Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
13 марта 2007, 12:33 Распечатать

РЕПОРТАЖ: Свободное православие тайги. На просторах Сибири и Дальнего Востока Апостольская Православная Церковь воплотила идеал русской христианской веры, а Московская патриархия стала для нее символом инквизиции


Православный мир России также многообразен, как российская культура и особенности религиозной жизни в различных регионах. Представлять себе жизнь и ценности Православной Церкви только по заявлениям Всемирного русского народного Собора – значит видеть только самую вершину айсберга, да и то лишь одного из айсбергов. Если, к примеру, в Калининграде православие после перестройки возрождалось с нуля усилиями митрополита Кирилла (Гундяева) наравне с другими христианскими Церквями, то в Белгороде официальное православие стало скорее "могильщиком" для инославных, миссия которых оказалась под запретом. В Сибири и на Дальнем Востоке епархии Московской патриархии оказались не способны объять необъятное, а значимое присутствие иных конфессий научило их жить по законам толерантности. Однако часто пассивность и закрытость епархий РПЦ МП, неумение и нежелание добираться до самых дальних уголков своего региона создавало религиозный вакуум.

В атмосфере такого вакуума в поселках, которые располагаются вдоль БАМа, родилась Апостольская Православная Церковь. Ее основатели обращались как к официальному православию, так и к исконному древнему русскому православию, которое распространено на сибирской земле – к старообрядчеству. Однако ни в одной церкви независимая православная община не смогла прижиться. Инициатором создания самостоятельной православной Церкви стал священник Анатолий Жога, которого в АПЦ считают служителем катакомбной Церкви.

Первая община АПЦ возникла в 1991 году в Северобайкальске стихийно – группа верующих, которые решили стать православными, собиралась вместе, они молились и читали Библию. С просьбой об организации прихода община обратилась в начале в Иркутскую епархию РПЦ МП. Однако, когда в эту общину прислали православного священника, у него возник конфликт с прихожанами, и община некоторое время существовала автономно. Часть членов первой общины организовала церковь, вошедшую под юрисдикцию Московской патриархии. Оставшиеся в АПЦ обвиняли членов общины РПЦ МП в нравственной нечистоплотности. В свою очередь местные прихожане РПЦ МП высказывались об апостольской общине, как об "экстремистской секте" Анатолия Жоги. Между тем, конфликт с Иркутской епархией возник из-за того, что епархиальный священник требовал зарплаты и обеспечения ему жилищных условий, тогда как лидер общины Анатолий Жога полагал, что священник не должен получать денег от верующих.

В результате с 1992-1993 года община стала поддерживать отношения со Старообрядческой Церковью белокриницкого согласия. Несколько лет (до 1996 года) общины АПЦ находились под омофором старообрядческого епископа Силуяна, пока не выяснилось, что богослужение АПЦ не во всем соответствует старообрядческим традициям. Общины АПЦ были исключены из староообрядческой Церкви, однако епископ Силуян уже успел рукоположить двух священников для общин АПЦ и благодаря этому новая Церковь стала развиваться самостоятельно.

По утверждению последователей АПЦ, их Богослужение соответствует старообрядческим канонам и православному богословию, однако вне Богослужения АПЦ предпочитает неформальные методы работы с молодежью и интеллигенцией, к примеру, собираются молодежные группы, поющие христианские песни под гитару. Кроме того, в АПЦ считается, что каждая община самостоятельна в своей хозяйственно-экономической деятельности, поэтому административное давление со стороны белокриницкого епископа Силуяна повлекло за собой окончательный разрыв АПЦ со старообрядцами. Общины решили остаться независимыми, так как Московская патриархия не устраивала своим "обновленчеством" и бюрократизмом, а старообрядчество формализмом и традиционализмом. В 1990-е годы лидеры АПЦ обращались даже к Зарубежной Церкви, но руководство РПЦЗ не ответило на просьбы АПЦ принять общины под свое крыло.

Окончательно АПЦ как организация оформилась лишь в начале 2000-х годов. В 2004 году руководством сибирской АПЦ совместно с АПЦ митрополита Виталия (Кужеватова) был создано Объединение Православных Общин Апостольской Традиции. АПЦ возглавил митрополит Сибири и Дальнего Востока Дионисий (Владимир Емельянович Агапов, рукоположен митрополитом Виталием в 2003 году). Он является лидером Церкви, но в реальности АПЦ не признает централизованного иерархического управления. Во главе АПЦ стоит Совет Церкви, состоящий как из священников, так и из мирян, представители духовенства имеют лишь право рекомендательного слова. В Совет Церкви входит даже женщина – Ирина Сергеевна Тиссен, которая отвечает за общественную деятельность АПЦ и добивается признания реальности гонений на апостольское православие. Сейчас в АПЦ около 30 священнослужителей, среди них четыре епископа – сам митрополит Сибири и Дальнего Востока Дионисий, епископ Красноярский и Новосибирский Петр (Осипов), а также тайные епископы, имена которых не афишируются.

Церковь довольно быстро вышла за пределы БАМа и стала распространяться по различным регионам Сибири. Официально зарегистрировано восемь объединений, из которых большинство находится в Республике Бурятия (три – в Иркутской области). Помимо этого, действует более 20 групп. Общины и группы регулярно посещают священники, которые разъезжают между церквями и окормляют их.

Храмовые комплексы на 2007 год остались в Таксимо, Северобайкальске, в пос. Уоян и в деревне Усть-Муя. Шесть храмов в поселках Тунка, Муя, Улькан, Ангоя, Умбэлла и Куанда были разорены, либо отобраны у АПЦ властями, в том числе и в пользу епархий РПЦ МП. Нелегальные общины есть в крупных городах – Красноярске, Иркутске, Челябинске, Москве. В большинстве общин – не более 50 чел.

Идеология АПЦ основывается на своеобразной мифологической церковной истории, которая формирует идею древнего, постоянно присутствовавшего на Руси альтернативного чистого и свободного православия. Изначально, по мнению последователей этой Церкви, АПЦ возникла от проповеди апостола Андрея Первозванного, который пришел на Русскую землю и создал здесь свою Русскую Православную Церковь – Апостольскую. АПЦ существовала автономно и нелегально на протяжении всей истории России параллельно с официальной Церковью. У АПЦ есть своя тайная иерархия – епископы и священники, которые также действовали с древнейших времен в катакомбах.

В АПЦ существует единое причастие – каждый священник не имеет права готовить причастие на литургии, оно освящается на едином богослужении, в котором участвует епископ, и затем рассылается по всем приходам. В АПЦ считается, что право совершать независимую литургию было дано всякому священнику только в Византии. На Русь эта традиция пришла после Крещения Руси, что повлекло за собой феодальную раздробленность из-за другого "литургийного порядка".

В Апостольской Церкви считается, что князь Владимир Святой отверг то Православие, которое существовало со времен апостола Андрея Первозванного. Оно его не устраивало, так как было по своей сути подвижническим, и "пути спасения мирян в нем не было". Для того, чтобы Православие было массовым князь Владимир обратился к греческой Церкви. До Крещения Руси, как считается в АПЦ, у язычников были свои обряды, а у православных свои, не смешиваясь, и двоеверие стало возникать только впоследствии. До ХIII века существовала Святая Русь и истинное русское православие, а после ХIII века восторжествовало официальное византийское православие, политизированное и служащее государству. Преподобный Сергий Радонежский, как полагают верующие АПЦ, выступал против непосредственного участия Церкви в государственной власти, но духовность преподобного Сергия не устраивала Московское государство. Реформы Никона нарушили древние православные установления и каноны – это никоновское православие существовало вплоть до 1917 года. С 1927 года, Декларации митрополита Сергия (Страгородского), возникла обновленческая РПЦ МП, которую верующие АПЦ обвиняют в косности и в том, что она не реагирует на современные духовные запросы народа.

Оригинальное церковное мировоззрение АПЦ и ее стремление сохранить и представить себя в качестве традиционной православной веры русского народа (с православным по форме и содержанию богослужением) заставили выступить против этой Церкви и старообрядцев, и представителей Московской патриархии. В лице апостольских православных они увидели миссионерски активного конкурента, а поэтому объявили АПЦ опасной "сектой". Однако если старообрядцы ограничились тем, что резко критиковали АПЦ в прессе, то Иркутская, Читинская и Забайкальская епархии РПЦ МП, и, в частности, бурятское благочиние епархии оказывают давление на представителей светской власти с тем, чтобы все общины АПЦ были фактически полностью ликвидированы. В крупнейшей общине Таксимо, а также в других церквях, проходили проверки, обыски с ОМОНом, верующих и священников избивали, церковные здания поджигали, последователей выгоняли с работы и заводили на них уголовные дела. Верующие стали уезжать из Таксимо, так как власти лишили их работы, а у некоторых отобрали бизнес – лесозаготовку, автосервис, мебельный цех. Попытки противостоять властям или подавать на действия милиции и чиновников в суд успехом не увенчались, правоохранительные органы не оказывали АПЦ никакой помощи. Значительная часть верующих покинула старые общины, многие уехали в Украину или даже за пределы СНГ, откуда поддерживают связь с оставшимися группами АПЦ. В своих обращениях к общественности и правозащитникам руководство Апостольской Церкви называет теперь Московскую патриархию новой "инквизицией", которая сотрудничает с государством и. как прежде, с Комитетом государственной безопасности (именно так говорится в письмах верующих). Гонения на АПЦ документально засвидетельствованы и признаны Московской Хельсинкской группой и Общероссийским движением "За права человека".

Апостольская Церковь, которая возникла в поселках БАМА, где не было ни одной православной общины в советское время, создала православие заново, с чистого листа. Это народное православие соединило в себе стремление простых верующих энергично участвовать в жизни своей церкви, не имея над собой вертикали иерархии, служить по "самому истинному" старообрядческому чину. Осознание своей "преемственности" с апостолом Андреем Первозванным заставляет православных жить по большей части катакомбной жизнью, но и это они воспринимают как нечто естественное. Ведь духовное православие никогда, с самого Крещения Руси, не шло на сделку с инквизицией.

Роман Лункин,
для "Портала-Credo.Ru"


Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования