Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
03 ноября 2005, 17:54 Распечатать

ИНТЕРВЬЮ: Член Общественной палаты РФ и лидер Российского объединенного союза христиан веры евангельской епископ СЕРГЕЙ РЯХОВСКИЙ о планах своей работы в новом органе власти


Сергей Васильевич Ряховский родился в г. Щелково Московской области 18 марта 1956 года в традиционной пятидесятнической семье. Отец Сергея Ряховского – епископ незарегистрированного союза пятидесятников, Объединенной Церкви христиан веры евангельской, Василий Ряховский был неоднократно судим за веру в советское время. Вплоть до начала 90-х гг. С.В. Ряховский был пресвитером, а затем епископом в рамках ОЦ ХВЕ. Однако в 1991 году возглавил Ассоциацию ХВЕ "Церковь Божия", которая стала самостоятельным объединением.

В 1998 году Сергей Ряховский стал председателем Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников), в который входит около двух тысяч церквей практически во всех регионах России. РОСХВЕ – это сложная структура, состоящая из целого ряда независимых региональных и общероссийских ассоциаций,миссий, библейских центров, и отдельных автономных церквей, которые могут напрямую входить в РОСХВЕ. В РОСХВЕ отсутствует четкая вертикальная структура подчинения, а общины часто объединяют только общие вероучительные принципы.

После 2000 года Сергей Ряховский стал одним из ведущих протестантских деятелей в России, фактически возглавив Консультативный совет глав протестантских церквей России, куда вошли лидеры баптистов, адвентистов и пятидесятнических союзов, не подчиняющихся РОСХВЕ. В 2002 году Сергей Ряховский стал членом Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ. Несмотря на то, что в Совет входят и другие протестанты – адвентист и лютеранин, Сергей Ряховский часто воспринимается широкой общественностью, прессой и чиновниками в качестве представителя всего евангельского сообщества. Стремление Сергея Ряховского наладить диалог с руководством Московской патриархии, а также оказать политическую поддержку нынешней президентской власти (во многом благодаря этому в 2005 году Сергей Ряховский был избран президентом в состав Общественной палаты РФ) вызывают недовольство как в среде православных националистов, так и среди самих евангельских верующих и глав других протестантских объединений. Однако возмущение более консервативных оппонентов Сергея Ряховского пока не стало поводом к выработке какой-либо альтернативной программы развития евангельского движения в России.

Портал-Credo.Ru: Общественная палата – это новый для России институт. И, безусловно, к ее рекомендациям будет приковано внимание прессы и широкой общественности. Ваши высказывания и оценки Ваших коллег будут обсуждаться, в том числе и с точки зрения соответствия политическому курсу президента страны, тем более что Палата будет существовать ровно до президентских выборов 2008 года. Каковы, на Ваш взгляд, цели и задачи Палаты, а также религиозных лидеров, вошедших в нее?

Сергей Ряховский: Этот вопрос сложный и многогранный. Общественная палата РФ была задумана как место, где будут собраны и представлены чаяния всех слоев общества, чтобы власть больше учитывала интересы граждан. В этом смысле Палата является основанием для создания в России институтов гражданского общества. Граждане нашей страны стали достаточно активно участвовать в общественной жизни еще в постсоветское время, однако, как правило, эта активность сводилась либо к одобрению любых решений новой российской власти, либо к жесткой критике государства в целом. В результате конструктивных предложений от общества исходило чрезвычайно мало. Я убежден в том, что именно Общественная палата поможет сформировать гражданскую позицию, в рамках которой будут цениться свобода совести и демократия.

Станет ли Палата политической площадкой и будет ли она определять политический вектор развития страны? Да, будет. Потому что общество и политика между собой неразделимы.

Что касается меня лично, то я представляю в Палате религиозный блок. К моим коллегам, - и к митрополиту Клименту (Капалину), и к муфтию Равилю Гайнутдину, и к раввину Берл Лазару, и к лидеру буддистов Дамбе Аюшееву, избранным президентом в состав Палаты, - я отношусь с огромным уважением. Со всеми у меня сложились хорошие рабочие отношения. Пока могу сказать лишь о том, что мы договорились о создании в рамках Палаты специальной комиссии по государственно-церковным и религиозным отношениям.

- Многие известные члены Палаты уже предлагают свои варианты того, как этот институт будет контролировать российское общество, и в частности средства массовой информации. Свои надежды на то, что Палате удастся повлиять на прессу и телевидение "с позиций высоких нравственных и духовных идеалов", высказывал, например, митрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин), управляющий делами Московской патриархии. Вы считаете, что отдельная Церковь или конфессии должны как-то контролировать общество?

- В первую очередь, надо отметить, что если государство и Церковь отделены друг от друга, то Церковь и общество – нет. А лидеры отдельных конфессий и религий, ставшие членами Палаты, представляют определенный срез нашего общества. В то же время, конечно, митрополит Климент будет защищать в Палате интересы Православной Церкви, и это совершенно естественно. Я, в свою очередь, буду естественно защищать интересы российского протестантизма, а в глобальном масштабе – права человека и свободу совести всех граждан, независимо от того – верующий человек или же неверующий.

В моем понимании общей целью нового института является создание активного гражданского общества в России. Весьма возможно, что это слишком идеальная цель, сродни строительству воздушных замков. Но это цель довольно ясная и в принципе достижимая. Для того, чтобы приблизить эту цель, надо, прежде всего, заниматься просветительской работой. Идти же по пути запретов – это порочный путь, ведь такого рода карательное действие породит только противодействие со стороны самого общества. Но я уверен и в другом – надо с пониманием относиться к позиции митрополита Климента, потому что Русская Православная Церковь более чем кто-то другой, на протяжении тысячи лет участвовала в духовной и общественной жизни россиян. И этого никто не оспаривает. Кроме того, протестантов так же, как и православных, волнует вопрос о том, чтобы нравственные ценности отстаивались и на телевидении, и в школе и т.д. Однако сделать общество моральным с помощью контроля, к примеру, над СМИ, нельзя. Необходимо активное сотрудничество с представителями различных социальных сфер, в том числе и с журналистами, так как многие вещи представители СМИ пишут не от злобы, а от невежества, невольно, иной раз, принимая белое за черное. Думаю, что по проблеме соблюдения моральных ценностей, у нас с православными будет больше позиций, которые будут совпадать. Ведь цели у нас часто одни и те же, а подходы и методы их достижения разные.

- В глазах многих чиновников, с которыми Вы регулярно встречаетесь в регионах, а также светских журналистов, пишущих о политике и религии, Вы являетесь представителем интересов всего российского протестантизма. Заседая в Совете по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ или теперь в Палате, Вы ощущаете моральную поддержку со стороны других евангельских лидеров?

- Один я работать не собираюсь. Я надеюсь, что со временем все более ощутимой будет поддержка со стороны гражданских объединений и разного рода общественных структур, которые создаются сейчас при многих крупных церквях и которым интересно все, что происходит в стране – каждая проблема, будь то в сфере экономики или социальной политики. Кроме того, главы других протестантских конфессий согласны со мной в том, что должна быть определенная конструктивная гражданская позиция в отношениях с властями. Прежде всего, я ощущаю поддержку со стороны евангельских лидеров, которые входят в Консультативный совет глав протестантских церквей России, объединяющийоколо 90 процентов всех евангельских верующих России. В ходе дискуссий в рамках этого совета стало очевидным, что у нас во многом общие цели и идеи. Мы готовы работать как одна команда и с баптистами, и с пятидесятниками, и с адвентистами, и с другими евангельскими объединениями. Служить мы будем вместе, а кто будет в Палате – Василий Столяр,Юрий Сипко, Сергей Ряховский или Павел Окара – это не важно. Так что в Палату пришел далеко не один Ряховский.

- Вы заметили, что вмешательства в политику протестантам все равно не избежать, так как Церковь и общество неразделимы. Как, по Вашему мнению, будет происходить или уже происходит участие верующих в политике?

- Церкви должны быть активны в благовестии Христовом, а на активность в политической сфере мы вдохновляем верующих и общественные организации, которых в России уже около тысячи во всех регионах. Мы благословляем их на активную созидательную деятельность по строительству гражданского общества. Я против того, чтобы церкви воспитывали революционеров. Вместо этого они должны нести любовь, надежду на будущее, быть для верующего местом встречи с Богом. Мы избираем власть и в конечном итоге правительство нашей страны. Политику же должны делать профессионалы, а общество должно контролировать политиков. Подобная функция контроля есть и у Общественной Палаты РФ.

- В таком случае, как лидерам церквей нужно относиться к репрессивной политике чиновников по отношению к протестантам и к природе авторитарной власти в целом? Пример открытого проявления своей гражданской позиции – это митинги церкви "Эммануил" в Москве против действий московских чиновников, пытающихся отобрать у церкви земельный участок и здание. В похожей ситуации находится белорусская церковь "Новая Жизнь" в Минске, которую чиновники штрафуют за якобы незаконные богослужения, невольно провоцируя на противостояние с властью в целом.

- Действительно, если бегло взглянуть на ситуацию с минской церковью "Новая Жизнь", то можно сказать, что внешне ее проблемы похожи на проблемы московской общины "Эммануил". Однако здесь важны детали, касающиеся политической позиции отдельной церкви и политики государства в сфере религии. С одной стороны, одна из наших задач – печаловаться власти о беззакониях и фактах дискриминации по отношению к протестантским общинам. Хотя, как это ни странно, у нас в стране страдают и иудеи, и мусульмане, а в ряде регионов и православные. И это не проблема церкви "Эммануил" или "Новая Жизнь", а проблема отсутствия четкой и внятной государственной политики по отношению ко всему многообразию религиозных объединений России или Белоруссии. Помимо этого, особенность ситуации, сложившейся вокруг церкви "Эммануил", заключается в том, какую конкретную политическую позицию занял пастор общины Александр Пуршага. Дело в том, что, выступая на Совете по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ, я, как правило, высказываю жесткие требования по отношению к представителям власти, особенно в тех случаях, когда нарушаются права верующих. Я не собираюсь льстить властям, если религиозные организации испытывают гонения со стороны чиновников. Но критика власти должна быть конструктивной, нужно попытаться вести диалог и не переходить на личности. Нельзя загонять ситуацию в тупик.

Между тем московская церковь в своих выступлениях перешла на личности, в частности, на личность мэра Москвы. Я понимаю, что положение церкви "Эммануил" непростое, у ее прихожан во многом справедливые требования. Но, к примеру, листовки о вирусе "чиновничьего беспредела", которые распространяет церковь, и выступления пастора общины в прессе, бесспорно, носят политический характер. Церковь права по существу, но ее проблемы надо решать принципиально иным путем. Не надо скатываться в политику. Апостол Павел также говорил о беззакониях, творящихся в Римской империи, но при этом не затрагивал личность кесаря. Если власть благословлять, то это может сделать намного больше, чем оскорбление власти. Я ведь также не отрицаю, что есть в нашей стране "чиновничий беспредел", и коррупция есть. Но это не вопрос, который можно решить в ходе митингов, шествий и других уличных манифестаций, организованных церковью.

Мой призыв к верующим – будьте активны, как граждане России создавайте общественные организации и предъявляйте законные требования к власти, используйте свои права.

- Еще в 2002 году на одной из конференций Российского объединенного союза христиан веры евангельской была поставлена задача "Влиять, а не обороняться!" Что значит, по Вашему мнению, влиять?

- Когда Иисус говорил о светильнике, освещающем все вокруг себя и рассеивающем тьму, – Он говорил о влиянии. Слово "влиять" отнюдь не означает то, что надо выходить на демонстрации. Влияние – это, прежде всего, показатель активной гражданской позиции церквей и их прихожан, отсутствия безразличия у церкви к жизни конкретных людей, к тому, сколько в стране бездомных, брошенных людей, сколько разрушенных семей. Протестантская активность воплощается в созидательной социальной деятельности, а не в разрушении; в попытке помочь обществу исцелиться, показать свой собственный позитивный пример, а не звать на баррикады. Концепция влияния протестантизма в России состоит также и в том, что церковные лидеры должны встречаться с чиновниками и политиками и не бояться разъяснять им нашу точку зрения по самым разным вопросам.

- Как член Общественной Палаты РФ Вы вправе ставить перед главой государства и различными ветвями власти самые острые социальные вопросы, требующие решения. Что Вы считаете самым важным для России сейчас?

- Есть множество проблем, которые заботят протестантов: это межнациональные и межконфессиональные вопросы, распространение наркомании и алкоголизма, проблемы брошенных детей, мигрантов, оттока русскоязычного населения с Дальнего Востока, так как у государства нет четкого представления о том, кто будет жить в отдаленных районах страны, куда приходят корейцы и китайцы. Мы остро чувствуем и трудности наших соотечественников, живущих в республиках бывшего Советского Союза, которыми Россия также по-прежнему не занимается. Отнюдь не улучшается ситуация в сельской местности – деревни нищают и приходят в запустение. При всем при этом мы - жители богатой страны, обладающей колоссальными ресурсами и огромными возможностями. Стабилизационный фонд позволяет государству направлять больше средств на решение социальных вопросов. Надо только сделать так, чтобы власть обратила внимание на конкретных людей, а не пиарила виртуальные проекты.

В настоящее время одна из стратегических задач – вкладывать в сегодняшнее поколение для того, чтобы будущие поколения жили хорошо. Наряду с этим, ни в коем случае нельзя ограничиваться раздачей пособий и дотаций. Протестанты, к примеру, учат быть созидательными, не бояться брать на себя ответственность и строить будущее страны своими руками. Протестанты – не бездельники, они умеют работать, и настроены на творческую деятельность в любой сфере. Нет тех проблем, которые бы нас не волновали – от экономики до дедовщины в армии. Кстати, существенным вкладом в решение последней проблемы, на наш взгляд, может стать учреждение института военных капелланов.

- Известно, что баптисты, евангелисты, пятидесятники и адвентисты стремятся принять посильное участие в разрешение почти всех перечисленных Вами социальных проблем. Они создают реабилитационные центры для наркоманов и алкоголиков, организуют работу с подростками, проповедуют в военных частях и т.д. И вся эта деятельность подвергается резкой критике со стороны православных. Как Вы относитесь к этой критике?

- Евангельские верующие обычно не пишут ответов на различные оскорбительные письма и не подают на своих обидчиков суд. Я убежден в том, что критические отзывы есть только потому, что мы энергично и чрезвычайно эффективно работаем в самых разных сферах. Суд и отмщение в руках Божьих, а не в наших. Наша страна – демократическое государство и все могут выражать свою точку зрения, но протестанты вряд ли когда-нибудь будут писать подобные "антисектантские" письма в отношении православных, выносить богословские разногласия на страницы светской прессы.

В Соединенных Штатах, где протестантизм является основной конфессией, пасторам и в голову не приходит писать жалобы местным властям по поводу миссионерской деятельности православных. Я как-то спросил одного американского пресвитера евангельской церкви о том, пишет ли он в какие-либо инстанции по поводу того, что рядом с его церковью находится и активно действует православный приход. Он даже не понял вопроса, так как для него православные являются, прежде всего, христианами, братьями.

Беседовал Роман Лункин,
"Портал-Credo.Ru"


    В сюжете:

14 июня 2012, 13:09  
МОНИТОРИНГ СМИ: Священным книгам готовят амнистию. Общественная палата РФ защитит их от обвинений в экстремизме
14 июня 2012, 11:55  
МОНИТОРИНГ СМИ: Знак «остановка запрещена» могут запретить. Закон о противодействии экстремизму, который позволяет запретить даже Библию, обсуждали в Общественной палате РФ
22 мая 2012, 18:27  
МНЕНИЕ: «Мое значение в религиозной сфере преувеличено. Сфера моих интересов гораздо шире» - член Общественной палаты РФ, зам. главного редактора журнала «Русский репортёр» ДМИТРИЙ СОКОЛОВ-МИТРИЧ
21 мая 2012, 11:00  
Призыв исламоведа А. Игнатенко к деполитизации религии и соблюдению Конституции протоиерей В. Чаплин считает "тоталитарным и устаревшим"
18 мая 2012, 14:35  
ДОКУМЕНТ: Список членов Общественной палаты РФ с комментариями Управления внутренней политики президента РФ. Фрагмент: характеристики на религиозных деятелей
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования