Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"НГ-РЕЛИГИИ": Путин - это не главный фактор. Президент лишь помог сдвинуть процесс с мертвой точки, считает священник Американской Автокефальной Православной Церкви Леонид Кишковский


В понедельник по приглашению Патриарха Алексия II в Москву прибыла делегация Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Консультации иерархов Русской Православной Церкви (РПЦ) и РПЦЗ носят подготовительный характер. В январе должна состояться историческая встреча глав двух Церквей: Патриарха Алексия II и митрополита Лавра. Разногласия между Московским Патриархатом и Зарубежной Церковью, обусловленные рядом исторических причин, похоже, отходят сегодня на второй план. Начинается процесс воссоединения Русской Церкви, две части которой оказались по разные стороны границы в результате революции 1917 г. Почему первый в истории официальный визит представителей Зарубежной Церкви в Россию стал возможен именно сегодня? Чего можно ожидать от проходящих сейчас переговоров? В какой форме произойдет воссоединение и произойдет ли оно вообще? На эти и другие вопросы в интервью "НГР" отвечают член Архиерейского Синода РПЦЗ, возглавляющий прибывшую в Москву делегацию, архиепископ Берлинско-Германский и Великобританский Марк (Арндт), секретарь Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата по межправославным отношениям протоиерей Николай Балашов, а также помощник управляющего по межцерковным связям Американской Автокефальной Православной Церкви протоиерей Леонид Кишковский.

- Отец Леонид, как Американская Автокефальная Православная Церковь смотрит на проблему взаимоотношений РПЦ и РПЦЗ?

- Как ни горько это признавать, две Церкви, бывшие когда-то единым церковным организмом, находятся в расколе. Раскол - это всегда грустно. Поэтому наша Церковь с радостью и большой надеждой воспринимает любое движение к взаимному примирению.

- Считаете ли вы, что визит делегации РПЦЗ в Москву - это первый шаг к примирению и возможному объединению?

- После встречи главы РПЦЗ митрополита Лавра с главой РФ президентом Путиным произошли некоторые перемены в отношениях РПЦ и РПЦЗ. Мы это только приветствуем. Тот факт, что встреча состоялась, что отзывы зарубежных иерархов были положительными, что митрополит Лавр принял приглашение посетить Россию и что в Москву менее чем через два месяца прибыла делегация РПЦЗ, свидетельствует о начале какого-то качественно нового процесса.

- Каковы, на ваш взгляд, главные вопросы, которые должны быть решены в ходе предстоящего диалога?

- Главный вопрос - какой будет формулировка примирения и форма воссоединения РПЦ и РПЦЗ. Восстановление евхаристического общения? Полное слияние? Наделение РПЦЗ статусом автономии или ее полуавтономное существование в Митрополичьем округе?

Когда в апреле нынешнего года было опубликовано письмо Патриарха Алексия II с предложением создать в Западной Европе Митрополичий округ, американские круги РПЦЗ отреагировали на него крайне осторожно. На мой взгляд, РПЦЗ хочет остаться церковной единицей, которая будет иметь собственное управление. И я не знаю, захочет ли она на данном этапе влиться в какой-то более широкий организм.

- Не могли бы вы рассказать об отношениях между Автокефальной и Зарубежной Церквами в США?

- Америка - большая страна. У нас есть как примеры нормальных отношений между Американской и Зарубежной Церквами, так и примеры их полного отсутствия. Евхаристического общения у нас нет, но на церковном и человеческом уровне отношения в целом хорошие, и мы хотели бы их дальнейшего развития.

Отмечу, что для Американской Автокефальной Православной Церкви отношение к РПЦЗ не является какой-то болезненной темой. У меня порой складывается впечатление, что в России, в силу нехватки информации, существует тенденция считать РПЦЗ очень многочисленной и мощной Церковью. Это не совсем соответствует истине. Действительно, Зарубежная Церковь - это живой организм с небольшим количеством сильных и жизнеспособных общин. Но при этом основная масса - это слабые, неактивные, "неполнокровные" приходы. В целом РПЦЗ насчитывает, если я не ошибаюсь, около 250 приходов по всему миру, что не так уж много.

- Скажется ли сближение Зарубежной Церкви с РПЦ на ее отношениях с Американской Автокефальной Православной Церковью?

- Вслед за вопросом о примирении и восстановлении евхаристического общения между РПЦ и РПЦЗ обязательно последует вопрос о евхаристическом общении РПЦЗ с остальными Православными Церквами, в том числе и с нашей Церковью. В первую очередь здесь могут возникнуть определенные сложности с Константинополем, с которым, как и с Москвой, РПЦЗ до последнего времени категорически отказывалась от всяких контактов.

В частности, Зарубежная Церковь обвиняла Константинопольский Патриархат в экуменизме, модернизме и других "грехах" и "ересях". И если, сближаясь с РПЦ, она по-прежнему будет отказываться от аналогичного общения с Константинополем, то выглядеть это будет по меньшей мере экклезиологически непоследовательно.

Что касается позиции нашей Церкви, ее всегда будут интересовать отношения РПЦЗ с другими Православными Церквами, а также с их епархиями и приходами в Северной Америке. Межправославные отношения на этой территории должны развиваться, поскольку будущее православия в Америке, на мой взгляд, - это путь к единству и созданию единой Поместной Церкви. Произойдет ли это через 10 или 100 лет, я не знаю, но уверен, что иного пути у нас просто нет.

- Известно ли вам отношение рядовых прихожан РПЦЗ к вопросу о воссоединении с РПЦ?

- Как правило, те, кто приветствует воссоединение - это люди, которые и раньше выступали за сближение с Московским Патриархатом. Все остальные заняли выжидательную позицию, потому что никто не знает, что делать дальше.

- Вы уже упоминали встречу митрополита Лавра и президента Путина. Если бы она не состоялась, как долго пришлось бы ожидать начала сближения двух Церквей?

- По-моему, самый важный фактор здесь - это не Путин. Главное - что приглашение Патриарха Алексия II было официально принято митрополитом Лавром. Инициатива президента России увенчалась успехом потому, что РПЦ и РПЦЗ были готовы к этому заранее. Поэтому не стоит приписывать этой встрече решающий характер. Но то, что Путин задал определенный контекст и тем самым помог сдвинуть процесс с мертвой точки, достойно похвалы.

- Почему, на ваш взгляд, на этой встрече не было официальных представителей Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского Патриархата, а присутствовал только наместник Сретенского монастыря в Москве архимандрит Тихон Шевкунов - лицо неофициальное?

- Я не знаю подробностей, но я знаю отца Тихона. Вероятно, здесь сыграл роль его прямой и непосредственный контакт с Владимиром Путиным. Кроме того, я не сомневаюсь, что у отца Тихона были необходимые полномочия для участия в этой встрече, а также благословение Патриарха Алексия II и председателя ОВЦС митрополита Кирилла. Как и президент Путин, отец Тихон оказался посредником в данной ситуации. А официальные переговоры иерархов двух Церквей еще впереди, и решения по всем важным вопросам будет принимать Церковь, а не отдельные лица, будь то миряне, священники или епископы.

19 ноября 2003 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования