Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"РУССКИЙ ЖУРНАЛ": "Основы православной культуры" в российской светской школе: социально-правовой анализ


Накануне начала учебного года 2006/07 гг. многие СМИ со ссылкой на авторитетные источники распространили сообщения о том, что в школах четырёх регионов России (Белгородской, Калужской, Смоленской и Брянской областей) с 1 сентября вводится обязательное преподавание "Основ православной культуры" (ОПК). Длившаяся последние пять лет клерикализация светской школы вошла в новую фазу, при которой законодательно закреплен обязательный статус религиозно ориентированного курса в светской школе.

О необходимости религиозного компонента в школьном образовании, в частности преподавания Закона Божия, руководство Русской православной церкви стало говорить в середине 90-х годов. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II (Ридигер) тогда открыто заявил, что необходимо назвать этот курс "Православная культура", дабы было меньше вопросов со стороны "законников". А председатель Отдела внешних церковных сношений митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев) высказал идею и предпринял соответствующие усилия, чтобы этот предмет ввести в сетку школьной программы в качестве "регионального компонента", дабы "уйти" от контроля со стороны федерального центра.

Государственные образовательные стандарты, которые предусмотрены Конституцией РФ (ст. 43 п. 5), делятся на федеральный и региональный компоненты (Федеральный закон "Об образовании", ст. 7 п. 1). Федеральный компонент утверждён приказом Минобразования РФ от 5.02.04 г. # 1089 "Об утверждении федерального компонента государственных образовательных стандартов начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования".

Данный документ не предусматривает изучение ОПК. Нет на федеральном уровне и других нормативных актов, которые бы предусматривали обязательное изучение подобных религиозно ориентированных курсов. При этом, согласно п. 1 ст. 72 Конституции РФ, общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры, так же как "защита прав и свобод человека и гражданина" (в том числе права на образование и права родителей на воспитание детей), находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Однако на практике Министерство образования и науки не стремится определять на официальном уровне содержание регионального компонента стандартов образования и предъявлять требования к такому компоненту.

10-11 октября 2002 года в Администрации президента РФ прошла конференция "Взаимодействие государства и религиозных объединений в сфере образования", на которой из уст высокопоставленных чиновников (Г.С.Полтавченко) и депутатов (В.И.Зоркальцев) было дано "добро" на помощь "традиционным религиям" в сфере образования со стороны государства. Организаторами той конференции выступили полномочные представители президента РФ в Центральном, Приволжском и Южном федеральных округах, Министерство образования РФ, Комитет по делам общественных объединений и религиозных организаций Государственной думы Федерального Собрания РФ, Межрелигиозный совет России.

В 2003-2006 гг. во многих регионах велось преподавание курсов, в названии которых так или иначе фигурировало словосочетание "православная культура". Точных данных о количестве школ и учащихся, которые изучают "Основы православной культуры", федеральное министерство не имеет. В 2005 г. курс "Основы православной культуры" изучался: в Москве - в 5 школах, в республике Марий-Эл - в 10, Рязанской области - в 18, Владимирской - в 38, Калужской - в 75, Калининградской - в 141, Смоленской - в 477 школах. Всё это были факультативные занятия или так называемые "курсы по выбору учащихся". Региональные органы управления образованием поддерживали распространение этого предмета: организовывали курсы повышения квалификации и переподготовки для учителей, заключали соглашения о сотрудничестве с местными епархиями (надо заметить, что практика заключения соглашений о сотрудничестве между государственными органами управления образованием и епархиями противоречит принципу отделения церкви от государства и школы от церкви, закреплённому Конституцией РФ), издавали региональные варианты учебных программ и пособий. В некоторых областях (Владимирской, Смоленской, Екатеринбургской, Брянской, Курской и др.) эти программы прошли экспертизу в региональных научно-методических советах, но это не означает, что пособия должны применяться обязательно и повсеместно. В 2005 году областной Думой Владимирской области был принят закон "О региональном компоненте...", в котором среди других учебных предметов указан и предмет "Основы православной культуры". Однако закон не предусматривает обязательное изучение ОПК.

Поскольку речь шла о факультативах, а не об обязательных религиозных занятиях, то с формальной точки зрения это не противоречило действующему законодательству, которое допускает религиозное образование в государственной школе: "по просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы" (ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях", ст.5 п.4).

Однако известны многочисленные случаи нарушения принципа добровольности посещения ОПК. Например, "факультатив" оказывался 2-3-м уроком в расписании между обязательными уроками (притом, что отпускать детей с занятий в учебное время педагоги не имеют права). В других случаях учитель (как правило, классный руководитель) требовал от всех детей обязательного посещения "факультатива". Кроме того, если финансирование занятий осуществлялось за счёт государственных или муниципальных органов, то можно говорить о нарушении конституционных принципов светскости государства. У специалистов есть претензии также к ксенофобскому содержанию программ и учебников.

Однако если раньше ОПК и его аналоги преподавались факультативно (во всяком случае таков был их правовой статус, то с 1 сентября 2006 года в ряде регионов России (Белгородская, Брянская обл.) предмет был официально и юридически закреплён в качестве обязательного. Это было обусловлено и стало результатом поиска правовой лазейки, которая ранее была найдена митрополитом Кириллом (Гундяевым). Уже несколько лет в подряд митрополит Кирилл популяризировал своё "открытие": ОПК как "региональный компонент". И уже не столь важно, кто из чиновников от минобразования РФ надоумил влиятельного православного иерарха, главное, что, благодаря его усиленному лоббированию и популяризации курса ОПК, нашлись губернаторы, которые провели этот курс через законодательные собрания субъектов федерации, чем придали ОПК (как им кажется) правовую легитимность. Теперь, когда широкая общественность (от атеистов, гуманистов и верующих различных вероисповеданий) и учёный мир возмутились этим событием, они пытаются оправдать свои неправовые инициативы выдумками о наличии некого "социального заказа" и необходимости поднятия уровня культуры и образования, воспитания толерантности?

Особенно показательной в этой связи является ситуация в Белгородской области. С 1 сентября в Белгородской области введено обязательное преподавание "Православной культуры" (ПК). До этого преподавание ОПК велось как факультатив. В июле 2006 года Законодательное собрание Белгородской области утвердило базовый региональный учебный план, в составе которого предмет ПК, изучение которого предусмотрено в объеме 1 часа в неделю со 2 по 11 класс.

Этому предшествовало заключение в 2001 году договора между администрацией Белгородской области и Белгородской и Старооскольской епархии. В соответствии с ним администрация области обязалась содействовать изучению в государственных учебных заведениях области предмета "Православная культура".

В 2003 году был принят "План комплексных мероприятий по расширению изучения курса "Основы и ценности православия" (далее - План), утверждённый губернатором Савченко и по благословению архиепископа Белгородского и Старооскольского Иоанна (Попова). Некоторые его положения не соответствуют действительности. Так, в п. 4 сказано, что программа Основ православной культуры "рекомендована Министерством образования", однако это не так. Минобразования РФ в специальном разъяснении от 13 февраля 2003 # 01-51-013ин довело до сведения всех региональных управлений образования, что "курс "Основы православной культуры" не является и не может быть обязательным предметом для всех школ страны или для всех школ субъекта Российской Федерации. Этот курс может вводиться только в каждой конкретной школе на основе решения Совета (Попечительского совета) школы с участием представителей родителей и реализовываться: а) либо как факультативный курс вне сетки часов (основных занятий), на которые записываются сами учащиеся, или, для младших классов, записывают учащихся их родители. В этом случае финансирование преподавания курса обеспечивается или учредителем дополнительно к базовому финансированию школы по государственному образовательному стандарту, или за счёт внебюджетных средств школы; б) либо как спецкурс школьного компонента из числа предметов по выбору (при этом другие учащиеся обязательно посещают другие выбираемые ими спецкурсы из списка спецкурсов по выбору). В этом случае финансирование преподавания курса "Основы православной культуры" реализуется, как и обычное для курсов по выбору из школьного компонента, в рамках обеспечиваемого школе финансирования учредителем. 3. Посещение учащимися школ занятий по курсу "Основы православной культуры" в соответствии с вышеизложенным является не только добровольным для учащихся, но и с обязательного согласия их родителей. 4. Из предлагаемого объёма (количества часов) и примерного содержания курса педагогический коллектив школы самостоятельно определяет нужные ему объем и содержание - никаких государственных или региональных стандартов на этот счёт нет". Это разъяснение не является нормативным актом, а всего лишь рекомендацией.

В п. 6 "Плана" говорится об обеспечении учащихся учебниками, "изданными на федеральном уровне", хотя такая формулировка может относиться только к учебникам, получившим одобрение Министерства образования (на сегодня таких учебников по "Основам православной культуры" нет). Кроме того, эта формулировка ("федеральные учебники") означает, что речь не идёт о региональных или национально-культурных особенностях Белгородской области, следовательно, такие пособия не могут входить в региональный компонент.

С 1 января 2005 года постановлением губернатора Белгородской области от 9 декабря 2004 г. # 224 "О мерах по совершенствованию духовно-нравственного воспитания детей и молодёжи" введено преподавание в образовательных учреждениях области всех типов и видов "предметов религиозной культуры". Количество школ каждый год увеличивалось, шла интенсивная подготовка преподавателей нового курса. По официальным данным, в 2004-2005 гг. ОПК преподавались "факультативно" в 740 школах области (141 887 школьников). В институте повышения квалификации подготовлено более 800 преподавателей ОПК (в основном - учителя истории и литературы). По данным Научно-методического центра "Гуманист", общее число педагогов, прошедших повышение квалификации составляет 2102 человека. Преподавали на этих курсах священники.

Имеются также 60 выпускников теологического факультета Белгородского госуниверситета. В основу региональной программы "Основ православной культуры" положена программа, разработанная А.Бородиной. По заключениям независимых экспертов-религиоведов, эта программа носит не культурологический, а религиозный характер. (Экспертизу в 2002 г. провела группа под руководством директора Центра изучения религии РГГУ Н.В.Шабурова).

Тем не менее программа была поддержана письмом бывшего министра образования В.Филиппова # 14 62-87ин/16 от 22.10.2002. Но после протестов общественности Министерство было вынуждено издать разъяснение (цитировано выше) о том, что ведение такого курса возможно только с согласия родителей, а посещение занятий может быть только добровольным.

Учебники считаются разрешёнными к применению в школах после присвоения им Министерством образования так называемого "грифа" (существуют два варианта "грифа": "допущено" и "рекомендовано"; для присвоения "грифа" предусмотрена процедура государственной экспертизы учебников, предлагаемых к внедрению). Следует ещё раз подчеркнуть, что ни один учебник по ОПК не имеет грифа Минобразования (к примеру, учебник "Основы православной культуры" Бородиной А.В. рекомендован Координационным советом по взаимодействию Министерства образования России и Московской патриархии Русской православной церкви; учебное пособие "История православной культуры земли Смоленской" (авторы: Андрицова М.Ю., Валуева Д.В., Довгий Т.П.) под общей ред. митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (Гундяева) рекомендовано к изданию Департаментом Смоленской области по образованию и молодёжной политике, текстуальная экспертиза учебника проведена Институтом теории образования и педагогики Российской академии образования); следовательно, либо те учебники, по которым преподают в Белгородской области, тоже не имеют никакого грифа, либо гриф дан региональным управлением, что даёт основание требовать от Рособрнадзора соответствующей проверки.

В связи с введением в школах региона уроков ОПК в качестве обязательной дисциплины к президенту Российской Федерации, прокурору Белгородской области, губернатору Белгородской области, а также в другие инстанции обратились с просьбой защитить их конституционные права родители детей-мусульман и пасторы 11 протестантских религиозных организаций, действующих в Белгородской области, в числе которых евангельские христиане-баптисты, христиане адвентисты седьмого дня, христиане веры евангельской (пятидесятники). В письме руководителей протестантских церквей сообщается: "Поскольку мы принадлежим к другой религиозной конфессии, мы выражаем законный протест по исполнению принятого закона, так как во время изучения ОПК нашим детям и детям наших прихожан будет прививаться православное мировоззрение, а мы воспитываем своих детей в другом мировоззрении. Мы отказываемся от того, чтобы наши дети посещали и изучали предмет ОПК, так как во время изучения данного предмета речь идет не только о культуре, но в большей степени о религиозных традициях Православной Церкви, и ее должны изучать священники и активные прихожане РПЦ. Нарушение данных прав приводит к антагонизму со стороны родителей, учеников, учителей; к национальной розни; к неравенству детей", - говорится в документе.

Решительный протест в связи с введением в систему школьного образования ряда российских регионов курса "Основы православной культуры" выразил Исполком Всемирного конгресса татар. "Отстаивая интересы многомиллионного татарского народа, выражаем решительный протест против попрания норм Конституции РФ и принципов светского государства при введении в школьную программу "Основ православной культуры", - говорится в заявлении исполкома конгресса. Введение в школьную программу ОПК может привести, по мнению авторов заявления, к осложнению межнациональных и межрелигиозных отношений в РФ. Конгресс еврейских религиозных организаций и объединений в России (КЕРООР) призвал евреев и руководителей еврейских общин информировать главный раввинат России о фактах принудительного посещения предмета "Основы православной культуры", назначения экзаменов и зачётов в шаббат и других проблемах, связанных с невозможностью соблюдения еврейских религиозных норм.

Серьёзную озабоченность в связи с введением в ряде регионов России учебных предметов, имеющих выраженную религиозную окраску, таких как курс "Основы православной культуры" или подобных ему, высказал Конгресс религиозных объединений Тюменской области. В Конгресс входит 21 религиозная организация (протестанты, мусульмане, иудеи). Члены Конгресса считают, "что в школе недопустимо религиозное или атеистическое воспитание в любых формах. Все содержание образования должно содействовать взаимопониманию и сотрудничеству между людьми, народами, различными расовыми, национальными, этническими, религиозными и социальными группами; учитывать разнообразие мировоззренческих подходов, способствовать реализации права учащихся на свободный выбор взглядов и убеждений, а не навязывать какие-либо религиозные или "культурологические" предпочтения. Тем более что о российской культуре, в развитие которой несомненный вклад внесли как православие, так и другие религии, рассказывается во многих федеральных и региональных предметах. В связи со всем вышеизложенным, мы считаем, что введение религиозных предметов может привести к разногласиям в среде школьников, учителей и родителей, неконтролируемым диспутам на темы религиозной приоритетности, и способно привести к разделению, раздорам и насилию в школах, вызвать межрелигиозную, межконфессиональную и межэтническую напряженность в обществе. И прежде всего от этого пострадают дети", - говорится в документе.

Выступили против ОПК и старообрядцы. Недавно старообрядческий журнал "Остров веры", выпускающийся на Урале, призвал объединиться "сектантов всех мастей и атеистов" в борьбе с преподаванием "Основ православной культуры" в школах.

Ущемлёнными чувствуют себя местные мусульмане, протестанты, иудеи и атеисты. Детям из неправославных семей наносится тяжелая психологическая травма, они становятся "чужими", "не такими, как все". Так, в одной из школ после уроков по православию сами дети стали называть своих сверстников, чьи родители посещают протестантскую церковь, - "сектантами". А учащиеся школы села Белянка Шебекинского района Белгородской области во время урока православной культуры работали на картофельных полях Воскресенского женского монастыря села Зимовенька. Кроме того, на первом же уроке учащимся заявили о том, что если по предмету "Православная культура" у них не будет оценок, то их не аттестуют.

Таким образом, Белгородская областная дума приняла закон, провоцирующий религиозные конфликты и нарушающий право родителей на воспитание детей, а также свободу мысли, совести, религии и убеждений родителей и детей. Но прокуратура Белгородской области не выявила каких-либо нарушений в связи с введением в областных школах предмета "Основы православной культуры".

И хотя проблему "прорвало" в регионе, но концентрические круги уже пошли по всей России. Поэтому дальнейшее её решение всецело зависит от федерального центра, и прежде всего от профильного ведомства - Министерства образования и науки РФ. Однако министр Андрей Фурсенко переадресовал эти обращения в Общественную палату (ОП) с просьбой обсудить проблему и выдать рекомендации по этому вопросу. В письме указывается, что Минобразования "не вправе диктовать субъекту РФ содержание регионального компонента базисного учебного права". Всё это выглядит достаточно лукаво, так как политику в сфере образования проводит министерство и отвечает за неё тоже. Никакой предмет, пусть даже относящийся к "региональному компоненту", не может нарушать конституционные принципы светскости государства и образования в государственной и муниципальной школе. Таким образом, министр решил прикрыться Общественной палатой, чтобы снять с себя ответственность за происходящее.

Член Общественной палаты, ректор Института проблем образовательной политики Александр Адамский, отвечая на вопрос корреспондента "Независимой газеты", видит опасность обязательного преподавания ОПК в формировании "очень мощного религиозного мировоззрения, в то время как у нас светское государство и светская школа". При этом Адамский допускает, что "маховик проблемы может раскрутиться так, что люди даже смогут поменять место жительства, чтобы ходить в школу в других регионах. Люди, которые это сделали, не совсем адекватно представляют себе возможные последствия". По его данным, уже проводятся "конкурсы молельных кабинетов" - в Белгородской, Смоленской и Калужской областях: "А дальше начнётся - Учитель года православия...". В то же время в белгородской инициативе Адамский не увидел нарушения закона и считает, что школьникам придётся подчиниться, а недовольные родители должны обращаться в школьные советы.

В целом Общественная палата, как от неё и следовало ожидать, не встала на защиту светского государства и свободы совести и не осудила клерикальные нововведения. Имитацией демократических процедур власть, видимо, лишь пытается сбить с толку общественность, так как если бы была политическая воля к решению вопроса, то в условиях жёстко выстроенной "вертикали" подобные антиконституционные шаги региональных сепаратистов "в законе" были бы давно пресечены.

Тем не менее многочисленные протесты научного и правозащитного сообщества, некоторых граждан и представителей ряда конфессий, озабоченных клерикальной идеологизацией светской школы, послужили поводом к выяснению общественного мнения по проблеме введения в ряде субъектов Российской Федерации курса ОПК.

В числе таких мероприятий, где сфокусировались позиции разных сторон, стали круглые столы в двух российских столицах. 19 сентября 2006 года в г. Санкт-Петербурге в пресс-центре информационного агентства "Росбалт" прошёл круглый стол "Основы православной культуры" в светской школе", а через неделю, 26 сентября 2006 года, в Москве в РИА "Новости" состоялся круглый стол на тему: "Основы православной культуры: за и против".

Эти круглые столы, участники которых не были единодушны во взглядах по обсуждаемой проблеме, выявили наряду с ранее проводившимися дискуссиями основной круг проблем, среди которых вопросы принципов: учить религии добровольно или обязательно, за счёт бюджетного финансирования или на средства родителей и религиозных организаций и каким по своей сути является этот курс - религиозным или культурологическим.

Кроме того, сторонники внедрения ОПК связывают актуальность его преподавания с необходимостью "духовно-нравственного воспитания" и "повышения качества образования". Они утверждают, что это естественный процесс "по просьбе трудящихся" (т.е. "социальный заказ") в соответствии с "национальными традициями" в "интересах национальной безопасности" и в целях "предотвращения конфликтов" и "повышения уровня образования". Выступивший на круглом столе в РИА "Новости" заместитель председателя Учебного комитета РПЦ МП, настоятель храма св. мученицы Татианы при МГУ протоиерей Максим Козлов заявил, что все "существующие ныне в нашей стране межрелигиозные и межнациональные проблемы в значительной степени обусловлены отсутствием религиозного образования". Отсюда, в числе их главных аргументов, - некий "социальный заказ", который и реализовывала в своём нашумевшем учебнике по "Основам православной культуры" Алла Бородина. "Мы обязаны слушать заказчика образования, и сейчас социальный заказ стал формироваться именно на ОПК", - сказала она на круглом столе в РИА "Новости". Правда затем, в ходе обсуждения содержания ОПК и проблем, связанных с эффективностью и качеством его преподавания, М.Козлов признал, что "опыт преподавания в духовных учебных заведениях не был, безусловно, положительным, так как значительная часть революционеров социал-демократов у нас, к сожалению, вышла из бывших семинаристов". Заметим, что это было в то время, когда система религиозного образования была отработана, чему способствовал клерикально-православный характер государства, а всё русское население поголовно значилось в лоне Православной церкви.

Тем не менее и ныне лоббисты ОПК апеллируют к старому и неправовому тезису о том, что "у большинства больше прав". Так депутат Государственной думы ФС РФ Александр Чуев заявил, что "большинство россиян являются православными верующими", а потому их права "должны уважаться больше".

Рассмотрим аргументацию сторонников и противников ОПК с правовой точки зрения. Но прежде укажем, что в нашей статье речь не идёт о необходимости какого-либо запрета на ОПК и вообще религиозного образования. Оно вполне может преподаваться в частных и религиозных школах в качестве обязательного курса, а также в общеобразовательной светской школе в форме факультатива, но только добровольно и за свой счёт. Действующее законодательство России допускает религиозное образование в государственной светской школе: "по просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы" (ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях", ст.5 п.4).

Основным "яблоком раздора" в ходе обсуждения становится принцип обязательности ОПК. Выступая против факультативного преподавания "Основ?", многие священнослужители говорят, что если ОПК "вынести за сетку, то этот предмет будет востребован всего двумя учениками из всего класса". Отметим, что ранее те же мотивы ("иначе на занятия никто не придёт") обязательного включения ОПК в сетку школьной программы излагал председатель Отдела внешних церковных сношений Московского патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев). Подобные, пусть даже косвенные, "признания" духовенства РПЦ подтверждают, что этот курс не является востребованным у родителей и учеников.

Тем не менее программа курса ОПК в своё время была поддержана министром образования В.Филипповым, но после волны протестов он не дал хода своему прежнему решению, что на определённое время затормозило легитимацию религиозного образования в светской школе, но не сняло всей остроты проблемы. Напротив, неопределённость положения окончательно вывела её из правового поля, позволив клерикалам повсеместно вводить ОПК заявительным порядком. Нынешнее Минобрнауки РФ сначала продемонстрировало принципиальную конституционную позицию по данному вопросу, но позже "смягчило" её, уступив сильнейшему прессингу со стороны церковных лоббистов. На деле получилось, что оно (Минобрнауки РФ) не просто самоустранилось от последовательного решения проблемы в конституционно-правовой плоскости, а, судя по всему, способствует клерикализации образования.

Теперь попытались найти лазейку в виде регионального компонента. При этом начальник отдела региональной и этнокультурной политики в сфере образования Министерства образования и науки РФ Татьяна Петрова на упоминаемом нами круглом высказала позицию, что "регион имеет право на региональный компонент, чтобы учить историю и культуру традиционных религий. При этом ученики могут не ходить на эти занятия, вследствие чего они будут не аттестованы".

Поясним: введение предмета в региональный компонент обязывает директора школы обеспечивать его изучение всеми учениками. Если же директор школы освобождает ученика от таких уроков, пусть даже по просьбе родителей или по желанию ребёнка, то он оказывается нарушителем Закона РФ "Об образовании" и нормативных актов о региональном компоненте. Поэтому оправдательный аргумент сторонников ОПК, что всех желающих можно "освободить от обязательного посещения", несостоятелен в правовом отношении. Поскольку предмет (ОПК) является обязательным, то это уже нарушает право выбора. Но главное даже состоит не в этом, а в том, что право регионов устанавливать свой региональный компонент не наделяет их правом делать это с нарушением Конституции Российской Федерации. Принятие субъектами федерации законов, устанавливающих обязательность изучения "Основ православной культуры" в школах, противоречит Конституции РФ и Закону РФ "Об образовании". В соответствии с Основным законом страны "Российская федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной" (ст.14, п.1). Из этого конституционного положения, соответственно, следует, что изучение религиозного предмета не может быть обязательным предметом в школьной программе. Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" (1997) требует: "В соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства государство: не вмешивается в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями или лицами, их заменяющими, в соответствии со своими убеждениями и с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания; ?обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях" (ст. 4, п. 2 ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях"; ст.2, п.4 Закона РФ "Об образовании").

Нет сомнений, что в соответствии с законодательством религиозное образование в государственной школе должно быть только добровольным. Вопрос о финансировании религиозного (конфессионального) образования вызывает наиболее острые и противоречивые споры, но ответ нужно искать в конституционно-правовом поле. Исходя из принципов свободы совести, светскости государства, равенства религиозных объединений и других взаимозависимых принципов, составляющих основу строя, государство не должно финансировать деятельность религиозных организаций (в том числе религиозное (конфессиональное) образование). Таким образом, упомянутое образование, как в стенах светской школы, так и вне ее должно финансироваться за счет самих верующих и религиозных организаций.

Анализ российской истории конца ХIX - нач. ХХ в.в. позволяет говорить об упадке религиозного образования в общеобразовательной школе, обусловленном во многом его обязательностью (то же самое происходит сегодня во многих странах).

Сторонники ОПК (в частности, автор учебника "Основы православной культуры" А.Бородина и представитель Минобрнауки РФ Т.Петрова) предприняли усилия закамуфлировать явно религиозный курс под якобы культурологический. Их утверждения свелись к тому, что ОПК необходимо для того, чтобы дать школьникам знания "об истории и культуре традиционных религий". Но ведь для этого существует религиоведение! И здесь выявилось одно из самых уязвимых мест сторонников и лоббистов ОПК: они не знакомы с образовательными стандартами, не знают содержания таких светских дисциплин, как религиоведение, или его составная часть - история религии, которые признаны научно-педагогическим сообществом. Ибо позиция противников введения обязательного обучения религии в светской школе предельно ясна: светскому образованию, безусловно, требуется курс религиоведения, посредством которого учащийся и приобретает необходимые знания о богатой религиозной культуре народов мира. Следует отметить, что религиозного образования без ориентации на ту или иную религию (конфессию) не существует. Кроме того, оно нацелено на формирование соответствующего мировоззрения. Религиоведение же предполагает воспроизводство знаний о религии (религиях), но не мировоззрения. Четкая дефиниция "религиозного образования" весьма затруднительна, так как правовое определение "религии" отсутствует в принципе, а религиоведческих более 200.

Они настаивают на том, что этот предмет носит не религиозный, а культурологический характер. Однако культурологический курс не должен возводить мифологемы на уровень научной историчности. Современный культурологический курс светской школы предполагает, что культура - это ещё и способность человека вступать в отношения с другими мирами (искусственным, природным и "сверхприродным"), его способность понимать и принимать другого как особый мир. В действительно культурологическом курсе нет места ксенофобии и пренебрежения к другой религиозной культуре или традиции. Ведь формируемая в курсе ОПК религиозно-националистическая психология и идеология в отношениях между людьми различных вероисповеданий приводит к разрушению социальных связей в нашей многонациональной и поликонфессиональной стране. В тоже время в Законе РФ "Об образовании" сказано, что "содержание образования должно содействовать взаимопониманию и сотрудничеству между людьми, народами независимо от расовой, национальной, этнической, религиозной и социальной принадлежности, учитывать разнообразие мировоззренческих подходов, способствовать реализации права обучающихся на свободный выбор мнений и убеждений" (ст. 14, п. 4.).

Когда мы говорим о необходимости изучения школьниками различных религий в курсе история религии и культуры, то речь идёт не об апологетике мультикультурализма, а о взвешенном научном подходе к преподаванию и изучению религиозной культуры. Безусловно, в каком то смысле ОПК, будучи в силу своей целевой установки и содержания религиозно ориентированным курсом, может быть одновременно и культурологическим. Как известно, одной из главных задач культуры является формирование у учеников той системы ориентиров, которая бы позволила человеку определить своё место в мире и идентифицировать себя с той или иной социальной общностью. Если в этом заключается основная миссия культуры, то тогда становится очевидным, что ОПК выполняют свою миссионерскую функцию: привести учеников в лоно Православия (в версии одной из религиозных традиций - РПЦ).

Культурология сегодня рассматривается как наука, формирующаяся на стыке социального и гуманитарного знания о человеке и обществе и изучающая культуру как целостность. Поэтому одной из её центральных проблем является выявление закономерностей культурного процесса, которые обнаруживаются и исследуются с помощью интерпретации культурных явлений. Но если мы заглянем в учебники по ОПК, то обнаружим лишь жалкую пародию на всеобщую и отечественную историю.

Другой аргумент, к которому апеллируют сторонники ОПК, - это необходимость изучения истории и культуры именно "традиционных религий". Как заявила на круглом столе в РИА "Новости" начальник отдела региональной и этнокультурной политики в сфере образования Министерства образования и науки РФ Татьяна Петрова, к "традиционным религиям" она относит те, что указаны в преамбуле Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", чем продемонстрировала свою юридическую некомпетентность, так как названный закон отнюдь не осуществляет деление религий на "традиционные" - "нетрадиционные".

Правовых критериев традиционности той или иной религии не существует. Тем не менее сторонники ОПК предлагают ввести в российской школе идентификацию детей по религиозной принадлежности. Это является грубым нарушением российского законодательства. В Федеральном законе "О свободе совести и о религиозных объединениях" записано, что "никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принуждению при определении своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в деятельности религиозных объединений, в обучении религии. Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих" (ст. 3, п. 5.).

Указанные тенденции ведут к тому, что "нетрадиционно" верующих не только ограничат в правах на религиозное образование, но и вместе с остальными инакомыслящими налогоплательщиками фактически заставят оплачивать конфессиональное образование. Нечто подобное было до 1917 г., но уроки истории, похоже, на пользу не пошли. Действия и заявления государственных чиновников (в том числе Минобразования) говорят, что многоконфессиональная Россия опять наступает на старые конфессиональные грабли (См.: Заявление Института свободы совести в связи с клерикальной идеологизацией государственной системы образования от 1 февраля 2004 года).

Белгородский почин может стать опасным прецедентом, если эта антиконституционная инициатива не будет пресечена. Однако прокуратура, призванная стоять на страже Закона, никак не реагирует на него. Ответ на вопрос, почему она не руководствуется российским законодательством, а следует в русле госцерковной бюрократии, видимо, надо искать за рамками правового поля, а именно - в сфере политики и в логике приспособленца-конъюнктурщика.

Очевидно, что навязывание религиозного (конфессионального) образования государственной школе не станет благом ни для церкви, ни для общества, ни для государства. Основа подлинной демократии и стабильности в обществе отнюдь не в использовании религии в политических целях и сакрализации власти на основе протаскивания вероисповедных предпочтений, а в реальном воплощении в жизни общества и государства комплекса конституционных принципов, составляющих основу строя (См.: Заявление Института свободы совести в связи с клерикальной идеологизацией государственной системы образования от 1 февраля 2004 года).

В связи с новыми событиями, проявившимися в законодательных и административных мерах по внедрению в общеобразовательной светской школе ОПК, межрегиональная общественная организация "Учителя за свободу убеждений", научно-методический центр "Гуманист", Молодёжный центр прав человека и правовой культуры, Институт свободы совести и ряд других организаций направили аргументированное обращение в правительство РФ, уполномоченному по правам человека в РФ и в Общественную палату РФ.

Этот вопрос стал также предметом обсуждения на состоявшемся 3 октября с.г. Комитете действия Всероссийского гражданского конгресса. По инициативе ИСС и рабочей группы по свободе совести Комитета действия ВГК этим органом был принято Заявление "О религиозном образовании в государственной школе". В принятом документе Комитет действия заявил о необходимости принятия председателем правительства России, министром образования и науки РФ, руководителем Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки (Рособрнадзор) и другими государственными лицами и структурами срочных действенных мер по приведению практики преподавания "Основ православной культуры" и других конфессионально ориентированных дисциплин в государственных образовательных учреждениях в соответствие с действующим законодательством и Конституцией России.

Если закон не будет в скором времени отменён (Конституционный суд РФ может его признать не соответствующим Конституции РФ), то в ближайшем будущем в других регионах могут появиться аналогичные законодательные акты.

Литература:

1. Бурьянов С.А. Религия на выборах в России. Фактор отношений государства с религиозными объединениями в федеральном избирательном цикле 2003-2004 гг. Вступительная статья С.А.Мозгового. М.: Институт свободы совести, 2005. С. 52-54.

2. Справка о преподавании "Основ православной культуры" в регионах Российской Федерации (подготовлена научно-методическим центром "Гуманист" и Институтом свободы совести // Здравый смысл. Осень 2006. # 4 (41).

3. П.Круг, А.Самарина Заложники компоненты. Множатся протесты против введения "Основ православия" в школах // "Независимая газета", 15 сентября 2006 г.

4. Мозговой С.А. "Закон Божий" "в законе" // Здравый смысл. Осень 2006. # 4 (41).

5. Культурология: учебно-методический модуль / Министерство образования РФ. Российский государственный гуманитарный университет. Факультет истории и теории культуры; Волкова Э.Н. - М., 2002. С. 25.

6. Подробней о научной полемики по вопросам деления религий на "традиционные" - "нетрадиционные" см.: Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Концепция государственно-конфессиональных отношений: от декларирования свободы совести к антиконституционной государственной политике вероисповедных предпочтений? // Право и политика, # 6, 2001; Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Цели и методы религиозной политики. Нужна ли России концепция отношений государства с религиозными объединениями? // Независимая газета, приложение "НГ-Религии". 24 октября 2001 г.; Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Государственно-конфессиональные отношения и тенденции трансформации законодательства о свободе совести // Юридический мир, # 12, 2001; Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Новые угрозы свободе совести (Антиконституционные подходы в отношениях государства с религиозными объединениями) // Здравый смысл, # 1 (22), 2001/2002; Свобода вероисповедания, государственно-конфессиональные отношения и протестантизм в России. "Круглый стол" в Измайлово, 16 января 2002 г. / Под редакцией Мозгового С.А. и Бурьянова С.А., - М.: Институт свободы совести, 2002. - 119 с.; Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Государственная поддержка религий - волк в овечьей шкуре // Русский журнал, 6 июня 2002 г.; Бурьянов С.А., Мозговой С.А. В России создаётся концепция отношений государства с религиозными объединениями // Право и политика, # 8 (32), 2002.

7. Материалы круглого стола в РИА "Новости" (26.09.06 г.): Ситников М.Н. "ОПКизатор-практик Алла Бородина и удивленный муфтий. В РИА Новости прошел круглый стол на тему "Основы православной культуры: за и против".

Сергей Мозговой

7 ноября 2006 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования