Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ": Восточный крест. Ким, Цой и Пак приняли крещение на Руси, в Москве им разрешили отращивать бороды, а в Северной Корее — открыть приходы


  Пути Господни неисповедимы. Пока наша "золотая молодежь" погрязает в искушениях и похоти, вера православная расширяет свои границы далеко за пределы России. В Московской духовной семинарии уже полтора года учатся три слушателя... из Северной Кореи!

Мечты у них самые что ни на есть скромные: жить подле своего свечного заводика в Пхеньяне, нести православную религию в широкие северокорейские массы, а по вечерам вместе с матушкой потягивать наливочку — по чисто русскому обычаю.
В Московскую семинарию четверо северокорейцев поступили в марте 2003 года. Знают о них крайне мало, в силу специфики учебного процесса корейцы держатся особняком, у них как бы монастырь в монастыре.

Поскольку все наши попытки встретиться с ними успехом не увенчались (на территорию семинарии посторонним вход запрещен), попытаемся дать словесный портрет христианских сподвижников, собранный, можно сказать, по крупицам.

Ким, Цой, Пак и Ра (так зовут слушателей) не вчерашние школьники, им от 32 до 38 лет от роду и все у себя на родине имеют невест. Факт весьма замечательный: православный священник должен быть обязательно женат. Нам рассказывали, что где-то в Йошкар-Оле живет 70-летний псаломщик с семинарским образованием: ему приход не дают по той причине, что он так и не смог жениться.

Ходят корейцы в подрясниках, и им уже разрешено отращивать бороды — символ житейской мудрости. Такой чести наши семинаристы удостаиваются только к четвертому курсу, когда совершается постриг чтеца. С того момента семинарист может носить подрясник, отращивать бороду и имеет право во время службы стоять в алтаре.

Пока российским слушателям-младшекурсникам полагается каждый день бриться и ходить в форменных кителях и брюках.

Вначале наших северокорейских друзей (все они более-менее прилично владеют русским языком, а один из них вообще переводчик) для скорейшей адаптации "бросили" в семинарскую бучу — боевую и кипучую. В семинарии на первом курсе три группы, по 30 человек в каждой. Стало ясно, что новоявленным православным постигать азы христианства в таких условиях тяжело. Теперь они учатся своей маленькой северокорейской диаспорой.

Точнее, на момент поступления в семинарию корейцы еще не были православными. Крещение, как удалось выяснить "МК", они приняли спустя полгода, перед Рождеством.

Таинство происходило в Даниловом монастыре в Москве. Кима нарекли русским именем Федор, Цоя — Кириллом, Пака — Иоанном, а четвертый семинарист, по фамилии Ра, крещение не принимал по той причине, что с каникул, которые они проводили по домам в Северной Корее, не вернулся.

Так их осталось трое.

* * *

При всей строгости церковных традиций, существующих в православии, сегодняшняя духовная семинария мало чем напоминает ту, которая описана в "Вие" Гоголя. Расположена она в восточном крыле Троице-Сергиевой лавры и буквально утопает в зелени. Состоит из учебного корпуса старинной постройки и общежития, где к тому же находится хороший музей истории этого учебного заведения.

Оказывается, в свое время его заканчивал выдающийся русский ученый... Михайло Ломоносов! Это сюда он пришел пешком из Архангельска. Только не в Сергиев Посад, а в Москву, и называлась семинария тогда Славяно-греко-латинской академией. Которая в лавру, сменив название и профиль, перебазировалась в 1814 году, после пожара в Москве, учиненного наполеоновскими войсками.

Здесь, конечно, нет традиционных звонков и суеты на переменах, свойственных гражданским институтам. Слушатели чинно прохаживаются по городку с молитвенниками в руках и со знанием дела ведут богословские дискуссии. По мнению преподавателей и наставников, молодая церковная смена, как сыр в масле катается.

Подъем в 7 утра — и сразу утренняя молитва, в 8.00 завтрак в столовой, а перед ним, конечно, тоже молитва.

Сколько в день они читают молитв — сами не знают. Даже у первокурсников это идет непроизвольно, от души. "Ведь это наша жизнь!"

Занятия начинаются в 9 утра, а по дороге в классы каждый слушатель норовит поклониться мощам преподобного Сергия в Троицком соборе. Никто этого от семинаристов не требует, но им трудно избежать многовекового обычая. Ведь православные верующие со всей России едут сюда поклониться святым мощам. А у них такая редкая, исключительная возможность...

Учебный процесс в семинарии достаточно напряженный, в день по четыре "пары" — хотя это слово семинаристы стараются не употреблять. После большого перерыва — полдник с чаем и куском черного хлеба с джемом, потом опять занятия. В 14.45 обед и до 17.00 — свободное время, разрешается даже поспать. С 5 до 8 вечера самоподготовка под присмотром священнослужителя и ужин.

Спать семинаристы укладываются в 23.00. Здесь не армия, чтобы одеваться и раздеваться за 45 секунд. Можно поделать кое-какие дела, если, конечно, они не растянутся на полночи. Например, на сон грядущий полезно почитать Евангелие или Псалтырь. Утро, как по команде, начинается с этих же великих книг.

Как и у студентов светских вузов, у семинаристов тоже есть каникулы. Зимние — месяц, летние — два месяца. Но будущие священники утверждают, что в лучшем случае они отдыхают половину от официальных каникул. Например, зимние каникулы связаны с Рождеством Христовым, и отдохнуть причитающийся месяц никак не получается. Часть слушателей уезжает по домам на две недели до Рождества, а часть — на две недели после Рождества. Под церковные знамена в родную альма-матер нужно обязательно вернуться до праздника Богоявления.

Летние каникулы "привязываются" к Святой Пасхе. В наступающем году она отмечается 1 мая. Сначала идет Страстная неделя, когда заниматься грешно, потом Пасха и Светлая неделя — тоже нельзя ничего делать. После сессии они разъедутся по домам. Но 18 июля праздник Преподобного Сергия, к этому времени обязательно нужно быть в стенах семинарии. До начала нового учебного года они будут выполнять разные послушания: кто петь в церковном хоре, кто сидеть на вахте, а кто станет алтарником...

* * *

Священнослужители и сами российские семинаристы утверждают, что наши северокорейские братья по вере учатся с прилежанием и усердием, которого им не занимать. Хотя учатся по упрощенной программе. Вместо 5 лет для нашего брата — 2 или 2,5 года: семинарское начальство пока еще не определилось точно.

Но ожидается, что уже в апреле 2005 г. их должны рукополагать — сначала в диаконы, а потом уже в священники. Скорее всего рукополагать будет ректор духовной академии, владыка Евгений.

В связи с этим набор изучаемых дисциплин для корейцев заметно "урезан". Вместо 18—20 предметов на первых двух курсах, многие из которых нужно заучивать наизусть, как "Отче наш", всего семь-восемь. Для семинаристов, привыкших к дословному запоминанию текстов, в этом нет ничего особенного.

Что вообще изучают семинаристы? В отличие от ломоносовских времен, когда тут глубоко штудировали и математику, и физику, и химию, сейчас в семинарии преподают исключительно богословские предметы и все, что с ними связано: общая история, история России и православия.

Поскольку "в начале было слово", то огромное внимание уделяется языкам: обязательно нужно знать один из европейских языков (английский, французский или немецкий) и современный греческий — почему-то именно он пользуется у семинаристов большим уважением. Чтобы добиться индивидуального подхода, группы разбивают пополам, по 15 человек в каждой.

Но это далеко не все. На первых двух курсах семинаристы изучают церковно-славянский язык, со второго по пятый — латынь, а с третьего по пятый — древнегреческий. Формально латынь можно не изучать — это факультативные занятия. Но без латыни не поступишь в духовную академию, а поскольку каждый, как тот солдат, мечтает стать иерархом, то латынь учат все. Факультативно, по желанию, здесь учат иврит, сирийский и арамейский — именно на нем разговаривал Иисус Христос.
Наши корейцы неплохо владеют английским языком, а вот латынь, греческий и древнегреческий не изучают совсем, просто некогда. Вместо этих дисциплин они пытаются постигнуть азы великого и могучего церковно-славянского языка. Дело это непростое, поскольку Священное Писание десятки веков назад переводилось на церковно-славянский с древнегреческого. А молодым корейским пастырям, в свою очередь, предстоит вести службу в приходах на корейском языке, т.е. "переложить" его с церковно-славянского на корейский.

Но, как говорится, ничто не ново под Луной. Библия и Евангелие на корейский язык были переведены в начале прошлого столетия, когда в Корее в 1900 г. появились первые русские миссионеры. Их работы наверняка станут подмогой молодым корейским богословам, ступившим на стезю православия.

Еще корейцы по полной программе учат катехизис — основы веры, библейскую историю и их православные наставники огромный упор в процессе учебы делают на практические занятия: литургию, всенощную, в какой момент брать кадило — и пр., и пр., и пр. Литургику у них ведут три преподавателя — на каждого слушателя по одному. "Пионерам" православия на далекой северокорейской земле в этом плане скидок не делают никаких, в церкви все должно быть как надо, соответствовать строгим церковным канонам.

Во всем остальном, не без доброй зависти говорят русские семинаристы, корейцам здесь допускают много поблажек. Послушаний у них практически не бывает.
С первого по третий курс обычные семинаристы живут в общежитии в комнатах по 20 человек, где из их "собственности" только кровать да тумбочка. На 4—5-м курсах — по 12. Это уже воспринимается, как отель "Калифорния", номера "люкс". 20 человек все-таки ужасно много...

Корейцев с самого начала поселили в академическом корпусе (где живут слушатели духовной академии), там комнаты на 3—4 человека, с отдельным санузлом. Никто из их сокурсников не знает, есть ли у корейских слушателей стипендия — и какая? У россиян она чисто символическая, в зависимости от успеваемости — от 40 до 70 руб. в месяц.
Конечно, на эти деньги нельзя купить абсолютно ничего. Билет на автобус из Сергиева Посада до Москвы в один конец и тот стоит 55 рубликов. А ведь сколько в столице-матушке интересных храмов можно посмотреть!

Многие слушатели с разрешения наставников подрабатывают: кто пономарит в соседней церкви, кто читает псалтырь по усобшим, а кто и просто роет траншеи, благоустраивая лавру или семинарский городок. Как ни печально, отдельные "студенты" не видят даже этой стипендии, ее они отдают на алтарь церкви. Дело в том, что пересдача экзаменов для неуспевающих тут платная и стоит 70 руб. за экзамен.

* * *

В ходе недавней встречи президента Путина с членами Архиерейского собора епископ Читинский Евстафий пожаловался. Мол, местные власти в Забайкалье преимущество отдают китайцам — им достаются лучшие рабочие места, а наш народ постепенно спивается.

Президент напомнил епископу, что в Русской церкви уже 10 лет существует миссионерский отдел. Почему бы работникам этого могучего отдела не обращать в православие хотя бы те китайские общины, что находятся на территории России?
Процесс этот уже идет! Правда, почему-то без участия миссионерского отдела. С 2003 года с разрешения Управления по делам религий правительства КНР 15 китайцев обучаются в православных семинариях России. Опять-таки почему-то не в Москве или в Питере, а в провинции. В скором времени они смогут быть рукоположены. Хотя пока неизвестно, позволят ли им вернуться в Китай священниками, или они останутся в России, чтобы окормлять китайскую паству.

В Пекине с недавнего времени наездами служит православный священник Дионисий Поздняев, постоянный приход которого в Гонконге. Литургия совершается в здании российского посольства раз в полтора месяца. На богослужение приходят граждане России, Украины, Сербии и Черногории, Болгарии, Македонии и Эфиопии, где тоже есть православные христиане. Самое забавное, что при посольстве еще с дореволюционных времен существует храм. Однако советскими дипломатами он был переоборудован в гараж. Пора бы его отреставрировать и вернуть Русской церкви.

В декабре прошлого года в Поднебесной скончался старейший православный священник — 80-летний Александр Ду Лифу. Теперь остались лишь два клирика-китайца — священник Михаил Ван и протодиакон Евангел Лу.

На православную религию лидер КНДР Ким Чен Ир обратил внимание, когда был с визитом в России в 2002 г. Рассказывают, что он зашел в одну из церквей на Дальнем Востоке, а ее настоятелем оказался весьма необычный батюшка. Он не только показал высокому северокорейскому гостю храм, но и познакомил его с основными обрядами. В частности, как надо креститься, входя в храм, как принимать благословение у священника, как отбивать земной поклон...

И все это на глазах у изумленной охраны, которая словно онемела. И... дорогому учителю Ким Чен Иру приглянулись отважный батюшка и наша религия. Вернувшись в Пхеньян, он дал "добро" на открытие в своей стране православных церквей.

Кто-то усматривает в неожиданном интересе северокорейских коммунистов к нашей религии политические мотивы. В отличие от СССР религия в Северной Корее была полностью искоренена. Так почему бы ее не возрождать в том числе с православного христианства? Помощь братского российского народа будет обеспечена. Даже в Московской семинарии некоторые считают, что корейские слушатели выполняют некую миссию своего правительства.

Во всяком случае, не так давно в Пхеньяне была сформирована православная община и строится первая православная церковь Святой Троицы. Возведение храма финансируется северокорейским государством, но поступали пожертвования от южнокорейских православных и от губернатора Приморского края. Когда храм площадью 300 кв. м будет построен, он сможет вмещать около 200 молящихся. Не исключено, что там будет служить один из сегодняшних северокорейских семинаристов.

Пока в КНДР с населением в 21 млн. человек насчитывается всего 1500 христиан и открыты католическая и две протестантские церкви — одна из них носит имя матери бывшего лидера Северной Кореи товарища Ким Ир Сена.

* * *

Для человека, не обремененного познанием истины, семинарские будни покажутся унылыми и скучными. Даже за ворота, в город можно выйти только по "увольнительной". Да и что делать в греховном мире? Пить и курить здесь категорически запрещено. Если слушателя увидят с сигаретой в зубах — отчислят в тот же день. Выпивка — вопрос более тонкий. Не секрет, что церковное вино (и даже кое-что покрепче) употребляют все священнослужители, которым, как известно, ничто человеческое не чуждо. "Просто, — учат они своих воспитанников, — нужно знать меру и место".

Телевизор на всю семинарию (несколько сот человек) один. Да и его включают по великим праздникам, когда, допустим, транслируют прямые репортажи со Святой земли, от Гроба Господня.

Вечерами слушатели собираются в "десятки" — чтоб попеть церковные песни. Многие в лавре отмечают успехи корейских друзей в исполнении церковных песен. Сам по себе корейский язык, речь делится на разные тональности, и им освоить мелодию проще, чем россиянам. А попеть в лавре есть где: три хора мужских из слушателей духовной академии, три смешанных (с семинаристами), один братский хор — с монахами, и еще знаменный хор. Словом, пой душа — не хочу.

Если корейцы являются заядлыми завсегдатаями церковных хоров, то вот в семинарской столовой их почти не бывает. Из чего товарищи по образованию делают выводы, что:

а) они сами готовят себе еду — роскошь для российских семинаристов непозволительная. Однако никто не сомневается, что зарубежные слушатели строго придерживаются церковных обрядов и, как православные, соблюдают пост;

б) с "женским вопросом" у корейцев все в полном порядке.

Как мы уже говорили, сан священника можно получить только женатому выпускнику семинарии. А найти себе такую подругу жизни, чтоб только смерть разлучила их, совсем непросто.

Это у нас на "гражданке" лафа, которую мы, грешники, не всякий раз ценим: на каждые 10 девчонок по статистике 9 ребят. А в семинарии, отрезанной от внешнего мира высокими толстыми стенами, увидеть благочестивую христианку — уже событие. А уж удостоиться ее взора... Нет, нет!

Но при чем здесь обеды в столовой, на которые не ходят корейцы, и поиск невесты?! Мы слышали про специальные ярмарки, их якобы периодически устраивают для семинаристов. Будто бы добропорядочных православных девиц привозят на "смотрины", а уж выпускнику остается только выбрать себе "половинку" по душе.

Но они, семинаристы, в ответ застенчиво улыбаются: не все так просто, никто им барышень на блюдечке с голубой каемочкой не преподносит! Никакой, соответственно, ярмарки. "Ищите и обрящете!" — советуют им духовные пастыри.

Невест, в частности, они обретают в регентской школе — она расположена на территории лавры, и в ней учатся только девушки. Да среди официанток — они работают в этой самой семинарской столовой.

Кстати, из всех наших собеседников, с которыми удалось инкогнито поговорить, на питание никто не жаловался. Кроме постных дней по средам и пятницам, а также поста им всегда дают по хорошему куску мяса, в рационе есть овощи и фрукты, можно даже попросить добавку. В общем, на провианте в семинарии не экономят.

...Перспективу всю жизнь провести в молитвах даже при хорошей зарплате большинство наших читателей вряд ли назовут заманчивой. Слушатели семинарии не сомневаются в своем призвании и мечтают поскорее начать самостоятельную церковную жизнь.

И — не корысти ради.

Московский Комсомолец
от 13.10.2004
 Владимир ЧУПРИН, Сергей БЫЧКОВ.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования