Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
11 января 2008, 21:05 Распечатать

ДОКУМЕНТ: Круглый стол "Портала-Credo.Ru", посвященный итогам религиозно-общественной жизни в 2007 году. Часть шестая - Михаил Ситников, Владимир Ойвин


Часть I

Часть II

Часть III

Часть IV

Часть V

Участники:

- главный редактор "Портала-Credo.Ru" Александр Солдатов;
- исламский культуролог Сергей Джаннат Маркус;
- старший научный сотрудник Института Европы РАН, к.ф.н. Роман Лункин;
- церковный историк, кандидат богословия игумен Иннокентий Павлов;
- независимый публицист Михаил Ситников;
- ответственный редактор "Портала-Credo.Ru" Владимир Ойвин;
- сопредседатель Совета Института свободы совести к.и.н. Сергей Мозговой;
- сопредседатель Совета Института свободы совести Сергей Бурьянов.

АЛЕКСАНДР СОЛДАТОВ: Слово Михаилу Ситникову, который занимается, в частности, делом отца Павла Адельгейма, которое о. Иннокентий Павлов назвал одним из главных событий уходящего года...

МИХАИЛ СИТНИКОВ: Я бы, честно говоря, уцепился за предложение господина Мозгового заступиться за митрополита Кирилла, и я за него заступлюсь.

Дело в том, что и Кирилл - хотел он этого или не хотел, - и подобные ему деятели сделали большое дело в этом году. До сих пор их силами идет явная, буквально с каждой неделей все более яркая демифологизация роли и деятельности религиозных организаций. Они спускаются "с неба на землю", и всем становится видно, что религиозная организация и религия, как доктринальная основа этой организации - две большие разницы.

В авангарде этого развенчания, естественно, "паровозом" едет Московская патриархия и никуда от этого не денешься. Она больше всех взяла на себя, выше всех забралась и, естественно, показательней всех придется ей и "падать", как наиболее тяжеловесной. Таков закон сохранения потраченной энергии. Поэтому митрополит Кирилл и в самом деле, вольно или невольно, но сослужил для этого очень неплохую службу.

Теперь довольно интересный момент. Что касается процесса демифологизации, то в нем наблюдается целая куча явных признаков. Во-первых, становится очень ясно видно, что религия, на которую делали ставку, как на нечто, что сейчас включат и станет всем тепло-светло, для этого не предназначена. Во всяком случае, такого ни одна конфессия так и не сделала. Причем, это касается каждой из конфессий, каждого из направлений, в том числе и называемых у нас "традиционными". Во-вторых, российское официальное православие по версии РПЦ МП почти полностью превращено во временную режимную идеологию. Быть может, что–то могли сделать мусульмане, реально участвующие в реальных делах контингента своих верующих. Что-то, быть может, более эффективно, делали протестанты, дела которых у всех на виду. Как говорил очень интересный ученый, исследователь харизматического сознания Лири, совершенно неважно, в кого, как и в какой форме верят верующие. Важно то, какие дела на основе этой формы их веры творятся. Что мы можем наблюдать в нашем случае? Если какой-то харизматический лидер или какая-то религиозная организация ставят во главу угла самые-самые высокие и светлые идеалы, а в результате это выливается в воровство, в порок, все равно рано или поздно это становится замеченным всеми.

По всей вероятности, это можно воспринимать близким к объективности, потому что уже после 2004-го, 2005 года стало заметно, что наша светская власть себя исчерпала. Она достроила свою структуру и заполнила все существующие матрицы. После чего просто стала существовать, наличествовать, дожидаясь того срока, когда произойдут естественные исторические изменения, которые мы сейчас и наблюдаем. А в момент волевой стагнации со стороны власти - законодательной, законотворческой, законоисполнительной - в этот момент начинают вылазить, обнаруживать себя сути. А они - в общественном сознании, в его реакциях и реактивностях. Вот и заявила о себе одна из болезней Русской Православной Церкви, симптомом которой стала недостача в ней всего одной из множества координат – Божественной.

У нас существуют развитые общественные институты, которые инстинктивно учитывают христианскую нравственность. И существуют верующие люди, которых уйма, среди которых есть по-разному сведущие в религии, грамотные, милые, хорошие и добрые люди. Есть среди них полные "пробки" - эдакие препростые, которые просто нуждаются в том, чтобы во что-то верить и "окормляться". Они привыкли верить "в православного Бога" - они так и говорят - "православный Бог". Но они хотят иметь от этой веры ощущение опоры. Но, когда, веря в этого Бога, они идут в храм и видят, что батюшка посылает всех направо и налево, ворует, как в ларьке, то им становится не лучше, а все хуже и хуже - они начинают терять эту веру. И в поисках какой-то опоры их совершенно естественно влечет дальше, они идут куда угодно. Кто-то лезет в подвал, в подземелье, запирается там и начинает говорить: "Да что ж вы делаете! Хоть совесть поимейте!". Кто-то бросается искать врагов или сатанистов на стороне, потому что в этом находит замену той опоры, которой нет в "церковных учреждениях", и так далее.

Все это - результат внутренней болезни мощной религиозной организации, взявшей на себя роль "спасителя веры и Отечества". Болезнь организационная, но не столько на административном, сколько на другом – этическом, моральном, нравственном, духовном - уровне этой организации.

Примеров, подтверждающих это, можно привести много, но суть у всех одна – это следствия процесса, направленного в противоположную сторону от Христа.

Взять совершенно абсурдный акт нападок на о. Павла Адельгейма. Абсолютная глупость. Каким-то деятелям или отдельным иерархам потребовалось поставить галочку, что они делают в Церкви что-то конструктивное. Если бы они обладали возможностью увидеть со стороны в этой ситуации себя и о. Павла, то видели бы, что для них, как для священнослужителей, это просто самоубийство. Священник, который один стоит практически всего не существующего в России православного богословия, держащегося лишь на том, что специальный штат наших православных граждан ворует у протестантов их богословские разработки, адаптирует их к православию и выдает за свои – всего лишь один о. Павел, который мог бы заткнуть эту белую дыру в таком "богословии" - и на него именно надо было наехать?

Даже не на какого-то никому неизвестного и невидного батюшку, на которых отыгрываются в своем садизме иерархи, а именно Адельгейма…

СЕРГЕЙ МОЗГОВОЙ: То есть, это говорит о том, что механизм уже разболтался...

М.С.: Это не столько механические неполадки, сколько органический распад. Причем застыли мы в своем местечковом "православии" не на язычестве даже, которое – традиция иная, но утерянная и малоизвестная. Ведь, говоря "язычество", мало кто понимает, что это означает, так как института такого у нас нет. Поэтому, говоря, что отечественное православие пронизано элементами язычества, имеют в виду не его, а всего лишь "народоверие", замешанное на нахватанных всюду клочках магизма и суеверности – на его "языке" и формулируются все массовые представления соответствующих православных. То, что подобная религия становится вне христианства, по-моему, очень понятно. Но это активная и исторически уникальная религия - очень мощный культ, ходящий постоянно на разных "костылях" - сегодня прорежимном.

Это все проявилось и продолжает становиться понятней и яснее все более широким массам в последнее время.

А.С.: На языке Сергея Мозгового это называется "завершением религиозного ренессанса". Розовые очки действительно спали, мода прошла, количество разочарованных - тех, кто попытался попрактиковать религию и разочаровался, - достигло критической массы. Так что демифологизация - это просто неизбежный результат, завершение 15-летнего периода увлечения, моды, ренессанса - если угодно. Псевдоренессанаса. И боюсь, что это происходило более или менее параллельно во всех российских культурах, национальных традициях, и мы можем предположить,что подобные процессы - может быть, чуть позже, чем в Московской патриархии - охватят и исламские религиозные организации, и даже католические и протестантские.

ВЛАДИМИР ОЙВИН. Еще одно событие, которое я считаю важным, – это смена католического архиепископа. Это неважно, что этого события ожидали уже десять или двенадцать лет. Важно, что оно произошло. С моей точки зрения, это свидетельствует о серьезном изменении отношения Ватикана к России как таковой. Россия в значительной степени перестала Ватикан интересовать. Именно поэтому поставлен такой человек – немногословный, не активный внешнеполитически – такой, как Паоло Пецци, который не будет особо вмешиваться в религиозную ситуацию в России, который не будет проявлять той активности, которую проявлял Кондрусевич. И это соответствует позиции, которую занимает в настоящий момент Ватикан по отношению к России. Россия перестала быть миссионерской территорией.

М.С.: В тот момент, когда речь шла о посвящении Пецци во епископы, у меня была беседа с хорошо информированным человеком, непосредственно работающим в Ватикане, которого я попросил сказать - буквально в двух словах, - что изменилось с приходом Пецци. Он сказал, что изменилось то, что никогда больше не будет "русского католика" - будет просто "католик". Зато будет "католический епископ" - как в Африке, в Австралии. Это конкретные слова ученого-католика.

СЕРГЕЙ МОЗГОВОЙ: Особенностью 2007 года было то, что это самая активная фаза приобретения собственности и рейдерства РПЦ МП. За все предшествующие годы в таком масштабе этого не было. То, что сейчас происходит, в частности, в Рязанском кремле...

И.П.: Рязанский кремль можно вообще событием года назвать (...)

ВЛАДИМИР ОЙВИН: Я бы хотел отметить еще одно недавнее событие – появление Алексия II и Путина на Бутовском полигоне и молебен там. Два КГБшника - один работодатель-офицер, другой – агент – пришли поминать жертв, которых КГБ приносил советскому режиму. Путин, сам, вероятно, никого не расстреливал. Но я категорически не согласен, что он "бывший" – с таким стажем бывших не бывает, если кто вовремя спохватился, попытался оттуда ноги унести и действительно стал "бывшим" – в большинстве случаев поплатился за это. С его подачи современные спецслужбы заявляют себя как правопреемники ЧК-ГПУ-НКВД-МГБ-КГБ, и им нечего делать там, где расстреливали Новомучеников российских, если только не продолжать эти расстрелы. А уж человек, выступавший под псевдонимом "Дроздов", за время своего советского прошлого достаточно большое количество успел своих единоверцев сдать власти, будучи агентом. Никто на это событие особого внимания не обратил. А это, с моей точки зрения, оскорбление Новомучеников российских и проявление крайнего цинизма и власти, и Церкви.

(продолжение следует)


    В сюжете:

25 января 2008, 15:20  
ДОКУМЕНТ: Круглый стол "Портала-Credo.Ru", посвященный итогам религиозно-общественной жизни в 2007 году. Часть девятая - Человек года, окончание
17 января 2008, 20:00  
ДОКУМЕНТ: Круглый стол "Портала-Credo.Ru", посвященный итогам религиозно-общественной жизни в 2007 году. Часть восьмая – Власть и переформатирование внутри российского православия
16 января 2008, 16:22  
МНЕНИЕ: "Священность" Российской державы – основной признак, влияющий на всю ее историю, в том числе и на государственно-церковные отношения" - пресс-секретарь Украинской Православной Церкви Киевского патриархата архимандрит ЕВСТРАТИЙ (ЗОРЯ)
15 января 2008, 19:00  
ДОКУМЕНТ: Круглый стол "Портала-Credo.Ru", посвященный итогам религиозно-общественной жизни в 2007 году. Часть седьмая - выборные коллизии, операция "Преемник"
11 января 2008, 21:05  
ДОКУМЕНТ: Круглый стол "Портала-Credo.Ru", посвященный итогам религиозно-общественной жизни в 2007 году. Часть шестая - Михаил Ситников, Владимир Ойвин
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования