Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
23 марта 2009, 17:18 Распечатать

ИНТЕРВЬЮ: Председатель Архиерейского Совещания РПАЦ епископ Петроградский и Гдовский ГРИГОРИЙ (Лурье) о трех главных темах созываемого Всеправославного Собора "мирового православия"


Предварительный план предстоящего Всеправославного Собора, как излагает его Патриарх Варфоломей в своем мартовском послании предстоятелям Церквей "мирового православия":

1. Православная диаспора. Определение юрисдикции православных объединений за пределами национальных границ. "Согласно ныне действующим канонам, - поясняет Патриарх Варфоломей, - верные за пределами своего отечества принадлежали юрисдикции Вселенского патриархата".

2. Процедура признания статуса церковной автокефалии.

3. Процедура признания статуса церковной автономии.

4. Диптих. Правила взаимного канонического признания Православных Церквей.

5. Установление общего календаря праздников.

6. Правила и препятствия для совершения таинства брака.

7. Вопрос поста в современном мире.

8. Связь с другими христианскими конфессиями.

9. Экуменическое движение.

10. Вклад православия в утверждение христианских идеалов мира, братства и свободы.

Епископ Григорий:  За исключением 10 пункта, который представляет собой обычную для подобного официоза ритуальную демагогию, предложенная повестка дня отражает реальные проблемы, стоящие перед "мировым православием". Это, по сути дела, три темы, соответственно которым повестка дня распадается на три блока:

- Распределение власти,
- Либерализация церковной жизни,
- Экуменизм.

Экуменический посыл заключен уже и в странном названии мероприятия – "Всеправославный собор". Традиционно всеправославные Соборы именуются Вселенскими, но здесь выбрано такое название, которое подразумевает, что сообщество Церквей "мирового православия" не считает себя вселенской полнотой Церкви. Разумеется, это не потому, что они считают себя "неполными" без включения Истинно-Православных Церквей, а исключительно потому, что они не мыслят себе церковной полноты без римского католичества.

Термин "Всеправославный собор" был придуман, если не ошибаюсь, в разгар экуменического движения после Первой мировой войны, пиком которого стало "всеправославное" совещание в Константинополе в 1923 году, на котором была принята экуменическая программа церковных реформ, начинавшаяся с введения нового календарного стиля.

В нынешней программе экуменизм занимает важное место (пункты 8 и 9). Организаторы наверняка надеются, что такой Собор сделает что-то существенное, чтобы еще сильнее развязать им руки в экуменической деятельности. Но, в то же время, я бы не стал переоценивать их планов и особенно конкретности их планов в отношении экуменизма. Это в начале 1960-х именно стремление к новым экуменическим инициативам вдохновляло тогдашних организаторов "Всеправославного собора", а потом, когда актуальность темы уменьшилась, остановилась и подготовка собора. Нынешняя активизация "соборного движения" напрямую с экуменизмом не связана. Экуменические цели тут тоже преследуются, но лишь в качестве дополнительных, и потому, скорее всего, экуменического прорыва на соборе не планируется. Параллели со Вторым Ватиканом тут, возможно, будут присутствовать в пропагандистском прикрытии мероприятия, но по сути ни о какой серьезной работе по ревизии вероучения речи не идет.

Главным сейчас является вопрос о власти, и только он дал стимул к активизации предсоборной деятельности. Сам вопрос об экуменизме, как можно предположить, будет рассматриваться, преимущественно, в связи с вопросом о власти: вероятно, будут сделаны какие-то дополнительные шаги, чтобы еще больше подчеркнуть нынешний статус Вселенского Патриарха как главы "мирового православия" и, соответственно, единственного визави по переговорам для Папы Римского. Таким шагом, и уже весьма существенным, будет даже просто факт организации подобного собора по инициативе и под председательством Вселенского Патриарха, но, скорее всего, этим дело не ограничится, и едва ли представители Московского патриархата смогут тут что-либо противопоставить. Вселенские Патриархи никогда не забывают, что реальная власть – это та власть, которая за тобой признается в мировом сообществе, а совсем не та, о которой написано в никому не известных канонах православной Церкви или, тем паче, в документах Синодальной Богословской комиссии Московского патриархата. Поэтому позиционирование себя в качестве восточного аналога Папы Римского – совершенно безошибочный ход.

Тому же самому вопросу о власти подчинен и второй блок (пункты 5, 6, 7), связанный с дальнейшей либерализацией церковной жизни в "мировом православии", а именно - с легитимацией уже существующих и общепринятых в этой среде отступлений от церковных канонов. Этот блок вопросов относится, в первую очередь, к контролю над православными диаспорами. Если в традиционно православных странах выбор между конфессиями невелик, и поэтому "православные по рождению" могут не особенно интересоваться дисциплинарными установлениями "своих" конфессий, то в диаспоре, в условиях межконфессиональной конкуренции, дисциплинарные установления становятся частью конфессионального маркетинга. Одни конфессии подчеркивают свой либерализм, другие – свою строгость, так что потенциальная паства сталкивается с проблемами церковной дисциплины гораздо более прямо. "Мировое православие" в целом делает ставку на либерализм, и поэтому оно ставит перед своим собором задачу облегчить проповедь подобного рода. Конкретные решения могут касаться ослабления всевозможных ограничений в пост (тут не может не вдохновлять пример Католической Церкви, в которой, если смотреть по русским православным меркам, от постов осталось одно название), признание необязательным Петрова поста (который у новостильников иногда и так исчезает полностью, но, главное, уже отменен де-факто в очень значительной части диаспоры "мирового православия"), свободы браков с неправославными (это тоже очень важный вопрос сохранения контроля над диаспорой), дальнейшего преодоления противоречий между новым и старым календарными стилями…

Остальные вопросы списка, пункты с 1 по 6, посвящены вопросам церковной власти напрямую. Это и есть основная повестка дня будущего собора. Она же и объясняет, почему собор понадобился именно сейчас.

После развала Советского Союза и вплоть до лета 2008 года мы наблюдали только боевые действия между Константинополем и Москвой. Москва иногда пыталась настаивать на переговорах, но ее не слушали. Боевые действия для Константинополя были выгоднее, чем переговоры, так как он всегда выигрывал: все боестолкновения, не исключая и последнего, украинского лета 2008 года, заканчивались тем, что Константинополь что-то прибавлял к своему статусу, а Москва теряла. Так, с июля по октябрь 2008 года Константинополю удалось закрепить свой статус в качестве арбитра в церковных спорах относительно статуса Украинской Церкви.

До этого Константинополь выигрывал у Москвы по менее ключевым, но тоже важным вопросам. Перечислим их в обратном хронологическом порядке: распространение юрисдикции Румынского патриархата в Молдове (и даже отчасти в Украине и России), распространение юрисдикции Константинопольского патриархата в Эстонии, принятие в юрисдикцию Константинопольского патриархата Церквей украинской диаспоры.

Победой Константинополя, причем политически очень важной, является также и позиция Московского патриархата по вопросу Южной Осетии и Абхазии. Солидарность Московского патриархата с Грузинским напрямую связана со стремлением удержать официальную Грузинскую Церковь на ее нынешних зыбких позициях нейтралитета в московско-константинопольском конфликте. Хорошо известно, что обещанием не принимать под свою юрисдикцию Южную Осетию и Абхазию РПЦ МП купила неучастие Грузинского Патриарха Илии в Киевских торжествах в июле 2008 года, где он самим своим присутствием (в контексте "цветных революций") поддержал бы Константинополь. Визит Патриарха Илии в Киев был отменен, можно сказать, в последний момент. Но тем самым РПЦ МП впервые пошла на прямое противоречие с "госзаказом" политических властей России. Таким образом, Константинополю удалось доказать свое влияние в таком политическом вопросе, который сейчас относится к основным в международной политической повестке дня. В итоге, это дало Константинополю резкое прибавление политического веса уже в светской международной политике.

Но во всякой войне важно вовремя остановиться – то есть сесть за стол переговоров именно тогда, когда это наиболее выгодно тебе. Константинополь посчитал, что теперь настал такой момент. Переговоры, можно сказать, уже начались, так как переговорами тут можно считать также и подготовительные совещания к будущему собору, причем, даже и в том случае, если собор опять не состоится.

Судя по порядку пунктов повестки, Вселенский патриархат попытается сосредоточить внимание публики на привычном спорном вопросе – вопросе о юрисдикции над диаспорой. Его точка зрения известна, и возражения на нее тоже известны. Вкратце они сводятся к тому, что такая норма – юрисдикция Константинополя над всей диаспорой – никогда не была прописана в каноническом праве и не соответствовала реальной практике еще в начале ХХ века. Вряд ли фактическое распределение власти в диаспоре будет зависеть от соборных постановлений, поэтому тут, скорее всего, вопрос декларативный, вынесенный на первое место лишь в качестве пропагандистского прикрытия реальной работы. Возможно даже – это именно тот вопрос, в котором Константинополь пойдет на уступки, чтобы позволить Московской патриархии "сохранить лицо" после поражения в по-настоящему существенных вопросах. А это вопросы автокефалии, автономии и признания – именно те вопросы, по которым идут самые жаркие споры внутри "мирового православия", и где соборные решения сразу возымеют последствия.

Признание тут подразумевает признание какой-либо церковной организации "канонической". Сейчас в "мировом православии" накопилось уже несколько "неканонических" Церквей - таких, как Македонская, Черногорская и Киевский патриархат, по статусу которых ведутся споры. Эти споры во всех случаях упираются в споры за лидерство между Константинополем и Москвой. Вопрос о "каноничности" и перспективы его урегулирования напрямую связаны с вопросами о праве дарования той или иной национальной церковной организации полной (автокефалия) или частичной (автономия) самостоятельности.

Очевидно, что постановления собора будут внешне выглядеть так, что все подобные вопросы должны решаться окончательно лишь "православной полнотой". Но это всего лишь то, что в дипломатии называется "рамочным соглашением". По сути дела, оно было достигнуто уже в октябре 2008 г. на всеправославной встрече предстоятелей в Константинополе. Ранее достижению такого соглашения мешала позиция РПЦ МП, которая настаивала на том, что важнейший из подобных вопросов, украинский, является ее исключительно внутренним делом. Но после октября 2008 года все подобные конфликты были официально признаны в статусе "экстериоризированных", то есть не подлежащих исключительной компетенции ни одной из так называемых поместных Церквей "мирового православия".

"Пострадавшими" от такого рамочного соглашения оказались, помимо РПЦ МП, ее ближайший союзник – Сербский патриархат (так как именно от него отделились Македонская и Черногорская Церкви), а также Грузинская Церковь (которая, впрочем, пока что имеет единогласную поддержку "мирового православия"; очевидно, однако, что эта поддержка еще может стать предметом торга).

Рамочное соглашение развязывает руки для продавливания собственных интерпретаций его, то есть для дальнейшего захвата власти уже без военной конфронтации. Этим и занимается Константинополь. В итоге, через пару лет, он надеется получить еще одну серию постановлений, закрепляющую его первенство в православном мире, причем, не в последнюю очередь оно будет закреплено соответствующим позиционированием в международных светских политических кругах.

Но сейчас пока что важен процесс. В процессе движения к этим постановлениям Константинополь постарается усилить взаимодействие со всеми антимосковскими силами, постаравшись каждой из них дать какие-то авансы.

 Записал Александр Солдатов,
"Портал-Credo.Ru"

    В сюжете:

21 сентября 2017, 14:47  
"Другого пути для нашей Церкви сегодня нет!" - руководитель РПЦ МП Кирилл (Гундяев) призвал духовенство, не согласное с его учением, уходить на пенсию
18 сентября 2017, 12:58  
Отношения Московской патриархии и Ватикана развиваются в правильном направлении, заявил влиятельный чиновник РПЦ МП
11 сентября 2017, 16:01  
«На пути к единству в вере» - координационный комитет православно-католического диалога сформулировал новые темы для дальнейшего сближения Православной и Римско-Католической Церквей
07 сентября 2017, 14:01  
Министр образования РФ Васильева рассказала о планах написать книгу о Ленинградском митрополите Никодиме (Ротове), которого многие православные в России считают "криптокатоликом"
05 сентября 2017, 17:48  
Патриарх Кирилл (Гундяев) совершил в Москве литию по своему "авве" митрополиту Никодиму (Ротову)
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-22 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования