Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
23 марта 2012, 01:16 Распечатать

МОНИТОРИНГ СМИ: РПЦ и демократическое движение: сервилизм или православная салазаровщина? РПЦ МП оказалась перед необходимостью сформулировать свою позицию в условиях развивающегося политического кризиса


Осенью 2011 года в России произошла резкая смена общественных настроений. Политическая пассивность в сочетании с высокими рейтингами премьера Путина, президента Медведева и правящей партии "Единая Россия", сохранявшиеся в течение десятилетия, сменились протестными настроениями, падением доверия к власти, Путину и Медведеву лично.

Начало обвальному падению авторитета власти послужило объявление Медведевым 24 сентября его отказа от участия в выборах президента в пользу Путина и последовавшим за этим заявлением Путина о том, что это решение было принято ими вдвоем несколько лет назад. Откровенное и циничное признание того, что власть не зависит от выбора избирателей и может передаваться из рук в руки как стакан, когда не хватило посуды на всех участников пьянки, неприятно поразило народ больше, чем этого можно было ожидать. Медленно копившееся недовольство положением дел в стране нашло бурное выражение в электоральной и протестной активности.

РПЦ, крупнейший негосударственный общественный институт, неожиданно (как и все остальные субъекты разыгрывающейся на наших глазах драмы) оказалась перед необходимостью формулировать свою позицию. Тем более, что СМИ и общественные организации проявили небывалый интерес к тому, что скажет РПЦ. Впервые после избрания патриархом Кирилл оказался перед необходимостью формулировать позицию в условиях развивающегося политического кризиса, делать выбор между различными политическими платформами.

До выборов руководство РПЦ обходила тему выборов и не агитировала ни за одну из партий. В день выборов 4 декабря 2011 года патриарх Кирилл в слове после литургии в Донском монастыре заявил: "Сегодняшний день, отмеченный всенародными выборами, в каком-то смысле начало пути, потому что стране нашей предстоит очень многое сделать. И от того, сделаем мы это или не сделаем, будет зависеть само существование России — не больше и не меньше… Россия может существовать только как великое многонациональное государство, или она не сможет существовать. Сегодня народ наш делает выбор, и дай Бог, чтобы он стал началом пути, ведущего к славе — Божией славе, отображаемой в вере людей, в их жизни и в славе Отечества нашего". <> Пусть наши разделения, наши политические пристрастия, наши политические взгляды и убеждения никогда не разрушат единства народной жизни, от которого зависит процветание и каждого из нас, и всех нас вместе как народа, и страны нашей".

До середины декабря патриарх Кирилл никак не отреагировал на начавшиеся после выборов протесты. Однако председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Московского Патриархата протоиерей Всеволод Чаплин, выступающий в роли выразителя официальной позиции РПЦ, не ограничился протокольными фразами о том, что главное – "сохранить гражданский мир и государственность, не допустить нового 1905, 1917, 1991 или 1993 года". Призывая к сдержанности, он признал, что у митингующих есть основания для протестов – в стране много проблем, которые власть должна решать, что власть часто не слышит народа. Протоирей Всеволод Чаплин попытался быть объективным: он призвал действовать в рамках закона и предложил всем, кто утверждает о нарушении хода выборов, представить конкретные факты, за достоверность которых они должны нести ответственность.

Слово патриарха прозвучало только 17 декабря после богослужения в Храме Христа Спасителя: "Мы знаем, в какую кровавую баню, в какое кровавое месиво было превращено бытие наших предков в XX веке, когда в борьбе за эти маленькие человеческие правды отец восстал на детей и дети на отца; когда разрушены были дружба и любовь; когда кровь лилась рекой, а обезумевшие от этой крови люди стремились всеми силами, несмотря ни на что, утвердить свою маленькую, человеческую, скажем прямо, ничтожную правду! Да, может быть, и правды никакой не было, а лишь гордыня и желание власти! И погублены были миллионы человеческих жизней, и распалась великая страна, и если перечислять все наши скорби, понесенные в XX веке во имя тех самых человеческих правд, то не хватит никакого времени…Сегодня массовые настроения людей определяются не Божией правдой, а информационными технологиями. Ими пользуются все, кто отстаивает свою человеческую правду. Мы знаем, до чего это доходит в некоторых странах, где снова проливается кровь. Как важно, чтобы мы, наследники великой России, прошедшие через страшные испытания XX века, сегодня оказались способными воспринять уроки прошлого и не повторять ошибки отцов, совершенные ими в канун 1917 года, не повторять ошибки тех, кто в 90-е годы круто менял жизнь нашего народа, не повторять и другие ошибки! Что еще нужно сделать и как громко следует сказать, чтобы остановить народ наш от действий, которые могут разрушить жизнь людей, а вместе с ними — Божию правду?" Фактически, таким образом, патриарх призвал протестующих одуматься и остановиться. В то же время патриарх "проявил объективность", призывая власть прислушаться к общественному мнению: "Пусть Господь вразумит всех, кто имеет разные точки зрения, в том числе на политическое положение в стране и на минувшие выборы, и поможет вступить в реальный гражданский диалог, чтобы не разрушалась наша национальная жизнь, такими трудами по крупицам собираемая. Но для того чтобы преодолеть недоумение, восстановить доверие, сделать общество еще более сплоченным и способным идти в будущее, власти должны с большим доверием отнестись к людям и содействовать этому диалогу и общению, преодолению недоумений и разногласий — с тем, чтобы никакие человеческие соблазны, никакие ошибки, никакое неправильно понятое служение благу страны не разделяло людей".

Затем последовало, привлекшее всеобщее внимание, обращение духовника патриарха схиархимандрита Илии (Ноздрина), распространенное 23 декабря рядом интернет-СМИ РПЦ МП. Схиархимандрит зачитал перед камерой некий текст, в котором фактически не благословлял членов РПЦ участвовать в митинге, который должен был состояться на на следующий день на проспекте Академика Сахарова в Москве, сообщает корреспондент "Портала-Credo.Ru". В эфире радиостанции "Радонеж" от 22 декабря схиархимандрит Илий (Ноздрин), почитаемый в России старец, обратился к православным христианам со словом о текущей политической ситуации в стране. В самых резких выражениях Илий осудил протестующих: "В чем суть нынешней ситуации и многих разговоров в нашей стране? Это не что иное, как провокации людей, которые стремятся вызвать в России смуту, организовать беспорядки, что на руку тем, кто так ненавидит нашу страну и желает подорвать в ней стабильность, благополучие и мирный ход жизни, который только намечается в нашей стране. Деяния недругов нашей страны привлекают из бездны темные силы, тем самым провоцируют хаос, который более опасен, чем период украинской так называемой оранжевой революции. В этот сценарий вполне вписываются те события и выступления, которые мы наблюдали в Москве и Санкт-Петербурге в минувшие дни. Эти вопли, которые раздавались на Болотной площади, по свидетельству очевидцев, нередко оплачены организаторами этих событий, являются проявлением страстей и ненависти в нашем Отечестве, которое становится на путь мирной жизни".

С каждым последующим выступлением авторитетных представителей РПЦ отношение к протестующим ужесточалось, а по отношению к властям становилось безоговорочно лояльным. Апофеозом этого процесса стала встреча, по инициативе патриарха Кирилла в Даниловом монастыре, лидеров религиозных организаций с кандидатом в президенты Владимиром Путиным, состоявшаяся 8 февраля. Путин обещал значительно увеличить финансирование реставрации церковных зданий, допустить в школы представителей духовенства, ввести преподавание теологии в вузах, допустить бюджетное финансирование церковных социальных и образовательных проектов. В ответ, патриарх выразил ему полную поддержку.

Большинство журналистов и экспертов увидели в политике руководства РПЦ проявление политической конъюнктуры и традиционной сервильности перед властью. Например, один из наиболее остроумных и резких критиков путинского режима Андрей Пионтковский, директор Центра стратегических исследований, в интервью BFM.ru так оценил отношения патриарха с властью: "В этих отношениях воплощается тот принцип, который наш выдающийся кинорежиссер Михалков любит называть со специфическим ударением симфонИя Церкви и государства. Эта симфонИя сводится к тому, что Церковь выполняет роль идеологического отдела ЦК — ту самую роль, которую она выполняла столетиями, то есть приведение паствы в покорность светской власти. В обмен на это власть демонстрирует всяческое уважение Церкви: появляются люди со свечками, бьют поклоны. И вся эта симфонИя очень благостно существовала. Но Церковь — все-таки институт, возглавляемый весьма амбициозным человеком, у которого есть и свои институциональные интересы. И как всегда в моменты общественных кризисов, такие структуры, как партии- клоны, или большая партия-клон Церковь, которая является идеологическим отделом, начинает вести себя немножко по-другому. Последние заявления, довольно туманные, церковных деятелей, достаточно высоких, они как бы направлены на то, чтобы создать для Церкви такой возможный люфт действий: кто его знает, как повернется. А Церковь существует на Руси тысячелетие, и существовать она должна и в постпутинской России. Поэтому, сохраняя эти "симфонические" отношения, она устами некоторых деятелей, не самого еще патриарха, на всякий случай откладывается на реальности постпутинской страны". По мнению Пионтковского, если власть будет еще больше терять поддержку, то высказывания деятелей РПЦ в пользу оппозиции будет не временным, а нарастающим явлением. А если власть жестоко подавит оппозицию, то это действительно станет явлением временным, о котором просто забудут.

Вдумчивый аналитик церковно-государственных отношений Александр Верховский, директор Информационно-аналитического центра "Сова" в комментарии интернетовскому "Ежедневному журналу" 2 февраля 2012 г. заявил: "По мере того, как постепенно ослабевают сомнения в том, что существующий политический режим устоит в нынешнем кризисе, патриарх понемногу смещает баланс своих высказываний в пользу властей".

Спору нет, в поведении патриархии много сервилизма, прямого обслуживания интересов власти. Но одной этой трактовкой объяснить поведение руководства РПЦ невозможно. У патриарха есть принципиальная позиция далеко не полностью совпадающая с позицией властей. Тот факт, что ее обычно не замечают, является не столько следствием дипломатичности формы ее утверждения, сколько тем, что ее эксцентрический характер светским аналитикам и журналистам трудно принять всерьез.

Своеобразие общественно политических ценностей РПЦ может быть ярко проиллюстрировано цитатой из проповеди патриарха 16 июля 2011 года, в день памяти святителя Филиппа, митрополита Московского и всея России, чудотворца: "Деяния Иоанна Грозного несопоставимы с тем, что происходит в современном мире: огромное количество человеческих страданий и несправедливости, голода и болезней; войн, непонятно во имя чего ведущихся; уничтожение огромного количества мирных, ни в чем не повинных людей[1]". Из этих слов патриарха следует, что наше время более жестокое и безнравственное, чем времена Иоанна Грозного. Очень мало кто из светских людей согласится с патриархом. Сам Путин (и даже Патрушев!) вряд ли считает, что при "путинском режиме" русским людям живется хуже, чем во времена царствования Ивана Грозного.

Да и, как не считай – утверждение патриарха более, чем спорное. На какой же идейной основе появляются такие удивительные сравнительные оценки?

Социально-политическая доктрина РПЦ, выраженная в ряде официальных документов и программных речей патриарха, в первую очередь в "Основах социальной концепции РПЦ"[2], принятых в качестве официальной позиции Церкви в социально-политической области на архиерейском соборе РПЦ 2000 года. Подготовкой этого документа непосредственно занимался митрополит Кирилл (Гундяев), в то время митрополит Смоленский и Вяземский, глава Отдела внешних церковных связей (ОВЦС), а ныне патриарх Московский и всея Руси.

Этот документ утверждает идеальными для православия принципы государственного устройства абсолютной монархии Византии, с ее принципами симфонии церкви и государства. Но идеальным ее воплощением признается монархия российская: "У русских государей, в отличие от византийских василевсов, было иное наследие. Поэтому, а также в силу других исторических причин, взаимоотношения церковной и государственной власти в русской древности были более гармоничными"[3]. Демократическое правовое государство признается лишь как результат секуляризации, с которым по необходимости приходится примириться: "Форма и методы правления во многом обусловливаются духовным и нравственным состоянием общества. Зная это, Церковь принимает соответствующий выбор людей или, по крайней мере, не противится ему"[4].

Руководители РПЦ периодически дают понять, что не считают выбор демократического пути развития окончательным, они лишь покуда "не противятся ему". Типично для представителя высшей церковной бюрократии рассуждение Чаплина, заявившего, согласно Интерфаксу от 31 мая 2010 на встрече с депутатами думской фракции "Единая Россия", что "народ должен для монархии созреть, сам ее предложить и выбрать", и "любые попытки радикально изменить политический строй привели бы в худшем случае к дестабилизации, а в менее худшем - к появлению пародии на тот идеал монархии, который сложился в нашем народе". Но отказ в данное время от монархии не значит продвижение по пути демократии: "Для России типична сильная персонифицированная центральная власть, без нее в России ничего не делается", - сказал он, однако "следовало бы поговорить о том, что должно уравновешивать и всегда уравновешивало эту сильную власть: это советование власти с народом, его участие в принятии решений". Из других высказываний и Чаплина, и патриарха и других церковных начальников следует, что "советование" предполагает не парламент, избранный народом на основе многопартийной системы, а некие корпоративные совещательные органы, по преимуществу начальством же и назначенные.

Одно из такого рода, вполне типичных, высказываний принадлежит тому же протоиерею Всеволоду Чаплину: "Российскому духу в наибольшей степени соответствует такой орган, как Общественная палата РФ, тогда как парламент не вписывается в сознание русского народа".("Портала-Credo.Ru" 9. 02. 2006). Чаплин, выступая на конференции "Религия и гражданское общество" в Российской академии госслужбы при президенте РФ 9 февраля 2010 г., заявил, что "неизвестно вообще - приживётся ли в России система политических партий". Россия, как отметил представитель Московской патриархии, и так богата традициями представительства интересов различных слоёв общества, и ей не обязательно ориентироваться на западные формы демократии. В Московской Руси проходили Земские соборы, кроме того, цари советовались с разными группами населения, подчеркнул отец Всеволод Чаплин. У нынешней власти, по мнению Чаплина, также сохранился инстинкт внутренней ответственности за народ – именно поэтому, для того, чтобы учесть интересы всех граждан, и была создана Общественная палата РФ. Общественная палата, по мнению руководителей РПЦ – более адекватный для выражения народных настроений орган, чем парламент. Она не избирается в конкурентной борьбе, а назначается начальством (и в этом ее преимущество), в ней представлены выдающиеся люди, представляющие разные группы общества (что приближает ее природу к милому православному сердцу сословному представительству).

Важным элементом чаемого духовными командирами политического порядка является их интерпретация того, что такое "гражданское общество". Согласно мысли церковных идеологов, поскольку до 80% населения страны называют себя православными, то наиважнейшим институтом гражданского общества является РПЦ. Патриарх Кирилл, таким образом, оказывается кем- то вроде главного трибуна гражданского общества.

В другом обращении к этой теме, 3 ноября 2010 года, согласно сообщению Интерфакса, протоиерей Всеволод Чаплин призвал к широкому обсуждению основ политического строя России. По его мнению, ранее у общества такой возможности не было.

"Я совершенно убежден, что власть, основные политические силы и основные части общества, основные сословия, которые есть в нашей стране (это и деловое сообщество, и профсоюзы, и этнорелигиозное сообщество, и регионы), могут сегодня провести серию форумов, которые с чистого листа начали бы разговор об идейных и политических основах существующего в стране строя", - сказал отец Всеволод на встрече клуба "Единой России". Священник полагает, что "в 1993 году основы конституционного строя были недостаточно обсуждены разными слоями общества и разными частями политического спектра", и "этот фактор тоже делает достаточно шаткими идейные обоснования всех дальнейших экономических и политических преобразований".

Судя по всему, детально характер народного представительства через органы близкие к Общественной палате и Народному собору не разработан, но направление мысли церковных политиков аналогично принципам корпоративного государства, существовавшего в Испании при Франко и в Португалии при Салазаре.

Митрополит (а с февраля 2009 г патриарх) Кирилл (Гундяев) в своих выступлениях обычно менее определенно выражает свои общественно-политические воззрения. Но это не значит, что он их не разделяет. В интервью "Комсомольской правде" (01. 08. 06) митрополит Кирилл высказался, правда, за демократию, но избавил ее от таких атрибутов, как свободные выборы, многопартийная система и разделение властей: "Для меня демократия - это в первую очередь гармонизация интересов. Все остальное вторично. Я не признаю взгляда на Россию сверху вниз, как это иногда позволяют себе некоторые на Западе. Если главным содержанием демократии является гармонизация интересов, то каждая страна должна идти к демократии, сообразуясь со своими национальными, культурными и историческими особенностями …. на самом-то деле демократическая идея замечательная - люди призваны во взаимодействии гармонизировать свои

интересы. Общество жизнеспособно, когда оно сбалансировано".

В 90-е гг. РПЦ даже предпринимала некоторые не очень удачные попытки внедрить корпоративно-сословные институты в политическую жизнь на региональном уровне (С. Филатов, Р. Лункин. Белгород: единство церковной и светской власти. В книге: "Религия и российское многообразие" М.-СПб, "Летний сад, 2011. с. 277-284).

Патриаршество Кирилла среди прочих новшеств ознаменовалось, если и не полных отстранением от участия в выборных кампаниях, то, по крайней мере, заметным ослаблением этого участия. Патриарх Алексий во время выборных кампаний не очень настойчиво, но ясно по нескольку раз выступал в поддержку кандидатов партии власти. Многие же другие епископы и авторитетные деятели церкви делали это гораздо более откровенно. Теперь же, при новом патриархе заметно ослабло и участие церковнослужителей в региональных выборах, в то время как в 90-е и нулевые годы оно часто бывало просто назойливым.

И это, исходя из логики политической доктрины РПЦ, выглядит скорее не как отмежевание от партийно-политической борьбы, а как выражение подозрительного отношения к самому институту выборов.

В то же время спикер РПЦ протоиерей Всеволод Чаплин выразил глубокое удовлетворение тем, как 24 сентября 2011 года Медведев и Путин поменялись верховными государственными постами: Глубоко убежден, что озвучивание этого решения в присутствии большого количества представителей разных слоев общества, кстати, не только членов партии "Единая Россия", - это знак открытости государственного руководства к диалогу с народом. А то, что о кандидатуре Путина впервые сказал действующий Президент Медведев, говорит, о благородстве и дружеском духе принятого решения. Часто считается, что эталон управления государством - это управляемый конфликт, это столкновение партий и кандидатов, их программ и стоящих за ними интересов, это максимально активная политическая конкуренция. Однако православный общественный идеал всегда предполагал предпочтение единства и взаимодействия любым разделениям и борьбе. Это идеал в высшей степени нравственный, укорененный в евангельском учении, предполагающем предпочтение единства любым разделениям. И странам, которые учат нас жить, неплохо было бы обратить внимание на этот идеал и основанную на нем политическую практику (Протоиерей Всеволод ЧАПЛИН "К единству власти, народа и Церкви". Газета "РУСЬ ДЕРЖАВНАЯ" Октябрь 2011 г.).

В светских СМИ эти высказывания были восприняты как проявление грубого сервилизма. Однако, подозреваю, дело гораздо хуже: исходя из политической идеологии РПЦ, они должны быть вполне искренними. Это принципиальная позиция!

В преддверии выборов патриарх несколько раз выражал сомнение в благотворности партийно-политической борьбы, да и в сам день выборов 4 декабря 2011 повторил это своё сомнение: "…Мы с вами добровольно избрали политическую систему, которая предполагает борьбу, конкуренцию людей, объединившихся в политические партии. Систему, которая предполагает некое разделение народа и общества…".

Столкнувшись с массовыми протестами против фальсификации выборов (даже не беря в расчет желание угодить власти) руководство РПЦ оказалось в положении человека, считающего азартные игры преступлением, когда к нему игроки обратились с просьбой осудить карточных шулеров. Жульничать, может быть, и плохо, но ведь в принципе не следует играть в карты!

В первые две недели патриарх молчал, а авторитетные священнослужители делали несколько противоречивые заявления. Чаплин даже предлагал участие церкви в сборе жалоб на электоральные нарушения и участие представителей церкви в контроле за предстоящими президентскими выборами. Впрочем, это, наверное, был тактический маневр. Чаплин, как и все начальство РПЦ от своих принципов не отступал, в те же дни, 11 декабря на конференции в Германии он заявил: Запад мог бы рано или поздно спросить себя: не стоит ли ему самому присмотреться к работающим моделям общества, основанным не на постоянном соперничестве ветвей власти, политических сил и социальных групп, а на гармоническом единстве власти, народа и одной или нескольких религиозных общин? (9-11 декабря 2011 года в Евангелической академии Бад Болля (Германия) состоялась международная конференция "Христианское понимание прав человека: сложные вопросы", организованная Отделом внешних церковных связей Московского Патриархата, Сообществом протестантских церквей в Европе, Конференцией европейских церквей и Фондом Конрада Аденауэра. С докладом на тему "Богословское видение прав человека, политические традиции и реалии" на форуме выступил председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин.) Вскоре руководство РПЦ запретило священнослужителям участвовать в контроле за выборами каком либо статусе. Несколько демократически настроенных священников, поработавших наблюдателями на думских выборах, подверглись грубым нападкам в церковных СМИ и на церковных собраниях.

Занятая в первое время церковная позиция, заключавшаяся в том, что к протестующим надо прислушаться, есть справедливые основания для недовольства, быстро претерпела принципиальную эволюцию. Основное требование демонстрантов: пересмотреть итоги парламентских выборов, осудить фальсификаторов, провести новые выборы после демократизации выборного законодательства в речах церковного начальства больше не упоминались, как будто их и не было вовсе.

Официальная позиция РПЦ теперь заключалась в том, что серьезные недостатки в работе чиновничества и полиции разозли людей и вывели их на улицы, а этим воспользовались продажные и безответственные политиканы, находящиеся в услужении западных недругов России.

Вот как эту мысль выразил патриарх в Рождественском интервью телеканалу "Россия-1": "Что сейчас происходит? У нас что, с Президентом народ общается, с министрами? У нас народ общается с милиционерами, с управляющими компаниями ЖКХ. У нас, к счастью, свободная экономика, кажется, более или менее решила проблему продавщиц. Но ведь опять нас, простого человека, кошмарит вот этот уровень власти… Если мы с этим кошмаром справимся, на бытовом уровне, на уровне местных властей, в первую очередь, и, конечно, на уровне коррупции — на более высоком уровне, тогда будет снята тема отношения человека и власти."

Резкость осуждения лидеров протестного движения и истеричность предостережений об опасности его дальнейшего развития нарастали с каждым днем. Лидеры протестного движения – это люди, заинтересованные в дестабилизации страны, в том, чтобы ввергнуть страну в хаос; они действуют по указке враждебных России зарубежных сил; существует заговор, направленный на то, чтобы поставить Россию на колени. Причем обвинения в адрес протестных лидеров были вполне бескорыстны – практически все они более чем лояльно относятся к РПЦ, большинство из них – практикующие верующие. Руководство церкви принципиально верно авторитарной безальтернативной власти. В риторике патриарха с каждым днем росла оценка опасности, грозящей России – упоминались "хаос", "смута", "гражданская война", "кровь", "развал страны". Судя по всему, Россия в качестве правового, демократического государства для духовных командиров вещь непредставимая, нечто ужасное. Один за другим авторитетные, принадлежащие к церковному мейнстриму священнослужители стали выступать с предостережениями о грозящей от борцов за свободные и честные выборы опасности. За избавление от грозящей смуты (и ipso facto за Путина) в некоторых епархиях даже начали служить молебны. Поддержка Путина стала поддержкой традиционного русского политического порядка против западной демократической заразы.

Руководство РПЦ в этих условиях не было смущено и демократическими законодательными инициативами Д. Медведева и В. Путина. Главный спикер РПЦ отец Всеволод Чаплин увидел в программной статье Путина, посвященной политической реформе, перспективы сословного, корпоративного представительства. В интервью Интерфаксу 7 февраля он заявил: "народ должен чувствовать себя хозяином в своей стране, независимым от внешних влияний и способным самостоятельно определять собственное будущее". Как отметил далее священник, в статье говорится о том, что политическая конкуренция должна отражать "реальные интересы социальных групп". В тексте сказано также об интересах "больших социальных групп". "Мне думается, что развитие нашей политической системы должно обеспечивать не только и не столько манипулятивным элитным группам, сколько большим слоям нашего населения, возможность влиять на политику. Возможно, для этого потребуются глубокие преобразования. Важно только, планируя их, советоваться с тем самым народом, с теми самыми большими социальными группами", - подчеркнул собеседник агентства. Он также "с интересом прочитал" о намерении усилить полномочия общественных советов министерств и Общественной палаты. В контексте предложений Путина о расширении присутствия РПЦ в СМИ Чаплин интерпретировал и планы создания Общественного телевидения.

То, что предложили верховные диумвиры, еще не приобрело силы законов. Что из них "на выходе" получится можно только гадать. Возможно, страна вернется на путь построения демократии. А возможно, что при доработке законопроектов в Думе они могут приобрести совсем не опасный для противников народовластия характер. Ведь черти (Чаплин, наверное, считает, что ангелы) прячутся в деталях. Инициативы властей не предполагают проведение досрочных открытых и честных выборов, а за 5-6 лет многое, что еще может измениться, в т. ч. и новое законодательство. В конце концов, оно может быть года через три вообще отменено по причине экстремизма, терроризма, экономического кризиса, стихийных бедствий или проигрыша российских футболистов на каких-нибудь соревнованиях. Уже сейчас поведение властей пробуждает такие надежды. Перед выборами русские люди оказались свидетелями наездов властей на оппозиционные СМИ, разнузданной кампании в подконтрольных властям СМИ против "оранжевой угрозы", планов ввести разного рода "фильтры" на народное волеизъявление. Все это дает основания предположить, что все останется в рамках "традиционного российского устроения общественно-политической жизни": народ, как и прежде, будет ответственен перед властью, а не власть перед народом.

Ко дню президентских выборов РПЦ подошла в роли активного и бескомпромиссного поборника даже не Путина, а путинского режима, каким он сложился к 2012 году. Ей желателен не просто Путин, а Путин – азиатский деспот.

"Я совершенно открыто должен сказать как Патриарх, который призван говорить правду, не обращая внимания ни на политическую конъюнктуру, ни на пропагандистские акценты, о том, что огромную роль в исправлении этой кривизны нашей истории сыграли лично Вы, Владимир Владимирович. Я хотел бы Вас поблагодарить. Вы когда-то сказали, что Вы трудитесь, как раб на галерах, — с той лишь только разницей, что у раба не было такой отдачи, а у Вас очень высокая отдача" - без всякой лести сказал патриарх Путину в своем выступлении на встрече председателя Правительства Российской Федерации В.В. Путина со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом и руководителями традиционных религиозных общин России.

Чем же объясняется столь оригинальная политическая философия руководства РПЦ? Сейчас в мире не существует других сколько-нибудь значительных христианских церквей – принципиальных сторонниц авторитаризма. По крайней мере, к середине XX века уже все (в т. ч. и консервативные, фундаменталистские в своем богословском и моральном учении) христианские конфессии, кроме РПЦ, служат демократизации. Демократия – часть их религиозных ценностей. Объяснения, основанные на тяжелом наследии самодержавия, не могут быть исчерпывающими. Многие другие христианские церкви почти всю свою историю совершали служение в деспотических, авторитарных государствах. Однако они (частенько очень легко, без особых душевных терзаний) отказались от поддержки "традиционного устроения общественно-политической жизни". Христианская вера оказалась самой плодотворной религиозной почвой для развития демократии. Только в нашей стране этот всеобщий принцип не действует.

Причина принципиального обособления политической идеологии РПЦ от политического мировоззрения всего остального (в т. ч. и православного) христианства – в недавней истории – в положении Церкви в СССР.

История руками Иосифа Сталина сыграла с Православной церковью злую шутку. После тотальных репрессий против Православной церкви в 1920--1930-е годы, приведших к фактической ликвидации легальной организованной церковной жизни, Сталин решил возродить русское Православие. Легализация Русской православной церкви (РПЦ) стала возможной и желательной для власти в русле общего отказа сталинского режима от идеологии мировой революции и марксистского интернационализма и эволюции в сторону великодержавности и русского традиционализма. Когда в конце Второй мировой войны Сталин воссоздал жестко организованную и наделенную четко определенными функциями Московскую патриархию, РПЦ была изолирована от остального общества, она находилась в своеобразном гетто. Ей было разрешено в этом гетто существовать, но не выходить за жестко очерченные границы, она должна была (как и все прочие институты и частные лица) обладать полной и безусловной лояльностью режиму. Но какова же могла быть идеология этой лояльности режиму, который провозглашал одним из основных идейных принципов воинствующий атеизм, при котором сотни тысяч верующих погибли в лагерях, подвергались дискриминации и преследованиям?

Патриарх Сергий (Страгородский), фактически получивший сан из рук Сталина, предложил оригинальную концепцию церковно-государственных отношений: "патриотическое служение". В чем же заключается "патриотическое служение"? Церковь воспринимает себя как идеологическую опору авторитарной московской власти, во все времена служащую преградой "внутренней смуте" и "разлагающему западному влиянию"[5]. Могучее русское государство, сокрушающее все, что оказывается на его пути к достижению все большего всевластия над своим народом и окружающим миром становится парарелигиозной ценностью. Природа этого государства и ценности им утверждаемые – вещи второстепенные, неважные. Неважные - именно потому, что христианское мировоззрение было предельно далеко от сталинского коммунистического официоза, патриотическое служение вынуждено было избрать объектом своей любви русское государство в чистом виде, с его идеологией оно имело слишком мало общего. Православный народ должен без всяких сомнений жертвенно служить родному, хоть бы и атеистическому, и людоедскому русскому государству.

Сейчас трудно осознать сколько страхов, угрызений совести, должны были преодолеть священнослужители, сколько моральных и интеллектуальных барьеров преодолеть, чтобы возлюбить режим автора "Краткого курса ВКП(б). Уж, коли такую тяжкую работу над собой совершили, от нее трудно отказаться. Поведение священноначалия РПЦ говорит о том, что и при Сталине, и после него, и в наши дни "патриотическое служение" -- стало вполне искренней его позицией. Причем обе неразрывно связанные между собой составляющие этой позиции – внешне - (противостояние Западу) и внутриполитическая (укрепление единоличной авторитарной власти) были проявлены в последние годы открыто и последовательно. Впрочем, внутренняя пустота государственнического идеала церковных людей постепенно стала наполняться своеобразным романтическим мировоззрением. Они восхищаются порядками, существовавшими в дореволюционной и в средневековой России. Они безоговорочно осуждают между собой всё, что принес прогресс в последующие столетия, хотя многое он принес при участии, а иногда даже и по инициативе Церкви. Но для них прогресс стал регрессом, закончившимся политикой тотального уничтожения Церкви[6], а затем секуляризацией и демократизацией. В результате даже многие демократические и гуманистические идеи, принятые церковным народом перед революцией и в постсоветское время стали ставиться под сомнение. Недаром патриарх считает, что эпоха Ивана Грозного лучше, чем время правления Владимира Путина. И все же в путинском режиме наши церковные романтики (вполне справедливо) видят некоторые архаичные черты, сближающие нас со временами самых необузданных московских василевсов.

С осени 2011 года общественно-политическая ситуация принципиально изменилась и, вероятнее всего, надолго. После 20-летней спячки Россия вновь продолжила свое движение к демократии и правовому государству. Страну ожидают кризисы и конфликты. Руководство РПЦ уже успело четко определить свою позицию: она будет противостоять демократическому движению и поддерживать авторитаризм. Насколько опасна такая позиция РПЦ для общества? Многочисленные опросы населения, проводившиеся в течение последних 20 лет, указывают на то, что авторитет РПЦ в сфере политики крайне низок (в отличие от сфер морали, вероучения, даже культуры). Здравый смысл подсказывает русским людям, что следование церковным призывам к послушанию и прекращению отстаивания своих прав и свобод не послужит ни душеспасению, ни благу народа. Конечно, антидемократическая деятельность церковного начальства является одним из препятствий делу демократизации страны. Она ведет к распространению в общественной атмосфере бацилл цинизма, апатии, всякого рода страхов и фобий. Но препятствие это малозначительное, второстепенное - РПЦ не является авторитетной политической силой.

Насколько разрушительна позиция РПЦ для нее самой? Это более сложный вопрос. Все зависит от того, насколько упорно руководство РПЦ, будет придерживаться своей "романтической" политической доктрины. В любом случае антиклерикальной реакции не избежать. "Беспамятство", "беснование", "оранжевая чума" (ну, ладно "оранжевая", но почему "чума"?), "заговор врагов России" и т. д. и т. п. – все эти живописные величания в адрес участников демократического движения трудно совсем не заметить или быстро забыть. Однако, скорее всего, антиклерикальные настроения не разовьются слишком сильно. Надо учитывать, что РПЦ достаточно осторожна. Когда и если конфликт власти с демократическим движением зайдет достаточно далеко, руководство РПЦ скорее всего сумеет не слишком поздно сдать в архив свои нынешние политические теории. Во время нынешнего электорального кризиса несколько священников активно и публично выступали против фальсификаций, участвовали в разоблачениях. Они были грубо одернуты, но никак не наказаны. По мере развития демократического движения таких священников и православных активистов будет становиться все больше. Если церковное начальство проявит здравомыслие и не будет их серьезно преследовать, деятельность именно таких священников может заметно смягчить антиклерикальные настроения. К тому же, надо учесть, что общественное мнение имеет склонность предоставлять РПЦ большой кредит доверия, а ее политические демарши пропускать мимо ушей. Существующие сейчас малочисленные антиклерикальные круги не осознают значение этого кредита. Российское общество чувствует сильную ностальгию по "стране, которую мы потеряли", символом которого стало православие. Кроме того, состояние русского народа таково (слабость социальных связей и солидарности, атомизированность общества, деморализация, неверие ни в собственные силы, ни в существующие институты и т. п. всем хорошо известное), что он действительно имеет нужду в социальной активности церкви. Но церкви самостоятельной, морально и интеллектуально сильной и здоровой, пробудившейся от сталинистских снов разума. И шанс на то, что РПЦ удовлетворит народную нужду, еще сохраняется.

РПЦ – не единственная религия, и не единственная христианская конфессия России. Как же проявили себя остальные? Российский религиозный мир совершенно условно разделен на две неравные в своих правах части: "традиционные" и "нетрадиционные религии". Традиционные религии, обладающие большими правами и поддержкой власти - иудаизм, ислам и буддизм (буддизм, правда, имеет возможности пользоваться привилегиями "традиционности" только на территории трех республик - Бурятии, Калмыкии и Тувы). Традиционные религии ценят свой привилегированный статус и стремятся выжить из него максимум выгод. Действительно, до принятия закона 1997 года, в котором этот статус закреплен, ни иудаизм, ни официальный ислам не имели в России столь благоприятного положения в государстве. У иудаистов редко, у официальных мусульман гораздо чаще возникают проблемы во взаимоотношениях с властью, но их положение намного лучше, чем раньше и чем у религиозных объединений, считающихся "нетрадиционными". Свои проблемы они решают без публичных конфликтов, в тиши правительственных кабинетов. В ходе электорального кризиса 2011-20012 лидеры иудаистских и официальных исламских объединений активно демонстрировали свою поддержку партии "Единая Россия", а затем Путину. Характерно в этом отношении интервью израильской газете Ha'Aretz главного раввина России Берл Лазара (цитирую по перепечатке на портале "Грани", 01, 03, 2012). "Большинство российских евреев на президентских выборах будет голосовать за Владимира Путина" - заявил главный раввин России Берл Лазар. "Возможно, если бы был больший выбор кандидатов, они голосовали бы за кого-то еще. Но я лично не знаю ни одного еврея, который бы голосовал за Прохорова, например", - сказал Лазар. Он добавил, что отсутствие ярких молодых политиков это проблема. "Всех этих людей - Зюганова, Жириновского - мы уже много раз слышали. Это все те же люди", - сказал Лазар. Как отмечает Ha'Aretz, Берл Лазар вынужден балансировать на тонкой грани между властями и еврейской общиной, многие представители которой участвовали в антипутинских митингах последних месяцев. По данным издания, встречаясь недавно с религиозными лидерами, Путин спросил Лазара, где будут евреи в ближайшую субботу. Лазар ответил, что в синагоге. "А как насчет акций протеста?" - спросил Путин. На это Лазар ответил, что евреи должны быть в синагоге. Еще боле активно проявляли свою лояльность исламские лидеры, не упускавшие возможности заявить о своей поддержке "Единой России" и Путина всюду, где это было возможно.

Иное положение "нетрадиционных" религий, не менее, чем на 80% состоящих из протестантов и католиков. В 90-е годы они активно проявляли себя в политике и общественной жизни. Не редкостью были протестантские общины, публично выступавшие на выборах различного уровня в поддержку демократического развития страны, а в предвыборных кампаниях в поддержку демократических кандидатов. Но после 2000 года положение радикально изменилось. Последние 12 лет "нетрадиционные" подвергались постоянному давлению и всяческому ограничению их гражданских прав и возможностей осуществлять свою миссию. Они испытывали все возрастающие сложности с получением аренды помещений для богослужения и земли для строительства церковных зданий, в работе с детьми, катехизации, осуществлении социальных программ и т. д. К этому надо добавить периодически проходящме в разных концах страны судебные процессы над пятидесятниками по своей абсурдности напоминающие средневековые суды над ведьмами. Постепенно большинство общин христианских меньшинств прекратили как либо выражать свои политические пристрастия и в целом пошли по пути самоизоляции от окружающего мира. За редким исключением они, однако, не стали и публично поддерживать существующую власть. Самое заметное из этих исключений - епископ Сергей Ряховский, председатель Российского Объединенного Союза Христиан Веры Евангельской Пятидесятников (РОСХВЕП). РОСХВЕП – одно из трех основных объединений российских пятидесятников, в которое входят и некоторые непятидесятнические общины. РОСХВЕП – аморфное, зонтичное объединение, не обладающее значительным влиянием на входящие в него общины, но предоставляющее некоторые, весьма слабые гарантии своим членам. Епископ Ряховский публично выступает на стороне Путина и "Единой России", но представляет он, строго говоря, только себя и свой административный аппарат. Для публичную позиции же большинства христианских меньшинств характерно интервью секретаря Конференции католических епископов России священника Игоря Ковалевского "Порталу-Credo.Ru" от 29 декабря 2011.

"Портал-Credo.Ru": - Российская Католическая Церковь как-то отреагировала на события начала декабря, к которым привели массовые фальсификации результатов парламентских выборов? Или она отстранилась от этого вопроса?

" Церковь вообще никак не комментирует политические события. И некорректно даже задавать мне такой вопрос как католическому священнику. Я могу, как гражданин России, иметь свое мнение по поводу политических событий и митингов, которые недавно прошли, но я его оставлю при себе, поскольку являюсь официальным лицом Церкви и не хочу, чтобы мое мнение по тем или иным политическим вопросам отождествлялось с мнением католической Церкви".

На этом фоне редким и мужественным исключением выглядит позиция основного объединения российских баптистов Российского Союза евангельских христиан-баптистов (РСЕХБ). В 2002-2010 годах этот Союз возглавлял пастор Юрий Сипко, выходец из потомственной семьи узников совести, решительный и бескомпромиссный приверженец традиционных баптистских ценностей. Под его руководством были преодолены пережитки советского времени - была восстановлена самостоятельность общин, повышен уровень библейского образования, преодолены традиции сервилизма перед властью. Юрий Сипко часто и крайне резко выступал с осуждением произвола и беззакония властей, свертывания демократии. При нем существенно обновилось руководство РСЕХБ. Теперь оно состоит из его единомышленников. По уставу РСЕХБ один человек не может возглавлять его более двух четырехлетних сроков. В марте 2010 года новым председателем РСЕХБ вместо Юрия Сипко был избран Алексей Смирнов. Яркого общественного деятеля Сипко, известного критическими высказывания на политическую и социальную тематику, сменил человек не склонный к публичным выступлениям, но близкий Сипко по взглядам, в советские годы состоявший в подпольном баптистском Совете церквей. При этом Сипко остался одним из руководителей РСЕХБ – членом Совета РСЕХБ и одним из наиболее авторитетных лидеров российского протестантизма. В интервью "Портал-Credo.Ru"19 декабря 2011 Сипко со страстью библейского пророка, в частности, заявил:

"Как гражданин, я испытываю чувство глубокого разочарования. Вы заостряете внимание непосредственно на событии выборов, которые стали демонстрацией гнусного пренебрежения порядочностью. Власть предержащие, демонстрировали нам своё пренебрежение во всём, и всё время. Отсутствие свободной прессы. Отсутствие свободной политической борьбы. Дубины опускались на башку каждого, кто просто пытался приблизиться на расстояние слышимости, желая власти послать сигнал тревоги.

Ещё до начала выборов все схемы фальсификаций были известны, угрозы увольнения были озвучены, приказы как голосовать были также публичны. Людей думающих, говорящих правду лишали голоса, партии демократические распустили и не регистрировали.

Я не считаю, что поражение "Единой России" предположительно. Оно абсолютно. Но это относится не только и не столько к клану чиновников, которых по недоразумению называют "партией". Это в равной мере относится ко всем людям страны, кто позволяет использовать себя, кто надевает форму полицейского, обязанность которого - защищать порядок, и в нарушение порядка он бьёт своих безвинных соседей, кто собирает собрание сослуживцев или студентов или ветеранов, и требует голосовать за власть. Это относится к судьям, кто штампует неправосудные решения из-за политического заказа власти. Это относится к офицерам и генералам, к прокурорам, к учителям и врачам… Я оцениваю ситуацию как самую неблагоприятную. Это вовсе не слабая экономика. Это даже не растущее количество бедных. Это и не растущее количество богатых. Всё это следствие. Причина - безнравственность людей во власти. Всех уровней. Всех ветвей. Ложь высших должностных лиц, подкреплённая прокуратурой, полицией, судами, ложь, тиражированная прессой, разрушает нацию. Нет доверия никого никому…Десятки тысяч жалоб от наблюдателей, направленные в суды, не принимаются к рассмотрению. Размещённые в Интернете документы о фальсификациях не воспринимаются властью. Медведев говорит при этом, что выборы были честные. Генеральный прокурор повторяет то же самое… Разве Вы видите признаки демократического государства у нас? В чём они проявляются? На каком этапе российский гражданин способен влиять на жизнь своего села или города? …"

В ходе электорального кризиса Юрий Сипко был единственным авторитетным в масштабе страны религиозным деятелем открыто и резко осудившим власти и призвавшим к демократизации России.

4 марта 2012 года состоялись президентские выборы, на которых Владимир Путин получил 64% голосов и, таким образом был избран президентом в первом туре. Лидеры и активисты демократического движения эти результаты не признали и приступили к планированию различных протестных акций с требованием демократизации общественно-политической жизни и проведения досрочных парламентских и президентских выборов. Страна, судя по всему, вступила в длительный период борьбы за утверждение демократии. Российские верующие еще долго будут иметь возможность вступить в эту борьбу, да и поменять лагерь, в котором они состоят сейчас.

___________________________

[1] http://www.patriarchia.ru/db/text/1578058.html

[2] Основы социальной концепции Русской православной церкви. М.: Издательство Московской Патриархии, 2000.

[3] Указ. соч. С. 50--52.

[4] Указ. соч. С. 58.

[5] Фурман Д.Е. Религия, атеизм и перестройка // На пути к свободе совести. М., 1989. С. 7--19.

[6] Именно такую концепцию истории изложил патриарх Кирилл на встрече с ректорами высших учебных заведений в Киеве 27 июля 2011 г. – http://www.patriarchia.ru/db/print/1591084.html

Сергей Филатов,
"РЕЛИГИЯ И ПРАВО", 22 марта 2012 г.


    В сюжете:

14 июня 2012, 13:09  
МОНИТОРИНГ СМИ: Священным книгам готовят амнистию. Общественная палата РФ защитит их от обвинений в экстремизме
14 июня 2012, 11:55  
МОНИТОРИНГ СМИ: Знак «остановка запрещена» могут запретить. Закон о противодействии экстремизму, который позволяет запретить даже Библию, обсуждали в Общественной палате РФ
22 мая 2012, 18:27  
МНЕНИЕ: «Мое значение в религиозной сфере преувеличено. Сфера моих интересов гораздо шире» - член Общественной палаты РФ, зам. главного редактора журнала «Русский репортёр» ДМИТРИЙ СОКОЛОВ-МИТРИЧ
21 мая 2012, 11:00  
Призыв исламоведа А. Игнатенко к деполитизации религии и соблюдению Конституции протоиерей В. Чаплин считает "тоталитарным и устаревшим"
18 мая 2012, 14:35  
ДОКУМЕНТ: Список членов Общественной палаты РФ с комментариями Управления внутренней политики президента РФ. Фрагмент: характеристики на религиозных деятелей
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования