Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
30 сентября 2008, 20:20 Распечатать

КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Человек против бульдозера. Богословие епископа Диомида поистине народное. А вот положение Синода РПЦ МП прямо противоположное


У епископа Диомида приближается очередной "день Ч" - дата "решения судьбы": на 6 октября назначено заседание Синода РПЦ МП, на котором его собираются извергать из сана и угрожать ему дальнейшими прещениями, вплоть до анафемы.

Епископ Диомид и его сторонники четко заявили о том, что из РПЦ МП они никуда не уходят, а всего лишь перестают принимать во внимание решения ее администрации, отпавшей от Православия в различные ереси. Подавляющее большинство верующих РПЦ МП (среди них немалая доля духовенства, особенно монашествующего) и так привыкли "не принимать во внимание" решения собственной церковной администрации. А уж консервативным верующим РПЦ МП и вовсе травматично почти всякое напоминание о поведении собственного церковного руководства. Поэтому позиция епископа Диомида очень выигрышна: это преобладающее настроение того слоя верующих, на которых он ориентируется, но лишь более концентрированно и более последовательно выраженное.

Для успеха его движения это самое главное: если ты хочешь, чтобы тебя поняли массы, ты должен им говорить только то, что они уже поняли без тебя.

То, что хочет сказать простым патриархийным верующим епископ Диомид, они уже сами хорошо поняли. Их основная эмоция при знакомстве с материалами епископа Диомида, даже при той или иной степени несогласия с ним, — что он пишет ровно то самое, что они "всегда" думали, но только сказать не умели. Или считали, что им невыгодно и небезопасно именно так и именно в это время подобное говорить.

Богословие и, особенно, экклезиология (учение о Церкви) епископа Диомида можно характеризовать как угодно, но одного у них не отнять: они поистине народные.

А вот положение Синода РПЦ МП в споре с епископом Диомидом прямо противоположное. Какое бы решение ни было принято, какие бы слова ни были этим Синодом сказаны, они обречены оставаться унылым официозом, которым никто не будет интересоваться иначе чем по долгу службы и выслуживания.

Но, так или иначе, будущее решение Синода станет для епископа Диомида хорошим "информационным поводом": он сможет выступить с еще одним программным заявлением. От того, что там будет сказано, во многом будет зависеть то, что затем будет сделано.

Еще далеко не все в РПЦ МП однозначно определились по отношению к позиции епископа Диомида. Тут самое главное, что и сама эта позиция еще далеко не определилась, не до конца выкристаллизовалась. И с этим не надо торопиться. В ближайшие месяцы главным делом диомидовского движения в РПЦ МП все еще будут оставаться не какие-то внешние по отношению к движению задачи, в том числе административно-организационные, а "поиски самого себя", своих идей и задач.

Время для этого есть (пока есть). Дальнейшее укрепление движения на ближайшие месяцы можно прогнозировать независимо от тех конкретных действий, которые будут предприняты епископом Диомидом. Даже если он не будет делать вообще ничего, пока что организации его движения содействуют инерция летних событий (Архиерейского Собора РПЦ МП и сдачи Алексием II консервативной и "соборноправной" Украины) и действия его гонителей.

Многие верующие только осенью включаются в активную городскую жизнь, и поэтому многое из того, что происходило в июне и в июле, переживается ими как "новости" сентября или октября. Теперь, осенью, они пообщаются в своей привычной среде церковного обитания, и у какой-то их части обязательно сформируется более или менее активная "диомидовская" позиция.

А Синод РПЦ МП еще некоторое время должен оставаться вообще вне конкуренции в качестве главного спонсора и благодетеля диомидовского движения. Церковное начальство РПЦ МП, если только вообще напоминает о себе простым прихожанам, то обычно является перед ними в образе огромного бульдозера, который умеет двигаться только по прямой и на своем пути давить все живое и проламывать стены человеческих жилищ, не делая различий между дружной маленькой епархией епископа Диомида и приходской общиной псковского о. Павла Адельгейма… Оно не умеет говорить человеческим языком, так как знает только "канцелярит", и еще менее умеет по-человечески мыслить. Поэтому так заворожено наблюдают люди самых разных церковных настроений за поединком человека с бульдозером — епископа Диомида с "Митрополитбюро". Оказывается, если быть легким и мобильным, если не наживать на земле хором, а всего лишь держаться поближе к общеизвестным стандартам жизни евангельской, — то можно и самому под бульдозер не попасть, и, — кто знает? — может быть, и вообще победить эту взбесившуюся технику.

Пока епископу Диомиду обеспечен этот образ смелого тореадора, у него есть немного времени (еще несколько месяцев), чтобы позаботиться о своем движении на тот период, когда коррида закончится и трибуны опустеют. Нынешняя коррида может уйти в прошлое либо в качестве шумного и яркого, но потом все равно забытого зрелища, либо в качестве блестящего начала серьезного и конструктивного процесса церковного переустройства.

Естественно, что епископу Диомиду нужно только второе. И он это понимает, стараясь не упускать времени.

В начале сентября, когда в предыдущий раз Синод РПЦ МП планировал "решить" его судьбу, но так и не смог провести своего заседания, епископ Диомид опубликовал очередное разъяснение своей позиции, где почти все внимание сосредоточил на наиболее специфическом пункте своей богословской программы, выделяющем ее из многоголосого хора "хулителей" Московской патриархии, — на "ереси цареборчества". Нельзя сказать, чтобы теперь никаких вопросов к епископу Диомиду не осталось. Но, во всяком случае, стало ясно, что он вполне отчетливо поставил важный вопрос, который не только не могли задавать в советской РПЦ МП, но который ни в коем случае не позволяла увидеть и официальная идеология Зарубежной Церкви, — об ответственности церковных лидеров 1917 года, включая Патриарха Тихона и большинства Новомучеников, за уничтожение в России православной монархии и, следовательно, за все последствия этой катастрофы, включая сергианство (сервилизм РПЦ МП по отношению к безбожным властям, названный по имени первого советского Патриарха Сергия, назначенного на эту должность Сталиным в 1943 году).

Действительно, ведь это "каноничный" Синод обратился к русскому народу по поводу февральского переворота со словами "Свершилась воля Божия". И ведь действительно основная ответственность за это лежит на митрополите Киевском Владимире (Богоявленском), в то время первенствующем члене Синода. А разделял он эту ответственность с тогдашними членами Синода, будущим Патриархом Тихоном и помянутым выше Сергием.

Для обычного монархического сознания русского православного эти факты могут быть непереносимы. Если, вместе с идеологами Зарубежной Церкви, медитировать над иконой Новомученников и Исповедников Российских, написанной к их прославлению в РПЦЗ в 1981 году (или на любую из более поздних икон этого собора святых), то можно поверить, будто все изображенные там пострадавшие от большевиков церковные деятели и в свой земной жизни так же тесно сплотились вокруг Царской семьи, изображенной в середине этой иконы, и были неспособны ошибаться по поводу православной монархии и революции. Но увы! В жизни это было не всегда так, а иногда и совсем не так. Епископ Диомид говорит именно об этом. Он говорит, что некоторые из тех иерархов сами были соучастниками цареубийства и вовлекли за собой народ. И за это весь русский народ и особенно Русская Церковь были справедливо наказаны.

Даже если сомневаться в богословской точности определения подобных действий как еретических, по сути этих соображений против епископа Диомида возразить трудно. И я бы вообще не стал этого делать. Называть ли такие поступки еретическими или не называть, но это никак не повлияет на тот факт, что они стали одним из величайших церковных и социальных преступлений в истории. Синод во главе с митрополитом Владимиром усиленно позаботился о том, чтобы русский народ с красными бантами и революционными песнями, убаюканный ектениями о "благоверном Временном Правительстве" (состоявшем, как известно из опубликованных теперь документов, почти исключительно из масонов), отдал на растерзание своих истинных пастырей и сам оказался в пасти большевиков.

Епископ Диомид не упоминает об этом, но тут невозможно не вспомнить, что Поместный Собор 1917—1918 годов даже во времена относительно вегетарианского Временного Правительства ни единым словом (!!!) не вступился за судьбу Царственных узников, и это несмотря на то, что зимой 1918 года Собор нашел резкие слова даже против куда более страшных и опасных большевиков (по поводу убийства митрополита Владимира (Богоявленского)), но лишь защищая членов собственной социальной корпорации, духовенства.

Конечно, мы можем надеяться, что Патриарх Тихон своими последующими действиями искупил свои грехи, хотя, увы (и тут опять епископ Диомид прав), нам ничего не известно о его покаянии. А другие или не успели почти ничего (как убитый вскоре, в январе 1918-го, священномученик митрополит Владимир), или — тут опять нельзя не согласиться с епископом Диомидом, — обратились от плохого на худшее (как первый советский Патриарх Сергий)…

Несомненно, епископ Диомид не высказал нам сейчас последнее слово истины по этим важнейшим темам истории Русской Церкви и вообще русской истории. Но он на это и не претендует. Важно, что он сделал то, чего другие не сделали. То, чего не сделали даже русские Истинно-Православные Церкви. Он предложил трезвый взгляд на тот ключевой для современной церковной истории период, который многими мнится как чуть ли не золотой век (пусть и совсем скоротечный) русской церковной истории.

Эпоха Поместного Собора 1917—1918 годов отнюдь не была эпохой церковного пробуждения. Это был период крайнего обострения воспалительного процесса церковного организма, инфицированного демократическим духом мира сего. Период острой интоксикации перед скорой гибелью в 1920-е годы, когда та Поместная Российская Церковь, которая существовала до революции, потеряла большинство своих прежних членов среди безбожников и разного рода раскольников, а ее малый канонический остаток сохранился только на нелегальном положении (в катакомбах) и в эмиграции…

Впрочем, последнее предложение, может быть, не совсем соответствует мысли епископа Диомида, который допускает существование Церкви и внутри сергианской церковной организации. Но об этом мы можем с ним вести богословские дискуссии, с полным взаимным уважением к собеседнику, как и положено верующим людям между собой. Кажется, в дискуссиях такого рода и будет происходить внутреннее развитие движения епископа Диомида.

А пока что его внешняя сторона — коррида. Тореадор против бульдозера.

Игумен Григорий (Лурье),

для "Портала-Credo.Ru"


    В сюжете:

30 сентября 2008, 21:05  
ДОКУМЕНТ: Приглашение на молитвенное стояние у здания Московской патриархии в Чистом переулке в день заседания Священного Синода РПЦ МП по "делу епископа Диомида"
30 сентября 2008, 20:20  
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Человек против бульдозера. Богословие епископа Диомида поистине народное. А вот положение Синода РПЦ МП прямо противоположное
26 сентября 2008, 18:25  
МОНИТОРИНГ СМИ: "Головная боль". Синод Московской патриархии займется епископом Диомидом, Украиной и Грузией
25 сентября 2008, 23:23  
Сайт Братства во имя священномученика митрополита Владимира перемещен на резервную площадку
25 сентября 2008, 19:05  
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Дурное воспитание. Унижение ярких личностей – епископа Диомида, архимандрита Зинона, о. Павла Адельгейма - иерархами воспитывает в народном сознании чувство вседозволенности
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования