Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ГАЗЕТА.RU": Августейший экспонат. За переносом праха императрицы Марии Федоровны может последовать передача РПЦ собора Петропавловской крепости


Сегодня начинает работу международный пресс-центр по обеспечению информационного сопровождения церемонии перезахоронения в Петропавловском соборе праха супруги императора Александра III Марии Федоровны. Как сообщил заместитель начальника управления информации губернатора Петербурга Евгений Лукин, функционировать пресс-центр перезахоронения будет до 28 сентября. Бардака и самодеятельности не допустят: каждое утро для всех журналистов будут организовываться установочные семинары о порядке работы во время церемонии перезахоронения праха императрицы Марии Федоровны в Петербурге. Ну, а место пресс-центру определили, что надо: он будет работать в петербургском Музее связи.

Не спешите хихикать. Пресс-центр перезахоронения, безусловно, необходим хотя бы потому, что организаторы этого самого перезахоронения постоянно путаются в показаниях.

То у них оно производится по воле самой Марии Федоровны, которая "в своем завещании изъявила желание быть похороненной вместе с другими членами российской царской фамилии", то "прямого завещания сама Мария Федоровна на этот счет не оставила", но "волей ее мужа, скончавшегося в 1894 году, было, чтобы их усыпальницы находились рядом". Да, трудно понять: по одной версии на богослужении в датском городе Роскильде службу "совершат архиепископ Марк и другие представители Русской православной церкви за рубежом", по другой, "поминальную службу в соборе проведут королевский исповедник Кристиан Тодберг (Christian Thodberg) и епископ Роскильдской епархии Ян Линдхардт (Jan Lindhardt)".

И Музей связи, или, как он правильно называется, "Центральный музей связи им. А. С. Попова" – несмотря на навеваемые ассоциации со столоверчением, для пресс-центра место не из худших.

Во-первых, он не чужд высшим сановным кругам Российской империи – расположен в здании, построенном для князя А. А. Безбородко известным архитектором Д. Кваренги. Во-вторых, он тоже надолго исчезал и потом объявлялся. Еще в 1974 году ввиду аварийного состояния здание закрыли, а открыли заново только в 2003-м, причем тридцатилетнее отсутствие не все заметили. Наконец, сама Мария Федоровна не чужда истории российской связи. Одним из самых шумных процессов, связанных с ее именем, было дело о "Большом северном телеграфном обществе" (БСТО). Когда встал вопрос о прокладке телеграфной линии на побережье России, именно благодаря ее лоббистским усилиям концессию получила именно эта датская компания. Правление БСТО, прекрасно понимавшее, что получить концессию при жесткой конкуренции будет сложно, решило воспользоваться родственными связями своей августейшей фамилии.

Руководители компании обратились к датскому королю с просьбой написать письмо дочери, чтобы та помогла приобрести концессию. Мария Федоровна обратилась к своему мужу, тот – к отцу. В результате этой сложной комбинации БСТО приобрело право на создание телеграфной сети.

Если бы не ее ходатайство, вряд ли бы Дания получила эту концессию, на которую очень активно претендовала Англия.
Возможно, именно поэтому выбор и пал на вчера еще мало кому известный Музей связи. До сих пор он если чем и славился, то только любовью к современному искусству. Еще летом "митьки" торжественно передавали ему на хранение экспонат из "Книги рекордов Гиннеса" – самую большую открытку в мире, живописное полотно размером 9,99 х 15,3 метра и весом более 50 кг с изображением молодки с матросом под кроватью и текстом "спит и не чует, что матрос под ней ночует". Еще пару дней назад руководство музея зазывало на инсталляции художников петербургской группы CNMRG (Computer and New Music Research Group), причем проект Communication Signs должен был начать работу 23 сентября.

Музей связи так настойчиво пиарят, что в голову лезут самые пессимистические подозрения.

Дело в том, что на днях в связи с переносом праха императрицы Марии Федоровны группа верующих направила обращение на имя Владимира Путина и Патриарха Алексия II с просьбой передать собор Петропавловской крепости РПЦ "Цари – не экспонаты, чтобы лежать в музее". И в самом деле, нехорошо: царица, да с инвентарным номером… К тому же и министр культуры и массовых коммуникаций России Александр Соколов выразил мнение, что собор-усыпальница русских императоров "может быть и музеем, и храмом". По его словам, РПЦ МП обратилась в Министерство культуры с просьбой о возобновлении регулярных богослужений в соборе, и этот вопрос "обсуждается". По мнению министра, "ощущение, которое должно посетить каждого входящего в Петропавловский собор, особенное, и к нему нужно готовить".

Вот собственно общественное мнение и начали готовить. Останемся без Петропавловки, зато с прекрасным Музеем связи. Который, кстати, еще не раз пригодиться может.

Кто, в конце концов, сказал, что на Марии Федоровне череда перезахоронений Романовых в Петропавловской крепости закончится? Если следовать заявленной логике "завещания нет, но надо перезахоронить", то в Петербург вскоре вполне могут перевести и дочерей бывшей императрицы – Ольгу и Ксению, родных сестер последнего царя Николая II. Да и вообще семья у Романовых была немаленькая.

"ГАЗЕТА.RU"
22 сентября 2006 г.

Фото: НТВ


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования