Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ГАЗЕТА.RU": Епископ Гавриил Манхэттенский: «Мы не какие-то возвращающиеся раскольники»


 

РПЦЗ готова к объединению с РПЦ. Такое решение было принято IV Всезарубежным собором, резолюцию которого утвердил закончившийся в пятницу Архиерейский собор. Как будут воссоединяться русские церкви, "Газете.Ru" рассказал секретарь Архиерейского синода РПЦЗ епископ Манхэттенский Гавриил.

– Известно, что Архиерейский собор утвердил резолюцию IV Всезарубежного собора, согласно которому Зарубежная церковь готова начать процесс воссоединения с РПЦ. Но также известно, что собор должен был принять еще и канонический акт, то есть официально определить новый статус РПЦЗ. Но этого почему-то не произошло...

– Действительно, после принятия канонического акта мы будем официально считаться частью Русской православной церкви, канонической ее частью. Архиереи РПЦЗ будут членами Архиерейского собора РПЦ. Кто-то из наших архиереев будет представлен в Священном синоде РПЦ и т.п. Но пока канонический акт будет дорабатываться на уровне комиссий по преодолению разногласий.

– С актом есть какие-то проблемы?

– Вы знаете, что на Всезарубежном соборе были высказаны разные мнения и суждения по каноническому акту и вообще по вопросу объединения и возможного евхаристического общения. Главной проблемой является членство Московской патриархии во Всемирном совете церквей. Здесь коса находит на камень. Некоторые считают, что мы можем пойти на молитвенное общение без того, чтобы Москва сначала вышла из ВСЦ, но другие говорят, что не можем. По мнению последних, надо, чтобы Москва показала свою добрую волю и желание выйти из ВСЦ и тем самым положила основание для полного общения.

Сейчас многое зависит именно от Московской патриархии. Все в ее руках.

Но я еще раз повторю, что акт еще не доработан: там есть вещи, которые смущают некоторых наших архиереев, а так как единогласия по некоторым его пунктам нет, то его нужно просто доработать на уровне комиссий.

– Почему зарубежная церковь не готова сейчас идти на административное объединение, а согласна только на каноническое, духовное?

– Я думаю, потому что еще свежи в памяти события в Святой земле, когда у нас отбирали храмы в Хевроне и Иерихоне. Мы неоднократно говорили: "Покажите вашу добрую волю, верните хотя бы один храм. Покажите, что вы хотите с нами быть едиными, и т.д.". Но этого мы пока не видим. Если бы это было сделано, наши люди не только успокоились бы, но и сказали, что теперь мы можем поверить РПЦ МП. А пока этого нет, доверия тоже нет. Мы опасаемся, что если мы объединимся административно, то они (Московский патриархат. – "Газета.Ru") на следующий же день начнут попытки отобрать наши храмы, которые мы охраняли: храмы дореволюционного, царского времени, находящиеся в Европе, Аргентине и в других местах.

Так что вопрос об административном объединении исключен.

Та сторона (РПЦ. – "Газета.Ru") это прекрасно понимает, и комиссии понимают, я думаю, что и патриарх понимает.

Помимо этого многих наших людей волнует и тот факт, что в случае административного объединения мы как бы пойдем на самоупразднение, то есть зарубежной церкви больше просто не будет, а будет некий филиал Московской патриархии. Для многих это неприемлемо. Это ведь как-никак наша церковь, в которой многие родились и выросли. И если сейчас сказать, что зарубежной церкви больше нет, а есть зарубежная часть Московской патриархии, люди этого не поймут и не примут. Может быть, лет через 20–30 наши церкви и объединятся полностью, но сейчас это невозможно.

– В послании Архиерейского собора о воссоединении декларативно говорится, но сроки возможного объединения конкретно не определены. Но ведь процесс можно растянуть на десять лет, а можно уложиться в год. Почему же нет конкретики?

– Потому что значительная часть нашей паствы к объединению еще не готова, поэтому мы не можем ставить сроки. Есть такая поговорка: "Мяч уже на их стороне корта, поэтому их очередь подавать". Я считаю, что мы сделали свой ход, теперь мы хотим увидеть ход РПЦ, то есть добрую волю, желание единства. Нашим людям и нам самим важно увидеть, что мы – две равные части Русской церкви, а не то, что мы, как отколовшаяся часть, входим в состав матери-церкви.

Нам хочется услышать признание нашего канонического статуса: что мы все эти годы были не какими-то там раскольниками, а настоящей частью Русской церкви за рубежом.

И теперь мы идем к единству в надежде, что они признают наш статус и тоже поймут, что мы не просто какие-то возвращающиеся раскольники.

– Каких еще шагов вы ждете от Московской патриархии?

– На мой взгляд, очень важно было бы услышать от Московской патриархии соборный голос, который сказал бы: "РПЦ не осуждает митрополита Сергия как личность, как человека, но акт его декларации все-таки был ошибочным для церкви, и РПЦ не может ему следовать". Если вы не учитесь на своих ошибках, вы обречены их повторить. Я думаю, многие хотят услышать соборное осуждение декларации. Это очень важный, на мой взгляд, момент. Мы часто слышим от РПЦ, что нас разделила революция, что в разделении виновата безбожная власть. Но мы думаем, это не совсем так. Все-таки декларация была пагубным документом, который и положил начало этому разделению. Это нужно преодолеть, и соборный голос церкви Московской патриархии помог бы в этом деле.

– Вы имеете в виду, что это должен сделать Архиерейский собор?

– Я лично так считаю. Это было бы хорошо, утешительно для нашей паствы.Это показало бы, что они (РПЦ. – "Газета.Ru") тоже серьезно к этому относятся. Мы тоже делали ошибки, например, произвели Валентина Русанцова в архиереи и т.д., но мы же это осознали, сказали, что это было неправильно. Мы осознаем, что в какой-то мере открытие наших приходов в России тоже было ошибкой. А почему со стороны РПЦ нельзя признать соборным голосом, что сергианство и декларация тоже были большой ошибкой?

– Как, на ваш взгляд, будут дальше развиваться события?

– Теперь все зависит от комиссий, которые должны в конце июня – начале июля встретиться в Москве и начать дорабатывать неразрешенные вопросы.

– Насколько этот интеграционный процесс может затянуться?

– Мне трудно ответить на этот вопрос. Я не знаю. Если бы вопрос вхождения РПЦ МП в ВСЦ и вопрос о декларации были решены, что тогда уж точно ни у кого не было никаких серьезных причин возражать. Хотя, наверное, всегда найдутся люди, которые будут против. Но сейчас я убежден, что главное – преодолеть разделяющие нас вопросы. Иногда читаю про себя в СМИ, что якобы я против объединения, против России и т.д. Это полный бред. Наоборот, я желаю единства, я этого хочу, и дай Бог, чтобы оно было. Но при этом и вы поймите нас, поймите нашу позицию. Да, может быть, мы не совсем ревностно относимся к скорому объединению, да у нас остались опасения, но надо это тоже понимать, ведь это не является отражением русофобства.

– Некоторые ждали, что вот Всезарубежный собор сейчас примет решение – и начнется дружба. Это были наивные предположения?

– Да. Я думаю, что было бы наивно так думать. Мы знали, что на соборе будут голоса против скорейшего объединения. И надо понять, что люди высказывались не против объединения. Они просто не понимают, почему все идет так быстро. Наверное, воссоединение все-таки не должно быть навязано, надо сначала все преодолеть. Ведь мы всего несколько лет общаемся друг с другом. Вспомните, ведь пока РПЦЗ возглавлял митрополит Виталий, вопрос объединения и сближения было просто немыслим, потому что владыка Виталий был категорически против этого и не позволял даже думать об этом. После избрания митрополитом Лавра это стало возможным. Мы общаемся, встречаемся, но прошло не так много времени. Не надо спешить.

 Павел Коробов ("Коммерсантъ", специально для "Газеты.Ru")


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования