сгореть, но не отступить в Вере".

История древнеримских гонителей первых христиан повторилась с ужасающей силой в России. Цари уничтожали свой народ и Веру своих отцов. За время 6‑летнего правления Феодора Алексеевича не произошло примирения или сближения в противоборстве. Придя к единоличному правлению, Петр Алексеевич, преобразователь России и учредитель новой империи, гибко проводил внешнюю политику и жестко — внутреннюю. Безжалостный палач и укротитель стрелецкого бунта, провозгласил веротерпимость в государстве. В еще "непрорубленное окно" со всей Европы через щели полезли в "русскую избу" благоустроители нового государства российского, наряду с мошенниками и авантюристами. Царь уже не сжигал массами своих подчиненных, но сделал их надежным рабочим инструментом и источником доходов для государства, но не имевшими ни прав, ни льгот. Во время соцарствования с братьями своими царевна Софья издала указы по настоянию патриарха Иоакима со страшными карательными мерами: "Казнить смертию, без всякого милосердия". Некоторые не выдерживали пыток, малодушествовали и отступали от веры, присоединяясь к новым правилам, но несли жестокие наказания за прежнее отступление.

Не стало места в отечестве своем защитникам и последователям старых, древних преданий.

К концу XVII века, когда надежд на возврат к старому не осталось, началась русская диаспора, рассеяние по всем близким и дальним окраинам русской земли, на север и юг, запад и восток всех, кто был гоним за Веру древнюю.

Приютом для гонимых стали леса и горы, пустыни и болота, но и даже здесь их настигали новые преследования и разорения.

Однако, духовные изгои создавали на новых местах не только поселения, но и монастыри, обители, скиты, в которых возрождалась православная жизнь, действовали духовные центры на Керженце, Стародубье, Иргизе.

При разорении Соловецкого монастыря некоторые из спасшихся иноков разбрелись по северным лесам и болотам, устраивали скиты в труднопроходимых лесных дебрях.

Созданная в 1694‑1695 годах поморскими старцами и братьями Андреем и Симеоном Дионисиевичами из княжеского рода Мышецких в Олонецком крае между Онежским озером и Белым морем на реке Выг обитель, стала крупнейшим духовным центром староверия на Севере России. заметна для русского царя, который, после похода в 1700 г. из Архангельска через Выг реку (на проживание там староверов заметил: "Пусть себе живут"), стал привлекать их для работы на основанные им литейные заводы (ныне Петрозаводск). Война со Швецией заставила Петра I идти на уступки старообрядческому населению в этих краях.

Эта местность называлась Поморие, где основались общежительства. Сначала — мужское, Выговская пустыня, а затем недалеко, в 20 верстах, — женское на реке Лексе (1706 г.). Здесь была создана знаменитая Выго‑Лексинская обитель, северный оплот Древлеправославия, своеобразная академия наук (философии, истории и искусства), духовный центр Староверия, просуществовавший 160 лет до своего закрытия в 1854 году.

Ее выдающиеся деятели братья Андрей и Симеон, а также сестра их Соломония, стали духовными предводителями пустынножителей.

Имперские претензии Ивана Грозного и Алексея Михайловича воплотились в деяниях Петра Великого, началом которых стало "Великое посольство" в Западную Европу.

Московская Русь превращалась в Российскую империю на рубеже XVII и XVIII веков.

Жестокая расправа с вождями Староверия, со священниками Никитой в Москве и Аввакумом в Пустозерске и неудачный стрелецкий бунт году закончили XVII век.

Век XVIII начался первой реформой, создавшей в Москве Бурмистерскую палату, переименованную позже в Ратушу, и введения начала нового года с 1 января 1700 г.

В начале XVIII века прорубилось "окно в Европу", новая северная столица Санкт‑Петербург, основанная на берегу Невы в 1703 году. Для ее бурного строительства понадобились могучие средства и силы. Крестьяне окрестных губерний, в первую очередь староверы, были первыми строителями Нового городка, как он именовался вначале. Первый российский император, он же и гонитель Веры, жестоко использовал дешевую рабочую силу для исполнения своих планов: роскоши, славы и власти. Благочестие царского Дома Романовых закончилось на этом первом "усатом" строителе новой России. Срывая древние кафтаны, сбривая бороды, так создавалась новая империя на слезах и крови народа. Западу были открыты не только окно, но и двери нараспашку. Предпочитался и дух, и стиль жизни со стороны "просвещенного мира". Все искони русское было уничтожено и попрано.

"Новые русские" в западных камзолах, трико и париках восседали на ассамблеях, в академиях. Сенат заменил Боярскую Думу (1711 г.), а Синод упразднил Патриарха в начале, Петр I же стал императором в конце 1721 г.

Своими щедрыми подарками и преподношениями выговцы умилостивливали власти предержащие и отводили от беды и разорения свою обитель, ставшую центром духовности и культуры.

Трудами братьев Мышецких, около полувека возглавлявших Выг, и других выдающихся старцев были созданы многие ремесла для расширяющейся обители. Иконописание и переписка книг со знаменитым поморским орнаментом, медное литье образов и другие ремесла.

Андрей Денисович был избран настоятелем Выговского общежительства в 1703 году и пребывал на этом месте до кончины своей в 1730 году в возрасте 56 лет.

В 1737 году скончался один из основателей Выговской пустыни 80‑летний Захарий Стефанов, бывавший по поручению пустынножителей в Новгороде и Петербурге у Петра I во дворце и на заводах. Брат Андрея Симеон был избран помощником, скончавшийся в 1741 году, 59 лет, после смерти которого настоятелем избран составитель "Истории Выговской пустыни" Иван Филиппов, умерший в 1744 году, 83 лет.

Середина XVIII века для обители стала полосой огромных потерь творческих и духовных сил. В 1759 году скончался Мануил Петров, видный деятель и сподвижник Мышецких, 68 лет. В 1765 году отошел в мир иной 95‑летний Трифон Петров, бессменный уставщик обители.

Начался закат Выголексинского общежительства. За годы более чем полуторавекового своего существования обитель выдержала много испытаний: опустошающие пожары, большие неурожаи, доносы, притеснение местных и столичных властей, частые аресты предводителей обители.

Вторая половина XIX века, первое десятилетие царствования Екатерины II, отмечена трагическими событиями в России. В Москве свирепствовала страшная эпидемия чумы и голод. Старообрядцы испросили на московских заставах место для приюта и погребения умерших от чумы. Так возникли в 1771 году Рогожское и Преображенское кладбища, построена Покровско-Монинская часовня, которые стали духовными центрами старообрядцев‑поповцев и беспоповцев, в том числе и поморцев-брачников.

Учредителем и попечителем Старообрядческого Преображенского Богаделенного дома в Москве был образованный и предприимчивый, щедрый на милосердие и благотворительность Илья Алексеевич Ковылин (1731‑1809), уважаемый высокопоставленными сановниками, имевший личные встречи с императорскими особами, Екатериной II, Павлом I, Александром I, высочайшим указом которого за три месяца до кончины Ковылина Богаделенный Дом получил права благотворительного учреждения. Илья Алексеевич был ревностным устроителем и настоятелем Феодосиевской общины.

Как и у рогожцев в 1834 году, у преображенских староверов был отнят Никольский храм в пользу единоверцев до Высочайшего Манифеста 17 октября 1906 года, восстановившего права старообрядцев на имущества. А в апреле 1907 года Преображенский приход Старопоморского (феодосиевского) благочестия стал называться Московской Общиной христиан древлеправославного кафолического исповедания старопоморского благочестия, почетным председателем первого общего собрания которой был избран Григорий Климентьевич Горбунов, известный фабрикант и главный попечитель Преображенской обители. Здесь уместно привести слова в ту пору Министра финансов Ивана Алексеевича Вышнеградского: "Наши христолюбивые старообрядцы‑преображенцы, в Российском торгово‑фабричном деле великая сила, они основали и довели нашу отечественную заводскую промышленность до ее полнейшего совершенства и цветущего состояния". Но главное то, что они являются покровителями и хранителями русской старины, потомками Выговской обители.

Еще в пору расцвета Выговского общежительства его представители, в том числе и Андрей Денисович, посещали новую столицу империи. В первой половине XVIII века в Петербурге уже действовали Косцовская феодосеевская моленная и Малоохтинская Долговская поморская на кладбище, где совместно с феодосеевцами хоронили поморцев. А во второй половине XVIII века купцами Долговыми, сыном и отцом, на Моховой построен каменный храм, который стал Выголексинским подворьем в Петербурге.

Вскоре после основания Рогожского и Преображенского кладбищ в Москве возникла и в Петербурге Волковская феодосеевская Богадельня в 1777 году.

Постепенно старообрядческие общины возникли во многих городах и поселках России, благодаря предпринимательской деятельности староверы проникали повсюду, а желающие уединиться обосновывали монастыри и скиты в труднодоступных уголках отечества на Урале и в Сибири, Крайнем Севере и Дальнем Востоке. Старообрядчество расширялось, по всей России строились молитвенные дома, моленные, но единого духовного объединяющего центра не было.

Несмотря на снижение активности в деятельности Выговского общежительства во 2‑й половине XVIII века после смерти многих выдающихся пустынножителей, в Москве, в Новгороде и Выге собирались для разрешения споров и разногласий Соборы, которые в какой‑то степени разделили староверов на три части: поморцы брачного согласия, феодосеевцы безбрачники и филипповцы, небрачные и не молящиеся за царя.

Отношение к Старообрядчеству

После первого разорения при Петре I Керженских обителей в Нижегородских пределах Питиримом старообрядцы бежали в Пермский край, Черниговскую губернию, на Брянщину и в Сибирь.

Жестокие правительственные меры физического наказания и уничтожения непослушных не всегда имели успех "в обращении заблудших", скорее — эффект был обратным. С новой силой и подъемом духовным староверцы держались древлего благочестия, эта беззаветная преданность заставила Великого Реформатора через действия Синода миссионерским путем подчинять непокорных. Тем более, что успехи нижегородского архиерея Питирима совместно с действиями капитана Ржевского в борьбе с местными старообрядцами‑поповцами были налицо. В 1720 году был казнен диакон Александр, первый "формальный" составитель ответов на вопросы иерарха. (Исследователи считают, что настоящим составителем так называемых "Дияконовых ответов" былАндрей Денисов.)

Соратник Питирима в борьбе со старообрядчеством иеромонах Неофит (по просьбе только что учрежденного в 1721 году Синода) был отправлен на Выг в 1722 году, а ранее годом — иеромонах Филарет на беседы в Керженец.

Выговцы осторожно и почтительно приняли Неофита, лаской и смирением размягчая грозного посланца. После переговоров по настоянию выговцев Неофиту было предложено составить вопросы, на которые они дадут ответы. Таковые 106 вопросов были переданы выговцам, потребовав от них подписку о написании ответов и прибытия с ними "для разглагольствования" с петербургским синодальным миссионером, иеромонахом Неофитом. Раньше назначенного срока деятели Выговского общежительства представили на вопросы миссионера "Поморские ответы", где без оскорбительных выражений, основательно и учтиво изложили свое учение и состояние своих убеждений.

Западный либерализм повлиял не только на царствующих особ, личностей, какими были в первую очередь Екатерина Великая (не побоявшаяся в своей исторической речи 15 сентября 1763 года на заседании Сената и Синода перекреститься двуперстием перед господствующим духовенством), но и на зарождающийся слой образованных представителей России, зараженных свободомыслием, склонных к критике церковной деятельности в масштабе государства и оправданию оппозиционно настроенного старообрядчества. Однако, со вступлением Николая I на престол начались новые испытания для старообрядцев. Закрылись Монинская моленная в Москве (1837 г.), и в Петербурге на Моховой (1852 г.). На Выг по закрытии общежития и скитов переселены на жительство псковские крестьяне приходов синодального ведомства (1856 г.). Восьмидесятые годы ослабили гонения и вновь старообрядцы получили некоторые права, в том числе и на устройство моленных (1883 г.).

А годом раньше была сделана очередная миссионерская попытка. "Увещание" бывшим чадам, ныне недугом раскола немоществующим (Синод, Москва, 1882 год) в начале царствования Александра III, так увещевала Синодальная Церковь своих духовных противников с Чином, како принимати от раскольников в соединение с православной церковию приходящих. О старых русских обычаях: И потому не для чего вам о платье и бороде сумневатися. Вы не то смотрите, переменил ли кто платье, но не переменил ли он веру. Вы не то примечайте, остриг ли он бороду, но не отбросил ли он честные душевные нравы. Не тем смущайтесь, что другой носит парик, но рассуждайте то, что с париком не надел ли вредных привычек и странных мыслей. В настоящее время так рассуждают современные еретики, отвергающие обряды, исказившие веру.

Начало XX века ознаменовано полной свободой для вероисповедания. Указ и Манифест с высочайшего дарования Николая II позволили в короткий срок произвести закладку, построить и освятить храмы во многих городах России.

Уже не молитвенные дома и молельни, но богатые архитектурные церковные здания возведены в Вильне, Петербурге на Тверской и Москве в Токмаковом и в Переведенском переулках. Открыты первые училища в Чистополе (Казанской губернии) и Вильне.

Но главным духовным событием в Староверии явился Первый Всероссийский Собор поморцев в Москве в первых числах мая 1909 года.

Начались свободные диспуты представителей всех старообрядческих согласий, беседы начетчиков происходили во многих городах с разрешения властей и при участии всех общественных слоев. Вышло множество исторических материалов и полемических статей о Старообрядчестве и Расколе, родилась наука об этом явлении в России. Недолго пребывало русское общество в духовном подъеме возрождения. Приближалась новая гроза. Еще Россия праздновала 300‑летие Дома Романовых в 191З году, в котором было начало царствования благочестивых царей до Петра I. Далее царствовали жены и дети под покровительством не всегда благосклонных к России регентов, временных правителей. Кровь царская была прозападной. И только к концу царствования Дома Романовых вновь появились императоры, какими являлись Александр III и Николай II, если и не благочестивые, то во сяком случае благообразные, "небритые", которые пытались помочь становлению России, дав возможность хранителям древней старины и Веры поднять знамя Истины.

После безуспешных жестоких репрессий на последователей Старой Веры, уничтоживших лучшие духовные силы России, и пролития моря крови были применены меры идеологической борьбы через "разглагольствование" с ответами на вопросы иерархов новой реформаторской Церкви. И эти полемические меры оказались неэффективными, недейственными в борьбе с расколом. Тогда политика изменилась и перешла из области насилия и давления в область примирения и снисхождения.

Попытки к примирению современной Русской Патриаршей Церкви со Старообрядчеством делались неоднократно.

В начале XX века появилась плеяда исследователей и защитников "реформаторского", "раскольнического" движения, как стали называть старообрядческое течение некоторые ученые и публицисты. А начало отмены клятв было положено в 1907 году на киевском Миссионерском Съезде, где было впервые заявлено о равночестности древних и новых обрядов, с последующим принятием решения на Поместном Соборе Церкви в 1917 году. Однако, утверждения этого решения не произошло. И только в 1929 году Патриарший Синод постановил об упразднении клятв и порицательных выражений Московских соборов 1656 и 1667 годов и считать их "яко не бывшие", о признании старых обрядов спасительными и равночестными с новыми и ранее отлученных признал членами церкви, назвав всех "православно верующими христианами".

Примирительный шаг постановлений Синода остался без последствий. Победное шествие воинствующего атеизма в 30‑е годы сметало с пути правых и левых идеологических врагов. И только Поместный Собор 1971 года после известной "оттепели" вновь поднял вопрос о снятии клятв со старообрядцев, подразумевая единоверцев, фактически принявших опеку Патриаршей Церкви, а также приверженцев катакомбной церкви.

На поместном соборе 1971 года при участии зарубежного духовенства Патриаршая церковь признала ошибки реформаторов, патриарха и царя, трагически разделивших Церковь и народ. Признала старые обряды "равночестны и спасительны", а реформы незаконными, так как "не имели ни канонических, ни исторических оснований". (Журнал Московской Патриархии № 6 и № 7 за 1971 год). К сожалению, на этом соборе присутствовали несколько представителей Поморской Церкви из Риги, Вильнюса, что вызвало огромное возмущение приверженцев Староверия, отразившееся в статье А. Л. Мурникова "Отлучение от Церкви".

Последняя из попыток объединить расколовшиеся части русской церкви сделана на Поместном Соборе, связанным с празднованием 1000‑летия крещения Киевской Руси, в 1988 году, который повторил определения Собора 1971 года и в "Обращении" отмечена "равночестность старых обрядов" и скорбь о возникших разногласиях в XVII веке.

За восемьдесят лет истории с отменой клятв ни одна сторона не сделала встречных видимых шагов для единения. Раскол закрепился и стабилизировался на принципах веротерпимости и свободомыслия. Кровь, подобно первым новомученикам, уже не проливается, проклятий взаимооскорбительных не слышно.

Разделение старообрядчества

Первые десятилетия раскола церковного духовенство, не принявшее "новины" скрытно от властей исполняли все таинства, в том числе и причастие, среди своих единомышленников. К концу XVIII века не уменьшающаяся потребность в духовном окормлении заставляла обращаться к услугам тех священников старого рукоположения, которые уже служили по нововведениям, но то ли были низложены или извергнуты от своих санов, то ли самовольно оставили свои посты. Этих, еще как бы действующих священников, стали привлекать старообрядцы.

Началось первое разделение среди носителей древнего православия: поповцы, использующие "беглых" попов, и беспоповцы, подчинившиеся решению потаенного Куржецкого собора 1656 года, которое обязывало крестить приходящих священников, служивших по новому чину. Еще в начале XVIII века на окраинах России кое‑где сохранились служители дониконовского священства. Однако, несмотря на приближающееся оскудение духовное при отсутствии священства, остальцы благочестия не имели дерзости на продолжение священнической иерархии, имея каноническое на то право. Этому способствовало и учение о скором Втором пришествии Христа, развившееся в связи с трагическими событиями духовного разномыслия в России.

Но уже в первой трети наступившего XVIII века выговцы общались через Леонтия Феодосиевича Попова‑Парамонова с ветковцами‑поповцами и стародубцами‑безпоповцами о восстановлении православной иерархии. А поисками древлеправославного епископства занимался образованный представитель Выга Михаил Иванович Вышатин с одобрения Андрея Денисовича, написавшего ему "Нравственное и ободряющее послание путешествующему брату Вышатину, ради церковной и благочестивой пользы о хиротонии". Но эта попытка закончилась неудачей и его кончиной на Палестинской земле в 1732 году.

Еще одна совместная попытка поповцев и беспоповцев была предпринята на малоизвестном соборе, состоявшемся в середине XVIII века (1765 г.). На этом совместные усилия в поисках "неиспорченного" священства прекратились. Беспоповцы более не испытывали судьбу и не восхищали утерянное по промыслу Божию, имея к Нему духовное, невидимое причастие с двумя таинствами: крещения и покаяния, которые имел право совершать каждый благочестивый христианин, не облеченный саном священника, то есть мирянин. Это — вынужденная мера, не отвергая священства и церковных таинств, соболезнуя об отсутствии церковной иерархии, а не гнушаясь истинно православным церковным устройством. Вместе с тем не принимая искажений и нововведений по словам святителя Афанасия Александрийского: "Во времена гонений при оскудении учителей Сам Господь Духом Святым препитает верующих в Него". Такому состоянию Церкви придерживалась большей частью северо‑западные староверы, поморцы. Южных мест староверы на Ветке и Керженце, а позже и в Саратовской губернии, на Иргизе, продолжали принимать изгнанных господствующей церковью или ушедших из нее священников, то есть — пребывать в поповстве.

Учреждение в самом начале XIXвека Единоверия московским митрополитом Платоном по прошению зажиточной части московских старообрядцев, заинтересованных в государственной защите их предпринимательской деятельности, стало еще одним разделением в старообрядческой среде потому, что новообрядческая церковь относилась к единоверцам подозрительно, а старообрядцы откровенно враждебно, видя в этом учреждении обман и новые "сети лукаваго" для малопросвещенных старообрядцев. В начале число единоверцев не было велико и только при Николае I, спустя почти четверть века, это течение возросло, когда церкви, монастыри и церковное имущество насильно отбиралось для передачи единоверцам, которые со временем большей частью вошли в лоно господствующей церкви.

Введение Единоверия в 1801 году стало официальной легализацией старых обрядов. Иерархи господствующей Церкви возглавили храмы, где служение проводилось по старым книгам с применением древних обрядов.

И только в середине XIX века беглопоповцы, принимавшие священников никоновского крещения, осмелились за пределами империи присоединить к старообрядчеству митрополита Амвросия, с которым велись переговоры в Константинополе, бывшем в то время под турецким игом. Дав согласие на принятие нового архиерейства, он в сопровождении старообрядческих послов из России предстал австрийскому императору, давнишнему сопернику российской империи, который высочайше позволил совершить торжество присоединения. Это событие произошло в конце 1846 года в небольшом в ту пору австрийском городе Белая Криница. Узнав об этом Николай I, издавший ряд указов для полного уничтожения старообрядчества в России, когда закрывались храмы и монастыри, запрещались служения и лишались гражданских прав все старообрядцы, потребовал от Австрии низложить Амвросия, закрыть Белокриницкий монастырь, грозя войной.

Немного более чем через год новопоставленный архиерей был вызван в Вену и сослан в небольшой немецкий город, где он скончался в 1863 году. Но начало австрийской Белокриницкой иерархии было положено. Не все из беглопоповцев приняли новую иерархию в то время, сомневаясь в каноничности поставления.

Сразу же после кончины Амвросия в Белокриницкой иерархии произошло резкое разделение на приемлющих и противников "Окружного послания", автор которого Кабанов (Ксенос) Иларион Георгиевич, неосторожно оправдал грекороссийскую церковь. Но это разделение тянулось не более 30 лет. После учреждения единоверия, не принявшие это объединение беглопоповцы, отошли от принятия новообрядческого священства, формально стали беспоповцами, так образовались старообрядческие согласия и толки в первой половине XVIII века: спасовцы, некоторое время пользовались таинствами господствующей церкви, часовенные, с той поры потерявшие связь со священством. Позднее эти два согласия дали возможность появления сектантских толков дырников, скрытников и прочих чуждых христианству течениям так называемых старообрядцев.

Рогожцы терпели от господствующей церкви и гражданской власти неоднократные посягательства, особенно при Александре I в начале XIX века, когда все храмы были закрыты и вновь вскоре открыты. В 1854 году Никольский храм к концу царствования Николая I был передан единоверцам, а через два года запечатаны алтари Покровского храма, распечатанные через полстолетия в 1905 году после Высочайшего Указа императора Николая II "О веротерпимости".

После присоединения митрополита Амвросия к старообрядцам‑поповцам в 1846 году и поставленных им преемников в Москве была учреждена архиепископия в 1853 году. А на соборе в 1988 году, посвященном 1000‑летию Крещения Руси учреждена во главе с митрополитом московским и Всея Руси самостоятельная Митрополия Русской Православной Старообрядческой Церкви, как в настоящее время называют себя рогожские поповцы, которые проживают также в Румынии.

Не принявшие поставления Амвросия часть беглопоповцев основала в 1923 году независимую иерархию через возрождение епископского чина в лице обновленца господствующей церкви архиепископа Николы, а с принятием епископа Стефана, назначенного для служения в единоверческом храме, в 1929 году основали архиепископию в Новозыбкове во главе с архиепископом Новозыбковским, Московским и Всея Руси. Новозыбковцы именуют себя Древлеправославной Церковью.

Современное состояние

Конец ХIX века отмечен некоторым послаблением старообрядчеству. Так в 1874 году при Александре II был принят закон предоставлении права записи в метрические книги, о законности гражданских браков старообрядцев. В 1883 году в царствование Александра III старообрядцам высочайше даровано устройство моленных с совершением богослужений, чем воспользовались прихожане в Санкт‑Петербурге и устроили в 1886 году молитвенный дом во имя Знамения Богородицы на Лиговке, 73 у Кузнечного моста (ныне переулка) напротив складов Кокорева.

Оживилась духовная жизнь в России в самом начале ХX века, царствование Николая II, знаменовано большими переменами. Высочайшие указ 17 апреля и манифест 17 октября в 1905 году дали полную свободу старообрядцам в том числе и поморцам представление которых состоялось Его величеству Государю Николаю Александровичу в Царском Селе 21 февраля 1906 года.

Первый съезд наставников состоялся в Вильне в октябре 1901 года. Под председательством Дионисия Васильевича Батова из Тулы после освящения храма Покрова были рассмотрены 38 вопросов. На съезде присутствовали 18 настоятелей, в том числе и Терентий Акимович Худошин из Саратова.

Одним из первых Соборов старообрядцев — поморцев после манифеста о веротерпимости состоялся снова в Вильне, бывшем губернском городе Российской империи, в конце января 1906 года под представительством Аристарха Моисеевича Пимонова с помощником Осипом Матвеевичем Андреевым. На Собор были приглашены из Петербурга Волков Стефан Илларионович и Степанин Петр Афанасьевич. На съезде (соборе) было принято решение о сотрудничестве со старообрядцами всей Российской империи; вести переписку с выдающимися представителями староверия Батовым, Худошиным, Пичугиным, Надеждиным и другими.

Первый Всероссийский Собор христиан — поморцев состоялся в 1909 году в Московском храме Покрова, в Токмаковом переулке, под председательством Льва Феоктистовича Пичугина.

Второй Всероссийский Собор состоялся в 1912 году там же, под председательством Худошина Т. А. Деяния этих двух Московских Соборов значительны и общеизвестны.

В послереволюционное время, когда Российская империя потеряла некоторые западные и южные земли, в Прибалтике и на Северном Кавказе собирались многочисленные старообрядческие съезды.

В Латвии и Эстонии образованы Союзы старообрядцев.

В 1920 году создан Центральный Комитет по делам старообрядцев Латвии.

В городе Вильне, вошедшего в состав Польши, созван в октябре 1925 года Первый Всепольский старообрядческий съезд, под председательством А. М. Пимонова и его товарища О. М. Андреева. Съезд избрал Высший Старообрядческий Совет, сохранивший свою структуру при образовании Литовской республики.

В 1926 году состоялся Северокавказский староверческий собор в станице Гиагинской, избравший духовный совет во главе с О. А. Строгановым в городе Ставрополе.

В 1927 году созваны Съезд староверческих наставников в Литве и Всепольский старообрядческий съезд.

А в 1928 году созван VIII (восьмой!) Вселатвийский съезд старообрядцев в Якобштадте.

В России также собирались соборы и съезды на Урале, Сибири, Поволжье (Самара и Саратов). Духовная активность наблюдалась вплоть до 40‑х годов, ставших роковыми для всех конфессий, когда под видом коллективизации и индустриализации страны была уничтожена в основном нравственная и духовная мощь России. И только на переломе Великой Отечественной войны власти пересмотрели отношение к верующим и разрешили открытие церквей, храмов и молитвенных домов.

В трудные годы войны, когда были брошены все силы на борьбу с захватчиками, осквернившими русскую землю, многие старообрядцы, как истинные патриоты Отчизны принимали участие в регулярных частях армии и партизанских отрядах.

На территории Латвии, Литвы, Эстонии и Белоруссии сражались против общего врага — фашизма староверы-поморцы, защищая свои храмы и семьи. Сегодняшние старцы в дни всенародного праздника Победы 9 мая с чувством гордости и заслуженным достоинством одевают свои ордена и медали, награды Родины, добытые кровью и ценой собственной жизни. Послевоенные годы отмечены великим духовным подъемом и энтузиазмом строительства и восстановления народного хозяйства.

В это время всеобщего порыва созидания наступает оживление духовной жизни.

На российских общинах сказалась довоенная атеистическая пропаганда, и только после окончания освободительной войны повысилась духовная активность верующих, в немалой степени благодаря влившихся поморцев за счет присоединения западной области Украины, Молдавии и Прибалтики. Хотя уровень секуляризации, обмирщения прибалтийских общин был намного больше российских. Однако, организационный уровень и авторитет Высшего Старообрядческого Совета в Литве и Рижской Гребенщиковской общины был высок, тем более, что единственный печатный орган, Церковный Календарь, издавался в Риге, где власти были более снисходительны к староверам, чем в России. Представители Московских и Ленинградской общин были полноправными издателями календаря в последние десятилетия.

После повсеместного торжественного празднования 1000‑летия Крещения Киевской Руси началось перестроечное время, которое дало второе дыхание после свобод 1905 года. На развалинах Союза республик возникла Российская Федерация, освободившая от братских уз страны Балтии. Уже в феврале 1989 года создан Центральный Совет Древлеправославной Поморской Церкви в Латвии. А в ноябре этого же года в Москве на учредительном съезде поморских общин России и других республик, которые не имеют своих духовных центров учрежден Российский Совет Древлеправославной поморской Церкви.

Вскоре по инициативе Российского и Латвийского духовных органов в Москве был учрежден и зарегистрирован Единый (международный) Совет Древлеправославной Поморской Церкви, в состав которого кроме названных инициаторов вошли еще Высший старообрядческий Совет Польской республики и Союз старообрядческих общин Эстонии. После создания центральных органов в Белоруссии и на Украине и они пополнят членство МС ДПЦ. К сожалению, последующие конфликтные ситуации в Латвии и Литве отрицательно повлияли на деятельность Международного Совета и его развитие.

Существует еще одно зарубежное, скорее — заокеанское, объединение поморцев, так называемая Конференция поморских общин в Америке.

Высший Старообрядческий Совет в Литовской республике не изъявил желания входить в состав МС ДПЦ, сохраняя свою автономию, привлекая духовные центры соседних регионов. Российский Совет со времени своего создания, а последние годы особенно интенсивно, ведет трудоемкую и постепенную подготовку к III Всероссийскому Собору Древлеправославной Поморской Церкви.

Заключение

За два с лишним столетия после Московского Собора 1666‑1667 года, от которого обычно начинают отсчет времени Великого Русского Разделения, Староверие, именуемое государственными чиновниками Расколом, а затем — Старообрядчеством, из единого большого течения превратилось во множество толков и согласий, объединенных в новосозданные иерархии, или разрозненные самоизолированные течения. Собственно Староверие себя не называет ни Расколом потому, как Церковь раскололи нововведенные реформы; ни Старообрядчеством потому, что не ради обрядов, но ради Веры не приняли "страдальцы древняго благочестия" Никоновых изменений канонов и догматов церковных.

После соборного окончательного осуждения "расколоучителей", разгрома Соловецкого монастыря, неудачного стрелецкого бунта под начальством князя Хованского наступило мрачное время для "ревнителей старины".

В ожидании кончины мира началось самоистребление, да бы избежать печати антихриста, соблюсти Веру, сохранить святое крещение, не погубить плодов покаяния, приняв самовольное мученичество, — по словам протопопа Аввакума, — только для избранных.

Костры самосожжения запылали с запада до Сибири и, особенно на Севере. Грозный царский указ 1685 года о расколе, его преследовании и запрещении раздували огонь самосожжений. Однако не все были приверженцами такого рода протеста. Начался исход на окраины России и за ее рубеж в Польшу, Швецию, Восточную Пруссию, Турцию и другие удаленные земли. Священство старого поставления оскудевало. Вначале Староверие объединяло все так называемое беспоповщинское согласие, к которому относились не приемлющие "беглых", отвернувшихся от новообрядцев, священников и на севере, и в центре России. После того, как часть беспоповцев решило принимать бегствующих иерархов от великороссийской церкви, образовав беглопоповские центры в Нижегородских, Черниговских, Донских и Польских пределах, беспоповство в основном сохранилось в Поморье, за малым исключением, и стало называться собственно — Староверием, духовным уставом которого стало Выголексинское общежительство.

Составитель Безгодов А.А.

Авторы глав:
Вступление: - К.Я. Кожурин, В.В. Шамарин.
Главы 1, 2: - К.Я. Кожурин.
Главы 3-5: - О.И. Розанов, А.А. Безгодов.
Главы 6,7: - А.А. Безгодов
Приложение: - А.А. Безгодов.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования