Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
25 октября 2007, 18:55 Распечатать

РЕПОРТАЖ: Митрополит оправдан, "жалкие неофиты" изгнаны. Хроника Освященного Собора РПСЦ 2007 года глазами его делегатов


В начале октября 2007 года на официальном сайте Русской Православной Старообрядческой Церкви (РПСЦ) появилось объявление о созыве ежегодного Освященного Собора РПСЦ, о месте его проведения (Москва, Рогожский поселок) и о дате начала его работы (16 октября 2007 года).

Регистрация участников Освященного Собора началась 15 октября. При этом была предпринята первая попытка недопущения некоторых участников, имеющих протоколы избрания от общин: Сергея Вургафта, Алексея Шишкина, Димитрия Кожемякина, Димитрия Барановского. Поводом для отказа в регистрации послужило устное распоряжение Митрополита Корнилия об изменении порядка регистрации и недопущении регистрации делегатов, избранных "не от своих общин". В Уставе Церкви и утвержденных Собором правилах избрания делегатов такого требования не было и раньше избрание делегатов от общин, в состав которых они официально не входят, было допустимой практикой. После того как Алексей Шишкин и Сергей Вургафт, еще совсем недавно возглавлявший пресс-службу митрополии, подали письменную апелляцию на Собор, они были допущены к участию в его работе.

Очередной Освященный Собор РПСЦ начался 16 октября 2007 года в 11.00 на территории московского Рогожского поселка. К началу Собора прибыли 180 делегатов. В дальнейшем на Соборе присутствовало более 200 делегатов из различных регионов России, стран ближнего зарубежья и Австралии.

Собор традиционно начался с молебна в Покровском кафедральном соборе. Заседания Собора открылись и проходили в здании бывшего Христорождественского храма, до сих пор окончательно не отреставрированного и не готового к проведению богослужений.

Первый день Собора начался с сообщения председателя мандатной комиссии иерея Сергия Лисуренко. Затем попросил слова Алексей Шишкин, который проинформировал участников Собора, что на основании измененных единоличным решением правил избрания на Собор была предпринята попытка недопущения ряда делегатов. Гневная реакция на выступление Шишкина большинства делегатов Собора свидетельствовала, что они поддерживают попытку недопущения на Собор вышеперечисленных делегатов. Иерей Сергий Лисуренко и протоиерей Леонтий Пименов попытались поставить под сомнение легитимность делегатских полномочий Андрея Езерова, но не были поддержаны Собором, а епархиальный архиерей Кавказской епархии епископ Зосима (Еремеев), из общины которой в поселке Кумская Долина были делегированы депутатские полномочия Андрея Езерова, подтвердил их правомочность. После избрания ведущих Собора - о. Николы Думнова (г. Барнаул) и о. Геннадия Чунина (г. Санкт-Петербург) - было устроено персональное голосование о возможности недопущения на Собор ряда лиц, избранных от общин, в состав которых они официально не входят, чего раньше в практике Соборов никогда не было. Чтец Виктор Мосейчук сообщил соборянам, что накануне Сергей Вургафт дал, с его точки зрения, некорректное интервью газете "Коммерсантъ", которое Мосейчук, очевидно второпях, неправильно, в каком-то искаженном варианте, процитировал. Это стало причиной того, что большинством голосов Вургафту было отказано в присутствии на Соборе.

После этого был поставлен на голосование регламент ведения Собора. Были введены такие новшества как ограничение выступления одного участника Собора по каждому обсуждаемому вопросу двумя, максимум - тремя репликами. Кроме того, была введена практика замечаний "за некорректное поведение" на Соборе, предусмотрено лишение мандата после третьего замечания (то есть запрет на выступление и голосование на все время Собора) и удаление с Собора после четвертого замечания. При этом степень корректности того или иного выступления определялась ведущими Собора субъективно, а вынесение замечаний ставилось на общее голосование. На предыдущих Соборах отсутствовала как сама такая мера, так и необходимость в ее применении.

После того, как член канонической комиссии протодиакон Виктор Савельев заявил, что делегаты от Дальневосточной епархии не могут голосовать и вообще участвовать в работе Собора, так как они находятся под прещением от своего епархиального архиерея епископа Германа (Савельева), вопросы регламента перешли в обсуждение ситуации в Дальневосточной епархии. В ответ дальневосточные делегаты возразили, что они отошли от епископа Германа за его еретические деяния и высказывания: допущение к молитве на Литургии оглашенных никониан, допущение их к святыне – св. Кресту, иконам. И после этого с его стороны последовало прещение, которого они не признают. После бурного обсуждения епископ Донской и Кавказский Зосима предложил Собору вменить прещения с обеих сторон "яко не бывшие", разрешить дальневосточным делегатам участие в Соборе и по окончании Собора направить в Дальневосточную епархию комиссию во главе с Митрополитом Корнилием для разбора ситуации на месте. Это было поддержано большинством соборян. В конце первого дня была утверждена повестка второго дня Собора.

Второй день, 17 октября, начался с оглашения отчетного доклада Митрополита Московского и всея Руси Корнилия (Титова). Митрополит в своих выступлениях не раз признавал допущенные им по неопытности ошибки во время межконфессиональных контактов и так называемого "диалога" с РПЦ МП. Митрополит неоднократно, не менее четырех раз, обозначал "никонианство" как ересь второго чина. Тем не менее, свою практику межконфессиональных контактов в целом он считал нужной и обоснованной и просил соборного ее подтверждения.

Затем последовал доклад Андрея Езерова "О ереси экуменизма и её апокалиптическом значении". Автором было отмечено, что экуменизм является не только совокупностью и собранием всевозможных ересей и отступлений от истины, но и подготовкой, прототипом и предтечей религии антихриста. Кроме того, было указано на связь древней ереси Оригена о всеобщем оправдании с экуменической духовностью. Участниками Собора, после оживлённых обсуждений, были предложены проекты формулировок определения экуменизма как ереси. Секретариат начал выработку единой формулировки и определения ереси экуменизма.

Содокладчиком по этому вопросу выступил Дмитрий Барановский, сделавший сообщение на тему "Коммунизм как оккультно-мистическое учение". Реакция части соборян на это выступление была очень болезненной, с места раздавались выкрики, требования прекратить чтение доклада. Никаких замечаний нарушителям дисциплины сделано не было. После доклада большинством голосом он был признан не соответствующим теме, с чем автор доклада был не согласен.

Потом последовал доклад Алексея Шишкина о ересях, содержащихся в современном вероучении РПЦ МП, на основе проекта нового чина отречения от никонианской ереси, разработанного комиссией по чиноприему. Был зачитан и сам проект нового чиноприема от никонианской ереси. Докладчик не уложился в рамки отведенного времени, после чего попросил продлить время выступления. И хотя доклад вызвал, в целом, неподдельный интерес, просьба А. Шишкина не была удовлетворена, причем в грубой форме, что вызвало у докладчика определенное недоумение. По этому докладу началась дискуссия. В отношении проекта нового чиноприема от никонианской ереси было высказано мнение, что не нужно торопиться с его принятием, а необходимо глубже изучить вопрос. В ходе обсуждения прозвучало выступление о. Леонтия Пименова (г. Орехово-Зуево), в котором он предложил документ с определением никонианской ереси послать на рассмотрение в Московскую патриархию (!) и только после получения оттуда замечаний и дополнений утверждать документ на Соборе РПСЦ. На это Д. Барановский возразил, что о. Леонтий Пименов предлагает по существу совместную соборную работу двух Церквей и, тем самым, косвенно признает между нами церковное единство. Один из делегатов высказал мысль, что из-за разномыслия староверов и никониан между ними не может быть диалога, а только полемика. Диалог возможен только между единоверными. Неожиданно это мнение в принципе поддержал и о. Леонтий Пименов. Звучало и предположение, что поскольку РПЦ МП фактически сращена с государством, то соборное подтверждение ее еретичности может привести к государственным гонениям на старообрядчество, поэтому "для спокойствия церковного" лучше этого не делать. Протоиерей Димитрий Шмаков из Ижевска предлагал крестить всех никониан без исключения, как еретиков первого чина. Один из авторов проекта нового чиноприема, сотрудник информационно-издательского отдела митрополии РПСЦ Глеб Чистяков заметил, что уже в течение пяти лет этот практически готовый проект чиноприема по непонятной причине не утверждается и переносится с Собора на Собор. Он высказал свое мнение, что в никонианстве будут постоянно появляться все новые еретические учения и, если задаваться целью их полностью изучить, то проект не будет принят вообще никогда. Он предложил, ввиду актуальности нового чиноприема, принять его в нынешней редакции, а на следующих Соборах совершенствовать. А. Шишкин, выступая в прениях, высказался за необходимость соборного подтверждения никонианства как ереси. Потом выступил о. Алексий Лопатин (г. Москва), который напомнил, что никонианство уже было определено как ересь второго чина отцами прежде бывших Соборов 1832 года в г. Москве (тогда было принято решение о поиске архиереев) и 1846 года в Белой Кринице (в определении о том, каким чином следует принимать митрополита Амвросия). Он предложил пока ограничиться соборным подтверждением решений прежде бывших Соборов. Подавляющим большинством голосов соборян (165 – за, 8 – против, 2 – воздержались) это предложение было принято, а проект чиноприема от никонианской ереси был направлен на новую доработку.

В конце второго дня началось обсуждение распространяемых в приходах РПСЦ накануне Собора открытых писем. Поступило предложение вообще их не заслушивать, "чтобы не осквернять уши участников Собора", а сразу вынести их авторам прещение. Но большинство соборян все же высказалось за предоставление слова авторам писем.

Было заслушано сообщение инока Алимпия (Вербицкого), который сообщил о фактах экуменической деятельности в РПСЦ, которые легли в основу его известного в старообрядчестве Открытого письма. Но поскольку лимит времени, выделенный о. Алимпию на выступление, закончился, зачитать текст Открытого письма ему не дали. После этого началось бурное и эмоциональное обсуждение. Звучали отдельные мнения, в частности, чтеца Ивана Ошина (г. Томск), что, во всяком случае, часть приведенных фактов соответствует действительности и должна стать предметом серьезного рассмотрения. О. Леонтий Пименов высказал мнение, что "у нас церковного кризиса нет и быть не может, потому что у нас есть замечательные церковные хоры, которые успешно выступают, исполняя знаменные песнопения". Некоторые соборяне называли авторов писем провокаторами и платными агентами, обвиняли в связи с "врагами Церкви". Реплика о. Леонтия Пименова, предоставленная вне регламента и растянувшаяся, вопреки регламенту, до полутора часов, не касалась по существу поднятых в выступлении иноком Алимпием вопросов. Она состояла из голословных, неподтвержденных личных обвинений в адрес докладчика. Обсуждение других писем решили перенести на другой день. В конце второго дня была утверждена повестка дня на следующий день.

Третий день Собора, 18 октября, начался с голосования по проекту осуждения ереси экуменизма. Это решение было принято единогласно, экуменизм анафематствован. Такого поразительного единодушия соборян не было больше ни по одному вопросу.

Потом Собор продолжил обсуждение Открытых писем. Выступали их авторы: иконописец Димитрий Барановский, бывший келейник Митрополита Корнилия чтец Димитрий Козлов, иерей Александр Черногор, преподаватель Духовного училища Алексей Шишкин.

Д. Барановский, ссылаясь на правила I Вселенского Собора и Василия Великого о невозможности поставления в священный сан лиц, без принуждения отрекшихся от веры, высказал мнение, что бывшие члены КПСС не могут быть в составе церковного клира, и на этом основании призвал Митрополита Корнилия добровольно принять схиму. Реакция присутствующих оказалась очень бурной. Большинство увидело в этом выступлении только личные нападки на Митрополита. О. Леонтий Пименов утверждал, что членство в КПСС не препятствует принятию священного сана и не содержит в себе отречения от Бога, так как, по его мнению, коммунизм был государственной идеологией. Было высказано мнение, что, исходя из толкования византийского канониста Вальсамона, поставление в епископский сан упраздняет все грехи, совершенные до этого. Большинством голосов было признано, что пребывание Митрополита Корнилия в своем достоинстве является каноничным.

После этого зачитал текст своего Открытого письма о. Александр Черногор. Его слишком эмоциональное и мало подтвержденное фактами письмо, тем не менее, несло в себе боль и переживания автора в связи с участившимися экуменическими контактами РПСЦ с другими исповеданиями. Письмо было признано малодоказательным.

Свое Открытое письмо зачитал бывший келейник Митрополита Корнилия чтец Димитрий Козлов. Он перед св. Крестом и Евангелием принес личное свидетельство, что Митрополит Корнилий неоднократно убеждал его в спасении никониан и даже католиков. Митрополит Корнилий, в свою очередь, отрицал эти обвинения, что делало ситуацию неразрешимой.

Зачитал текст своей статьи "Диалог митрополита Корнилия с РПЦ МП" А. Шишкин. Перед началом чтения он засвидетельствовал имеющие место, по его мнению, преследования тех сотрудников митрополии, которые были известны своей противоэкуменической деятельностью - в частности, А. Езерова, Г. Чистякова и А. Муравьева. А. Шишкин высказал мнение, что отрицательное отношение к А. Езерову началось после его статьи в газете "Старообрядец", где никонианский миссионер Исидор (Колоколов) был назван "содомитом и гробокопателем". В ответ на это Митрополит Корнилий сказал, что Исидор (Колоколов) считается новообрядцами святым священномученником и такого рода высказывания разрушают "наш межцерковный диалог". Митрополит Корнилий отрицал связь своих кадровых и дисциплинарных решений с каким-то преследованием антиэкуменистов. Протоиерей Евгений Чунин, выдержав паузу, заявил, что А. Езеров уволен из Духовного Училища за… В этом месте протоиерей замялся. А. Езеров попросил о. Евгения Чунина все-таки сообщить общественности, за что он был изгнан, так как на Учебный Совет он не был в свое время допущен и какие к нему были претензии о. Евгений ему не сообщил. Помолчав еще немного, протоиерей Евгений Чунин сказал, что Андрей Езеров подарил одной из учениц книгу В.В. Розанова, которая, по мнению о. Евгения, "разрушает православный брак".

Многие положения выступления А. Шишкина, в частности, о двусмысленных высказываниях Митрополита Корнилия в СМИ, не были опровергнуты. В то же время ряд высказываний, приписываемых А. Шишкиным Митрополиту, не были подтверждены свидетелями. Протодиакон Виктор Савельев информировал Собор, что если в обвинении на епископа встретятся не подтвержденные факты, то все обвинение считается ложным и клеветническим. Нужно заметить, что Открытое письмо А. Шишкина задумывалось как публицистическое произведение для СМИ, а не как обращение в церковный суд.

Собором была частично признана истинность изложенных в обсуждаемых материалах фактов, но также были отмечены содержащиеся в них неточности и непроверенные факты. Авторы на этом основании были обвинены в клевете на Митрополита, и о прещениях на них было поручено вынести суждение архиерейскому суду. А. Шишкин попросил прощения лично у Митрополита и у всех соборян за те фактические неточности, которые встретились в статье, однако заметил, что основные факты подтверждены и имели место в действительности. Затем попросил прощения у Митрополита Корнилий и епископа Донского и Кавказского Зосимы (Еремеева) А. Езеров за допущенные им в их адрес в разные времена укоризненные высказывания и дерзость. При этом А. Езеров заявил, что не отказывается от подписи под Открытым письмом инока Алимпия, где "Митрополит даже не упоминается, зато очерчены контуры церковного кризиса". Кроме того, А. Езеров вслед за Алексеем Рябцевым отметил, что он не принадлежит ни к партии радикалов, ни к партии соглашателей. После чего А. Езеров попросил протоиерея Леонтия Пименова высказать ему в лицо обвинения, высказанные им на Соборе в его отсутствие. О. Леонтий Пименов с негодованием отверг эту просьбу, после чего, видя его гнев, А. Езеров попросил прощения и у него.

Нужно добавить, что доклад инока Алимпия так и не был заслушан, а со стороны ряда уважаемых священников неоднократно раздавались призывы к наказанию авторов открытых писем. К сожалению, у некоторых делегатов сдали нервы и вся дальневосточная делегация во главе с протоиереем Елисеем Елисеевым, а также поддержавшие их делегаты из других мест встали и покинули Собор, заявив, что разрывают с Собором молитвенное общение, поскольку на нем вершится неправедный суд. При этом, уходя, о. Елисей допустил невыдержанные высказывания, обвинив Собор в ереси и назвав его "иудейским сонмищем". В конце третьего дня была утверждена повестка дня на следующий день.

В четвёртый, завершающий день Собора, 19 октября, было принято решение об изменении порядка избрания делегатов на Собор. Отныне общины могут делегировать на Собор только своих членов. Потом было оглашено решение архиерейского суда. На авторов открытых писем и на А. Езерова были наложены разной степени прещения. Священноиерей Александр Черногор был запрещен в священнослужении до ближайшего Совета Митрополии. Инок Алимпий (Вербицкий), а также миряне Д. Барановский, Д. Козлов были отлучены от Церкви до покаяния и публикации в СМИ опровержения своих прежних статей. А. Езеров и А. Шишкин отлучены от святыни (от причастия, целования креста в конце службы и др. – Ред.) сроком на один год и им рекомендована епитимья.

Затем был рассмотрен вопрос о разрешении от прещения священноинока Симеона (Дурасова) в связи с его покаянием в экуменической деятельности. Он был запрещен одним из предыдущих Соборов за открытую пропаганду экуменических взглядов, но не подчинился решению Собора и, находясь в прещении, продолжал самочинно священнодействовать. Кроме того, на некоторое время он присоединялся к РПЦ МП, дабы принять там монашеский постриг. По церковным правилам он, безусловно, подлежит извержению из священного сана. По этому вопросу слово взял о. Леонтий Пименов и сказал, что "священноинок Симеон очень умный и образованный человек" и может принести большую пользу Церкви и поэтому его необходимо не извергать из сана, а наоборот разрешить ему священнослужение. Это решение было поддержано большинством голосов.

О. Геннадий Чунин предложил извергнуть из священного сана протоиерея Елисея Елисеева в связи с оскорблением Собора и досаждением Митрополиту. Трижды призываемый, протоиерей Елисей пришел на третий раз и оправдывал свою оппозицию соборному большинству тем, что, по его мнению, Митрополит недостаточно решительно отмежевался от курса на сближение с РПЦ МП. На прямой вопрос одного из участников Собора Митрополит Корнилий засвидетельствовал неспасительность никонианства. Несмотря на это, протоиерей Елисей Елисеев заявил, что не признает деяния Собора и покинул его. Собор большинством голосов проголосовал за его извержение из сана. Во второй половине дня был рассмотрен ряд частных вопросов.

Заседание Собора завершилось докладом мирянина Алексея Рябцева о каноническом состоянии иерархии Русской Древлеправославной Церкви (РДЦ), которая является вторым по численности после РПСЦ согласием старообрядцев-поповцев. Митрополит Корнилий предложил вынести порицание А. Рябцеву за издание брошюры с текстом его доклада без благословения, потому что, по его мнению, это может препятствовать развитию диалога с РДЦ. Это предложение не было принято.

После этого прозвучало завершающее слово Митрополита Корнилия, из которого соборяне узнали, что кризиса в РПСЦ нет, и даже не произошло раздора, а из Церкви ушла "жалкая кучка неофитов", "они вышли от нас, но не были наши". На этом Освященный Собор закончил свою работу.

В заключение можно признать, что Собор РПСЦ 2007 года, несмотря на то, что его подготовка и порядок ведения оставляют желать лучшего, а ряд принятых на нём дисциплинарных мер вызывают сомнения, тем не менее, носит исторический характер. Была еще раз обличена и недвусмысленно осуждена ересь экуменизма и подтверждено традиционное для старообрядцев отношение к никонианству как доктринальной ереси, Митрополит заявил о никонианах как о явных еретиках, был, в общем-то, достигнут внутрицерковный консенсус. В то же время Тело Церковное было уязвлено раздором, который, судя по всему, вряд ли будет уврачеван в ближайшее время.

Андрей Езеров,
Алексей Шишкин,
для "Портала–Credo.Ru"


    В сюжете:

23 сентября 2009, 14:37  
В ходе визита в Новосибирск предстоятель РПСЦ возглавил юбилейные торжества в соборе, епархиальное совещание, встретился с губернатором и мэром
22 сентября 2009, 17:27  
"ЛЕСТОВКА" (авторская рубрика Андрея Езерова): Просто смешные?.. Об уровне современного диалога РПЦ МП со старообрядчеством свидетельствуют курьезные высказывания архиепископа Илариона (Алфеева)
22 сентября 2009, 15:00  
Экс-наставник Рижской Гребенщиковской старообрядческой общины, ставший священником РПЦ МП, выиграл в Европейском суде процесс против Латвии
22 сентября 2009, 12:36  
Русский раскол XVII века произошел "по причинам, которые сегодня могут показаться просто смешными", утверждает председатель ОВЦС МП
17 сентября 2009, 18:15  
ИНТЕРВЬЮ: Старший научный сотрудник института Всеобщей истории РАН, к.и.н. АЛЕКСЕЙ МУРАВЬЕВ о трудностях диалога старообрядчества и новообрядчества и перспективах "преодоления раскола"
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования