Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
25 января 2008, 15:20 Распечатать

ДОКУМЕНТ: Круглый стол "Портала-Credo.Ru", посвященный итогам религиозно-общественной жизни в 2007 году. Часть девятая - Человек года, окончание


Часть I  -  Часть II  -  Часть III  -  Часть IV  - Часть V  -  Часть VI  - Часть VII  -  Часть VIII

Участники:

- главный редактор "Портала-Credo.Ru" Александр Солдатов;
- исламский культуролог Сергей Джаннат Маркус;
- старший научный сотрудник Института Европы РАН, к.ф.н. Роман Лункин;
- церковный историк, кандидат богословия игумен Иннокентий Павлов;
- независимый публицист Михаил Ситников;
- ответственный редактор "Портала-Credo.Ru" Владимир Ойвин;
- сопредседатель Совета Института свободы совести к.и.н. Сергей Мозговой;
- сопредседатель Совета Института свободы совести Сергей Бурьянов.

АЛЕКСАНДР СОЛДАТОВ: А теперь коротко ответьте, пожалуйста, на вопрос, поставленный в нашей программе, на который лично я не могу с ходу ответить, скажу честно. Открыли ли вы в уходящем году для себя какого-то нового лидера или яркого деятеля? Мне почему-то уходящий год показался несколько застойным в этом отношении. Пожалуй, епископа Диомида можно было бы выделить. Но еще в прошлом году я видел его представителя на монархических крестных ходах. Я и тогда подозревал, что этот человек, епископ Диомид, наверное, может стать знаменем, при определенном развитии событий, право-консервативной оппозиции в РПЦ МП. Но то, что он им реально стал, да еще в такой яркой форме, – это было для меня большим открытием. Поскольку здесь больше сегодня критиковали взгляды епископа Диомида, бесспорно сказать, что это новый лидер, видимо нельзя.

ВЛАДИМИР ОЙВИН. Другое дело, знак, с каким его воспринимать. Но то, что это наиболее яркая личность года – факт.

ИННОКЕНТИЙ ПАВЛОВ. Я думаю надо согласиться, потому что лидер – это не оценочная категория. Другой вопрос, куда он ведет. Это, несомненно, знаковая фигура, и это открытие года.

А.С. Важно также, что патриархия с ним ничего не может сделать. Обычный вроде бы епархиальный епископ, на самом отшибе…

В.О. Дальше Чукотки не сошлешь!..

А.С. … А Синод не решается хотя бы словесную оценку дать, я уже не говорю о репрессивных мерах, о прещениях. Но нет даже никакой вербальной оценки.

РОМАН ЛУНКИН: Я думаю, что епископ Диомид, независимо от его взглядов – консервативных, ультраконсервативных и т.д. – все равно будет способствовать формированию гражданского общества и церковной свободы в рамках Московской патриархии. Епископ Диомид действительно прогремел в этом году.

С чисто социологической точки зрения я бы выделил некоторых своих персонажей в религиозной жизни. Дело в том, что у нас вообще все непредсказуемо, в том числе, например, с Медведевым. Мы обсуждаем, в общем, артиста, который не сыграл основной своей сцены. Также можно обсуждать и кого-то другого. Есть разные векторы, но как все пойдет – неизвестно. Но есть яркие личности.

Если выражаться высоко, в номинации "Политический прорыв" можно назвать двух деятелей – это Юрий Кириллович Сипко, глава Союза евангельских христиан-баптистов, который резче всех выступал против власти, и даже мусульмане выступали немножко в другом ключе. И пастор Александр Пуршага, который продолжает с 2005 года свои митинги и пикеты в центре Москвы, чего вообще не было с советских времен. Это беспрецедентно. Наконец, еще один человек, которого можно было бы назвать человеком и личностью, на каких держится все в нормальном духовном цивилизованном православии, – это псковский священник Павел Адельгейм. Его, конечно, епископ постоянно доводит, и психологическое давление на него оказывается. Архиепископ Псковский Евсевий будет за это гореть в аду.

СЕРГЕЙ МОЗГОВОЙ. Лично я никого из ярких деятелей не открыл. Хотя согласен с прозвучавшей здесь оценкой епископа Диомида в том, что он действительно будет способствовать – и уже способствует – внутрицерковной дискуссии. Пока эта дискуссия слабая, тем не менее, я думаю, что если ему еще позволят выступать какое-то время, то эта дискуссия усилится.

А.С. Вы думаете, он еще не отвоевал пространство для себя?

С.М. Я думаю, что сейчас в патриархии усиленно думают, что с ним делать. Еще не вечер.

СЕРГЕЙ БУРЬЯНОВ. Я хотел бы назвать – немного в другом ключе – не лидеров, а аутсайдеров, мягко говоря. Совет директоров МАРСа в полном составе хотел бы назвать. Они называются громким именем – Международная ассоциация религиозной свободы. На самом деле, на последней конференции отсутствовала какая бы то ни было возможность свободного обсуждения – не было возможности задавать вопросы, и фактически не было круглого стола, который был заявлен. Это впервые. Позор.

ВЛАДИМИР ОЙВИН. Я бы тоже, конечно, в первую очередь, назвал епископа Диомида, поскольку вне зависимости от качественной оценки – с плюсом или с минусом его называть – безусловно, это наиболее яркая фигура российского религиозного небосклона. И я согласен с Романом Лункиным в том, что единственный, кто ярко проявил себя из всех религиозных лидеров, был действительно Юрий Кириллович Сипко. Для меня это не совсем новость, потому что и год назад, и полтора, и два года назад он позволял себе такие высказывания, которые вызывали очень резкое неприятие, насколько мне известно, в администрации президента. Мне выговаривали за то, что я брал "провокативное" интервью у Юрия Кирилловича.

Р.Л. Мне тоже.

В.О. Пуршага, мне кажется, достоин такой оценки в меньшей степени. Его выступления оставляют некоторый осадок, впечатление того, что это кроме всего, и самопиар. У Сипко я этого не чувствую.

А.С. Когда все-таки человек борется за право своей общины молиться, создать молитвенный дом, против неправомерных решений властей, то нам разбираться в таких нюансировках его внутренней духовной психологической жизни, мне кажется, как-то не пристало. Надо поддержать главный его благородный порыв. А сейчас, когда человек находится в таком драматическом положении, можно какие-то человеческие немощи и не замечать.

Мне вот такая мысль пришла в голову: среди этих фигур, которые тут доминируют, – Диомид и Сипко – Сипко выходит на первый план именно потому, что он не только заставил уважать лично себя и оценить его гражданское мужество, но он сделал более привлекательной конфессию, которую он представляет, - благодаря такой позиции. Я не думаю, что епископ Диомид привлек каких-то новых сторонников в ряды борцов против ИНН и глобализма, он просто, может быть, их консолидировал, но таковых всегда было много в РПЦ МП и вообще среди православных. Здесь не возникло какого-то нового призыва. А в случае с Сипко это произошло, и он принес благо своей конкретной конфессии.

В.О. Не только своей конфессии, а протестантизму в целом.

А.С. Трудно сказать. Он реабилитировал "светлое имя баптизма", которое воспринималось как уже такая довольно ветхая традиция, где мало молодежи, где застой, где было сотрудничество с советской властью. Мне кажется, что он "честное имя баптизма" во многом для интересующихся людей реабилитировал.

С.М. Я бы хотел сказать еще об одном явлении, о феномене. Речь идет не об одной личности, а о неком коллективе – в данном случае о "Портале-Credo.Ru". Это единственный ресурс в России, и, возможно, не только в России, благодаря которому принципиальная позиция может звучать в широком эфире и стать доступной не единицам, но многим. Поэтому я хотел бы пожелать редакции Портала успехов – и так держать!

В.О. Этого мы не можем опубликовать, это будет самопиар!

С.М. В данном случае я имею право на свою позицию, и я требую это опубликовать.

СЕРГЕЙ МАРКУС. Личность Тауфика Ибрагима – это московский философ сирийского происхождения – была, конечно, многим известна. Это человек, который регулярно работал в академической сфере. Но для меня он стал человеком года в исламском сообществе России потому, что, оказалось, то, над чем он работает, будучи собранным, спрессованным под одну обложку с таким странным длинным названием "На пути к коранической толерантности", на самом деле составляет новое слово в исламской мысли, а именно, в интерпретации ислама. Я скажу очень коротко. Он показал, что Коран, оказывается, не утверждает эксклюзивизм ислама. Из этого проистекают огромные последствия, как в плане культуры, так и в плане политического действия, социальной ориентации. Еще раз подчеркну, кораническое послание мыслится – по интерпретации Тауфика Ибрагима – завершающим традицию всех пророков, начиная от ветхозаветных, но при этом оно не является эксклюзивистским. И тут удивительная открытость по отношению даже к другим религиям неавраамического типа. Я думаю, что эта книжка, пусть она издана небольшим тиражом 1000 экземпляров и пока доступна только религиоведам – арабистам, исламоведам – это прорыв в интеллектуальном плане относительно той трактовки ислама, который был сформирован в Средневековье, когда ислам был смоделирован как суперэксклюзивистская, воинственная, нетерпимая религиозно-социальная структура. Единственное, что может "в оправдание" Тауфик сказать, в кавычках, что он, конечно, не единственный в этом плане человек. Он ездит сам на международные встречи, которые проходят под девизом "Люди Корана". Их основной девиз – "Вперед, к кораническому исламу!" Не назад, а именно вперед. Опять-таки он не одинок еще и потому, что аналогичный интеллектуальный процесс идет сейчас в Кувейте по инициативе, во-первых, правящего там Амира, а сердцем и душой этого проекта является первый заместитель министра по делам вакфов и религиозных отношений Кувейта доктор Адель аль Фалях. Ему помогают в этом авторитетный богослов из Судана, в прошлом министр по делам религий Судана шейх Айсам Башир и россиянин, всем вам известный, доктор философии Али Вячеслав Полосин. Они все вместе разрабатывают идеологию "срединного пути". Оказывается, мусульмане забыли за все века существования ислама как исторического явления, тезис, звучащий в Коране, который от имени Аллаха гласит: "Я вас создаю как общину васатыйя", то есть "срединного пути", то есть во всем вы должны, условно говоря, искать не крайности, а золотую середину. Реально исламская цивилизация не смогла пройти этим путем. По возможности реанимировать этот тезис и сделать его актуальным – задача этой самой группы, которая инициируется из Кувейта, но в России уже набирает все больше оборотов за счет того, что в этом деле участвуют достаточно сильные интеллектуальные люди. Для меня событие года – это выход книги Тауфика Ибрагима и для меня он – личность года в российском исламском мире.

СЕРГЕЙ МОЗГОВОЙ: Я согласен с этим. Я обратил внимание в этом году на некую активность среди интеллектуалов, культурологов в исламском мире. Эта книга издана издательством "Медина". Я заметил, насколько молодые люди там работают – Дамир Хайретдинов, Дамир Мухетдинов, - в своем молодом возрасте эти люди показывают колоссальную работоспособность и интеллект. На общем фоне они выглядят как пассионарии своего рода. Я для себя открыл пассионариев в исламском сообществе.

А.С. А я хотел бы вот какой мыслью поделиться. Наблюдая много лет христианско-исламский диалог из христианского лагеря, в основном, из православного, я всегда обращал внимания на то, что точки соприкосновения находятся, в основном, благодаря очередным – грубо говоря – уступкам со стороны православных, попыткам освоить исламскую терминологию и таким образом как бы заигрывать с противоположной стороной, пытаться говорить на ее языке. Порой эти попытки выглядели несколько комичными. Они были, скажем, у о. Олега Стеняева, он это активно демонстрировал во время диспутов с Полосиным. Получалось так, что какие-то успехи в этом диалоге достигаются за счет того, что современное христианство, в принципе, дальше продвинулось по пути либерализации, секуляризации и готово ради успеха в межконфессиональном диалоге все больше и больше отказываться от своих принципиальных позиций, догматических в том числе, в каком-то смысле даже от триадологического догмата. Во время этого диалога казалось, что христианство не так дорожит своим преданием, своей догматикой, своими основами. Мы часто слышали, как какой-нибудь православный Патриарх, Александрийский или Антиохийский, заявлял, что признает пророка Мухаммада истинным пророком Божиим. Но никогда не слышали с исламской стороны, что, допустим, святитель Григорий Палама признается истинным богопросвещенным богословом, учение которого может быть полезным для духовной практики мусульман. И, на мой взгляд, деятельность Тауфика Ибрагима, с которой меня в течение многих лет знакомил наш обозреватель Валерий Емельянов (он написал несколько статей, рецензий, а потом и лично познакомил меня в Нижнем Новгороде с профессором Ибрагимом), неожиданно показывает, что, возможно, и с исламской стороны движение навстречу происходит не ценой отказа от своих догматический позиций, а посредством стремления говорить с христианами отчасти на их языке, на языке современных философских представлений, сформировавшихся, в частности, в рамках процесса глобализации.

Вот это открытие: диалог стал двусторонним. Не требуются теперь какие-то заигрывания и уступки со стороны христиан в процессе этого диалога, теперь и мусульманская сторона выдвигает отдельных представителей, которые выглядят адекватно, современно. "Эксклюзивистский" язык преодолевается не только с христианской, но и с исламской стороны.

С. МАРКУС. Я так понял, что Вы объясняете мотивацию тех полемистов, которые выступают со стороны христианства…

А.С. Я просто привел несколько частных примеров.

С. МАРКУС. Честно говоря, я не уверен, что о. Олег Стеняев сдает триадологию. Он просто пытается ее объяснить на языке арабской философии, насколько он может ее постичь. В данном случае мне лично Тауфик гораздо интереснее, потому что он живой носитель этого языка – он сириец…Мы делали неоднократные презентации этой книги в Москве и в Казани, приглашали оппонентов выступить публично и пополемизировать. Нам, честно говоря, как издателям и журналистам, нужен был материал, чтобы показать, что эта книга вошла в некую плоть уммы и есть какой-то резонанс. Но резонанс нулевой, кроме чисто личностных ярлыков. Вот, он был коммунистом – именно поэтому он в коммунистическое время приехал в Советский Союз учиться на инженера! Да, это факт его жизни, ну и что? А потом он стал философом, женился на русской девушке, которая философ-профессионал и преподает в Московском университете. Он более углубленно осознал себя как носитель исламской традиции, хотя в юности он был антирелигиозный человек. Человек прошел свой, сложный, интересный какой-то путь развития. Сегодня он дает очень ценный результат, потому что прекрасно знает язык и владеет инструментарием европейской академической философской школы. То есть он в этом плане строгий человек. С ним можно, наверное, полемизировать, но надо выйти на его уровень. В российской умме не появляются пока люди, которые способны полемизировать с ним. Поэтому я вижу за этой книгой большое будущее в плане просвещения, во-первых, российских мусульман и,во-вторых, в плане диалога – мне было очень интересно то, что Вы, Александр Валерьевич, говорите.

А.С. Да, речь идет о принципиальном изменении стилистики диалога. Мусульмане начинают восприниматься как цивилизованные современные люди, владеющие языком – в хорошем смысле слова – либеральных ценностей, а не занимают такой начетнической позиции, которая обычно считалась некой привилегией мусульманской стороны. Что вот у нас есть набор цитат, определенные закостеневшие формулы, мы готовы говорить только на языке цитат и формул.

...К сожалению, мы должны подводить черту - разговор получился и так очень объемным и всесторонним. Спасибо всем участникам, представлявшим разные традиции, разные подходы, в формирование такого целостного, многогранного образа уходящего года. До новых встреч!


    В сюжете:

25 января 2008, 15:20  
ДОКУМЕНТ: Круглый стол "Портала-Credo.Ru", посвященный итогам религиозно-общественной жизни в 2007 году. Часть девятая - Человек года, окончание
17 января 2008, 20:00  
ДОКУМЕНТ: Круглый стол "Портала-Credo.Ru", посвященный итогам религиозно-общественной жизни в 2007 году. Часть восьмая – Власть и переформатирование внутри российского православия
16 января 2008, 16:22  
МНЕНИЕ: "Священность" Российской державы – основной признак, влияющий на всю ее историю, в том числе и на государственно-церковные отношения" - пресс-секретарь Украинской Православной Церкви Киевского патриархата архимандрит ЕВСТРАТИЙ (ЗОРЯ)
15 января 2008, 19:00  
ДОКУМЕНТ: Круглый стол "Портала-Credo.Ru", посвященный итогам религиозно-общественной жизни в 2007 году. Часть седьмая - выборные коллизии, операция "Преемник"
11 января 2008, 21:05  
ДОКУМЕНТ: Круглый стол "Портала-Credo.Ru", посвященный итогам религиозно-общественной жизни в 2007 году. Часть шестая - Михаил Ситников, Владимир Ойвин
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования