Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"ПРАВОСЛАВИЕ.РУ": Православное возрождение в Аджарии


"В прошлом году на Пасху мы были в Хуло
и с крестным ходом,
с пением "Христос воскресе" ходили по деревне.
Десять лет назад это было невероятно..."
(из беседы в пресс-центре Грузинской Патриархии)

Село Хуло расположено в горной Аджарии. Если посмотреть чуть вдаль и вниз по ущелью, то можно различить остатки храма Архангелов. Это первая христианская церковь, основанная апостолами на иверских землях. Согласно грузинской летописи "Картлис Цховреба", именно через Дидаджару зашел в Грузию впервые апостол Андрей Первозванный для проповеди Евангелия. В Аджарии мученически погиб апостол Матфей. Доныне в Гонийской крепости на окраине Батуми покоятся его мощи.

С ХVI века Аджария стала объектом непрерывной агрессии турок. Турции, одержавшей победу в турецко-иранской войне, по договору досталась Южная и Западная части Грузии. Самцхе, Аджара и Чанети были объявлены турецкими провинциями. Захватчики понимали, что для полного покорения грузинского народа необходимо искоренить христианство, и всевозможными способами старались насадить ислам среди аджарцев. Ни подкупом, ни обманом они не смогли достичь желаемой цели. Пришлось прибегнуть к насилию.

Вот рассказ старика-аджарца, записанный в начале ХХ века ученым Захарием Чичинадзе в труде "Омусульманение Грузии или распространение Ислама в Западной Грузии в XVII-XVIIIвв.": "В Аджарии насаждение ислама было затруднено. Некоторые пожилые мужчины и большинство женщин твердо держались за христианство и даже спорили и ссорились с турецкими муллами и ходжами. Число таких стариков в Аджарии было довольно велико. В конце концов, был издан приказ: всех сопротивляющихся арестовать и заставить принять ислам, а тех, кто окажет сопротивление, казнить. Вскоре арестовали всех пожилых христиан-аджарцев и заключили в разные тюрьмы. Затем их пригнали к реке Ачарисцкали, к мосту двенадцатого века, называемому мостом царицы Тамары. На этом мосту установили гильотину. Пожилым людям отрезали головы, потом кончики языков и отправляли паше, а тела кидали в реку. Это происходило сто лет назад (т.е. в 1790 году)".

Виселицы и гильотины были возведены в деревнях Ачарисцкали, Кеда, Чакви, Хуло, Мачахела и Гонио. Сохранившиеся документы фонда рукописей Ахалцихского музея описывают нам еще более ужасающие подробности мучений самоотверженных христиан: "Язык человеческий бессилен описать мучения и казнь, каким придавали в те годы грузин, исповедующих христианство: живьем сдирали кожу, четвертовали, рубили мечом, вспарывали живот, жарили на костре, кого протыкали раскаленными железными прутьями, кого варили в кипятке, кому заливали в рот расплавленный свинец, кого бросали в горячую известь". Все эти исповедники, защищавшие в Самцхе и Аджарии христианскую веру, были причислены к лику святых. Их память отмечает Грузинская Православная Церковь в день Пятидесятницы.

"Три столетия османы правили страной. Постепенно они обратили население в ислам, уничтожили все храмы, кроме Схалтской церкви, - рассказывает Высокопреосвященнейший Димитрий, архиепископ Батумский и Схалтский, - Трижды пытался переступить ее порог ходжа, но падал навзничь, сраженный сильным ударом камня. Храм среди турок прослыл "местным шайтаном" и был оставлен в покое".

Основная масса населения стала мусульманской. Христианство сохранялось в Аджарии на уровне обычаев и обрядов. Так, на традиционных кукурузных лепешках "мчади" женщины при выпечке ставили крест, равно как и при изготовлении сливочного масла, красили яйца на Пасху, при погребении усопшего осеняли крестным знамением. В строительстве аджарских мечетей использовались орнаменты грузинских православных соборов – виноградная лоза и другие.

"В 1878 году в результате русско-турецкой войны Аджария освободилась от турецкого засилья, и была принята в состав Грузии. Стали открывать церквей, но это продолжилось совсем недолго. На смену туркам пришли большевики, мусульман страшнее. Среди прочих они взорвали храм святого Александра Невского, возведенный в честь победы над турками, а на его месте соорудили гостиницу "Интурист", - продолжает свой рассказ архиепископ Батумский и Схалтский Димитрий.

Духовное возрождение и возвращение нации к православной вере началось в Аджарии по молитвам и благословению Святейшего и Блаженнейшего Католикоса-Патриарха Илии II в конце 80-х. В 1989 г. был открыт Схалтский монастырь и крещено около тысячи местных жителей, до того момента считавшихся мусульманами. 13 мая 1991 года крестились пять тысяч мусульман и атеистов в Батуми. Святейший Патриарх, вспоминая грузинскую историю, говорил тогда: "Не Грузия должна обратить в христианство Аджарию, но Аджария нас".

Священники, которым приходилось служить в Аджарии в первые годы ее христианизации, рассказывали, какое непростое это было дело, особенно в селах с сильной мусульманской общиной - приходили ходжи, старейшины сел, предупреждали, угрожали.

Один раз священник собирался крестить несколько сотен аджарцев-мусульман в реке, и они ждали его на берегу. Подходя к этому месту, он заметил возле них группу местных вооруженных старейшин. Главарь направился к нему: "Покрестишь - убьем и тебя, и их". Благодаря Богу и мудрости священника крещение все же состоялось. Другой раз в дом к батюшке пришли ходжи: "Зачем ты смущаешь наш народ?". "Садитесь, гости дорогие. Я хочу спросить ваш мудрый совет. Я прочитаю вам про одного человека…" И священник читает отрывки из Корана, описывающие прелюбодеяния и прочие безнравственные поступки Муххамеда. "Как вы думаете, что нужно сделать с таким человеком?". "Смерть ему!". "Я читал вам Коран".

Постепенно, за десять лет отважной проповеди, ситуация в Аджарии стала меняться. Недавно одна женщина в Кобулетском районе решила покреститься и пришла с этим к ходже. А он: "Давай, иди покрестись, скоро мы все покрестимся".

О православии в Аджарии мы беседуем с господином Соломоном Инаишвили, сопредседателем отдела евангелизации Батумо-Схалтской епархии Грузинской Православной Церкви, в прошлом министром сельского хозяйства и министром образования Аджарии.

- Господин Инаишвили, на протяжении всей жизни Вы занимали высокие государственные и партийные посты. Последние несколько лет Вы всецело отдаете себя служению Церкви и проповеди Евангелия в Аджарии... Как это случилось?

 - Да, раньше я занимался антирелигиозной пропагандой, а сейчас искренне рассказываю людям о Христе и хочу, чтобы они мне поверили. Я родился 13 июля 1934 года в день собора апостолов в селе Квирике в крестьянской семье, где было шестеро детей. В Квирике окончил восемь классов, затем Педагогический техникум и институт в Батуми, после чего меня распределили в родное село. Там я проработал первым секретарем райкома комсомола пять с половиной лет, затем служил в народном контроле заместителем райисполкома, параллельно занимаясь заочно в сельскохозяйственном институте. После был вторым секретарем райкома партии в городе Кобулети, затем первым секретарем райкома партии Батуми. Дальше министр сельского хозяйства Аджарии, заместитель председателя Совета Министров Аджарии, министр образования. Сейчас редактор журнала "Путь к храму", сопредседатель отдела евангелизации Батумо-Схалтской епархии. Проповедую христианство и живу этим.

- Почему Вы решили креститься?

- До крещения я прошел долгий путь, очень тщательно готовился к принятию таинства... Уже восемь крестников имею. Мы знали нашу историю и то, что испокон веков были христианами. Еще моя мама говорила: "Православие - наша древняя вера. Турки отняли ее у нас". Курс держал на православие всегда. Занимая партийные должности, помогал христианам. Изучал литературу. Ведь когда принимаешь важное решение, нужно все хорошенько разузнать. Внимательно прочитал большую книгу "Религии мира".

Двадцать лет назад в Батуми направили молодого батюшку - отца Давида (сейчас архиепископ Батумский и Схалтский). И именно он определил мой интерес к Церкви. Потом появился в моей жизни еще один замечательный священник - отец Захария Перадзе. Ни разу отец Давид мне не сказал: "Давай, покрестись скорее". Он ничего не навязывал, не обращался со мной по-свойски, хотя у нас были близкие доверительные отношения, и за это я его очень люблю и уважаю.

9 декабря 1987 года принял крещение мой сын, будучи в те времена тоже членом партии. Он сказал: "Папа, так неопределенно я больше жить не могу. Я должен креститься. Не беспокойся, я уеду в Гелати. Никто не узнает". Я еще больше задумался. Но продолжал "читать книги". Пришел к отцу Давиду только через десять лет и говорю: "Я вроде подготовился, но у меня проблема с духовным отцом. Он должен быть умнее меня, чище и старше". "Давай патриарха попросим". "Нет, что вы". "Тогда, если не возражаешь, буду я". Ну, как я мог быть против? Тоже вот так вот сидели, красное вино пили. Отец Давид поднял тост: "Давайте выпьем за наше родство, теперь мы родные духовно".

Я был крещен 30 декабря 1997 года в Кобулети в церкви Введения Пресвятой Богородицы во храм. Мой крестный – владыка Димитрий Батумский-Схалтский. После мы обвенчались с супругой, стали истинными христианами, хотим, по крайне мере, быть такими. На венчании присутствовали владыки Димитрий Батумский и Григорий Потийский.

После меня крестилась моя мама. Ей было уже 90 лет. Это произошло 26 апреля 1998 года. Вот как: решили принять христианство наши родственники - десять человек с детьми и внуками. Моя мама прочитала список и спрашивает: "А где же мое имя в этом списке?". Я говорю: "А ты знаешь, что твои дети хотят креститься по-христиански?". "Знаю. А я разве их не воспитывала? Значит должна быть вместе с ними. Перепишите, я хочу быть первой, и в этой жизни, и потом".

Я крестился и венчался в церкви, которую построил мой сын. Кстати, сразу после завершения храма забеременела жена моего сына. А до этого у них пять лет не было детей.

- Ваш сын, начальник порта в Поти, очень много помогает Грузинской Православной Церкви.

- Да, он строил церковь в Кобулети, храм свт. Николая в Поти на территории порта, женскую православную гимназию при монастыре св. Феклы в Сенакской епархии, покупал необходимое оборудование для нашей Патриархии, в том числе для радио "Иверия". Он нам не говорит всего, что делает. Недавно моя жена возмутилась: "Наш сын всем помогает, а фамильный монастырь так и не восстановлен – церковь Василия Великого". Четыреста лет тому назад ее предки князья Нижарадзе переехали из Имеретии в село Аламбари Кобулетского района. Сохранилось предание, что в двадцати метрах от нашего двора стояла церковь. Это место веками было священно и неприкосновенно, даже палку оттуда взять не разрешалось. В июле этого года начали восстановление.

- Как происходит процесс обращения местного населения в христианство?

- В Советское время мы осознавали, кто мы, откуда и куда должны идти. Но были коммунистами. С одной стороны, многие отрицали мусульманство из-за сильной антитурецкой пропаганды. Ведь тогда Турция входила в состав НАТО и являлась врагом СССР. С другой стороны, из-за атеистической пропаганды к православным мы идти тоже не хотели. При этом некоторые области Аджарии, например, приграничная с Турцией зона была очень мусульманской и опасной. В 1991 году Грузия провозгласила независимость, изменилась политическая ситуация, возможным стало возвращение к истокам. Наш патриарх (с 1977 года) начал это дело. А народ уже изголодался по истинной вере. Кроме того, христианизация Аджарии связана с национально-освободительным движением Грузии. Проходила она на волне горячего энтузиазма трудами нашего патриарха, владыки Димитрия (Шиолашвили), а тогда просто отца Давида, и священников-подвижников - отцов Григория Абуладзе, Захария Перадзе, Серафима Беридзе, Мириана Самхарадзе.

Не так давно владыка Димитрий создал отдел евангелизации и во главе поставил протоиерея Серафима, сына ходжи, и меня. Мы начали ходить по городам и селам и объяснять людям, куда ведет верная дорога.

Один раз были в Кедском районе, встречались в районо с педагогами. После совещания рассказали им свои примеры, хотели передать наши внутренние ощущения, ничего не навязывая. Я сразу почувствовал, что по-другому меня там приняли, чем раньше: "Когда одному Богу служим, - говорят – другое дело". Вскоре они всем коллективом приехали в Мачахела и отец Серафим окрестил их в реке. Мой бывший первый секретарь по идеологической части стал моим крестником. Большинство переходящих в христианство - молодое поколение. Старшие часто боятся - говорят: "Мой муж-мусульманин умер. Если я покрещусь, то с ним никогда не встречусь".

- А как с образованными людьми, не смеются они над вами?

- Образованные люди более сложные, но и они крестятся. Не смеется никто, серьезно воспринимают. В Грузии все-таки очень религиозный народ.

- Как складываются отношения с местными мусульманскими лидерами, с грузинами - ходжами?

- В 1999 году приехали мы в Хуло с отцом Захарием Перадзе, который служил несколькими годами раньше здесь, в церкви апостола Андрея. Во дворе стоял ее настоятель и ректор семинарии Хуло отец Мириан (женатый на дочери ходжи). К нам подходит мусульманин, по одежде вижу. Обрадовался, отца Захарию обнял: "Ты почему не приходишь, ты же обещал тут церковь строить в селе Якобадзеби? После тебя дело не движется". Я на него с удивлением смотрю: "Он аферист или все-таки ходжа?". Спрашиваю: "Ты хочешь, чтобы здесь была православная церковь?". "Да. Бог у нас один. Грех в том, что ни одну веру не признает человек. Там сейчас на Божием месте (раньше был храм, который разрушили мусульмане) пьют, играют в карты. Мне как верующему человеку неприятно. Я с большим удовольствием приму участие в строительстве". Другое село - Сачино. Там освятили фундамент церкви. Пришли ходжи: "Мы будем помогать". Они же приводили своих детей к православному священнику, чтобы тот прочитал нам ними молитвы: "Мы по-арабски читаем, ты им на понятном языке почитай".

- Владыка рассказывал, что в епархии издается катехизаторский журнал "Дорога к храму"…

- Мы издаем журнал "Дорога к храму". Уже четыре года выходит. Один раз позвал меня к себе владыка Димитрий и говорит: "Мы должны издавать журнал при епархии. Ты можешь...". С владыкой спорить нельзя. Этому я научился. Как-то раз мы уходили из гостей, и один батюшка подал мне пальто. Я уперся: "Нет, нет, что Вы, я не могу". Владыка мне тогда сказал: "Надо послушаться, а то будешь наказан". Я за свое. Тогда сам владыка взял пальто и подал его мне. После этого урока уже перестал сопротивляться священнослужителям. Долго думал, какое направление избрать для нашего журнала. Решил так: дать элементарные знания тому, кто только что крестился - объяснение "Верую", молитв, основ православия. Это практическое пособие. Не для "академиков".

- Есть ли церковное образование в Аджарии и необходимо ли оно?

- Да, чтобы другие не мучались так, как я. Не ходишь в церковь, значит, ты не служишь Богу. Церковное образование в епархии постепенно по молитвам и благословению нашего владыки Димитрия налаживается. Работают православные сад, гимназия, две семинарии. Там преподается Закон Божий, история религий с акцентом на православии. Мы стремимся к церковному образованию.

- Если бы вы сейчас оставались на посту министра образования, то изменили бы что-то в системе образования?

- Правительство должно быть православным. Все зависит от правительства, а не от министра. Если бы спросили меня, я не принимал бы на административные посты без рекомендации и благословения епископа.

- Случилось так, что сегодня мусульманская Турция политически и экономически ближе Аджарии, чем Россия. Как сейчас относятся к России простые люди в Аджарии?

- Нелюбовь к русским почвы не имеет. Мы как христиане близки друг другу. Нас помирит религия. Я верю, что все православные объединятся. Слава Богу за все: за сегодняшний мир, за день, за солнце.

Александра Никифорова
 
 

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования