Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
07 ноября 2006, 19:00 Распечатать

КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Церковь для Украины: Православный символ национального суверенитета


1. Православная идеология и государственный суверенитет

В современных государствах, исторически возникших в рамках христианской цивилизации, религия перестала объединять общество и определять его идеалы. В условиях глобализации "духовное делание", аскетическая практика, богословие как будто полностью переместились в сферу "частной жизни" отдельных индивидуумов или маргинальных, с точки зрения большинства, сообществ. Из всех религий остатками былой власти "пасти народы" в современном мире пользуется только ислам, да и то довольно ограничено. Бывший христианский мир превратился в постхристианский. Но постхристианский — это не хронологическое понятие. Тут дело не в том, что когда-то такое-то государство было христианским, а теперь перестало быть таковым, став светским. Дело совсем в другом: светское государство, если оно постхристианское, вполне может сохранять верность христианству не в качестве религии, а в качестве государственной идеологии. Но что это значит? Ведь нет никакого физического механизма, принуждающего выбирать государственную идеологию именно на основе христианства.

Действительно, в выборе идеологии государства остаются свободными. Но разные варианты выбора влекут за собой разные последствия. И Россия, и Украина не так давно поучаствовали в совместном эксперименте по отмене христианской идеологии и замене ее сначала на коммунистическую, а потом просто на идеологический вакуум. Кажется, последствиями этих экспериментов не остался доволен никто.

Связь идеологии светского государства с христианством — это, в случае России и Украины, верность своему историческому прошлому и национальная идентичность. В противном случае, если отказаться от христианства даже на уровне государственной идеологии, – получится историческая амнезия, такое национальное заболевание, которое не позволит больному самостоятельно приспособиться к жизни во внешнем мире и сделает его нуждающимся в управлении извне. Иными словами, это был бы неизбежный путь потери национального суверенитета. Недаром именно перед угрозой завоевания даже Сталин был вынужден сместить идеологические ориентиры СССР в сторону православия, без чего было бы нельзя повернуть государственную идеологию в сторону русского патриотизма.

Национальная идентичность как Украины, так и России требует такой государственной идеологии, которая непосредственно выражает единство истории и современности этих стран, а такая идеология неизбежно должна быть христианской и даже, более конкретно, православной. Но если при этом настаивать на суверенитете Украины также и по отношению к России, то здесь возникает коллизия.

Украинские политики, настаивая на независимости Украины от России, обычно не фокусируют внимание на теме православной государственной идеологии. В "стандартном" для современной Украины политическом дискурсе, обсуждение темы независимости от России ведется не просто секулярно, а вообще отвлеченно от православных корней собственной украинской государственности. Причем, этим "грешат" даже те политики, которые, теоретически, полностью признают все написанное выше о необходимости для Украины и ее суверенитета именно православной идеологии. Признавать-то они признают, но у них просто не получается совместить православную идеологию и тему государственного разделения с Россией.

Их можно понять. Исторически даже не со времен Богдана Хмельницкого, а еще с 1620-х годов украинские политики как правило опирались на православие, наоборот, ради обоснования государственного единства с Россией. О временах более ранних, когда дела обстояли иначе, политики давно уж забыли. Но в XVI веке именно украинские земли и Киевская митрополия, бывшая под омофором Патриарха Константинопольского, служили прибежищем для тех православных деятелей, которые бежали из Московского государства царя-изверга Ивана Грозного. Между прочим, в их числе был и славянский первопечатник Иван Федоров: в Москве он успел едва лишь начать свои труды, а все его основные достижения, включая знаменитую Острожскую Библию, осуществились только на украинских землях. Тогда именно Украина защищала православие — и не только от натиска католиков и протестантов, но и от насилий Москвы, возомнившей себя "Третьим Римом" и превращавшейся в империю.

Итак, православная государственная идеология была упущена современными украинскими политиками вовсе не по причине ее, будто бы, органической несовместимости с суверенитетом Украины, а исключительно в силу исторической инерции мышления.

2. Православный символ государственного суверенитета

В современной украинской политике проблема национального суверенитета — одна из самых болезненных. Но пока что ее стараются решать без помощи христианства, более уповая на "евроатлантическую интеграцию". Смена одной зависимости на другую — это не самая убедительная демонстрация суверенитета, тем более, что до реальной интеграции в Евросоюз и даже в НАТО - путь далекий, а уже сейчас ради него приходится выступать с такими декларации, из-за которых раскалывается страна, не получая взамен ни от НАТО, ни от ЕС никаких существенных экономических или военных преференций.

Трудно представить себе более неудачные символы украинского суверенитета, нежели НАТО и ЕС. Между тем, факт остается фактом: пока что именно эти два магических существа призываются во свидетельство истинности афоризма Кучмы "Украина — не Россия". А нельзя ли вместо этих покамест "бесплотных существ" найти что-нибудь более осязаемое и телесное, а также близкое и доступное народу?

Не будем скрывать, что мы клоним к православным храмам и духовенству (которое всегда на виду у людей и которое менее всего можно упрекнуть в недостатке телесности). Сейчас духовенство в Украине бесхозное и беспорядочное, запутавшееся в собственных сварах. Так всегда бывает с основной массой духовенства, когда она теряет понимание, где у нее главное начальство. Но своих базовых свойств - быть символом государственной идеологии - это духовенство не растеряло, и в руках рачительного хозяина оно может просто засверкать чистым блеском православной национальной идентичности.

Для этого нужно всего лишь два условия: автокефальность Украинской Церкви и ее квазигосударственный характер. Одного не будет без другого. Объединить Украинскую Церковь и добиться ее мирового признания в качестве автокефальной может только государство и только одним способом — сделав ее квазигосударственной. Именно "квази-", так как по-настоящему государственной Церкви в светском государстве быть не может и не должно.

Сейчас Украина этого боится, имея перед глазами пример России с ее своей квазигосударственной Церковью, порождающей массу религиозных конфликтов и развращающей госчиновников коррупционными соблазнами. Но это проблема российской государственной власти, которая все никак не соберется по-настоящему вступить в права собственника в своих церковных владениях, которая сама рада поддаваться коррупционным соблазнам, да еще и увлеклась имперской ностальгической риторикой, неисчерпаемой хранительницей которой является РПЦ МП. В пору первого расцвета Московской патриархии при Сталине (1943—1953) квазигосударственная Церковь занималась своим делом – обслуживала потребности государственной политики, а не "помогала" торговать нефтью или пилить госбюджет. Если бы власти Украины могли создать себе квазигосударственную Церковь без подобных беспорядков, то их пример благотворно подействовал бы и на власти России.

Поэтому ниже мы поговорим о двух главных нерешенных проблемах украинской церковной политики: как создать квазигосударственную Украинскую Церковь, и как при этом не ущемить религиозных свобод остальных православных и верующих других конфессий.

3. Три условия, чтобы создать Украинский патриархат

Про Украинский патриархат нельзя сказать, что он не существует, поскольку имеется Украинская Православная Церковь Киевского патриархата (УПЦ КП) во главе с Патриархом Филаретом. Но нельзя и утверждать, что он существует безусловно, - поскольку отдельно от него пребывает другая Украинская Церковь, Украинская Автокефальная Православная Церковь (УАПЦ), не имеющая от УПЦ КП никаких принципиальных отличий. Более того, автокефалия Украинских Церквей, УПЦ КП и УАПЦ, все еще не признана первым по чести православным патриархатом – Константинопольским (что автоматически повлекло бы признание со стороны почти всех остальных Церквей "мирового православия").

Признания РПЦ МП, поначалу, получить не удастся, но для Украинского патриархата это даже лучше: он будет иметь право сказать, что РПЦ МП отлучила от себя всех украинцев, которые являются паствой Украинского патриархата, а это дает основания для открытия "параллельных" приходов Украинского патриархата в России. Поэтому скажем так: Украинский патриархат существует, но по большей части потенциально. Что нужно сделать, чтобы его "актуализировать"? Представляется, что здесь нужно выполнить три условия, одно из которых и так уже выполнено. Это уже выполненное условие – готовность верующих и рядового духовенства УПЦ КП и УАПЦ к объединению. Оно не только выполнено, но и перевыполнено, так как даже внутри УПЦ МП многие приходы настроены на переход в Украинскую самостоятельную Церковь, как только ее статус будет признан Константинополем.

При поверхностном взгляде кажется, что объединению УПЦ КП и УАПЦ мешают фигуры лидеров. Но это именно кажется. Лидеры перестанут "мешать", как только будут выполнены два остальных условия. Это, во-первых, активная позиция Константинопольского патриархата и, во-вторых, четкая политическая воля государственной власти Украины. В УПЦ КП и УАПЦ вовсе не такие лидеры, которые станут жестко противиться настоятельным просьбам со стороны государственной власти и Константинопольского престола. Поэтому не надо ответственность за существующее положение перекладывать с больной головы на здоровую. Лидеры УПЦ КП и УАПЦ тут почти ни в чем не виноваты.

Но и Константинополь едва ли можно в чем-либо обвинить. Совсем напротив. В последние годы Константинополь ясно давал понять (и даже подворье собрался было открывать в Украине), что он признает и УПЦ КП, и УАПЦ, хотя и не может объявить это официально, пока названные Церкви не объединятся и не покажут свою дееспособность в качестве единого церковного образования. Более того, в течение 2006 года церковные события в Великобритании показали, что в настоящее время Константинополь не будет оглядываться на РПЦ МП и вполне готов на обострение отношений с Москвой. Но ему необходимо, чтобы признаваемая им Украинская Церковь могла оправдать доверие, а нынешняя Украинская Церковь, разделенная на две части, к такому доверию, увы, не располагает.

Но, повторим, не Украинская Церковь в этом виновата. По структуре своей, унаследованной от советских и дореволюционных времен, это Церковь государственная. Церковь же государственная, по определению, не может оставаться в порядке и не разваливаться, если государство ее бросило. Поэтому все (справедливые!) претензии к состоянию Украинской Церкви нужно адресовать государственной власти Украины.

Если бы украинская государственная власть отвела бы Патриарху Украины шестое место после Президента по дипломатическому протоколу, аналогично тому, как это сделано в России для Патриарха Московского и всея Руси, и если бы еще при этом в аппарате Президента Украины был бы создан небольшой отдел по религиозной политике (в отличие от России, где такого все еще нет), то обстановка внутри и вокруг обеих Украинских Церквей сразу бы существенно изменилась.

Для объединения и международного признания Украинского патриархата сейчас не хватает лишь одного: недвусмысленной и однозначной востребованности украинской государственной властью.

Это именно тот вопрос, в котором Президент Украины может и должен спорить с премьером, и в этом споре, в отличие от спора про НАТО (и, добавим, в отличие от косвенно связанного с церковными проблемами спора о статусе русского языка), президент не может не победить. В то же время, премьер, настаивая на стратегически важных для российско-украинского партнерства и русскоязычного населения Украины вопросах, не сможет не понять, что должны быть какие-то вопросы, где ему придется уступить, и что вопрос о Церкви – это для него далеко не худший вариант уступки при поисках комплексного политического компромисса.

4. Как создать Украинский патриархат и никого не обидеть

Из того, что мы говорили, совершенно ясно, что Украинский патриархат не может быть создан без придания ему совершенно особого государственного статуса. Пусть это и можно сделать без формальных нарушений законодательства, но как избежать при этом реального обострения межконфессиональных отношений?

При анализе ситуации в Украине необходимо различать политизированные отношения власти с УПЦ МП и собственно государственно-конфессиональные отношения со всеми остальными религиозными организациями.

Разумеется, любые шаги на пути к созданию Украинского патриархата будут обострять отношения с УПЦ МП. Но это отнюдь не фатально. Остроту и напряженность таким конфликтам придает вовсе не религиозный элемент, а исключительно национально-политический. Если же создание Украинского патриархата будет идти на фоне улучшения отношений с Россией и улучшения положения русскоязычного населения, то УПЦ МП не только не сможет стать источником социальной нестабильности, но дестабилизируется сама. Украинский патриархат не будет больше пугать ее клириков и мирян своей "антирусскостью", и они сами начнут в него переходить.

Нехристианские религиозные организации, равно как и католики, также едва ли получат особые поводы для обид. Но скажем несколько слов о двух других православных традициях, также имеющих значение для Украины. Это, в порядке происхождения, во-первых, старообрядцы и, во-вторых, истинно-православные Церкви, преемственно связанные с Катакомбной Церковью советских времен и имеющие архиерейское преемство от Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ).

На территории Украины имеются важные центры тех и других Церквей. Так, недавний (2006) старообрядческий Собор напомнил о значении для старообрядчества находящейся на территории Украины Белой Криницы: сейчас это тот шарнир, на котором качаются весы между обеими старообрядческими митрополиями – Московской и Браильской (Румыния). Между ними сейчас обострился давний спор о первенстве. Также на территории Украины находится центр Одесской и Таврической епархии РПЦЗ(Л), глава которой, епископ Агафангел, в этом году превратился в общего лидера всех тех верующих РПЦЗ(Л), кто отказался участвовать в поглощении Зарубежной Церкви Московской патриархией.

Думаю, что на Украинский патриархат не обидятся ни староверы, ни верующие истинно-православных Церквей. По характеру своему и те, и другие никак не могут и не собираются претендовать на место квазигосударственной Церкви. Это совсем не для них. И к большой публичности они не стремятся. Им нужно лишь, чтобы их не преследовали и не притесняли.

Сейчас украинская политика веротерпимости такова, что ее можно считать лучшей в СНГ – о каких-либо религиозных притеснениях в Украине не может быть речи. Было бы достаточно всего лишь не испортить того, что есть. Конечно, если к контролю за деятельностью религиозных организаций начнут подпускать деятелей будущего Киевского патриархата, то ничего хорошего не получится. Но такое будет возможно лишь в том случае, если государство выпустит из-под контроля сам патриархат. А это недопустимо по многим причинам – и из соображений государственной пользы, и из необходимости не допускать беспорядка внутри патриархата, который без строгого государственного присмотра рискует развалиться еще на несколько частей.

***

Итак, в деле создания Украинского патриархата все ждут, когда, наконец-то, в работу включится государственная власть.

Игумен Григорий (Лурье),
для "Портала–
Credo.Ru"


    В сюжете:

27 марта 2008, 21:13  
МОНИТОРИНГ СМИ: "Рупор Кремля" пугает расколом РПЦ
26 марта 2008, 23:28  
В государственный оргкомитет празднования 1020-летия Крещения Киевской Руси президент Украины включил представителей УПЦ МП, УПЦ КП, УАПЦ и УГКЦ
25 марта 2008, 12:07  
МОНИТОРИНГ СМИ: Утки и пост. Замечание к интервью диакона Андрея Кураева "Крымской правде"
21 марта 2008, 13:26  
МОНИТОРИНГ СМИ: "Украине самостоятельная церковь ещё не по возрасту". Интервью с диаконом Андреем Кураевым об отделении Украинской Православной Церкви от Московского патриархата
06 марта 2008, 14:00  
МОНИТОРИНГ СМИ: Что ожидает Патриарха Алексия II в Киеве? Размышления по поводу возможного визита предстоятеля РПЦ МП в столицу Украины
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования