Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
04 сентября 2008, 18:50 Распечатать

ИНТЕРВЬЮ: Председатель совета Православного братства во имя священномученика митрополита Владимира Киевского и Галицкого ОЛЕГ ФИЛАТЧЕВ о своей судьбе, о порядках в семинарии и приходах РПЦ МП, о движении сторонников епископа Диомида


"Портал-Credo.Ru": Олег, Вы молодой человек. Сколько Вам лет?

Олег Филатчев: 19 лет.

- Вы человек глубоко верующий, активно верующий. Каким образом Вы пришли к вере?

- Родители у меня неверующие, сам я из неверующей семьи. Но к Богу я пришел уже в детстве, лет в 7-8. Это сложно объяснить, просто появилась твердая уверенность в Бытии Божием. В дальнейшем стал читать различную литературу, сам стал многое узнавать. Примерно с 8 класса стал тайком ходить в храм, потом заявил о своей позиции родителям.

- Как родители это восприняли?

- Родители восприняли, безусловно, крайне отрицательно, у нас часто были конфликты, приходилось тяжело душевно это переживать. Но я был всегда уверен, что иду по правильному пути, что со мной Бог, что я действую правильно, желая послужить Богу, отечеству, что действую с благими целями – возрождения православия и самодержавия в России.

- А сейчас родители по-прежнему отрицательно к этому относятся?

- К сожалению, да. Мы живем вместе. Это отрицательное отношение и на моем поступлении в семинарию отразилось. Я окончил школу и еще с 15 лет собираюсь посвятить себя сознательному служению Богу. Я готовился стать священником и в 2007 году поступил в семинарию. Я, разумеется, знал, какая ситуация у нас в Церкви и насколько это будет тяжело. Сознательно положился на волю Божию. Я понимал, что возможен неблагоприятный исход и я буду отчислен – и в итоге так и получилось.

- Расскажите, пожалуйста, о своем служении в Церкви вне учебы.

- До поступления в семинарию я был обычным прихожанином. К сожалению, храм, в который я попал, был типичным храмом Московской патриархии. Это московский храм Андриана и Натальи на Ярославском шоссе. Батюшки, которые там служат, безразличны ко многим вопросам. Приходской жизни как таковой не было. Был духовник, у нас с ним возникли разногласия. Я уже тогда стал задумываться над многими вопросами, связанными, в том числе, с экуменизмом, глобализацией, соглашательством духовенства со светской властью. Мой тогдашний духовник не мог ответить мне на мои вопросы, и я с Божией помощью стал прихожанином храма святителя Николая в Пыжах, настоятелем которого является о. Александр Шаргунов. Я окормлялся там у достаточно молодого священника, но и с ним у нас возникли разногласия.

Мои взгляды основывались на православном самодержавии, у меня образовался некий круг общения. В начале все это шло через Интернет, у нас был чат. Затем наша дружба укреплялась, и мы решили вплотную заняться патриотической деятельностью. Так появилось братство во имя священномученика митрополита Владимира Киевского и Галицкого.

- Почему именно его вы выбрали своим покровителем?

- Как мы знаем, митрополит Владимир был первым из Новомучеников. Его мученическая смерть во многом стала лейтмотивом дальнейших гонений. Его сознательный выбор, его сознательный шаг на мучения и молитвы за мучителей – это чисто христианский шаг. Это именно образец ревностного служения. Образец ревностного архипастыря, не в пример нынешним архиереям, многие из которых теплохладны.

Мой молодой духовник благословлял мою деятельность, мое поступление в семинарию и оставался моим духовником, когда я уже учился в семинарии. Я выбирался к нему, исповедовался ...

- Это не встречало никаких возражений со стороны семинарского начальства?

- Конечно, выбираться оттуда куда-нибудь было очень тяжело. Жизнь под постоянным контролем, доносительство – типичная черта семинарии. Собственно, я отчислен был потому, что владыке донесли на меня, это известный факт. И само семинарское начальство не отрицало и поощряло доносительство среди студентов.

Например, после утренних молитв проректор семинарии игумен Иоанн (Рубин) говорил, что если вы сообщите о том, что студенты занимаются чем-то необычным, то это будет, мол, не доносительство, а благое дело.

- Чем же необычным можно заниматься?

- Ну, если человек заходит не на те сайты, например, сказал что-то не то…По сути - призвал нас к доносительству. Я проучился один год в семинарии. Близился Архиерейский Собор в июне. Я понимал, что во многом судьба моего дальнейшего обучения зависит от исхода Собора. Я понимал, что если я буду у храма Христа Спасителя, то почти наверняка на меня донесут начальству. Понимал, но все равно отправился к храму Христа Спасителя, потому что не мог не поддержать владыку Диомида. Не мог не заявить свое несогласие с той ситуацией, которая ныне сложилась в Церкви, с фактической узурпацией власти митрополитом Кириллом вместе с рядом архиеерев, которые или просто заглядывают ему в рот, надеясь на какие-то подачки с его стороны и на какие-то должности  или же боятся и считают, что сейчас "не время", проявляют теплохладность.

- То есть, Ваше появление у храма Христа Спасителя было осознанным поступком и Вы преполагали, что Вас могут отчислить?

- Да. Когда неделю спустя мне позвонили в половине шестого утра и сказали, что меня вызывает епископ Люберецкий Вениамин, ректор семинарии, для меня это не стало неожиданностью. Были еще каникулы, и я был дома, на Бабушкинской.

- А в семинарии все студенты живут в общежитии?

- Да, в основном, общежитии, в ужасных условиях. В комнатах живут по одному – по три человека, но в жуткой антисанитарии: по келье бегают крысы. Никакой борьбы с этими крысами не ведется. Я лично засыпал и вдруг чувствовал крысу у себя на теле. Я просыпался, вздрагивал от этого. Владыка Вениамин ставился в известность, но никаких действий не предпринимал.

Очень хотелось бы сказать, что владыка на семинарию не выделял ни копейки, сама семинария содержалась за счет средств приходского священника, назначенного владыкой исполняющим обязанности благочинного, хотя, как мы знаем, иерей не может быть благочинным в монастыре.

- Неужели владыка Вениамин, будучи епископом, не выделял никаких денег на семинарию?

- Совершенно никаких денег. В монастыре был пруд, в который пускались дорогие породы рыб, карпы, например. Был хоздвор, по которому гуляли павлины, олени. Эти достопримечательности владыка показывал различным добродателям, спонсорам, когда гулял с ними по монастырю. Старался сделать монастырь лакомой приманкой для туристов. Отсюда такая интересная особенность, не характерная для других семинарий: общежитие находилось в монастыре, само же здание семинарское, где проходили занятия, находилось вне монастыря. И семинаристы в подрясниках шли через весь монастырь, по улице строем, привлекая внимание туристов.

- А сколько человек учится в семинарии?

- На тот момент было около 60.

- И сколько продолжается обучение?

- Пять лет. Когда заканчивают семинарию, диплом сразу, как правило, не получают. Владыка намекает, что неплохо бы поработать на послушаниях, поработать на монастырь. Некоторые вынуждены остаться, некоторые надеются на какие-то подачки.

- Какой процент семинаристов женятся и сколько становятся целибатными священниками или идут в монашество?

- Целибат, насколько мне известно, сейчас Патриархом в Московской епархии запрещен, тут не рукополагают целибатных священников . Нужно обязательно принять монашество или жениться.

Там такая ситуация у нас в семинарии: если человек принимает решение стать монахом, то его переводят сразу на несколько курсов вперед. Учебы там, соответственно, уже никакой, ему ставят оценки фактически автоматом. Через год его рукополагают в иеродиаконы и потом он быстро становится иеромонахом. То есть многие люди сознательно принимают постриг, потому что так они смогут принять сан с легкостью, не прилагая никаких усилий. Причем люди некоторые весьма сомнительного нравственного облика. Хотелось бы отметить, что в монастыре были случаи содомии, не будем указывать пальцем…

- А в самой семинарии не было случаев содомии?

- Среди семинаристов, насколько я знаю, год назад такой случай был, и этот студент был отчислен, причем не за содомию, а за какие-то другие провинности. Но дело в том, что в кабинетах семинарии находили использованные презервативы, поэтому насчет нравственности там вопрос отдельный. Коллектив чисто мужской, но многие семинаристы и девушек водили, непосредственно в здание семинарии.

- Семинаристы, для того, чтобы получить сан, должны идти в монастырь или жениться. Но в основном, предпочитают жениться, наверное?

- В принципе у нас была довольно высока доля тех, кто принимал постриг уже во время обучения в семинарии – 3-4 человека с курса (это много), а на курсе человек 12-15. Я уверен, что во многих семинариях такого количества, которые уже на первом курсе принимают постриг, нет.

- А сами Вы как планировали, постриг принять или жениться?

- При моем напряженном образе жизни я более склонялся к варианту с белым духовенством.

- Расскажите, как у Вас проходила учеба в семинарии? Были ли интересные педагоги, может быть, можно кого-то особо отметить?

- К сожалению, картина с учебным процессом в семинарии отражает беду многих духовных российских школ. То есть, это "окатоличивание" самой семинарской программы. Очень много было богословских моментов, которые пришли к нам из католицизма. Я не буду вдаваться в подробности. Например, так называемое "частное богословское мнение" - этот термин был введен в богословие Болотовым – человеком прокатолических взглядов. В целом подача материала. Рассматривались различные католические концепции, в том числе Сотворения мира, наряду с православными. Преподавание того же катехизиса основывалось на уравнивании католического и православного подходов. У человека, допустим, не было четкого осознания, что православие есть истинная религия.

В разговоре со многими семинаристами мне буквально приходилось доказывать в спорах, что только в православии возможно спасение. Весьма интересная картина для будущего священника, который говорит, что якобы и представители других религий могут спастись, что противоречит православию: можно евангельских цитат найти по этому поводу немало, не говоря о святоотеческом опыте. Хотя опять-таки цитаты святых отцов приводить было бесполезно, потому что это все опять к пресловутом "частному мнению" сводилось.

- Тем не менее, были интересные педагоги?

- Педагоги интересные были. Преподавалась очень хорошо история отечества. Однако опять-таки там был такой весьма резкий уклон в сторону политического патриотизма… И этот уклон, я считаю, поощрялся руководством семинарии, чтобы от этого самого патриотизма студентов семинарии отвратить.

- То есть преподносился в такой крайней форме, что вызывал отторжение?

- Говорилось об очень важных, возможно, вещах, но все подавалось в такой форме, что вместо пользы приносило вред.

- А когда Вы узнали о епископе Диомиде, о его позиции, откуда Вы об этом узнали?

- Владыку Диомида мы поддержали с первого его обращения на Богоявление. Насколько я знаю, на сайте у нас его обращение появилось первым из открытых источников, оно гуляло по сети тогда. Мы сразу его поместили, сразу сформировалась позиция братства – обращение владыки всецело совпадает с нашей линией, с нашей позицией стояния в истине, по всем вопросам противления строящемуся единому мировому обществу, построению нового мирового порядка, развитию экуменизма, неосергианства и прочим бедам.

- То есть, Ваше братство возникло еще до того, как Вы познакомились с Диомидом, не в ответ на это обращение?

- Конечно. Но мы и до этого знали, что есть такой архиерей, что он "Черную сотню" Штильмарка, в частности, благословил (весьма спорный тоже персонаж, следует отметить). Но владыка никак не заявлял о своей позиции во всеуслышание вплоть до Богоявленского обращения, поэтому говорить, что наше братство сформировано в поддержку владыки – это глупо. Если не ошибаюсь, такая мысль проскользнула у Кирилла Фролова.

- Какова была цель Вашего братства?

- Цель нашего братства – в формировании тесного православного сплоченного коллектива именно для проповеди православия, не запятнанного ересью экуменизма и прочими болезнями, которые есть в нашей Церкви.

- Когда оно оформилось, Ваше братство?

- В ноябре 2006-го.

- Сколько было в нем человек?

- Тогда у нас было пять человек. У нас был большой (по нашим меркам) Киевский отдел – три человека, один в Москве и один в Петербурге.

- Семинаристы или миряне?

- Миряне. Среди них был человек и не из юрисдикции Московской патриархии, но это была организация, дискредитирующая православие – это Церковь Олега Моленко.

- Сколько народу сейчас осталось из той первоначальной группы?

- Мы писали на нашем сайте о том, что у нас произошел раскол. Люди, которые были не согласны с занимаемой нами линией в поддержку владыки, ушли. Ушли сами. В приказах об их отчислениях написано, что они ушли по собственному желанию. Ушло пять человек. Следует отметить, что зато на этой волне пришло трое.

Ушедшие были не согласны, в частности, с анафематствованием Патриарха. Насколько мне известно, они были знакомы с учащимися Николо-Угрешской семинарии. Этих семинаристов я считал своими друзьями, несмотря на наши разногласия. Но, к сожалению, выяснилось, что объяснять им что-то было бесполезно и, мало того, эти люди строили за моей спиной различные интриги – подговаривали ребят из нашего братства изменить свои убеждения, свою позицию, и в итоге так и получилось.

Так мы пришли к нынешней ситуации, когда в братстве остались люди, которые твердо стоят на своих позициях. Таких осталось 10 человек. Это люди из Москвы – семь человек, Воронежа (вопреки стараниям бывшего нашего Воронежского отдела отторгнуть из братства людей, в Воронеже у нас представитель остался) и в Нижнем Новгороде - два.

- Каким образом люди присоединяются к Вашему братству? Вы устраиваете им какое-то собеседование? Выясняете их позицию, уровень веры?

- К нам обычно люди приходят через знакомых, которые рассказывают им о братстве. Некоторые задерживаются надолго, некоторые уходят. К сожалению, сейчас нехватка людей, и иногда так получается, что попадают не всегда достойные, как раз такие надолго не задерживаются.

Если человек не вписывается в наш коллектив, не соответствует критериям нашего братства, то он, как правило, уходит сам или отчисляется. Недавно был отчислен Денис Власов из Московского отдела – он совершенно не участвовал в жизни братства, принял участие лишь в одном мероприятии.

- Вы не принимаете "хоругвеносцев", почему?

- Я считаю, что многие действия Союза православных хоругвеносцев в последнее время противоречат тем целям и задачам, которым должно следовать любое православно-патриотическое движение.

- В чем это проявляется?

- Начало это проявляться с того момента, как митрополит Кирилл наградил Леонида Симоновича-Никшича орденом. Затем случилась эта скандальная поездка в Суздаль, когда "хоругвеносцы" начали раскручивать скандал против "сектантов" - против Митрополита Валентина. К этой истории можно по-разному подходить, но я считаю, что подобное поведение характеризует Союз православных хоругвеносцев не с самой лучшей стороны. Дальнейшее вызвало у меня еще большее отвращение к данной организации.

Во время Архиерейского Собора они стояли на Пречистенке вместе с "нашистами", закрывая своими спинами голые пупки так называемых православных "нашисток".

Кроме того, они спровоцировали во многом раскол в Союзе православных братств, когда о. Кирилл (Сахаров) вынужден был взять власть в свои руки. Была скандальная история, ведь он же духовником являлся Союза хоругвеносцев.

К чему, скажите, может привести сжигание книг о Гарри Потере? Только к дискредитации православно-патриотического движения в глазах общественности. Нужно бороться не с книгами, а решать глобальные задачи. Борьба с глобализацией, экуменизмом, к сожалению, совсем забыта и Никшичем, и Агещевым. Все сосредоточено на мелких, часто эпатажных мероприятиях, дискредитирующих образ православных патриотов в глазах общественности.

- Как Вы отреагировали, несмотря на приверженность владыке Диомиду, на некоторые не совсем последовательные его шаги: еще до анафематствования Патриарха он отстранил от служения в своей епархии пять клириков за то, они перестали за службой поминать Патриарха?

- Возможно, многие удивятся, но я считаю, что на тот момент этот шаг был оправдан. Потому что близился Архиерейский Собор. Против владыки собирался компромат, ходили слухи, что на службе не поминается Патриарх. Целью митрополита Кирилла и иже с ним было собрать необходимый компромат для извержения владыки из сана. Поэтому на тот момент прекращение поминовения Патриарха было неправильным шагом.

- Что происходило после Собора?

- После Собора меня отчислили, я решил годик выждать, попономарить в одном из московских храмов. Люди в храме были довольно приятными. Но, к сожалению, один из алтарников оказался банальным доносчиком. Настоятель узнал о моей позиции по отношению к владыке Диомиду. А сейчас в патриархии такая установка, что произносить само имя владыки Диомида считается дурным тоном, поэтому я решил не посвящать во все тонкости настоятеля, просто сказал, что меня отчислили из семинарии за патриотические убеждения. Настоятель позиционировал себя в качестве патриота.

В итоге я спокойно алтарничал – был взят на месяц испытательного срока. Я не пропустил фактически ни одной службы. Денег я не получил ни копейки, хотя каждый день в шесть часов утра вставал, приезжал домой около одиннадцати вечера. Настоятель на службах практически не появлялся, служили штатные священники. В конце месяца настоятель появляется на вечерней службе, подзывает меня, происходит неприятный разговор по поводу того, что я вот такой "раскольник" и как я вообще могу быть в алтаре, что я увлекаю людей в "раскол". Все мои объяснения, что не владыка ведет людей в раскол, а действия митрополита Кирилла, соблазняющие людей и отводящие их от Церкви, выслушаны не были. И, как я узнал позже, настоятель этого храма вообще не готов слушать кого бы то ни было, а только лишь себя. Но речи о том, чтобы меня выгнать из алтаря, не было. В воскресенье я спокойно отслужил, настоятель был весьма благожелателен. После службы я начал убираться в алтаре, заходит один из охранников, просит меня выйти из алтаря и говорит, что храм в моих услугах больше не нуждается, что по благословению настоятеля алтарники не могут быть членами каких бы то ни было общественных движений и организаций. Я, разумеется, стал апеллировать к уставу Русской Православной Церкви. В ответ мне было сказано, что это личное благословение настоятеля, хотя я не был поставлен в известность об этом благословении, когда приходил в алтарь. В итоге охранник по моей просьбе еще раз переговорил с настоятелем, меня он попросил подождать за воротами, как будто и не было месяца служения в храме, как будто я просто с улицы пришел и собираюсь что-то украсть. Даже немного обидно было.

Настоятель отказался со мной разговаривать. Его официальная позиция была такая, что я состою в православном братстве, которое не поддерживает официальную патриархию. Я мог остаться алтарником только в том случае, если бы покаялся в своем членстве в православном братстве. Полный идиотизм. В истории православия братства всегда играли очень значительную роль, стояли на страже православной веры, на страже канонов. И вдруг такая реакция настоятеля одного из московских храмов…

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"


    В сюжете:

30 сентября 2008, 21:05  
ДОКУМЕНТ: Приглашение на молитвенное стояние у здания Московской патриархии в Чистом переулке в день заседания Священного Синода РПЦ МП по "делу епископа Диомида"
30 сентября 2008, 20:20  
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Человек против бульдозера. Богословие епископа Диомида поистине народное. А вот положение Синода РПЦ МП прямо противоположное
26 сентября 2008, 18:25  
МОНИТОРИНГ СМИ: "Головная боль". Синод Московской патриархии займется епископом Диомидом, Украиной и Грузией
25 сентября 2008, 23:23  
Сайт Братства во имя священномученика митрополита Владимира перемещен на резервную площадку
25 сентября 2008, 19:05  
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Дурное воспитание. Унижение ярких личностей – епископа Диомида, архимандрита Зинона, о. Павла Адельгейма - иерархами воспитывает в народном сознании чувство вседозволенности
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования