Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ВЕДОМОСТИ": Памяти Лихачева: Голос совести


Мы познакомились с Дмитрием Сергеевичем Лихачевым 45 лет назад заочно — он был рецензентом одной моей статьи. Личная встреча произошла спустя некоторое время в Ленинграде. Тогда я понял, что этот ученый, глубоко изучающий древнерусскую культуру, сам является воплощением всего лучшего в российской культуре XX в. Слушая, как он общается с другими, я понял, что эрудиция и такт, с которыми он когда-то комментировал мою статью, не были только проявлением вежливости по отношению к молодому ученому-иностранцу. Это было внутренне присущее ему качество, которое еще полнее проявлялось в общении с более старшими учеными-гуманитариями, работавшими в непростых условиях Московского института истории.

В эпоху Горбачева и Ельцина мы с Дмитрием Сергеевичем занимались поиском точек соприкосновения между нашими странами посредством универсального языка культуры. Во время второго президентского срока Рональда Рейгана я отвечал за некоторые культурные аспекты взаимоотношений с Россией, тогда как Дмитрий Сергеевич играл куда более важную и непосредственную роль — роль советника по культурным вопросам Михаила и Раисы Горбачевых.

Я вспоминаю интереснейший доклад Лихачева 1990 г., в котором он, полемизируя с распространенным тогда националистическим взглядом на русскую историю, доказывал, что Русь уже в древности была многонациональным обществом, тесно связанным с западными и иными внешними течениями. Вечером того дня мы с Дмитрием Сергеевичем отправились на фольклорное представление, проходившее в рамках той же конференции и поставленное в духе стереотипов того времени. Лихачев, только что так ярко описавший плюрализм и многообразие этносов якобы монолитной Древней Руси, с иронией отнесся к советскому китчу, которым слабеющая коммунистическая власть продолжала потчевать славистов.

К саммиту Буша и Горбачева в Вашингтоне мы с Дмитрием Сергеевичем подготовили в Библиотеке Конгресса США выставку, посвященную старообрядческой книжной культуре. Приехав в Вашингтон на ее открытие, Лихачев сопровождал Раису Горбачеву и показывал ей книги старообрядцев, которые были завезены в США иммигрантами в начале XX в., а также новые книги из отдаленных уголков России, выполненные в том же рукописном стиле, что и древние образцы.

Встречаясь и общаясь с Лихачевым в те времена больших перемен, я понял и ощутил, насколько глубоко молодое поколение новой, постсоветской России уважало этого пожилого ученого. В каком-то смысле он был последним великим представителем высокой культуры старого Петербурга и одновременно новым олицетворением исторического русского феномена — он был голосом совести, способным говорить власти правду. Фактически для Горбачeвых он был домашним учителем культуры досоветского периода. Надо отдать должное чете Горбачeвых: они ценили Лихачева; отдать должное нужно и самому Лихачeву — он не был просто дежурным царедворцем.

В свойственной ему тактичной, но решительной манере он отстаивал целостность и вместе с тем многообразие российской культуры и ее способность преобразить общество, насквозь пораженное тоталитаризмом. Он не получил признания за рубежом на том уровне, которого был достоин, но был искренне убежден, что открытость Западу — важная составляющая благополучия России в будущем. Одним из последних замыслов Дмитрия Сергеевича, которым он поделился со мной, была идея создания университета с факультетами в разных странах, который бы на деле способствовал достижению взаимопонимания между народами.

Дмитрий Сергеевич считал, что постсоветская Россия наряду с возрождением нравственной и духовной культуры должна открыть для себя опыт Запада в области политики и экономики. Он полагал, что одно не противоречит другому. Когда Лихачeву присвоили степень почeтного доктора Оксфордского университета (спустя два года после Анны Ахматовой), у него состоялась продолжительная и трогательная встреча с Исаей Берлиным, чья известная беседа с подвергавшейся гонениям у себя на родине поэтессой Ахматовой в свое время вызвала такой гнев у сталинского руководства. Позже и Лихачев, и Берлин рассказывали мне, насколько теплой была их встреча. Казалось, она символизировала новую веху в отношениях между Россией и Западом, между христианским гуманизмом и еврейским просвещением.

В последние годы своей жизни Дмитрий Сергеевич обращался к святейшему патриарху с письмами, призывая его более открыто признавать ошибки, совершенные православной церковью в советские времена. Он также писал президенту Ельцину, выражая свой протест против первой войны в Чечне. Он дожил до того дня, когда первый советский лагерь Соловки, куда он в молодости был сослан, не только опять стал монастырем, но и обрел новое будущее в качестве центра экологических исследований.

Лихачев внес важный вклад в написание одной из самых лучших и кратких речей Ельцина, той, что была произнесена на церемонии перезахоронения останков последнего царя России и его семьи в Санкт-Петербурге. Несмотря на всю свою любовь к традициям и все негодование, переполнявшее его в связи с убийством царской семьи, Лихачев был категорически против реставрации монархии в России и с энтузиазмом поддерживал демократические реформы в стране.

Побывав в его скромной квартире и на даче на пороге XXI в., я был поражен кипами писем, которые этот пожилой человек получал от молодежи из всех уголков России. Казалось, новое поколение постсоветской России вслед за Лихачевым обращает свой взор и на дореволюционную российскую культуру, и на опыт западных стран, накопленный в послевоенные годы. На мой взгляд, он обладал особым обаянием в глазах молодых россиян.

Дмитрий Сергеевич Лихачев, будучи вместе со мной почетным сопредседателем программы "Открытый мир" в первые годы ее существования, сыграл особую роль в ее становлении и развитии. Мне хочется верить, что в какой-то степени она воплощает в жизнь надежды и мечты этого благородного человека, чей столетний юбилей мы отмечаем в 2006 г.

Директор Библиотеки Конгресса США Джеймс Биллингтон

30 ноября 2006 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования