Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
26 ноября 2007, 19:15 Распечатать

КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Новые гонители новых катакомб. Кампания по спасению пензенских затворников опасна для их жизней и направлена на усиление религиозной неприязни


Религиозная ситуация современной России все больше и больше напоминает вульгарное "средневековье", каким рисовало его "социалистическое просвещение" в период СССР. История с тремя десятками православных верующих, закрывшихся в землянке близ деревни Погановка Пензенской области, наделала много шума в российских СМИ. Начиная с первых же сообщений, затворников именовали не иначе как "сектанты", что с точки зрения их принадлежности к Русской Православной Церкви Московского патриархата вполне справедливо. Далеко не вся паства крупнейшей религиозной организации России, играющей привилегированную роль в политике власти, рвется в затвор. Скорее даже, наоборот – в среде тех, кто демонстрируется всюду в качестве представителей православного вероисповедания, подавляющее большинство – люди вполне успешные в разных сферах. Принадлежность кого-либо к РПЦ МП и активное участие в ее жизни означает, как правило, также наличие симпатий "Единой России" и политике, проводимой Путиным, а значит, большой материальный и социальный комфорт.

Большинство таких православных пользуется негласными привилегиями на производстве и в учреждениях и заведомо являет собой широкий общественный спектр, который к месту и не к месту именуется не иначе, как "патриоты России". О "сливках" этого общества, призванных прилюдно олицетворять православие в глазах малосведущих в нем, включая абсолютное большинство ходящих в храмы, нечего и говорить. Если это иерархи, политики или бизнесмены, то неизменно наиболее успешные, если деятели культуры, то наиболее "раскрученные". Да если даже они какие-то культурные маргиналы, то полностью гарантированные от всяческих неожиданностей и невзгод.

Поэтому здесь совершенно естественно возникает немало вопросов: почему в лоне привилегированной религиозной конфессии находятся верующие, которые в соответствии с извечной христианской традицией уходят "в катакомбы"? Что это вообще такое – "уходить в катакомбы"? Зачем люди добровольно обрекают себя на явные неудобства и даже грозят покончить с собой, когда общество пытается их по своему разумению спасать?

Сама по себе традиция уходить в катакомбы зародилась в эпоху раннего христианства там, где "иудейская секта" христиан подвергалась жестоким преследованиям. Исповедание Христа в разных случаях каралось полным лишением имущества, изгнанием, тюремным заключением, пытками и смертной казнью. Поэтому никаких вопросов относительно причин, по которым верующие христиане скрывались от явных и жестких гонений, не возникает. Сторонники "Единой России" того времени благополучно участвовали в официозных языческих ритуалах. Но практически так же, в свои "катакомбы" - в отдаленные скиты, в тайные землянки, уходили на Руси староверы, которых преследовала гражданская и полностью преданная ей церковная власть. Вера старых российских христиан была настолько крепка и истова, что о принятии новин многие из них не могли даже помыслить, предпочитая самосожжение или лютую смерть от рук "православных" палачей-новообрядцев.

С началом антирелигиозной кампании в первые годы советской власти в "катакомбы" стали уходить уже все - и старо-, и новообрядцы Православной Российской Церкви, многие из которых просуществовали в них практически до конца ХХ века. Священнослужители и миряне, не желающие иметь ничего общего с "советской патриархией", собирались на тайных квартирах или в домах верующих, где совершались богослужения, говорились проповеди, проводились беседы.

Однако сегодня, когда верующие разных деноминаций христианства и других вероисповеданий вновь подвергаются в России все более откровенным гонениям, большинство из них не изолируется от остального общества. Деятельность тех, кого антирелигиозные активисты именуют "сектантами", намеренно вкладывая в это слово негативный смысл, осуществляется в рамках пока еще существующего законодательства и формально не преследуется светской властью. Более того, Церкви и религиозные организации, называемые привилегированной конфессией "сектами", в религиозном плане вполне респектабельны, и редко из их лона выходит что-то действительно маргинальное и социально опасное.

А вот нынешняя Московская патриархия, выдаваемая церковными и околоцерковными пропагандистами за некий единый и цельный, выдержанный в духе духовной иерархической структуры организм, на деле представляет собой далеко не однородный конгломерат. С одной стороны, относительная централизация церковной власти, где все финансовые и административные ниточки разбросанных по стране епархий замыкаются на Москве. С другой стороны, значительная идеологическая самостоятельность епархиальных руководств в своих "вотчинах", где они чаще всего плотно коррумпированы с региональными властями и "окрашены" в соответствующие тона. С третьей стороны, рассыпанное по всей России многолюдье "православных" артистов, писателей, врачей, преподавателей, общественных деятелей и "экспертов", церковных антирелигиозников (профессиональных борцов с "сектами"), журналистов, спортсменов и т.д., которые призваны играть роль популяризаторов, создавая иллюзию существования тотально православного социума. С четвертой, многочисленные православно-патриотические организации, декларирующие свою принадлежность к РПЦ МП, но поддерживающие какую-либо отдельную группировку в ее руководстве. С пятой, сами группы внутри церковного руководства, существующие, условно, вокруг нескольких московских фигур – митр. Кирилла, арх. Арсения, митр. Климента... Как известно, к ним недавно добавилась группа епископа Диомида, которая в катакомбы уж определенно не полезет. Кроме того, существует несколько достаточно серьезных "клубов по интересам" церковно ориентированных или использующих церковный бренд бизнесменов и политиков.

Нетрудно заметить, что все это вряд ли представляет религиозный интерес для верующих христиан, на которых, собственно, и должна бы опираться земная Церковь. Впрочем, они ей, скорее всего, и не нужны, так как "русская православность" в том смысле, в котором воспринимается она абсолютным большинством населения, давно являет собой что-то вроде партийной принадлежности. А все прочее – юридический статус РПЦ МП, ее культовая символика, мелькающие на экранах ТВ иерархи и священники, наличие православной составляющей в разных проявлениях культуры и прочий "антураж" – просто символ, вроде Кремля для власти или мавзолея для части российской оппозиции.

Действительно верующим православным, мировоззрение которых основано на откровении и идеалах Нового Завета Иисуса Христа, в такой ситуации приходится довольно сложно. Упомянутый уже епископ Диомид, указавший руководству РПЦ МП на факты несоответствия деятельности этой организации ее прямому назначению, а также нескольким известным в стране православным общинам, еще можно оставаться на какое-то время в "каноническом поле" Московской патриархии. Однако, что делать и к кому апеллировать простым людям, которые видят, как основы их веры попираются официальной Церковью? Напиши, к примеру, пензенские православные Патриарху Алексию или "самому" Путину, и лежала бы их петиция в мусорной корзине, рядом с заявлениями протоиерея Яниса Калныньша и множества других наивных православных, жалующихся "в милицию на участкового". Кстати, может быть, и писали: ведь ездил же куда-то наиболее беспокойный член их общины Петр Кузнецов, который вернулся, по словам его жены, с открытием, что в Церкви "продали Христа и он, дескать, проклинает все священство". Судя по тому, что главным признаком этого предательства был "факт принятия иерархами РПЦ кода ИНН", это открытие было сделано Кузнецовым в Москве.

Если исходить из особенностей типичного менталитета среднего постсоветского россиянина с учетом того, что он еще и искренне религиозен, то ни о каком отстаивании им своей позиции, ни о какой открытой проповеди своих принципов речи быть не должно. Увы, но представители и потомство новой "исторической формации – советских людей" склонны решать свои внутренние духовные проблемы в основном двумя крайними способами. Первый заключается в затушевывании их с помощью обслуживания тех, кто у власти, в обмен на лицемерное, но сносное личное благополучие в условиях данного социума. Второй - в том, чтобы бежать - в другую страну, в другую конфессию. Или в "катакомбы".

То, что произошло с группой пензенских православных – их разочарование в официальной РПЦ МП, обособление от нее, а затем демонстративный уход "в катакомбы", - не является неожиданностью. Это всего лишь наиболее радикальная форма пассивного протеста глубоко религиозных людей, разочаровавшихся не только в ценностях социума, но и в состоятельности официальной религиозной организации, от которой решили отколоться. Поднятая и подогреваемая церковными антирелигиозниками шумиха вокруг них и в самом деле способна толкнуть людей Бог знает на что.

Со стороны может показаться, что кампания вокруг добровольных православных затворников, приехавших в Погановку из разных регионов, направлена на спасение людей, среди которых есть дети. Но так могут, а впрочем, и должны воспринимать это разного рода официальные и неофициальные представители нерелигиозного общества, напрочь лишенные достоверных представлений об особенностях сознания истинно религиозных людей. На самом деле все, происходящее вокруг "катакомбников" с участием представителей власти и дежурящих у выхода из землянки священнослужителей местной епархии РПЦ МП, направлено на подогревание мифа об "опасности религиозного сектантства", невзирая на усугубление степени опасности для жизни затворников. Власти сегодня требуются прецеденты, помогающие сплочению общества против всего, что грозит тотальному единообразию – единообразию в политических предпочтениях, в мировоззрении, в определении приоритетов, авторитетов и "врагов". Ее идеологическому партнеру и кандидату в соправители вожделенной "русской православной державы" – РПЦ МП – как воздух требуются зримые подтверждения "опасности" религиозного многообразия в стране, которые приходится добывать, буквально "высасывая из пальца", а теперь еще и за счет "собственных резервов".

Нетрудно понять, что не будь подобных нужд "текущего политического момента", у верующих затворников вряд ли появились бы мысли о самоуничтожении, которые, будучи озвученными, используются церковными и светскими антирелигиозными клерикалами в качестве главного жупела "сектантства".

Сидели бы они там тихо, молились по-своему, а местные носили им в бидонах молоко…

Михаил Ситников
для "Портала-
Credo.Ru"


    В сюжете:

30 сентября 2008, 10:36  
МОНИТОРИНГ СМИ: Монахи Саранской горы. Что скрывает в себе древний пещерный город, обнаруженный в Пензенской области?
17 сентября 2008, 13:47  
Сотрудники МЧС получили награды за работу с пензенскими затворниками
08 сентября 2008, 14:33  
МОНИТОРИНГ СМИ: Рукопись «пещерного романа» уже готова. Бывшие пензенские затворники ищут издателя для своей книги
29 августа 2008, 10:00  
Уничтожено литературное наследие бывшего "лидера пензенских затворников" Петра Кузнецова
08 августа 2008, 16:38  
МОНИТОРИНГ СМИ: Затворнику вменили невменяемость. Лидера пензенских затворников Петра Кузнецова отправили на принудительное лечение
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования