Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
15 сентября 2008, 13:50 Распечатать

РЕПОРТАЖ: "Посольство культуры" одной книгой. В Независимом пресс-центре состоялась презентация первой научной монографии о вайшнавах


Представление в Московском Независимом пресс-центре новой монографии доктора философских наук Сергея Иваненко "Вайшнавская традиция в России. История и современное состояние" состоялось лишь 12 сентября 2008 года. Намек на запоздание презентации станет понятным, если добавить, что книга, была выпущена в свет издательством "Философская книга" в середине минувшего лета. Так что российский читатель уже приметил ее на прилавках книжных магазинов, и презентацию, которой никак не могло быть в отсутствие автора, по ряду причин пришлось устраивать как бы "постфактум". Впрочем, что Бог ни делает – все к лучшему: книгу многие уже успели прочесть. Поэтому и присутствие тех, кто уже знаком с книгой, и проливной дождь за окнами только усугубляли уютность атмосферы встречи гостей и журналистов с автором. А также с пришедшими в Независимый пресс-центр его коллегой – доктором философских наук, профессором Екатериной Элбакян, вице-президентом Центра обществ сознания Кришны (ЦОСК) в России Радха Дамодаром (Сергеем Зуевым) и членом Ассоциации индийцев в России (АИР) д-ром Нирмалом Кришной.

Прежде чем представить издание, Сергей Иваненко заметил, что в наши дни сразу после написания книги автор, по его мнению, должен уходить в тень, так как книга начинает жить сама по себе. "К сожалению, ушли те времена, когда книги писались неспешно, – напомнил он. – Когда авторы по мере работы встречались с кругом друзей, читали свои тексты, обсуждали их, спорили, размышляли". Скорость жизни и в самом деле неимоверно возросла. Поэтому сообщение автора о том, что с религией вайшнавов он познакомился давно и книга стала результатом более чем двадцатилетних наблюдений и размышлений, говорило о степени серьезности его подхода к проделанной уже работе. Всего лишь в два десятилетия "новейшей истории" вайшнавизма в России уложилось сразу несколько этапов – от того, когда он был едва заметен в стране, до нынешней вполне устойчивой фазы окончательного становления в виде общепризнанной религиозной организации и культурного движения.

"Уже тогда я понял, – вспоминал Иваненко о событиях середины 80-х годов прошлого века, - что это необычное течение существенно отличалось от все тех религиозных организаций, с которыми мне приходилось встречаться – и до, и после вайшнавов. Наверное, именно этот первый, пробудившийся тогда, интерес и заставлял меня неуклонно углубляться в изучение их проблем. Прежде всего, искать ответ на вопросы: насколько традиция, которую представляют российские вайшнавы, соответствует тому, истоки чего, как мы все прекрасно знаем, находятся в Индии? Насколько сами индийцы воспринимают российских вайшнавов своими единоверцами и братьями по исповедуемым принципам? Интересовало меня и то, в какой мере вайшнавы найдут свое место в российском обществе. Проанализировать, понять все это было непростой задачей, поскольку и само общество у нас переживало и переживает постоянные катаклизмы и трансформации. В условиях чего, кстати, вайшнавы представляются мне образцом устойчивости и стабильности, несмотря на бушующие волны всяких перемен и реформ – замышляемых и реализуемых".

В результате, по словам Сергей Иваненко, он "пришел к выводу, что российские вайшнавы безусловно последовательно стремятся быть продолжателями индийской традиции, и это у них в значительной степени получается. Не мне судить, насколько это успешно с их собственной точки зрения, но мне кажется, что все в большей степени это им удается".

История вайшнавов в России никогда не была простой, хотя фрагментарно россияне и были знакомы с их религией со времен Екатерины Великой. Если вспомнить о том, что страна совсем недавно была официально атеистической, то большинство их трудностей объясняются так же естественно, как проблемы всех остальных верующих. Но лишь в последнее время, хотя и не без проблем, процесс социализации поклоняющихся Кришне развивается достаточно успешно.

"Еще в 1987 году, – вспоминал автор, – я увидел перед собой людей, откровенно говоря, маргинального плана. Разумеется, это было не по их вине и не по "вине их религии". Инакомыслящих советская власть выталкивала отовсюду – в том числе и вайшнавов. Поэтому, те люди, с которыми я тогда встречался, находились в своего рода внутренней эмиграции. Находились в том состоянии, когда общество их мало интересовало и они почти не имели с ним серьезных внутренних связей, воспринимали его, как глубоко чуждое для себя.

Сегодня же картина другая. В духовном плане, как и представители иных религий, вайшнавы смотрят на окружающий мир, конечно, по-своему. Но в то же время, как и все религии, они выработали такие механизмы, такие, принципы взаимодействия с обществом, основываясь на которых они могут нормально работать, учиться, воспитывать детей и внуков, развивать свою общину. Одновременно те же принципы позволяют обществу и государству воспринимать их без какой-то агрессии, отторжения. Во всяком случае, это так, если у общества и государства есть воля к позитивному, нормальному толерантному взаимодействию с верующими гражданами вообще".

Кстати, один из разделов книги посвящен именно социальному аспекту состояния вайшнавизма в России. Среди приложений к основному тексту присутствуют даже результаты первого и единственного на данный момент социологического исследования, проведенного в отношении российских вайшнавов под руководством социолога Анны Борисовой. Основными задачами исследования были степень сопричастности вайшнавов к жизни светского социума, уровень их образования и благосостояния, социальная активность и так далее. Несмотря на очень условную степень репрезентативности опросов, в которых участвовало недостаточное по существующим нормам количество верующих, уже первые результаты показывают устойчивую тенденцию вайшнавизма к полноправному гуманитарному участию в общественных процессах. В этом отношении вайшнавы ничем не отличаются от верующих россиян, принадлежащих к другим конфессиям.

Тем не менее, сам вайшнавизм, известный еще под названием кришнаизма, на фоне некоторых других религий остается в России одним из самых отчетливых "белых пятен". Традиция Востока, наиболее ярко выраженная в религиозной культуре Индии, принципиально отличается от традиции Запада. Это обстоятельство давно стало постулатом не только в отношении сопоставления религиозных воззрений и восприятия идей, но и в искусстве, литературе, философии. Поэтому при смутных религиозных познаниях наших соотечественников вообще существование в поликонфессиональной стране религиозных организаций восточной традиции воспринимается обществом не столь обыденно, как, например, исполненные привычного "народоверия" некоторые христианские направления. Вероятно, для ученых это не новость, потому что профессор Екатерина Элбакян начала свое выступление с того, что отметила особую общественную важность появления подобных книг об отдельных конфессиях.

"К сожалению, сегодня слишком часто бывает так, что высшие иерархи Православной Церкви, а за ними и некоторые светские чиновники, заявляют, что Россия моноконфессиональная страна и даже мононациональная, – заметила Элбакян. – Естественно, что человеку в здравом уме, знакомому с действительным состоянием религии в России, согласиться с подобным никак нельзя. На территории Российской Федерации сегодня действует свыше шестидесяти конфессий, каждая из которых равно заслуживает уважения. Все они абсолютно равны перед законом. А главное, что ценность любой религии для ее приверженца вовсе не зависит от того, сколько последователей у этого вероисповедания в данной стране. Религиозная группа может быть большой или небольшой, зарегистрированной или не имеющей регистрации. Может быть вообще крошечной. Но ценности их веры для членов этой группы, будут никак не меньшими, чем для членов многомиллионных конфессий – православия, ислама или буддизма. Думаю, что нелишне еще раз повторить то, что недавно говорила уже на презентации "Энциклопедии религий": нет религий хороших и плохих. Все они равны, и с этим необходимо считаться".

Религиовед подчеркнула, что, кроме всего прочего, считает "появление таких книг, как представленная сегодня, созданием "этической оппозиции" разного рода так называемым "сектоведческим" опусам небезызвестного автора Дворкина, которые трудно причислить к разряду книг. Ту же оппозицию создают они многим выступлениям Андрея Кураева, некоторых других, по-моему, очень странных деятелей РПЦ МП, которые своей активной проповедью антикультизма наносят массу вреда Церкви, к которой принадлежат. Ну, а прочтение этой книги будет полезно не столько конфессии, которой она посвящена, сколько самому читателю, впервые знакомящемуся с достоверной информации о вайшнавах".

Екатерина Элбакян вспомнила, что и сама впервые столкнулась с представителями этой традиции еще в 80-х годах, а профессионально занимаясь изучением религий более четверти века лет, пришла к интересным выводам. В частности, к тому, что "религиозные традиции Индии – вплоть до буддизма, который стал мировой религией, но, тем не менее, имеет индийское происхождение, – все они в своих институциональных формах и повседневной жизни последователей в наибольшей степени соответствую провозглашаемым ими этическим принципам и нормам.

Конечно же, этические нормы всех религий в достаточно большой степени близки друг к другу. Но, одновременно, мы знаем массу примеров – в том числе и на материале о современном состоянии религиозных организаций, когда конфессии не следуют провозглашаемым ими принципам. А когда кто-то указывает им на это, то они путем нехитрой казуистики ищут себе оправдания, обвиняя других. Так вот, на религии Индии это, на мой взгляд, не распространяется. Провозглашенные ими принципы становятся теми, которыми, как правило, и руководствуются все верующие в повседневной жизни. Миролюбие, отказ от агрессии в отношении других людей, уважение к иноверию, вплоть до соблюдения такой крайности, как исполнение принципа ахимсы джайнами, которые надевают повязку, чтобы не умертвить залетевшую мошку – верующие действительно всему этому следуют свято".

Доктор Нирмал Кришна, в глазах которого любимая им Россия, как и для всех индийцев, все равно остается страной, "которая сильно отличается от других стран и где телу холодно", оказался еще и "живым свидетелем". Он невольно ответил на вопрос, прозвучавший в выступлении автора, но не до конца проясненный. А именно, представитель Ассоциации индийцев в России поделился тем, как воспринимают российских вайшнавов их собратья по индуизму в самой Индии. Он назвал посещения их здешних храмов "встречей со своей Родиной" - такими они неизменно остаются для всех индийцев, оказавшихся по разным причинам в нашей стране. Дело в том, что Российское Общество сознания Кришны, по его мнению, не столько конфессиональное явление, сколько "посольство культуры" древней страны на российской земле. Религиозный спектр восприятия людей Востока, в отличие от западного, не ограничивается какими-то определенными конфессиями, и многообразие религий Индии – это сам образ жизни индийцев. Разные виды поклонения суть масса форм дхармы, которая вмещает в себя и благотворные учения, и нормы поведения, и стремление к справедливости во всех аспектах жизни, и этический ритуал. "Нет более высокого закона и более совершенной религии, нежели Истина", - приблизительно так можно сформулировать понятие дхармы в представлении о ней индуизма.

Об этом говорил и вице-президент ЦОСК Сергей Зуев, когда упомянул о довольно часто задаваемом вайшнавам вопросе обывателей: "Почему вы стали индусом?". "С точки зрения Вед, индуизма, как какой-то выделенной религии, как такового нет, – говорил Зуев. – Так называют наш образ жизни с позиции западной традиции. Но есть и восточная, ведическая традиция, которая характеризуется следованием дхарме. А вайшнавская ее форма, на наш взгляд, просто в большей степени доступна. В индуизме она сегодня является самой массовой и представлена в наиболее последовательной, корректной и полной форме. Для индийцев вайшнавская традиция – следование дхарме в ее наиболее проявленном состоянии".

Для традиции, которая окончательно сформировалась лишь в последнее столетие, а в России обрела свое звучание 37 лет назад, после посещения нашей страны Бхактиведантой Свами Прабхупадой, по мнению Зуева, это справедливо тоже. Поэтому первое исследование вайшнавизма, изданное у нас на русском языке, - конечно же,  событие.

Судя по репликам представителей ЦОСК, АИР и автора книги, намеренного продолжать исследования религиозной и культурной традиции Индии, нынешнее издание – лишь "первая ласточка" из тех, которые намерен и далее готовить Научно-исследовательский Центр по изучению индуистских организаций в РФ при Ассоциации индийцев в России. Увлекательные в процессе чтения и одновременно строго документальные книги, в которых освещаются учения и практики малоизвестных россиянам религиозных традиций, вероятно, и есть та оптимальная форма преподнесения информации, в которой очень нуждается наше общество в период культурного и гуманитарного кризиса.

Михаил Ситников,
для "Портала-
Credo.Ru"


Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования