Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"THE NEW YORK TIMES": Несостоявшийся "мученик"


Он сбрил бороду, чтобы казаться менее религиозным и не вызывать подозрений, и пробрался в Ирак через Сирию, желая пасть в борьбе с американцами. Вскоре, говорит молодой учитель из Ливана, он оказался на явочной квартире в Багдаде, где его поставили в длинную очередь саудовцев и кувейтцев, желающих стать террористами-смертниками.

Устав от ожидания, он добился направления в Эль-Фаллуджу и выучил иракский сленг, с тем чтобы добраться туда из Багдада, не привлекая к себе внимания. Но в Эль-Фаллудже иракцы предложили ему и всем остальным моджахедам, находившимся там, вернуться домой.

Арабские правительства и западные разведки выражают свою озабоченность тем, что Ирак становится тренировочным лагерем, аналогичным Афганистану 1980-х годов, где взращивают новое поколение фанатичных воинов, готовых нести джихад на родину.

Моджахеды редко дают интервью. Из-за насилия в Ираке доступ к ним труден, многие погибают в боях, а тем, кто возвращается, грозит тюрьма, если властям их стран станет известно об их деяниях.

Но в пятницу в долине Бекаа на востоке Ливана 32-летний учитель-суннит с аккуратно подстриженной бородкой согласился рассказать о своей одиссее.

Он просил не называть его имя и не упоминать название деревни. В сентябре полдюжины мужчин из деревни Майдал Аньяр, находящейся в долине Бекаа, оказались в числе 35 арестованных по обвинениям в причастности к терроризму, в частности – в подстрекательстве молодых людей к ведению военных действий в Ираке. Один из подозреваемых умер под следствием.

Учитель, с которым мы встретились в кабинете местного религиозного лидера, поручившегося за него, сказал, что знает о других молодых людях, предпринявших такое же путешествие.

Он рассказал о том, что пережил прошедшей зимой, с убедительными подробностями. Многое из того, что он сказал, подтверждает предположения военных аналитиков: арабские добровольцы, численность которых не поддается определению, вносят свой вклад, особенно в теракты смертников, но руководят сопротивлением иракцы.

Перед отъездом в Ирак он прошел обучение в импровизированной академии джихада. На занятиях, которые вели религиозные лидеры, людям, желавшим воевать, давали религиозное обоснование необходимости выгнать неверных оккупантов с мусульманских земель.

"Мне не разрешили просто взять и поехать, – сказал он. – Я должен был согласиться с идеей джихада, принять его идеологию, прежде чем действовать. Недостаточно было просто сказать, что я хочу стать мучеником, я должен был знать зачем".

По словам учителя, его особенно поразили некоторые заявления иорданского боевика Абу Мусаба аль Заркави, который взял на себя ответственность за обезглавливания, взрывы и другие чудовищные действия, сделавшие его наиболее интенсивно разыскиваемым террористом в Ираке. Он сказал, что нет нужды сражаться на территории США, есть много других мишеней в оккупированных арабских странах.

"Заркави обращался ко всем молодым мусульманам, говоря, что американцы пришли со всеми своими армиями, что они напали на нас, и мы должны отомстить", – заявил учитель.

Он обошел молчанием вопросы о том, встречался ли он с Заркави в Эль-Фаллудже, отметив только, что все бойцы взяли псевдонимы, начинавшиеся с "Абу", и почти невозможно было узнать подлинные имена людей, с которыми он находился на явочных квартирах.

Но учитель отрицает, что его мотивацией было желание убивать.

"Я пришел к джихаду, потому что хотел прекратить оккупацию, а не из кровожадности", – заявил он. Его гнев питали почти ежедневные телесюжеты о погибающих в Ираке женщинах и детях, о палестинцах, страдающих от такой же участи.

Этот гнев бурлит во всем регионе.

Журналиста, зашедшего в обменный пункт в деревне Маснаа в Бекаа, на оживленном перекрестке неподалеку от границы между Сирией и Ливаном, спросили, американец ли он, а затем вручили ему брошюру с фотографиями мертвых детей, обгоревших тел и солдат, пытающих иракцев в тюрьме "Абу Грейб".

"Где мужчины? – вопрошал заголовок. – Кто отомстит за нашу поруганную честь?"

Кассир обменного пункта сказал, что многие мужчины в регионе давно мечтают присоединиться к палестинцам, воюющим с Израилем, но границу пересечь невозможно. Дорога в Ирак открыта, отметил он, а второе место в списке предпочтений занимает убийство американских солдат.

16-страничная брошюра кипит яростью по поводу результатов американского вторжения, здесь высмеивается идея о том, что оно способствует демократии, тогда как очевидно намерение взять под контроль иракскую нефть и нейтрализовать единственного настоящего врага Израиля в арабском мире.

"Я думаю, что все, кто может воевать, должны воевать, – ливанцы, арабы, все", – заявил Маан Башур, главный организатор Гражданской кампании в поддержку Палестины и Ирака, добавив, что филиал кампании распространил в Ливане около 30 тыс. экземпляров брошюры. "Но речь не идет о военной поддержке", – подчеркнул он.

Администрация Буша оказывает давление на Сирию и другие сопредельные страны, требуя закрыть границы, затруднив проникновение иностранных боевиков. Недавние сообщения об арестах вблизи иракской границы свидетельствуют об успешности этих попыток, равно как и о том, что поток не прекращается.

Саудовская пресса сообщает, что на прошлой неделе было арестовано четверо мужчин в возрасте примерно 30 лет, пытавшихся перейти границу, а лейтенант национальной гвардии, дезертировавший, чтобы присоединиться к джихаду, погиб как террорист-смертник в Ираке. Не менее пяти кувейтцев, включая одного офицера, арестованных в последние месяцы в Сирии, были депортированы, а на прошлой неделе кувейтская газета "Ар-Рай аль-Амм" сообщила, что среди них был подросток с письмом, подтверждающим его принадлежность к "чистому джихаду".

Посол Кувейта в Дамаске Сулейман Ибрагим аль Мурьян считает, что существует местная подпольная сеть по отправке боевиков в Ирак.

"Несомненно, есть люди, главная задача которых подстрекать других, – заявил он. – Должен быть тот, кто за это платит. Должен быть тот, кто отправляет их в Ирак, и тот, кто встречает их там".

По словам ливанского учителя, попадание в Ирак – исключительно вопрос денег. Он заплатил иракскому контрабандисту 500 долларов из скопленных им полутора тысяч за включение в группу, которую перевели через границу. Учитель готовился к поездке таким образом, чтобы со стороны невозможно было заподозрить в нем моджахеда.

"Были патрули, много патрулей, и, завидев американцев, мы падали в на землю", – заявил он.

Мужчины были встревожены, обнаружив, что в пустыне на земле спят по ночам какие-то птицы и, когда они бросались на песок, птицы хлопали крыльями и кричали, в результате повстанцы еще больше боялись попасть в руки американских патрулей.

По словам учителя, из-за восьмичасовой задержки при пересечении границы он опоздал на встречу с иракскими мятежниками, которые должны были доставить его в Багдад, и он позвонил в Ливан, чтобы договориться о новой встрече.

В иракской столице его поселили в комнате с запечатанными окнами примерно с 15 другими арабами из Ливии, Египта, Кувейта и Саудовской Аравии.

"Есть три способа поразить врага, – сказал им иракец, отвечающий за группу. – Можно установить взрывное устройство на дороге, но у меня нет такого опыта. Можно стрелять по патрулям, но, хотя я умею обращаться с оружием, я не служил в армии и плохо в нем разбираюсь. Лучший вариант джихада – направить автомобиль на противника".

Учитель вызвался направить машину на американцев, но не хотел убивать иракцев, даже солдат. После недельного безделья он попросил направить его в другое место, и его перебросили в Эль-Фаллуджу.

Он снова сбрил бороду, а в такси время от времени задавал вопросы на сленге, чтобы в нем не заподозрили иностранца.

В Эль-Фаллудже его отвезли в другой дом, где он провел некоторое время с группой постоянно сменяющих друг друга арабов, включая двух опытных боевиков, которые в свое время перебрались из Ирана в Афганистан и руководили некоторыми операциями.

Арабам сказали, что, если они хотят сражаться с американцами, они должны заплатить по 200 долларов за амуницию, в которую входили автомат, гранатомет и 10 гранат. Они должны были платить и за питание.

По его словам, они по очереди платили за обед, хотя в доме было несколько богатых саудовцев, которые часто угощали других. В конце концов, хозяин дома, молодожен, отославший жену к своей матери, выразил недовольство тем, что в доме находится слишком много мужчин, и это может заинтересовать американцев и навлечь бомбы на его голову.

Он сказал, что, если они действительно хотят помочь, они должны пожертвовать все деньги, которые у них есть, и вернуться домой собирать средства на поддержку иракского сопротивления.

По словам учителя, через несколько недель он решил вернуться домой, хотя теперь он жалеет о своем решении, поскольку увидел в репортажах о террористах-смертниках нескольких людей, с которыми был.

"Видя то, что я видел, чувствуя то, что я чувствовал, я должен быть там, – заявил он. – Мне не следовало возвращаться".

Нил Макфаркар

2 ноября 2004 г.

Перевод и публикация www.inopressa.ru


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования