Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА": Стиль калейдоскопа. Илзе Лиепа между Андреем Рублевым и Владимиром Сорокиным


Илзе Лиепа любит мужа Вячеслава, сотрудника компании "Кока-Кола". По утрам балерина и актриса делает упражнения с гантелями, она соучредитель центра пилатеса (особой гимнастики), ее дважды пытались исключить из хореографического училища за высокий рост, а ее кошку зовут Екатерина Гельцер - в честь русской балерины, в бывшей квартире которой когда-то поселился Марис Лиепа, а теперь живет его дочь.
Но эти подробности остались на обочине нашей беседы. Илзе не торопилась отвечать даже на вопрос о своей последней премьере. Обозревателю "НГ" было твердо указано: давайте говорить спонтанно, а не по заготовкам. В этих условиях про юбилейную дату актрисы (информационный повод беседы) интервьюер просто побоялся спросить. И решил: что ж, импровизация так импровизация. Тут в глаза бросился драгоценный крест на шее Илзе...

Для Илзе Лиепы искусство – это способ заглянуть внутрь себя.
Фото Дмитрия Куликова

- Илзе, в последние годы вы постоянно говорите, что существует одна истинная ценность - вера. Остальное как бы мнимость. Искусство тоже? Но вы продолжаете быть активно действующей актрисой.

- Тогда надо делать выбор. Либо бросать то, чем ты занимаешься (что, кстати говоря, сделал мой брат Андрис), либо идти по выбранному пути, который у каждого свой. С одной стороны, есть закономерность в том, что мы родились в этой стране, в этой семье, попали на это место в жизни. С другой, великий певец Шаляпин после каждого выступления в роли Мефистофеля исповедовался и причащался, но продолжал петь. Так ли это было хорошо? Может быть, мы просто не доросли до того, чтобы сказать себе: этот путь для меня исчерпан и надо идти другим, более высоким путем?

Для меня балетная часть жизни давно уже стала не желанием, но послушанием. Продолжаю заниматься балетом не потому, что хочу танцевать, а потому, что жизнь предлагает мне ситуации, которые мне гораздо сложнее принять, чем отвергнуть. Балет - это трудно, мучительно, это внутренняя борьба с собой. Легче было бы сказать: все, этим не буду больше заниматься. Но пока не дают, что-то еще нужно сделать. Не могу сказать, что балет мне не нравится и что он надоел. Но я определенно от него устала.

- Многие представители Церкви утверждают, что театр и вообще искусство - это бесовщина. Вы, кажется, с этим согласны?

- На этот вопрос нет однозначного ответа. Для людей истинно духовной жизни, для монашествующих, например, искусство не нужно. Посмотрите любой акафист, и вы увидите, что церковное пение - высшая степень музыкальности. Для тех, кому это недоступно (к этим людям я отношу и себя), существует искусство. Оно - выход в высшее, возможность очищения, способ заглянуть внутрь себя. Но мы с вами понимаем, что искусство искусству рознь. Иконы Андрея Рублева - это одно, и другое дело - пьесы Сорокина.

- То есть если художник не говорит напрямую о добре, то он непременно адепт дьявола и агитатор зла?

- Есть замечательная формулировка: грех - это бунт твари против творца. Я сегодня ехала в театр, включила радио и слышу рекламу. Приятный женский голос говорит: "Журнал "Она". Секс: где, когда, с кем". Я не хочу сказать, что не знаю слова "секс". Но какой ужас, что мы живем во времена, когда пропагандируется грех.

- Как актриса, вы можете сказать, что качественно сделанная артистом роль и есть проявление божественного? В отличие от плохо сделанной роли. И можно ли определить: "Черный квадрат" Малевича - это высокое или низкое?

- Альфред Шнитке говорил, что в процессе творчества тебе дается откровение, но к этому долго готовишься. Надо корпеть, корпеть, и вдруг получаешь подарок. Ты совершенно точно знаешь, что это дар свыше. И как сказать, хорошо это или плохо? Это не тебе принадлежит.

Я не считаю, что в смежных областях искусства я человек образованный. Но всегда стараюсь подходить к искусству эмоционально. Чего мне, кстати, не хватает в критиках. Вы себя настраиваете на беспристрастность, на рассуждение и тем закрываетесь, лишаетесь эмоций. А в любом спектакле главное - атмосфера. Вот мой любимый пианист Михаил Плетнев. На его концертах такая энергетика! И бессмысленно писать о технике Плетнева, о том, как он перебирает пальцами. Потрясает не это, а то, что со слушателями происходит!

- Если для вас важна иерархия смыслов, зачем вы впускаете в свою биографию суету светской жизни и прочие "низменные мелочи"?

- Показы мод и прочее такого же рода, о чем вы спрашиваете, - это устоявшийся атрибут моего места в жизни. С большей или меньшей степенью приятности приходится в эту игру играть. Я не хожу на все тусовки, на которые меня зовут; приглашения часто летят в корзину. Была недавно на открытии бутика - человек, который меня приглашал, так умолял, что я сдалась. Звонит муж и спрашивает: "Ты где?" А я отвечаю: "Можешь себе представить - еду на открытие бутика! Это же как надо было меня уговаривать, чтобы я согласилась!"

Наше с вами интервью - тоже из этой области. Звонки идут постоянно, по три-четыре в день, просят о беседе. Мне это не нравится, мало с кем интересно, все спрашивают об одном и том же. И еще обижаются: Илзе, вы такая закрытая. Это не я закрытая, это человек не может сделать так, чтобы я ему открылась.

Не всегда ты что-то делаешь, потому что это высокое и серьезное, иногда берешься за дело по совершенно другим поводам. Бывает, что на проект собираются такие хорошие люди, что просто хочется работать в такой компании. А получится или нет - уже не так важно. Моя последняя премьера в драматическом театре - "День рождения Синей Бороды". Андрей Максимов написал пьесу специально для меня. Сначала мне что-то не понравилось, и я хотела отказаться. Но вдруг поняла, что если он сейчас уйдет с моим отказом, это будет совершенно неправильно. У нас в начале ноября была премьера, и потом мы сидели с актерами у меня дома до четырех утра, говорили о том, как мы друг друга любим.

- Одна из причин, по которой люди идут в актеры, - наличие в характере человека стремления к публичности и серьезное самолюбие, которые и гонят его на сцену. Все, что вы мне говорили, - это рассказ о сражении с собственным тщеславием?

- Я не могу сказать, что, когда я иду по партеру Большого театра и слышу вокруг шепот: "Смотри, это Илзе Лиепа", мне становится неприятно. Но когда я захожу в ЦУМ за шампунем и слышу эту же реплику, мне не нравится. Коллеги балетные меня спрашивали: "Почему тебя устраивает Драматический театр с залом на 70 человек после огромного зала Большого театра?" Я подумала: и правда, почему? Потому, что самое главное - то, что случается внутри тебя самого, и не важно, где это происходит. Еду как-то по Садовому кольцу без пяти семь, вижу афишу: премьера спектакля Олега Меньшикова. И думаю: сейчас у Олега и ребят, которые на сцене, ощущение, что центр мироздания там, у них в театре. А меня, в машине, рядом на улице, это не волнует глубоко - так, глазом скользнула, и все.

- У вас в квартире вперемежку висят иконы, портреты Мариса Лиепы и Пушкина...

- Пушкин сам нашел для себя место на стене, рядом с эскизом головы Иоанна Крестителя работы Александра Иванова. Моя любимая книга - "Евгений Онегин". Я читаю в концертах отрывки из восьмой главы. Иногда зовут станцевать, а в ответ предлагаю: давайте я вам "Онегина" почитаю. Это для меня большое удовольствие, в отличие от танцев в сборных концертах. Мне очень приятно, когда они в ответ говорят: "Давайте". Был такой случай: я выступала в зале церковных соборов храма Христа Спасителя, там, к сожалению, проходят всякие презентации, концерты. Еду туда и думаю: какой ужас, какое непотребство, что я в таком месте буду танцевать. Когда приехала, оказалось, что на сцене нет специального покрытия для танцев. Вот и хорошо, услышаны мои молитвы. И предлагаю им "Онегина". Организаторы замялись: у нас, говорят, в программе вечера уже есть стихи, Ия Саввина читает, а вам бы лучше станцевать. Извините, говорю, танцевать на паркете невозможно, я вынуждена отказаться. "Ну ладно, читайте", - согласились они. Такой же концерт должен был состояться и на следующий день. Когда я прочла Пушкина, ко мне подошли и сказали: "Завтра тоже вместо танцев почитайте стихи". Вот это была победа!

- В Драматическом театре, который теперь вы любите больше балета, вам постоянно предлагают роли королев и маркиз, из эпохи, когда, как сказал тот же Максимов, "поцелуй дамы ценился больше рукопожатия начальника".

- Неправда. Сначала это было действительно так, но в последнем спектакле я играю мужчину. Это моя первая характерная роль. Сначала выхожу теткой, которая кормит кур, потом становлюсь тайным агентом, засланным в замок Синей Бороды.

- Ходили слухи, что вы собираетесь играть Иду Рубинштейн.

- Да, есть такой проект. Это идея брата Андриса, он и будет ставить вместе с режиссером Владимиром Ивановым. Пьеса называется "Необузданная Ида". Мне очень интересна личность Рубинштейн: почему, имея красоту, богатство, успех, она так рвалась в театр и почему последние пятнадцать лет своей жизни провела в монастыре? Это не будет биография. Стиль калейдоскопа дает гораздо большее представление о человеке, чем его биография - родился, учился, женился...

- В ранней молодости вы вели дневники. А сейчас?

- Сейчас нет. Только записываю свои размышления, когда готовлюсь к спектаклям. Хотя, безусловно, люблю писать, меня тянет к слову. Как сказала одна дама, владелица известного сорта шампанского: "Я пью шампанское, когда мне хорошо и когда мне плохо, когда мне грустно и весело, когда ко мне приходят друзья и когда они уходят... а в остальное время я пью шампанское, когда мне хочется пить". Вот я так пишу.

- Вы не любите рекламу, не жалуете электронную почту и не слушаете современную музыку. Так не нравится время, в которое живете?

- Я не люблю пошлость и накипь современной жизни. Вот в нашем разговоре возникло слово "время". Я над этим часто размышляла, и мне кажется, что время при Пушкине и время сейчас - это разные категории, наш быстротечный час - не размеренный час девятнадцатого века. Мы сумасшедшие, не живем, а носимся, общаемся информативно: дать интервью, спросить, как дела. Говорим не "я пошла", а "я побежала". Некогда подумать, поговорить с человеком. Нормальная беседа - сумасшедший дефицит и в моей жизни тоже, и когда такое случается, ты понимаешь - это чудо, а мы его лишены по собственному выбору. Вот тяжесть нашего времени.

- А с мужем успеваете разговаривать?

- Пытаемся.

Майя Крылова

21 ноября 2003 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования