Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
11 декабря 2009, 16:15 Распечатать

ИНТЕРВЬЮ: Доктор философских наук АЛИ ВЯЧЕСЛАВ ПОЛОСИН о минаретах, жертвоприношениях и перспективах взаимоотношений мусульманского и христианского миров


"Портал-Credo.Ru": Вячеслав Али, Вы, конечно, знаете о запрете на стрительство минаретов в Швейцарии в результате проведенного там референдума. Как бы Вы могли прокомментировать это решение?

Али Вячеслав Полосин: Первое. Я всё-таки берусь утверждать, что референдум в Швейцарии был организован способом, противоречащим основам демократии. А именно, некорректно был сформулирован вопрос, вынесенный на референдум. Потому что точно так же можно вынести вопрос о, скажем, отселении какого-нибудь народа. Лишим всех прав и выгоним! В 30-е годы прошлого века в Германии так и происходило. Поэтому сам вопрос был некорректен. Такой чисто популистский результат стал следствием манипулирования общественным сознанием в вопросе, где недопустимо нарушение прав меньшинства.

Второй момент – это то, что минарет с эстетической и архитектурной точки зрения – это все-таки некая традиционная часть культового сооружения, то есть мечети. С богословской точки зрения, кстати, совершенно необязательная и по сути дела она является новшеством в исламе. Во времена Пророка у арабов никаких минаретов не было. Азан, призыв помолиться, звучал не с минарета. Минарет был введен уже, в основном, в Османской Турции. Для того, чтобы там, где живет много мусульман, много домов рядом, строились минареты рядом с домами - как пожарные вышки, чтобы можно было всех оповестить о начале общей молитвы. Разумеется, что в такой функции минареты сейчас используются только в зонах компактного проживания мусульман – в мусульманских странах, в арабских странах. И там все к этому привыкли, там это нормально и даже по-своему красиво.

Конечно, в Европе, где мусульман меньше, азан не звучит, потому что азан может быть обращен только к мусульманам. К немусульманам обращать азан – это значит вообще нарушать их права и принуждать, по сути, к религии. Поэтому здесь существует некая договоренность, общественный консенсус, и уж тем более, когда приехали новые люди, навязывать тем, кто там живет, неприемлемые для них вещи – это неправильно. Тем более, что технические средства сегодня позволяют этого результата добиваться другим способом: есть мобильники, будильники продают везде, где азан звучит и призывает на молитву единоверцев, не затрагивая остальных, и т. д.

Минареты, в общем-то, функционально не нужны. Более того, они даже в арабских странах уже и не используются, потому что азан делается через громкоговоритель. На минарет же должен влезать человек. Вместо минарета можно шест установить или громкоговоритель просто на крышу поставить. Это, я подчеркиваю, должно быть доброй волей самих мусульман, отказаться от этого, хотя это и традиционно, в пользу консенсуса, согласия с остальным проживающим там населением.

А требовать чисто эстетически не строить минареты – это абсолютно некорректное требование. Это все равно, как если бы от православных потребовали не сторить колокольни, к примеру. В колокола можно даже и не звонить, но вот привыкли, что должна быть колокольня при храме. Это, конечно, право верующих. Со стороны навязывать какие-то требования некорректно.

Есть еще, правда, один момент, архитектурный. Где-то это не вписывается в сложившийся ландшафт, в образ местности. Да, такая проблема тоже есть. Но она не может иметь общего характера. Законодательство позволяет местным властям этот вопрос учитывать в выдаче уже конкретных разрешений на строительство, утверждении архитектурного плана и так далее. Это так и делается – и в России, и в других странах, и в Швейцарии в той же наверняка делается. А такой запрет – всем понятно,что что это дискриминация, а не архитектура.

Поэтому ощущение от референдума такое, что на него был вынесен вопрос популистский, некорректный по форме и содержанию, то есть противоречащий самой сути демократии, защищающей права меньшинства.

– Каковы могут быть последствия этого референдума?

– Получается, что теперь начинается некая дискриминация и кто-то будет чувствовать себя в обиде. Разумеется, люди должны прижаться, подчиниться законодательству Швейцарии, но, тем не менее, они будут ориентироваться на такой подход. То есть будет какое-то раздвоение общества.

Тем не менее, право человека строить культовые сооружения в соответствии со своими представлениями все-таки существует.

– Тем не менее, более конкретно: как может отразиться это решение вообще на взаимоотношениях в Европе и не только - мусульманского и христианского миров?

– Эти отношения очень кратко выразил президент Чечни Кадыров, который сказал, что произошедшее только "на руку Аль-Каиде", на руку тем, кто действительно взрывает, убивает и так далее. Потому что для них это сейчас аргумент: смотрите, вот там-то зажимают нашу религию, значит надо с ними бороться.

– То есть это повышает общий градус напряженности взаимоотношений?

– Да, безусловно, как любое ущемление прав меньшинства, это только провоцирует какие-то дальнейшие конфликты. В давней истории с карикатурами в Дании – там не было референдума, но логика была такая же: вот, ущемляют! Там имела место провокация со стороны местного имама. В газете опубликовали восемь карикатур. Они были достаточно мягкого содержания, и их никто не заметил. Прошло несколько месяцев, и местный имам решил насобирать денег в арабских странах. И думал, с чем поехать, чем мотивировать, чтобы именно ему дали денег. Он тогда взял эти карикатуры, добавил к ним еще три, при этом самые злобные, действительно оскорбительные, которые не были опубликованы, все сложил в одну папочку и поехал показывать разным авторитетам арабского мира, как если бы они были все вместе опубликованы. И возмущение там вызвали как раз эти добавленные карикатуры. То есть тут был элемент явной провокации со стороны имама, который в своих личных корыстных, в общем-то, целях по сути спровоцировал эту ситуацию.

Когда разбирались в этом, то выяснили, что это была провокация со стороны этого имама.

Таким образом, он спровоцировал эмоциональное противостояние так называемой мусульманской улицы и западного мира.

В Швейцарии уже имамы ничего не провоцировали. Здесь, похоже, сами швейцарцы устроили провокацию. У них есть популистская партия, не прибегающая к экстремальным воздействиям, но по идеологии близкая к скинхедам. Вот они в некорректной форме, нарушающей основы демократии, и спровоцировали референдум. Надо помнить, что референдум – это вещь обоюдоострая. Больше всего референдумами в ХХ веке пользовались диктаторы-фашисты. Муссолини – больше других. На втором месте был Гитлер. С помощью референдумов они проводили свои абсолютно противоречащие демократии вещи, но нужные им для укрепления их личной власти. Потому что, конечно, если вопрос так сформулировать, хотите ли вы жить счастливо, богато и весело или нет. Ну конечно, люди хотят жить счастливо, а связать эти вещи в вопросе не каждый может, не каждый разбирается в политике, философии. Поэтому они голосуют "за", а в итоге проходит провокационная часть вопроса, которая, скажем так, была скрыта. Референдум – это не есть институт управления вообще демократическим строем. На референдум нужно выносить вопросы очень корректно, как если бы это был суд присяжных. Они не разбираются в юриспруденции, они только говорят: "виновен" – "не виновен". А уже там хитросплетениями профессиональные судьи должны заниматься. Референдум должен в целом какое-то настроение общества отражать, но быть очень грамотно сформулирован и не иметь конкретных формулировок, которые могут ущемить права человека.

– Еще один вопрос немножко другого характера, по поводу полемики, разгоревшейся в связи с праздником Курбан-Байрам, о том, что не стоит, может быть, в городах, где мусульман не так много, публично совершать жертвоприношения, потому что многих это действительно шокирует, затрагивает и эстетические, и другие чувства. Как Вы считаете?

– Здесь, безусловно, есть проблема культуры, в том числе культуры самих мусульман. Действительно, резать животных где попало – это неправильно. Этот вопрос даже выше, чем вопрос вероисповедания. У одного моего знакомого маленький ребенок, у которого есть проблемы с нервами, с психикой. Но он сказал: "Ты мальчик, ты же мужчина" и повел его смотреть, как в этот праздник режут баранов. У мальчишки случился припадок, и его увезли в больницу. Психика не выдержала смотреть, как режут животное, разрезают горло ему и так далее.

Всему свое время и место. Здесь должен быть разум, должны быть действительно какие-то места, чтобы посторонние люди, те, кому это неприятно или, может быть, даже опасно для их психики, с этим не сталкивались. Вполне можно сочетать и право мусульман на то, чтобы приносить традиционную жертву, и права других людей, чтобы этого не видеть. Везде это делают как-то более-менее закрыто от посторонних глаз. Здесь тоже должен механизм этот работать.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-
Credo.Ru"

Фото: "Википедия"


    В сюжете:

11 марта 2010, 15:22  
Автор карикатур на пророка Мухаммеда оборудовал свой дом ловушками для экстремистов
11 марта 2010, 11:31  
Шведские газеты перепечатали карикатуры на пророка Мухаммеда
12 января 2010, 16:45  
Музей Метрополитен убрал из экспозиции картины с изображением пророка Мухаммеда, опасаясь возможных конфликтов с мусульманами
04 января 2010, 15:32  
На автора карикатуры на пророка Мухаммеда напал с топором член исламистской группировки
29 апреля 2009, 17:00  
Представители мировых религий возмущены появлением компьютерной игры, в которой Христос, Мухаммед и Будда сражаются насмерть
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-22 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования