Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
30 июня 2008, 15:22 Распечатать

ИНТЕРВЬЮ: Игумен Григорий (Лурье) о канонической стороне прещений на епископа Диомида, о возможных способах его реакции на них и о перспективах внутрицерковной ситуации в РПЦ МП в связи с его "извержением"


Игумен Григорий – клирик РПАЦ, настоятель Свято-Елисаветинского храма в Санкт-Петербурге, известный церковный историк, патролог и канонист, кандидат филофских наук, ведущий авторской рубрики "Зона риска" на нашем Портале.

"Портал-Credo.Ru": Как Вы расцениваете извержение из сана Архиерейским Собором РПЦ МП епископа Диомида (Дзюбана)? Особенно в контексте отсутствия самого обвиняемого на Соборе, а также ввиду того, что его извержение является "отсроченным" во времени, то есть не вступает в силу прямо в момент принятия соборного решения?

Игумен Григорий: Наблюдатели совершенно справедливо замечают, что, вопреки 74 Апостольскому правилу, судебное решение состоялось заочно, без положенного троекратного вызова обвиняемого на суд. Я добавлю, что вызов на Собор — это вовсе не то же самое, что вызов на суд. Может быть, не все это понимают, поэтому я поясню.

Согласно 1 правилу Кирилла Александрийского, обвиняемому должно быть дано достаточное время для подготовки к защите, то есть обвинения он должен знать заранее. Правило 28 Карфагенского Собора устанавливает срок для подготовки к защите в один месяц, оговаривая при этом, что он может быть продлен в случае представления уважительных причин. Таким образом, вызов на церковный суд должен производиться заблаговременно и уже с предъявлением обвинений. Сами эти обвинения должны быть, согласно 145 правилу Карфагенского Собора, сформулированы в определенном порядке — таким образом, чтобы в случае опровержения первого обвинения все остальные уже не рассматривались; это тоже важная часть права обвиняемого на защиту, как оно понимается в священных канонах, то есть в учении Вселенской Церкви. Разумеется, по отношению к епископу Диомиду ничего подобного не было сделано.

Таким образом, неправильно говорить, будто епископ Диомид не явился на церковный суд, хотя бы даже по уважительной причине. Он не явился на церковный Собор, на который он и получал приглашение, а на суд его никто и не вызывал.

Но, пожалуй, следует сказать больше: судебное решение состоялось вообще без всякой судебной процедуры, хотя Собор, разумеется, имел право ее назначить. Это выглядит тем более абсурдно, что как раз тот же самый Собор вынес постановление об учреждении в РПЦ МП церковного суда. Казалось бы, естественно именно этому суду и поручить дело епископа Диомида. Так ведь нет же — не пожалели даже собственных трудов по возведению "потемкинской деревни", тут же и показав, насколько всерьез они сами воспринимают все эти церковные декорации.

Настоящая судебная процедура предполагала бы, во-первых, вызов епископа Диомида не просто на Собор, а именно на суд, по конкретно сформулированному заранее списку обвинений. Должен быть заранее назначен список судей: в церковном суде обвиняемый имеет право заявить заранее отвод судье, если считает его лично заинтересованным в деле (1 правило Кирилла Александрийского). Но уже изначально (и независимо от желания обвиняемого) в список судей не могут вноситься те, кто выступает в качестве обвинителя (запрет совмещения судьи и обвинителя в одном лице — это общий принцип римского права, принятый также и в церковном судопроизводстве, хотя и не сформулированный в виде канона). Есть целый ряд правил, регулирующих, кто может выступать обвинителем против епископа в суде, чье свидетельство может приниматься, есть также запрет совмещения в одном лице свидетеля и судьи (Карфагенского Собора правило 70). Все это говорит о том, что в настоящей процедуре церковного суда был бы точно известный и тщательно выверенный список судей, обвинителей, свидетелей.

Поэтому, хотя мы и можем говорить с житейской точки зрения, что над епископом Диомидом совершился суд, но факт совершения над ним церковного суда признать невозможно. Большинство Архиерейского Собора РПЦ МП совершило какое-то антиканоничное (беззаконное) деяние против своего собрата, и теперь это большинство должно или исправиться, принеся перед ним покаяние, либо оно само подлежит церковному суду.

С канонической точки зрения, важно понять, что над епископом Диомидом не было вообще никакого суда, даже неправедного. Если формально правильная судебная процедура не спасает от несправедливого решения, то обвиняемый имеет право апелляции. Епископ Диомид имеет право не столько апелляции, сколько жалобы. Он стал жертвой вовсе не несправедливого судебного решения, а банального церковного разбоя, то есть внесудебной расправы — без суда и следствия.

Состоявшееся на следующий день после Собора решение Синода РПЦ МП о запрете епископа Диомида в священнослужении — это еще одно наказание без суда и следствия. Разумеется, запрет епископа в священнослужении невозможен во внесудебном порядке, простым решением Синода. В этом отношении Синод даже не захотел прикрыться авторитетом Собора. Впрочем, я думаю, что это было сделано сознательно: если бы на Соборе приняли еще и запрет в священнослужении для епископа Диомида, то голосовавших "против" и воздержавшихся было бы больше (по причине явной абсурдности запрещения после того, как уже вынесено решение об извержении из сана).

Что касается решения Синода об отставке с Чукотской кафедры, то оно, разумеется, тоже антиканонично, так как никакой архиерей не может быть отставлен от своей кафедры недобровольно без суда, но беда в том, что в РПЦ МП нарушение этих канонических норм заложено в самом ее уставе. Впрочем, поскольку решение Синода принималось теми же иерархами, которые уже совершили ряд беззаконий в отношении епископа Диомида, никакие их дальнейшие решения уже не могут быть для него обязательными. Теперь все они сами под обвинением.

Комментировать факт "отсроченного" извержения вообще невозможно – подобного прецедента не было в церковной истории и, разумеется, ничего подобного не предусмотрено канонами. Если епископ совершил преступления, ведущие к извержению из сана, то он извергается немедленно после установления этих преступлений церковным судом в описанном выше порядке. Принятое Архиерейским Собором РПЦ МП решение об извержении, которое вступает в силу лишь по решению нижестоящей инстанции – Синода, показывает, кому реально принадлежит власть в РПЦ МП.

- Но куда же епископ Диомид может направить свою жалобу? Ведь по Уставу РПЦ МП 2000 года в этой Церкви фактически нет органа, чьи полномочия (в том числе, судебные) превосходят полномочия Архиерейского Собора?

- Епископ Диомид сейчас имеет два варианта действий, причем оба не исключают друг друга. Один — это жаловаться так называемому "вселенскому православию", то есть либо Патриарху Нового Рима — Константинополя, либо сразу Вселенскому Собору, повестка дня которого формируется с 1960-х гг., хотя и очень теоретически. Второй — это жаловаться непосредственно церковному народу РПЦ МП (так называемой Полноте церковной) и тем архиереям, которые либо изначально не стали участвовать в беззаконных решениях Архиерейского Собора, либо приняли в них участие, но одумались и раскаялись. Таким образом, мне представляется, что епископ Диомид еще далеко не исчерпал те ресурсы справедливости, которые сохраняются в РПЦ МП.

- Не подлежит ли епископ Диомид "автоматическому" извержению из сана после того, как он продолжил священнослужение в состоянии запрета?

- Если бы епископ, запрещенный в священнослужении, нарушил этот запрет, то он бы подлежал извержению из сана. Есть правило 4 Антиохийского Собора, которое утверждает, что извержению из сана он бы подлежал даже и в том случае, если бы запрет в священнослужении был наложен несправедливо. Согласно буквальному смыслу этого правила, нужно только, чтобы он был наложен с соблюдением необходимых формальностей. Я уже пояснил, отвечая на первый вопрос, что, с формальной точки зрения, никакого запрета в священнослужении епископа Диомида не было, так как не было соответствующей судебной процедуры. Поэтому правило 4 Антиохийского Собора тут неприменимо даже при самом буквальном толковании.

Но в церковное предание буквальное толкование этого правила не вошло: его впервые нарушил Златоуст, объяснив, что само это правило придумали ариане против Афанасия Великого (см. Палладий, Диалог о житии Иоанна Златоуста). В XII веке в Византии были подробные канонические дискуссии вокруг этого правила, в итоге которых была признана его неприменимость по буквальному смыслу (см. толкование Вальсамона). Преп. Никодим Святогорец также толкует (в Пидалионе) это правило в том смысле, что несправедливому запрету в священнослужении подчиняться не следует.

- Сознавали ли инициаторы осуждения епископа Диомида, что они откровенно нарушают каноны? На что в таком случае они рассчитывали?

- При осуждении епископа Диомида нарушались не отдельные каноны, о которых еще можно было бы не знать при обычной для епископата РПЦ МП канонической неграмотности, а совершенно базовые принципы канонического права, которые известны всем, мало-мальски причастным к церковному образованию. Поэтому вариант непреднамеренного нарушения канонов Архиерейским Собором РПЦ МП абсолютно исключен. Нарушение было преднамеренное.

Если так, то возникает естественный вопрос: какой в нем видели смысл те, кто его совершил?

На это нужно ответить, что, прежде всего, они вообще не видят смысла в соблюдении канонов. Они прекрасно знают, что успехи или неудачи их церковной политики зависят совсем от других факторов. Главный из этих факторов — возможность решить все вопросы силами государственной власти. В отношении к епископу Диомиду присутствует тот же самый безошибочный расчет: государственная власть будет признавать того епископа Чукотки, которого назначат в Синоде РПЦ МП.

Во-вторых, таким подчеркнуто хамским решением достигается максимальная конфронтация со сторонниками епископа Диомида. Она выгодна в том случае, если ставится задача их выталкивания из РПЦ МП. Конечно, лишний "раскол" начальству РПЦ МП невыгоден. Но, в принципе, тут для этого начальства не будет ничего нового и ничего, задевающего его интересы всерьез. Гонители епископа Диомида рассчитывают превратить его из болезненной внутренней проблемы РПЦ МП в проблему внешнюю и неболезненную.

- Получается, что гонители епископа Диомида действовали вполне рационально? То есть они избрали именно те способы, которые в данных исторических условиях наиболее эффективны?

- Теперь уже это зависит от самого епископа Диомида. Конечно, никто всерьез не рассчитывал на то, что он подчинится запрещению в священнослужении и покается перед Синодом РПЦ МП. Дальше, как считают его гонители, у него есть только один путь: административный и канонический разрыв с РПЦ МП.

Но, как уже сейчас можно надеяться, епископ Диомид понимает, что это не единственный и далеко не лучший путь. Как мне представляется, он выбирает канонически гораздо более правильную позицию: он отказывается считать себя осужденным в РПЦ МП и продолжает сохранять молитвенное общение со святейшим Патриархом, совершенно не обращая внимания на бессмысленную писанину за подписью, в числе прочих, того же самого святейшего Патриарха. Конечно, наличие подписи Патриарха под документами подобного содержания — повод для судебного разбирательства в отношении Патриарха. Но кто такой епископ Диомид, чтобы предвосхищать этот суд? Пока что суда над Патриархом не было, он остается для епископа Диомида Патриархом, и никто ему не мешает поминать этого Патриарха за богослужением.

Возможно, сам Патриарх станет на это как-то возражать и, опять же, взывать к государственной власти с просьбами о помоще и о "прекращении бесчинства". Этим он покажет, что его личные проблемы с каноническим правом все еще не могут найти разрешения. Но и тогда, мне кажется, епископ Диомид не будет восхищать суд на ним и по-прежнему будет возносить за своими богослужениями имя святейшего. В конце концов, как говорят многие батюшки в РПЦ МП, за Патриарха надо тем более молиться, если он столько согрешает в церковных делах…

- Значит, события в РПЦ МП начинают развиваться по сценарию, известному нам на примере РПЦЗ и "альтернативного" Православия вообще – появляются РПЦ МП(А) и РПЦ МП(Д)?

- На мой взгляд, не совсем так. Разделение РПЦ МП на две части могло бы иметь место в том случае, если бы между этими частями произошел полный разрыв канонического общения. Но такого разрыва, как мне кажется, не будет. Будет, приблизительно, то, что сейчас происходит в нашей РПАЦ, где создалось два независимых центра. Наш Митрополит Валентин пытается запрещать церковное общение с теми, кто признает епископа Севастиана Челябинского, но у него это плохо получается. Реально большинство верующих РПАЦ признают оба центра и причащаются во всех приходах РПАЦ без различия. Думаю, что теперь то же самое должно сформироваться в РПЦ МП. Сторонники епископа Диомида могут сформировать независимый административный центр, в формальном подчинении у которого будет какая-то, очень незначительная часть РПЦ МП. Однако, этот центр сохранит всю полноту евхаристического общения с остальной частью РПЦ МП, особенно на уровне мирян. У администрации РПЦ МП нет абсолютно никакой возможности воспрепятствовать этому какими-либо запретами. Такого рода запреты не действуют даже в нашей маленькой церковной организации (РПАЦ), а проконтролировать их исполнение в РПЦ МП вообще технически невозможно. В конце концов, там найдется немало и таких, что одновременно причащается, например, и у православных, и у католиков…

То, что я тут описываю, — это, если угодно, новая "технология" борьбы с каноническим произволом узурпаторов церковной власти, действительно, впервые освоенная в "альтернативном" Православии, точнее, как мы его называем, в Истинном Православии. Архиерейский Собор РПЦ МП ее совершенно не предусматривал и поэтому оказался не готов к столкновению с ней.

Итак, мне кажется, что ближайшее будущее епископа Диомида — это никакого разрыва с РПЦ МП, но и никакого подчинения ее Синоду и Архиерейскому Собору.

У администрации РПЦ МП не существует никакого канонического оружия, чтобы сокрушить епископа Диомида, если он займет такую позицию. Также и государственная власть тут никак не сможет и не захочет вмешаться. Ее вмешательство будет сводиться к урегулированию вопросов, связанных с недвижимостью. Понятно, что тут государственная власть едва ли сильно поможет епископу Диомиду, но, мне кажется, что епископ Диомид сможет обойтись и без ее помощи. Скорее, это у самой государственной власти теперь появился случай подумать, насколько администрация РПЦ МП контролирует чаяния простых верующих людей.

- Кстати, с Вашей точки зрения, столь ли однозначной будет реакция российской государственной власти на решения Архиерейского Собора РПЦ МП по делу епископа Диомида, как на то рассчитывало руководство РПЦ МП?

- Нашей государственной власти давно уже пора начинать формировать свою собственную религиозную политику. И тут один из первых шагов — попытаться хоть слегка познакомиться с массой своих православно верующих граждан, присмотреться и прислушаться к ним. Попытаться начать хоть какое-то подобие их диалога с властью. Наша государственная власть преуспела в "диалогах" и коррупционных "симфониях" с церковными чиновниками, но от церковного народа она отстоит еще дальше, чем от остальной части населения. Это совершенно ненормально, особенно для страны, где православие имеет исторически особую роль. Ей пора, наконец, обратиться и к простому церковному народу. Для начала хотя бы — просто заметить факт его существования.

И тут без епископа Диомида не обойтись. Как ни крути, а он выражает чаяния того самого слоя так называемых "церковных людей", о которых у нас уже пишут хорошие диссертации фольклористы (А. В. Тарабукина), но о которых понятия не имеют политики. Чрезмерная иногда конфронтированность умонастроений этих людей по отношению к государственной власти — это естественная человеческая реакция на непонятное и нечеловеческое, на что-то чуждое, что не хочет их замечать. Если сама государственная власть изменит к ним свое отношение, то и у них реакция будет другой. Во всяком случае, эти люди - безусловные патриоты России, и государственная власть услышать их просто обязана. Она сама должна предпринять усилия, чтобы перестать восприниматься в толще "церковных людей" как власть инопланетян-оккупантов. Все возможности у нее для этого есть, но нет пока осознания важности задачи.

- Можно ли сказать, что в РПЦ МП теперь будут два Патриарха — Алексий как Патриарх "в теле" и Диомид как "Патриарх в Духе"?

- Думаю, что это уже произошло. Вопрос теперь в том, в каком именно "духе" будет Патриархом Диомид. Повторю: это очень и очень сильно зависит от отношения к нему со стороны той части общества, которая не принадлежит к его юрисдикции, но и не повязана общим бизнесом с "Митрополитбюро" РПЦ МП.

Епископ Диомид открыт к диалогу, хотя и закрыт по отношению к хамству и силовому давлению.

Беседовал Александр Солдатов,
"Портал-Credo.Ru"


    В сюжете:

30 сентября 2008, 21:05  
ДОКУМЕНТ: Приглашение на молитвенное стояние у здания Московской патриархии в Чистом переулке в день заседания Священного Синода РПЦ МП по "делу епископа Диомида"
30 сентября 2008, 20:20  
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Человек против бульдозера. Богословие епископа Диомида поистине народное. А вот положение Синода РПЦ МП прямо противоположное
26 сентября 2008, 18:25  
МОНИТОРИНГ СМИ: "Головная боль". Синод Московской патриархии займется епископом Диомидом, Украиной и Грузией
25 сентября 2008, 23:23  
Сайт Братства во имя священномученика митрополита Владимира перемещен на резервную площадку
25 сентября 2008, 19:05  
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Дурное воспитание. Унижение ярких личностей – епископа Диомида, архимандрита Зинона, о. Павла Адельгейма - иерархами воспитывает в народном сознании чувство вседозволенности
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования