Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

Антон Алябьев. Атлас современной религиозной жизни России. Том I. /Отв.ред. М. Бурдо, С. Филатов. – М., СПб.: Летний сад, 2005, 621 с.


Многоконфессиональность – это больше, чем четыре традиционные религии: православие, ислам, иудаизм и буддизм. Об этом свидетельствует вышедшая в 2005 году книга "Атлас современной религиозной жизни России". По сути, это энциклопедическое издание является результатом работы команды исследователей – социологов религии, во главе с Сергеем Филатовым, старшим научным сотрудником Института востоковедения РАН. Стоит отметить, что в 2002 году в издательстве "Летний сад" вышел также сборник аналитических статей "Религия и общество. Очерки религиозной жизни России", а в 2003 году в издательстве "Логос" было начато издание трехтомного исследования "Современная религиозная жизнь России", посвященного отдельным конфессиям и движениям, действующим в настоящее время. Вся эта исследовательская и издательская работа - результат деятельности сотрудников проекта "Энциклопедия современной религиозной жизни России", главой которого является Сергей Филатов.

Способ подачи материала социологами этого проекта способен вызвать массу критики со стороны ученых и вообще религиоведов-теоретиков. Вышедший первый том именуется "Атлас", однако никаких карт в нем читателям не предлагается. В издание для начала были включены в алфавитном порядке статьи по республикам и краям: Адыгее, Алтаю, Башкортостану, Бурятии, Дагестану, Чечне, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Калмыкии, Карачаево-Черкесии, Карелии, Коми, Марий Эл, Мордовии, Саха (Якутии), Северной Осетии-Алании, Татарстану, Тыве, Удмуртии, Хакасии, Чувашии, Алтайскому, Краснодарскому, Красноярскому, Пермскому, Приморскому, Ставропольскому и Хабаровскому краям.

Содержание отдельных статей "Атласа" также не совсем соответствует научным критериям: огромный материал, добытый социологами основывается, главным образом, на интервью с религиозными лидерами и собственных оценках авторов. Однако подробное описание современной религиозной жизни в 78 субъектах Российской Федерации (областям будут посвящены следующие два тома "Атласа") включает в себя такие пункты, которые не встретишь в нынешних учебниках по религиоведению. Каждая статья состоит из: 1)описания своеобразия истории религиозной жизни региона; 2)описания конфессий, существующих в данном регионе, в которое входит: а) справочные данные (адреса, численность, средства массовой информации, учебные заведения и т. д.); б) особенности идеологии и общественной позиции конфессий региона, а также их взаимоотношения с властями; в)позиция наиболее влиятельных лидеров, основные идейные течения; г) социальная работа и общественно-политическая деятельность конфессий. В качестве центрального параграфа в статьях выступает краткий анализ религиозной политика властей региона с 1988 по 2004 гг.

Оригинальность собранной социологами информации и то, что сведения о конфессиях и взглядах чиновников в российской глубинке трудно узнать из других источников, заставляет отбросить на время стремление беспристрастно соблюдать точные научные критерии. Тем более, что в предисловии к "Атласу" его редактор Сергей Филатов признал сам: "Мы понимаем, что наш метод сбора, обработки и анализа информации не соответствует строгим критериям, применяемым в научных исследованиях. Его можно назвать "геродотовским" или, если угодно, журналистским". Введение в научный оборот неожиданных сведений о возрождении православия в одних регионах и об уменьшении общественной роли РПЦ МП в других, о росте евангельских Церквей, о современном состоянии католических, лютеранских общин, о противоречивом развитии ислама – все это поставило принципиально новую проблему перед обществом. По существу "Атлас" показал, что Россия переросла бесконечные споры о "традиционности" и "нетрадиционности", а осмысление многоконфессиональности оказалось серьезной интеллектуальной задачей, которая остается нерешенной. Прежде всего, эмпирические факты, касающиеся как исламских регионов России, так и центральных областей, районов Дальнего Востока и Сибири, позволяют говорить о коренном изменении религиозной ситуации, произошедшей за последние 20 лет. О том, что религиозность в России уже не похожа на дореволюционную и советскую, опасаются говорить сейчас многие политики и иерархи, так как всегда страшно заглянуть в неизвестность. "Атлас" обнажает эту неизвестность во всей ее живой противоречивости (этому не мешают даже встречающиеся на страницах "Атласа" неточности).

Наиболее ярко о новой для России "настоящей" многоконфессиональной ситуации говорит политика чиновников, имеющих дело с конкретными пасторами, священниками и имамами. Реакция специалистов по религиозным организациям в разных регионах часто является стихийной. Судя по соответствующим пунктам статей в "Атласе", губернаторы и чиновники решают проблемы, возникающие с религиозными объединениями (недовольство православных протестантами, конфликты внутри общин и т. д.), исходя из своих личных убеждений, так как к "настоящей" многоконфессиональности государство российское оказалось в 90-е гг. не готово.

Насколько власти оказались наедине со своими симпатиями, а иногда и иллюзиями, говорят целые художественные сюжеты (иначе не назовешь) "Атласа". Характеристика политики калмыцкого губернатора, к примеру, вполне соответствует образу мыслей крупного бизнесмена. Социологи утверждают, что Илюмжинов не только материально поддерживает буддийскую сангху, но и сам является носителем своеобразной, постоянно развивающейся, религиозной идеологии, которая в значительной степени определяет развитие буддизма в Калмыкии. Некоторые основные черты этой идеологии первого президента Калмыкии выражены в его книге "Калмыкия - земля духа: национальная идея" (Элиста, 1997). В этой книге Илюмжинов утверждает существование некоторого "единого потока духа", который объединяет эпическую мудрость, язычество и буддизм, национальные традиции и христианство. Но Илюмжинов не ограничивается этномудростью одного калмыцкого народа - большое почтение и поддержку он проявляет к РПЦ МП, регулярно до смерти болгарской прорицательницы Ванги он ездил к ней за советом, имел аудиенции у Иоанна-Павла II в Ватикане.

Существуют также примеры политики местных властей, которые опровергают представления о неизбежности "православизации" нашей общественной жизни. Как отмечается в "Атласе", в отличие от бывшего главы республики Коми Спиридонова, Владимир Торлопов (недавно утвержденный в должности главы республики Коми) – практикующий верующий православный. При инаугурации он был благословлен епископом Сыктывкарским и Воркутинским Питиримом (Волочковым) в соборе на губернаторство. Но при этом Торлопов – человек, обладающий некоторой правовой культурой и придерживающийся демократических убеждений, перестал навязывать православие республике. Большинство договоров ведомств с епархией перестали выполняться. Предложенные РПЦ МП "Основы православной культуры" вызвали среди учительства резко отрицательную реакцию, допуск духовенства в средние учебные заведения сократился. Республиканские власти при Торлопове прекратили любые формы дискриминации религиозных меньшинств.

Большая часть статей, посвященных сибирским и дальневосточным регионам, позволяет поставить вопрос о том, что для многих регионов пора вырабатывать свою систему государственно-церковных отношений. Этого требуют, к примеру, особенности ситуации в Красноярском крае. Так, по мнению социологов, ключевым принципом религиозной политики в крае является стремление учитывать реальное влияние религиозных направлений в различных районах. К примеру, существуют города и районы традиционно большого распространения православия, такие как город Енисейск. Наряду с этим, есть достаточно большое количество районов, где РПЦ МП не обладает большим влиянием. По мнению главы краевого Комитета по делам национальностей, религий и общественных объединений Марка Денисова, в таких районах и в бывших комсомольских городах советского времени социальные проблемы вполне могут решать протестантские общины. Как отмечает Денисов, в городах, созданных на месте комсомольских строек, люди живут очень тяжело и для того, чтобы "не дать обществу рассыпаться – сохранить семьи и здоровую молодежь, там надо дать возможность работать протестантам". В одном из интервью Денисов так определил позицию краевых властей: "Нашу страну сегодня можно сравнить с домом, который охвачен пожаром. Это и катастрофическая ситуация с демографией, и повальное пьянство, особенно в деревнях. И вот люди со всех сторон бегут тушить пожар. Одни с ведром, другие с кружкой, третьи со стаканом. А некто в это время стоит возле пылающего дома и следит: "Ну-ка, что это у тебя там за ведерко? А у тебя куда подключен брандспойт? А твоя вода вообще не того качества!" Это маразм. Сначала нужно потушить пламя, а потом будем разбираться, чье ведро, какого оно цвета, какого качества была вода. Именно в процессе этого тушения и определяются те общественные, религиозные организации, которые нужны современной России".

Для многих непосвященных (до чтения "Атласа") в тонкости религиозной политики и расклада сил в этой тонкой сфере жизни будет вполне достаточно одного взгляда на многие статьи первого тома по республикам и краям. Даже для многих религиоведов окажется новостью, что православие развивается в России рядом с католичеством, лютеранством, баптизмом, а перечисление и характеристика церквей пятидесятников (или христиан веры евангельской) часто занимает несколько страниц. Обилие фактологии в "Атласе" компенсируется (хотя и не всегда) обращением, прежде всего, к социальной роли различных Церквей и к тем проблемам, с которыми они сталкиваются. Авторы "Атласа" представляют тех, кто борется за свое существование в российском обществе и миссионерствует, несмотря на преграды, а также тех, кто не желает принимать новую эпоху "настоящей" многоконфессиональности. Среди последних оказываются как раз традиционные религии, но им посвящена лишь часть всего материала, и не всегда бóльшая.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования