Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ГАЗЕТА": Дети - наше прошлое. Репортаж с родины рекордсмена Книги рекордов Гиннесса по количеству произведенного на свет потомства


Участники прошедшего недавно в Москве церковно-общественного форума по проблемам демографии обратились к властям с призывом запретить аборты, по количеству которых Россия давно и прочно занимает первое место в мире - 4 миллиона в год. "Сегодня мы стоим перед выбором, быть или не быть нашему Отечеству в будущем", - предупредил общество Патриарх Алексий II. Однако общество, похоже, этого предупреждения не услышало. Между тем услышать давно пора. Уровень рождаемости в современной России ниже, чем был в блокадном Ленинграде, а по уровню смертности мы уже догнали Африку. Население страны уменьшается ежегодно на миллион человек, причем в основном за счет представителей "цементирующей" русской нации. По мнению участников форума, демографическая катастрофа в России является следствием катастрофы нравственной, а вовсе не экономического упадка. Между тем специальный корреспондент ГАЗЕТЫ Дмитрий Соколов-Митрич побывал в городе Шуя Ивановской области и попытался понять, почему тамошние жители не рожают хотя бы в десять раз меньше, чем их земляк Федор Васильев, обитавший в Шуйском уезде в ХVIII веке. По данным Книги рекордов Гиннесса, крестьянин Васильев - самый мощный отец всех времен и народов. К 75 годам он произвел на свет 87 детей.

Комментарий Иванова

'В присланной к переписи ведомости в бывшую Московскую губернскую канцелярию из Шуйского Уездного Суда 1782 года февраля 27 дня показано, что тогож уезда владения Николаевского монастыря, у крестьянина Федора Васильева, которому от роду 75 лет, было две жены, с коими прижил он детей: с первой - 4 четверни, семеры тройни, да шестнадцатеры двойни, итого 69 человек, с другой женой - двои тройни и шестеры двойни, итого 18 человек; всего же имел он с обеими женами детей 87 человек, из коих померло 4, налицо живых 83 человека'.

Здесь профессор Шуйского педагогического университета, археолог и краевед Юрий Иванов сделал паузу, чтобы я пришел в себя и торжественно закончил ссылкой на источник: "Дополнения к Деяниям Императора Петра Великого", том восемнадцатый, год издания 1797-й".

'Да, - только и смог ответить на это я. - Неплохо этот Васильев дополнил деяния императора. Петру бы понравилось'.

'Не знаю, как Петру, - отозвался Иванов, - а Екатерина II к этому сообщению интерес проявила. Это доподлинно известно'.

'А она не поинтересовалась, как звали героических жен крестьянина Васильева?'

'Судя по всему, не поинтересовалась. По крайней мере, их имена исторической науке неизвестны. А Васильев потом еще раз прославился, благодаря историку Ивану Болтину. В 90-е годы XVIII века французский ученый Леклерк написал очень поверхностное историческое исследование о России. Болтин так оскорбился, что написал целых 2 тома возражений. Крестьянина Васильева он привел в пример, чтобы опровергнуть тезис Леклерка о якобы слабом интересе русского народа к размножению'.

'Вы хорошо знаете ту эпоху. Объясните, ради Бога, как это все выглядело на практике? Чем этот самый Васильев мог своих детей прокормить? Где он их складировал? Как воспитывал? И главное - почему первая жена от него не сбежала, а вторая согласилась выйти замуж?' - поинтересовался я у Иванова.

'Тогда рожали по принципу "сколько Бог даст", - объяснил мне Иванов. - Редко когда меньше десятка, но и шуйский случай был скорее исключением, хотя и не единственным. Например, в 1755 году был представлен ко двору крестьянин из села Введенское Яков Кириллов 60 лет от роду. Отец 72 детей - 57 от первой жены и 15 от второй. Причем история умалчивает, остановился ли Яков Кириллов на достигнутом. Чадородие считалось в те времена благословением свыше, поэтому не думаю, что жены Васильева и Кириллова роптали, скорее наоборот - они знали, что им все завидовали. Гораздо более удивительным мне кажется тот факт, что из всех детей крестьянина Васильева в младенчестве умерло всего четверо. В те времена высокую рождаемость компенсировала большая смертность. Примерно половина рожденных детей умирали в младенчестве. Скорее всего, то, что большинство детей Васильева выжили, говорит о его высоком моральном облике. Судя по тому, что о нем сообщили императрице монахи Николо-Шартомского монастыря, можно предположить, что он был крепостным, состоящим во владении церкви, а значит - человеком благочестивым и трудолюбивым. Хотя, конечно, никакое трудолюбие не поможет прокормить такую кучу детей. Скорее всего, большинство из них в самом раннем возрасте поступили в распоряжение монастыря. В общем, по миру, я думаю, никто не пошел'.

Страшные папки
Шуя - старинный городок в Центральной России. Тут сильно окают, вместо "е" говорят "я" ("бяда") и смешно тянут последние слоги в предложении. Здесь жил последний из Рюриковичей - Василий Шуйский. Здесь самая высокая в России плотность памятников архитектуры на квадратный километр (многие, правда, больше похожи на руины). Здесь стоит колокольня, занимающая второе место в Европе по высоте среди отдельно стоящих башен, после колокольни Ивана Великого в Московском Кремле. В остальном же Шуя - типичный во всех отношениях российский город со вполне среднестатистической демографической картинкой. Из 64 тысяч жителей (еще в начале 2002 года их было на 2,5 тысячи больше) на учете в отделе соцобеспечения состоят 6240 семей, из которых лишь 150 - многодетные. Остальные семьи по большей части характеризуются как малообеспеченные потому, что родители в них пьют- причем не только отцы, но в последнее время и матери. Ведущий специалист городского отдела соцобеспечения Ирина Шабаева каждый раз, открывая папку с данными статистики, глубоко вздыхает: '820 - это неполные семьи, 550 - матери-одиночки, 110 - дети под опекунством, 190 - инвалиды. Формулировки разные, но причина, как правило, одна и та же - алкоголизм. И эти цифры растут с каждым годом. С 2000 года число семей, которые состоят у нас на учете, увеличилось в 2 раза', - Ирина Владимировна вздыхает еще глубже и открывает другую папку. Но читать ей уже не под силу. Она просто молча дает папку мне. В ней - данные об абортах среди малолеток. Последние данные - за 2002 год. По Ивановской области у девочек в возрасте 15-19 лет - 1772 аборта при 183 947 в целом по России. В возрасте до 14 лет - 7 абортов по области (в 1999-м году их было 9) и 1343 по России. Это данные только из государственных клиник. Их смело можно умножать на два. 'Многодетными мы называем семьи, в которых больше трех детей, - продолжает грустную статистику Вера Кузьмина, коллега Ирины Шабаевой из районного отдела. - Но и среди них порядочных семей - единицы. Большинство матерей-героинь теперь рожают по пьянке. Многие - только ради того, чтобы получить 4,5 тысячи рублей, положенные за рождение ребенка. Тут же их пропивают, а потом не знают, что делать с новорожденным.

В шуйском ЗАГСе статистика тоже, мягко говоря, неутешительная. Заведующей Нине Левренчук с каждым годом улыбаться новобрачным все труднее. По поведению жениха и невесты Нина Мироновна уже научилась угадывать, долго ли они протянут вместе: 'В 2003 году мы зарегистрировали 537 браков и 408 расторгли. Большинство разводов совершаются по инициативе женщин. Причина одна: муж пьет. В городе распадаются больше семей, чем в сельской местности, и хотя мы не отслеживаем социальный статус разводящихся, но, по моим наблюдениям, больше подвержены разводам люди образованные. Что же касается детишек, то их в этом году родилось 570 человек. По рождаемости наметился небольшой рост, еще в 1999 году мы выдали всего 431 свидетельство о рождении. Материальное положение в городе не сильно улучшилось, но стабилизировалось, а для рождаемости главное - именно стабильность. Пусть плохо, но стабильно. Однако этот рост все равно не поспевает за смертностью - в этом году умерло почти втрое больше, чем родилось, - 1506 человек. На 264 больше, чем в 1993-м'.

Увы, многих из этих детей в жизни ничего хорошего не ждет. В городе Шуе есть детский социально-реабилитационный центр. Доставленных сюда шуйских малолетних бродяжек лечат от вшей и глистов, восстанавливают им документы и распределяют по детдомам или ПТУ. Ежегодно через этот центр проходят около сотни детей в возрасте от 7 до 18 лет. Еще примерно столько же детей до 7 лет попадают в шуйский детский дом и дом малютки. По статистике 80% выпускников детдомов и интернатов становятся бомжами, зеками и проститутками. У социального педагога реабилитационного центра Ирины Надеждиной тоже есть своя страшная папка. В ней, в частности, хранится приговор суда по делу бывшей выпускницы шуйского интерната Оксаны Стариновой 1964 года рождения. Теперь она - мать 5 детей. Все они пока находятся здесь, но со дня на день из реабилитационного центра попадут в детдом. 'Я очень хорошо помню эту девочку, - вспоминает Ирина Юрьевна. - Тогда ее звали Оксана Чжао Чон-Цын, у нее отец был китаец, торговал наркотиками, на этом и погорел. Потом она вышла замуж, родила 5 детей, развелась и стала жить с неким Александром Лаврентьевым'.

...Некоторые абзацы приговора по делу Оксаны Стариновой слабонервным лучше не читать вовсе. Потому что и сама Оксана, и ее сожитель, и старший сын Илья на протяжении нескольких лет занимались поставкой московским сутенерам шуйских малолеток. Хорошо зная психологию девчонок из неблагополучных семей, они долгое время работали без осечек. Кого-то просто запугивали, кому-то постепенно давали в долг денег, а потом требовали отработать, кому-то врали, что их парень 'попал на бабки' и его надо выручать, кого-то и 'по-хорошему' уговаривали. Спустя несколько месяцев девчонки возвращались в Шую полураздетые, избитые и исколотые. Многие и вовсе не возвращались. Самое страшное в этой истории - это сумма, за которую Старинова ломала жизни 14-15-летних дурочек. Сутенеры на Щелковском автовокзале платили ей по 100 долларов 'за голову'. По делу проходят только 3 потерпевших, но, судя по всему, 'голов' было гораздо больше. Благодаря этому 'бизнесу', Старинова долгое время содержала всю свою большую семью, а недавно даже сделала в квартире ремонт. Как многодетной матери суд сделал ей поблажку - 6 с половиной лет общего режима. Если будет себя хорошо вести, через 4 года выйдет на свободу.

На третьем этаже социально-реабилитационного центра широкий лестничный пролет перегорожен железной решеткой. Теперь я понимаю, почему.

Васильев маленький
Васильевых в Шуе несколько сотен, но назвать себя потомком крестьянина Федора пока никто не осмелился. Памятника большому Васильеву в Шуе тоже нет, хотя одно время такая идея была. Местный вольный художник Юрий Королев даже рисовал проект. Но что именно он там нарисовал, узнать не удалось. Королев - художник настолько вольный, что в городе его уже месяц как никто не видел. 'Валентина Анатольевна, а почему бы и впрямь большому Васильеву не послужить на благо города, - предложил я заведующей городским отделом туризма Абрамовой. - Давайте раскрутим этот факт на всю страну. Вот шотландцы лохнесское чудовище себе придумали и деньги гребут лопатой, а вам даже придумывать ничего не надо. Готовая площадка для всероссийского бренда: Шуя - город, который приносит семейное счастье. Пусть сюда приезжают молодожены из Москвы медовый месяц проводить. Вот у вас целых 2 гостиницы ремонтируются'. Валентина Анатольевна оценивает идею далеко не сразу: "Мы и так уже развиваем туризм, - говорит она как-то вяло. - У нас есть много туров - "Из века в век", "Гостеприимство", для молодоженов тоже есть программа, называется "Счастливая подкова". Только Федор Васильев там никак не фигурирует'. - 'Но это же непростительно. Что такое "Счастливая подкова"? Москвичи - люди привередливые, им надо, чтобы была какая-нибудь фишка. На въезде в город большими буквами рисуем цитату из Книги рекордов Гиннесса, назначаем кого-нибудь из Васильевых потомком большого Федора, строим рядом с монастырем избу, в которой он якобы жил и вперед. Можно еще развить торговлю товарами "для гнезда". У вас мебельная фабрика развалилась, куча артелей в городе работает, цены на мебель в 3 раза ниже, чем в Москве. Ткацких фабрик у вас море, белье постельное дешевое'.

Валентина Анатольевна задумалась. И через полчаса я уже знал, кого можно назначить на должность потомков большого Васильева. Выбор, правда, был невелик. В селе Введенье, ближайшем к Николо-Шартомскому монастырю, тому самому, где, скорее всего, был приписан легендарный крепостной, оказался лишь один Васильев, да и тот Шакир Абдулганиевич. Во всей Шуе многодетных Васильевых - всего 2 семьи, но одна из них точно приезжая. Так что остаются Ольга Геннадьевна и Михаил Владимирович Васильевы. Детей у них шестеро. Не так уж и много, конечно, но все еще впереди: Ольге лишь немного за тридцать, и выглядит она будь здоров. Когда ее спрашивают, почему такая стройная, отвечает: "Работа - лучшая аэробика".

'Я вообще всегда хотела иметь много детей, - говорит Ольга. - Но все же поменьше, чем получилось. Просто мы за девочками гнались, а получались все мальчики. Но теперь уже точно все, хватит'. 'Мам, ты после четвертого все время говоришь "хватит", а получается как всегда', - подкалывает маму старший Максим. Ему 17 лет, он уже живет отдельно, учится на маляра-штукатура.

В гости заглядывает соседка Наталья. Занять денег. У нее всего один ребенок, но денег все время не хватает. Ольга дает. 'С тех пор как муж стал ездить на заработки в Москву, мы стали жить неплохо, - признается она. - Он там сантехником работает. Вот старшие все себе мобильники купили. А раньше бывало, что и на хлеб не хватало. Родители помогали, да хозяйством еще как-то спасались. Государство время от времени подкидывало рублей по 70 в месяц на каждого ребенка. Но бывали и такие случаи. Приходишь, а тебе говорят: "Вам потом. Тут есть семьи, где по одному ребенку, но у них родители пьют, дети голодные. Им надо в первую очередь помочь". 'Не портит мужа Москва-то?' - 'Наоборот. Когда здесь работал, какой-то нервный был, затюканный. А теперь стал такой спокойный, уравновешенный, уверенный в себе. Полноценный кормилец'.

Дети сержанта Шмидта
Между прочим, есть в Шуе и еще одна многодетная семья. Но не Васильевы. Фамилия у них - Шмидт. Детей у них уже 12 - 7 девочек и 5 мальчиков. В городе Людмилу и Романа почему-то считают иеговистами, хотя на самом деле они пятидесятники. Поженились в 1988 году и с тех пор рожают в год по ребенку. В армии Роман был старшим сержантом, а теперь, как и Михаил Васильев, сантехник - занимается поставкой и монтажом пластиковых водопроводных труб. Собирается на днях открывать собственную фирму. Шмидты живут в частном доме, у них есть подсобное хозяйство, поэтому денег им нужно немного: весь семейный бюджет - 6 тысяч в месяц. Рублей.

'Гораздо дороже не содержать детей, а откупаться от них, - считает Рома. - Мы слышали, что в Москве люди только на нянь тратят раза в два больше, чем мы на всю семью. А еще ведь и телевизор им нужен, и видео, чтобы ребенок меньше беспокоил. Дачу на лето, чтобы услать его туда вместе с няней - надо же хотя бы 3 месяца в году пожить для себя. В итоге даже те, кто зарабатывает столько же, сколько мы, только в долларах, уже после второго ребенка говорят: "Хватит. Нечего нищету плодить!" Смешно. Но мы никого не осуждаем'. - 'Дети - это дар Божий', - Людмила вступает в разговор только тогда, когда Рома внушительной паузой дает понять, что он закончил. -
'Вы говорите прямо как во времена Федора Васильева, - возражаю я. - Только так ведь и до смерти задарить можно. Ведь если не предохраняться, каждые 9 месяцев рожать придется'. -
'Это вам по телевизору сказали? - интересуется Людмила. - Но вот в старину никто не предохранялся, а у одного почему-то было 87 детей, а у другого - всего семеро. Бог дает столько детей, сколько человек в состоянии принять - ни больше ни меньше'. -
'Самое смешное - это когда страны с низкой рождаемостью оправдываются, что это потому у них низкая рождаемость, что они - цивилизованные, - подхватил мысль Рома. - Это иллюзия, моральное самооправдание. Низкая рождаемость - это каждодневное убийство детей и больше ничего. Но мы никого не осуждаем'. - 'Нас просто запугали собственными детьми, - продолжает Людмила. - Это запугивание идет везде - от телевизора до роддома. На меня после четвертого ребенка каждый раз, когда я снова приходила рожать, просто кричали: "Да ты понимаешь, что ты умрешь?! Да ты понимаешь, что это твои последние роды?! Прекращай плодить нищету!" А рядом очередь на аборт стоит - и их почему-то никто не пугает. Но после восьмого ребенка и пугать перестали. Только удивляются, почему зубы на месте, почему волосы не секутся, почему фигура так быстро восстанавливается. Я им отвечаю: "Надо просто доверять промыслу Божию, вот и все. Мне кажется, одна молодая медсестра уже стала о чем-то задумываться'.

Дась-дась
Примерно в 500 километрах от Шуи, уже в Рязанской, а не в Ивановской области, есть город Шацк, очень на Шую похожий. Там тоже окают, а еще говорят "резко" вместо "очень" и по любому поводу употребляют абсолютно бессмысленное выражение "дась-дась". Например: "Еду я вчера пьяный на машине, дась-дась, - гаишник останавливает". Рядом с Шацком есть Свято-Успенский монастырь, в котором некогда жил святой Феофан Затворник, 28 лет не выходивший из своей кельи. При монастыре живет семидесятилетняя схимонахиня Татьяна. Она приняла постриг после того, как родила и воспитала 14 детей. Все они стали или монахами, или священниками, или женами священников. Как-то раз, когда жив еще был ее муж, ему приснился сон. Смотрит он в окно, а по улице, мимо их дома, идут дети. Нескончаемым потоком. Он удивился и спрашивает у детей: чьи вы и чего это вас так много? И в ответ слышит голос: "Это все дети, рожденные по вашему примеру".

Услышав эту легенду, я окончательно понял, что пора и мне уже начинать 'плодить нищету', а то лет через 20, дась-дась, совсем плохо будет. Но что-то мешает. Хоть бы сон какой страшный приснился, например про Большого Васильева.

Мировые рекордсмены рождаемости
Следующими по плодовитости после Шишкиных в современной России следуют супруги Алексеевы - Нина Сергеевна и Владимир Фокиевич, проживающие в Костроме. Крепко верующие православные христиане. Они не только умудрились родить 16 детей, но и вырастить их в квартире общей площадью 47 квадратных метров. Старший сын Коля сейчас дописывает кандидатскую диссертацию. По общей же плодовитости (правда, не в рамках одной семьи) всех переплюнул марокканский султан Мулай Исмаил, умерший в 1727 году и оставивший после себя 888 детей, из которых 548 - мужского пола. Но ему было легче: у него было несметное количество жен и еще больше наложниц. Стоит также отметить ныне живущего турецкого крестьянина Сирина Явуза, владельца плантаций табака в окрестностях Стамбула. От своих четырех жен он имеет 50 детей. От первой и третьей жен - по 14, от второй - 12 и от четвертой - 10. После рождения 50-го отпрыска Явуз сделал специальное заявление, в котором торжественно пообещал 'завязать'. Среди женщин по количеству рожденных детей безымянную жену Федора Васильева так никто до сих пор и не переплюнул, хотя приближались к этому достижению многие. Среди них имеет смысл назвать аргентинку Леонтину Эспинозу, которая в 1987 году родила своего 45-го ребенка. На данный момент о судьбе многодетной матери ничего не известно. Превзошла Леонтину Барбара Штратцман, жившая в Англии во второй половине XV века. Она родила своему супругу 53 ребенка. И уж совсем близко подобралась к русской крестьянке Васильевой некая фрау Шейнберг, которая тоже имела 69 детей и в той же последовательности: 16 раз двойню, 7 раз тройню и 4 раза четверню. Но родила она их от разных мужей и поэтому в Книгу Гиннесса не попала. Рекордное же число раз - 38 - рожала Элизабет Гринхилл из Эбботс-Лэнгли, графство Хартфордшир, Великобритания. Правда, лишь дважды она произвела на свет двойню и в результате остановилась на 39 детях - 32 дочерях и 7 сыновьях.

'Переломный момент - это пятый ребенок'
Самая большая семья современной России живет в 20 километрах от Воронежа, в селе Масловка Новоусманского района. В этой семье 20 детей. Для воронежской прессы Шишкины - одни из главных ньюсмейкеров. Шишкиным постоянно звонят журналисты и спрашивают, когда следующий. 'Спокойные вы люди, господа Шишкины, без страха и рассудка, - пишут им благодарные и не очень читатели. - Сколько женщин живет в постоянном страхе, чтобы не забеременеть незапланированно и не попасть на аборт. А вы рожаете и рожаете. Что вами движет? Любовь к детям? Никогда не поверю! Любящие родители думают о том, чтобы воспитать своих детей, одеть, обуть. А вы, наверное, ждете помощи от государства, будто оно обязало вас родить столько детей. Вы спрашивали ваших старших, счастливы ли они, что их девятнадцать. Абсолютно уверена, что нет. Ваши дети стесняются в коллективе, в школе. В общем, легкомысленные вы родители. Радуйтесь, что про вас написали в газету, если это для вас радость. Анна Золотова, Ростов-на-Дону'.

Между тем у "легкомысленных" Шишкиных дом размером с приличный детсад. Два этажа, девять комнат, каждая рассчитана на двух детей, все чисто, опрятно, отделка а-ля евроремонт. Все это - дивиденды с предприятия под названием "семья". Когда старшие сыновья подросли, выяснилось, что это готовая строительная бригада. Осталось только стройматериалы купить.

Сейчас Александру и Елене по 40 с небольшим. Когда поженились, ей было 18, ему - 21 и у них были разные резус-факторы. Когда Елена первый раз пришла в роддом, ее чуть не выгнали: "Ты вообще не имела права зачинать ребенка! Лучше сразу на кладбище". Ничего, родила. Ничего, рожает. Шишкины - верующие, поэтому они не удивляются, что дети у них появляются наперекор медицине. На одной страничке их паспортов записи о детях с интервалами в сантиметр (Алексей, Валентина, Евгений, Ольга, Наталья, Николай). На следующей - все плотнее и плотнее (Елена, Денис, Александр, Анна, Сергей, Василий, Светлана, Павел, Екатерина). И все равно не влезло. Четверым младшим детям пришлось оккупировать страничку, на которой стоит печать 'военнообязанный'. Живьем эта прорва детей выглядит фантастично. За один день старших и младших еще как-то привыкаешь различать, а те, кто посередке, сливаются в один образ. Особо в этом образе выделяются глаза. Они одинаковые. Они сильные. Они излучают какое-то уверенное спокойствие. В каждом взгляде как будто не одна, а девятнадцать пар глаз. У девочек в глазах светится забота, у мальчиков - характер. То же спокойствие и сознание правоты - в глазах родителей. Александра никто никогда не видел пьяным, Елену нельзя назвать некрасивой. Фигура у нее не хуже, чем у большинства ровесниц, а лицо с каждым новым ребенком становится все светлее и благороднее.

'Переломный момент - это пятый ребенок, - считает Шишкин-отец. - Потом становится легче. Первые подрастают и начинают помогать растить братьев и сестер, и этот труд воспитывает их самих. Семья начинает работать в автономном режиме'. Шишкины считают, что вопли юных матерей о том, что денег и на одного не хватает, - от малодушия. 'Дети заставляют вертеться, и деньги появляются, - изрекает Александр. - Деньги же редко становятся причиной появления детей. Жить с мыслью 'вот сейчас разбогатею, а потом...' - это тупик, потому что приобретается привычка жить для себя и денег всегда не хватает'.

'Вообще, большая семья дает много преимуществ, - Александр начинает загибать пальцы. - Во-первых, в ней никогда не вырастет эгоист. Во-вторых, человека из большой семьи труднее обидеть: есть кому вступиться. Если бы вы видели, как в школе относятся к нашим девочкам: за их спиной - девять братьев, попробуй тронь. В-третьих, у большой семьи много рабочих рук. Вот сейчас мы собираемся завести фермерское хозяйство, и вы увидите, как оно попрет. Единственное, что я им не в силах дать, - это высшее образование. Но есть образование, а есть воспитание. Воспитание у них высшее - в этом я уверен'.

Рождаемость - процесс саморегулирующийся
По данным Центра демографии и экологии человека РАН, активно влиять на рождаемость невозможно и бесперспективно. Из опыта разных стран известно, что любое вмешательство или искусственное стимулирование желаемого результата не дают. Рождаемость - процесс исключительно саморегулирующийся. На рождаемость влияет несколько факторов: уровень образования населения, религиозные и национальные традиции, социально-поведенческие стереотипы, рост благосостояния и даже климатические условия. В последнее время, по мнению специалистов, низкая рождаемость в развитых странах связана с изменением женских 'гендерных стереотипов'. Женщины не желают разрываться между работой и семьей. Выходить замуж и рожать детей нужно лишь после того, как сделана карьера, считает подавляющее большинство жительниц США, Европы, Японии и других экономически развитых стран. Изменилось общество, открылись новые перспективы - новый стиль жизни женщины не предполагает заботу о ребенке. Отсюда и низкая рождаемость.

По данным Центра демографии и экологии человека РАН, ситуацию с рождаемостью в России сейчас еще нельзя назвать демографической катастрофой. Но уже через 12 лет такая катастрофа вполне может произойти.

Сейчас в России растет уровень образования и благосостояния населения. Этот рост не способствует повышению рождаемости. Демографы давно заметили, чем выше благосостояние семьи, тем меньше в ней детей. Что касается религиозных и национальных традиций, то в последнее время россияне все больше от них отходят. Только в мусульманских семьях сохраняется тенденция к многодетности. То есть сейчас в России все факторы, влияющие на рождаемость, работают на ее снижение. Климатические условия также не способствуют увеличению населения. Ведь чем неблагоприятнее климат, тем меньше в семьях детей. А большая часть территории России не может похвастаться хорошей погодой.

Впрочем, демографы полагают, что поводов для пессимизма нет. Человечество запрограммировано на самовоспроизводство. Поэтому можно говорить лишь об уровне рождаемости: высокий он, средний или низкий. В России сейчас уровень рождаемости низкий, но то же самое относится и ко всем цивилизованным странам. 

Дмитрий Соколов-Митрич

1 ноября 2004 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования