Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ОГОНЁК": Поп-рок. Один день из жизни православного священника


 Патриарх Московский и всея Руси Алексий II наградил настоятеля московского храма Сошествия Святого Духа премией "Обретенное поколение" за миссионерскую и пастырскую работу среди хиппи, рокеров и панков. Как сообщили в патриархии, лауреат -- игумен Сергий (Рыбко) -- хорошо известный в молодежных кругах священник: "Благодаря его проповеди и пастырской работе, сотни молодых любителей рока нашли дорогу к храму, а некоторые даже стали священниками"... (из информационных сообщений).

Он пьет чай. Много чая. Каждое его утро начинается с богослужения (с 9 до 12 часов), до службы ничего есть нельзя. Пододвигает мне вазочку с вареньем из фейхоа. "35 рублей -- килограмм, смешиваем с сахаром, получается варенье". Манерой общения он напоминает системного администратора средней московской конторы -- если бы не крест и не ряса:

-- Я в 17 лет попал в хипповскую систему. Некоторое время играл на ударных в группе. Наркотики были, но я с самого начала был их противником. Кстати, тема повальной наркомании среди хиппи -- это большое преувеличение, тогда наркотики просто было неоткуда взять. Да и опасно -- когда вязали, первым делом на вены смотрели. Гораздо больше было книг, много верующих, иногда во все сразу -- в буддизм, индуизм, христианство, язычество, Маккартни и Моррисона. В первую же встречу с хиппанами мне дали Евангелие. А в 25 лет я уже так веровал, что мог за свои убеждения пойти в тюрьму. Мне еще повезло, что я с 79 года работал при храме, звонарем, потом на пять лет ушел в монастырь, в Оптину пустынь. Если бы сразу стал священником -- точно бы посадили. Кстати, первое Евангелие у меня отобрали менты, побили очень сильно, пригрозили, что в следующий раз срок впаяют. А я только еще сильнее в вере укрепился.

"Помадой к иконам не прикасаться" -- надпись на дверях храма, где служит о. Сергий. В пристройке -- сестричество имени святого Игнатия Ставропольского: 40 -- 50 женщин и девушек живут при храме, готовятся к монашеству. Одна из сестер до того работала юристом в аппарате президента, а другая сейчас продает свою квартиру в Москве и деньги хочет пожертвовать на строительство храма. После такого можно уверовать в любое чудо. На полках аквариумы с рептилиями, клетки с попугайчиками (один на днях отдал Богу душу, звали Берия, говорящий). В трапезной развешаны обьявления на бумаге формата А4:

"Внимание!!! Количество заварки каждый раз определяет повар в зависимости от ожидаемого на трапезу количества сестер".

"Зеленый чай завариваем из рассчета 1 чайная ложка на 250 мл КИПЯТКА, потом проливаем еще 2 раза". "Суп должен быть горячим до 17 ч.".

Над выключателем: "В трапезной без нужды свет не включать".

На двери: "Нужно сохранять чистоту и порядок. СПАСИ ГОСПОДИ".

Надпись на стакане, стоящем на столе: "Батюшкин стакан не мыть (подчеркнуто), со стола не убирать, штраф 1000 рублей".

 У отца Сергия два мобильника (в обоих карманах рясы), а также одна рация, которая отключается только на время службы ("Але, батюшка, у нас тут проблема. Мы купили кабачки, ну вот, и сестра Софья их... порезала все, а оказалось мало, будет очень неловко, что делать?"). Всего здесь работает и живет человек 120. После завтрака отец Сергий и староста сестричества ходят по периметру церковной территории; перед оградой оба, как большие рыбы, одежда, как плавники, -- синхронно разворачиваются и совместно плывут в утреннем осеннем тумане к противоположной ограде. Минут сорок. Девушка чему-то улыбается. Ступает о. Сергий широко и аккуратно -- как старинный хиппан, привыкший поутру перешагивать через ряды спящих на кухне, в коридоре, в комнате братьев по вписке на флэту.

"У нас тут один батюшка вышел из строя" (из разговоров о. Сергия по телефону).

-- У вас есть рабочий кабинет? Вы покажете нам его?

-- У меня нет кабинета. У меня келья.

К полудню надо ехать в строящийся храм на другом конце Москвы, куда отца Сергия тоже назначили настоятелем. Возле церкви стоят пять машин, в основном "жигули". Одна из сестер копается в моторе. Отец Сергий погружается в "девятку" (он грузноват, около 100 кг весу), за рулем -- другой батюшка, перед отъездом оба крестятся, газуем. Отец Сергий достает из дипломата плеер, надевает наушники, сверху шапочку, откидывается в кресле.

-- Что слушаете, отец Сергий?

-- "Роллинг Стоунз", 94-го года. Там в конце -- такая классная вещь! -- улыбается.

Рассказ батюшки (того, что за рулем): "У меня водительский стаж 30 лет. Милиция? Доброжелательно относятся. А нарушать-то нарушаем, бывает. Задумаешься, да и превысишь. Скорость-то. Было 60 -- а уже все 75. Останавливают. Укоряют. А-а, вот говорите, батюшка, а сами греши-ите!.. Но отпускают. Только один, помню, оказался вредный -- а у меня с собой только 50 рублей было, и мне надо еще было заправиться. А он забрал полтинник и говорит: "Езжайте, батюшка, Бог поможет". Это у них вроде шутки такой. А где же нам припарковаться-то, а? Негде! Тут встанем, но опасаюсь, отец Сергий, как бы нас не эвакуировали. Эвакуатором-то".

-- А, по-моему, батюшка, -- отвечает о. Сергий, -- надо просто наглую морду сделать и проехать прямо на территорию.

На обратном пути на Ленинском проспекте прочно встаем в пробку. Батюшка подождал минут пять и вдруг начинает разворачиваться через сплошную линию на встречную полосу.

-- Нарушаем, батюшка! -- строго замечаю я.

-- А мы тихонечко. Да и разве ж это нарушение!.. Это в Москве-то уж и не считается. Да и вы же не из милиции.

По приезде идем в келью о. Сергия. Он живет при храме, комната размером примерно 3 на 4 метра. Вдвоем тесно, втроем уже не разойтись. Кровать, на столике пустая сковородка. Вдоль противоположной стены -- кассеты, диски, штук пятьсот, не меньше. Стопочками. Телевизор, видео. Очень много книг, в основном духовного содержания.

-- Я телевизор смотрю только в записи, мне сестры записывают. А некоторые диски я даже еще по одному разу не послушал.

Замечаю диск Doors.

-- Вы что же, и "дорзов" cлушаете?

-- Doors -- хорошая группа, когда совсем все плохо. То есть послушаешь и понимаешь, что бывает-то еще и похуже (смеется). Вообще я больше тяжелую музыку люблю -- хард-рок, хард-энд-хеви. В ней есть такое очарование, гармония простоты. Никаких ответов я там, конечно, уже не ищу.

-- А боевики американские разве не грех смотреть?

-- Отчего же грех. Это же сказка детская -- только с ковбоями и терминаторами. Тоже добро борется со злом. Вот триллеры я не люблю и сериалы почти не смотрю, а боевики -- запросто, чтобы голову проветрить перед сном. А попсу не люблю.

-- Я тоже. По-моему, попса -- это... такое дьявольское исчадие.

-- Да нет (смеется). Просто глупость. Меня сразу в сон тянет, когда ее слышу.

-- Москва -- духовный город?

-- Как ни странно, побольше духовности будет, чем в провинции. В Москве много тонких, образованных людей. В провинции люди идут к священнику пожаловаться, за помощью. А в Москве, бывает, человек приходит в храм просто потому, что... закат был вечером красивый. Средний класс? Да, хотя в основном приходят люди чуть победней -- те, которые по 200 -- 300 долларов получают в месяц. Интернет? Скорее положительно отношусь. Люди могут общаться через океаны, это важно. Сам бы бродил, если бы не занятость.

Вечером выезжаем в ночной клуб "Форпост", на фестиваль православного рока. За рулем теперь сестра, в очках и платочке. Ведет машину бойко, только боится "не там свернуть". Переживает, что люди на концерт не придут. Батюшка ее успокаивает:

-- Все зависит от... рекламы. Будет реклама -- будут и люди.

По мобильному о. Сергий говорит кому-то:

-- Сегодня не могу. На рок-концерт едем, батюшка, молитесь за меня.

Отец Сергий утомился за день и клюет носом. Сестра не дает ему уснуть:

-- Батюшка, а здесь перестроиться надо, да? Ой, да вы спите, я только по карте уточню. Так. Нет, вот здесь. Да, батюшка?

-- Да. Пропусти машины. Пусть все проедут.

-- Батюшка, тут до Вала понятно, но дальше уже Лужники. Батюшка, здесь нет поворота налево!!!

-- Есть!!! Господи, ничего страшного, все поворачивают и ты потихоньку.

Концерт начинается с песни "Русь моя". На третьей песне о. Сергий выходит на сцену:

-- Каждый из нас приходит в церковь по-разному. У меня один знакомый есть, монах. Он был рецидивистом. Однажды они пошли на дело. Начался дождь. Их было несколько человек, дворовая банда. Зашли в храм, переждать ливень. И вот, рассказывал он, тут с ним что-то случилось. Такая тишина, покой, лица красивые у людей. И так ему стало хорошо на душе, что он впервые в жизни обратился к Богу: "Господи, если ты есть, сделай так, чтобы у нас ничего не получилось". Закончился дождь, они пошли на дело. И хотя все было подготовлено, какая-то мелочь помешала им. Вернулись, он это дело запомнил. И каждый раз обращался к Богу с такой молитвой. Потом пришел к батюшке. Батюшка попался нормальный, выслушал его. Батюшками ведь не какие-то особенные люди становятся -- из той же жизни, что и вы, приходят. И у многих в жизни тоже хватало приключений. Потом этот рецидивист уехал в Оптину пустынь, стал монахом. Когда он рассказал свою прежнюю жизнь настоятелю, ему в качестве испытания поставили в келью ящик со всеми церковными деньгами. И ни разу ни одной копейки не пропало.

Полночь. Концерт закончился. Музыканты сворачивают аппаратуру. Отец Сергий, подобрав рясу и хитро улыбаясь из-под очков, аккуратно садится за барабанную установку на сцене, легко ударяет ладошками по большой бочке. Барабаны издают долгий, протяжный звук.

Андрей АРХАНГЕЛЬСКИЙ
"ОГОНЁК", №46, 2004 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования