Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ДЕЛО": Религия – допинг для политики?


Не успели стихнуть страсти вокруг "карикатурного" скандала, как явился новый трансрелигиозный эксцесс: Папа Римский неосторожно процитировал высказывание византийского императора о пророке Мухаммеде.

Между тем в России накал религиозных страстей идет своим чередом: с начала учебного года в нескольких регионах РФ "Основы православной культуры" (ОПК) стали преподаваться в качестве обязательного школьного предмета. Как результат — гневная реакция со стороны лидеров остальных конфессий России.

О том, почему в эпоху хайтека и нанотехнологий люди и власти вдруг начали активно делиться на "своих" и "чужих" по религиозному принципу, размышляет руководитель Центра изучения религий Российского гуманитарного государственного университета Александр АГАДЖАНЯН.

— Давний западный стереотип о том, что религия — частное дело каждого и не должно путаться с публичной сферой, последние тридцать лет стал мутировать в обратную сторону. Начало трансформации было положено не в западных странах, однако теперь это стало актуальным и для США, и Европы, где периодически обостряются межрелигиозные конфликты — подобно карикатурному скандалу.

Поэтому когда в школах РФ вводится дисциплина под названием "ОПК", это означает, что и в нашей стране религия возвращается в публичную сферу. Разумеется, все это не свидетельствует о том, что общество в массе своей стало более религиозным. Дело в ином: в какой-то момент политическим деятелям становится проще и выгоднее обращаться к религиозным символам, чтобы посредством них манипулировать сознанием общества.

При этом утверждать, что, допустим, руководители мусульманских государств сами не имеют никакого отношения к религиозным традициям и коварно их используют, было бы неверно. Скажем, лидеры арабских стран — Пакистана, Индии, Малайзии, Филиппин и др. — используют религию как политический фактор, но при этом сохраняют искреннюю связь с религиозной традицией.

Что же касается РФ, то народ у нас не отличается набожностью, но при этом всегда реагирует на силу, в том числе религиозную. Именно поэтому использовать ее для власти отнюдь небезопасно: это может вызвать обратную реакцию — подозрительность и скептицизм по отношению к власти.

— Зачем же российские власти спешат встать на эти грабли?

— В РФ все же существует разница между федеральным и региональным уровнями власти. Если в центре пока выдерживается декларативная нейтральность по отношению к церкви, то на уровне губернаторов и мэров наблюдается прямая поддержка православия. Чиновники видят здесь дополнительный ресурс для легитимации собственной власти. Кстати, совсем не обязательно, что мэр какого-нибудь провинциального городка станет поддерживать именно православие: если популярностью в его городе пользуются, допустим, протестантские миссионеры, то ради поддержания своей власти и престижа он будет поддерживать именно их. Такие случаи были…

— Чем, на Ваш взгляд, закончится нынешний процесс резкой политизации религиозного фактора?

— Фоновое противостояние на уровне массовых стереотипов "мы и они", "свои и чужие" будет усиливаться и использоваться политиками. Но до массового вооруженного противостояния дело не дойдет. Прагматичные политические лидеры прекрасно осознают, что, в конечном счете, религиозная война не принесет им никаких политических дивидендов.

— Но, может быть, бесконечные политические спекуляции на религиозные темы, в конце концов, вызовут неподконтрольное властям развитие ситуации?

— Пока такой опасности я не вижу. Хотя в теории подобный исход возможен.

Комментарий // Отец Георгий МИТРОФАНОВ, протоиерей, профессор СПб духовной академии, настоятель храма Святых первоверховных апостолов Петра и Павла при Академии постдипломного педагогического образования

— Резкая реакция на курс ОПК обусловлена непониманием очень многими смысла данного курса. Возможно, его следовало бы назвать "Основы русской духовной культуры". Для меня как для преподавателя академии очевидно, что этот курс усиливает гуманитарный компонент в школьном образовании, во многом восполняя неудовлетворительные курсы истории России. Причем он должен носить культурологический, а не вероучительский характер. Русская культура создавалась разными воспитанниками православной культуры. Они могли ее принимать, как Достоевский; они могли с ней спорить, как Толстой. Но они жили в контексте православной культуры. Поэтому необходимо принять как данность тот факт, что основой национальной культуры в России является именно православие, и это никак не может ущемлять права представителей других конфессий.
В то же время я считаю, что бывшие комсомольцы не должны с неистовостью пропагандистов научного атеизма, знакомой нам по недавнему прошлому, нести религиозные знания в школу. Однако и священников, способных прививать ученикам основы курса православной культуры, крайне мало.

Перспективы ОПК в российских школах напрямую зависят от компетентности преподавательских кадров. А также от качества методической литературы. Но пока, к сожалению, с этим проблема.

 

Виорика СОЛКАН

25 сентября 2006 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования