Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"ИЗВЕСТИЯ": Обретет ли единство Русская Церковь


Переломы за границей юности срастаются трудно. А тот разлом, который возник между Церковью русской эмиграции и Православной церковью, оставшейся в России, давно не юн. Ему уже 80 лет. Люди, которые сейчас управляют этими двумя потоками русского православия, родились и выросли в условиях уже наличествующего раскола, а потому и воспринимают его без изначально болезненной обостренности.

В советское время Московская патриархия проводила активную политику диалога и примирения с самыми разными религиозными традициями - от католиков до индуистов. Вот только диалога с русским зарубежьем советская власть вести не позволяла.

А затем на Русскую церковь рухнула такая волна перемен и забот, что ей было не до старых болячек. Надо было сохранить единство Церкви - поверх новых разломов. В Эстонии, Украине, Белоруссии, Молдавии слышались голоса, призывающие к отходу от московского патриарха. И все же после пятнадцатилетнего "парада суверенитетов" с удивлением приходится констатировать: именно невидимые, духовные нити оказались прочнее всего, их порвать не удалось. Визит патриарха Алексия II в Эстонию в конце сентября 2003 года знаменовал частичное разрешение одного из сложнейших церковных конфликтов на постсоветском пространстве: церковной дипломатии удалось урегулировать статус Эстонской православной церкви, не отделяя ее от Московской патриархии.

Погашение этих конфликтов интересно и потому, что оно было совершено без использования государственно-властного ресурса (в ряде случаев - даже вопреки давлению местных властей). Сами прихожане не желали рвать последнюю символическую связь с Россией. Когда с телеэкранов (а порой и в жизни) Россия представала как страна преступного беспредела, им было дорого, что хотя бы в молитве они слышат упоминание о "святой Руси". И именно прихожане давили и на духовенство, и на светские власти, отстаивая свое право быть в единстве со святынями России.

Но и в жизни русского зарубежья в 90-е годы потихоньку испарялся дух диссидентства. После Гражданской войны русские люди, оказавшись по ту сторону железного занавеса, смотрели на Россию с болью - все рушится, все плохо, новости только трагичные. Вторая, послевоенная волна эмиграции состояла из россиян, которым тоже не было пути назад. Они знали, что встреча с Родиной для них будет встречей со смертью.

А в 90-е годы люди уезжали по экономическим или семейным причинам, просто из любопытства, но главное - без страха и без ненависти к тому, что они оставляли здесь. И потому меняется настрой в эмигрантских приходах. Теперь люди хотят ощущать свое единство с Церковью России. Радостно ведь, находясь в Новой Зеландии, Аргентине или на Кипре, вознести молитву о патриархе Московском и всея Руси и ощутить, что Русь Святая простирается до дальних пределов мира. Прихожанин, из Германии приехавший в отпуск в Россию, потом взахлеб рассказывает о Троице-Сергиевой лавре и Оптиной пустыни, Соловках и Валааме. И вскоре возникает вопрос: а почему я, прихожанин, могу молиться с валаамскими монахами и могу принять причастие из их рук, а Вы, батюшка, этого сделать не можете?..

В августе 1991 года старейший священник Зарубежной церкви - протопресвитер Александр Киселев приехал в Россию и принимал причастие из рук патриарха Алексия. Несмотря на то что о. Александр жил в заокеанском далеке, не было тогда на земле человека (кроме сестры патриарха), который знал бы патриарха Алексия дольше, чем он. В довоенные годы о. Александр уже был священником и служил в "буржуазной Эстонии", а Алеша Ридигер был мальчиком-алтарником в его храме... Согласие поцеловать руку своего бывшего воспитанника, принять от него благословение и причастие было выбором о. Александра. И за этот поступок он был немедля наказан тогдашним главой Зарубежной церкви митрополитом Виталием.

И еще очевиднее стала нелогичность этого раскола. До уже упомянутого митрополита Виталия все предыдущие первоиерархи Зарубежной церкви говорили, что считают Московскую патриархию, как и самих себя, частями Русской церкви. Они критиковали те или иные действия подсоветских епископов, но не отрицали, что Церковь все равно остается Церковью. Темы для критики (или - что то же - мотивы разделения) были четко обозначены, а значит, ограничены: Церковь в СССР не почитает своих же новомучеников; она декларирует непозволительную лояльность по отношению к атеистической власти и с чрезмерным оптимизмом и энтузиазмом относится к экуменическому диалогу.

Прошли годы, и с началом нового тысячелетия стало очевидно, что привычные критические выпады попадают в пустоту. Московская патриархия гласно прославила новомучеников (в том числе и царскую семью). Атеистической власти давно уж нет. Патриарх Алексий в феврале 1991 года при еще живом Советском Союзе заявил, что Церковь не будет руководствоваться "декларацией митрополита Сергия" (именно этот документ о лояльности соввласти, принятый в 1927 году, служил объектом самой жесткой критики со стороны эмиграции). А "Социальная концепция", принятая на соборе 2000 года, ясно сказала, что Церковь не гарантирует своей послушливости, если государство начнет понуждать людей ко греху. Наконец, на том же соборе был принят документ, в котором вполне четко и православно очерчивались возможные границы экуменических контактов.

Идейные мотивы к разделению исчезли. Умнейшие из епископов Зарубежной церкви не могли этого не заметить. Но "умнейшие" - не значит "все"... Летом 2001 года собор Зарубежной церкви вместо престарелого 82-летнего митрополита Виталия (и с его согласия) избирает нового первоиерарха - митрополита Лавра. Однако вскоре ушедший было на покой митрополит Виталий начинает обвинять своего преемника в недопустимом сближении с Московской патриархией и объявляет о возвращении себе былых полномочий первоиерарха. Собор с ним не соглашается, и в итоге Зарубежная церковь оказывается сама расколота. Впрочем, и юридически, и фактически именно митрополит Лавр является главой Зарубежной церкви. Ее единственная семинария - Джорданвилльская - поддержала именно его. Из 300 приходов Русской зарубежной церкви лишь девять пошли за митрополитом Виталием.

Таков фон, на котором произошла первая в истории встреча президента России с главой Русской зарубежной церкви - 24 сентября 2003 года. Вместо запланированных двух часов беседа, проходившая в российском консульстве в Нью-Йорке, длилась почти три. Митрополиту Лавру было передано личное письмо от патриарха Алексия, в котором патриарх приглашает митрополита Лавра в Москву. По окончании встречи митрополит Лавр сказал, что она дала "несравненно больше, чем я ожидал".

Итак, что есть? Есть явное желание патриарха Алексия, митрополита Лавра и президента Путина найти способ соединения двух ветвей русского православия. Каким может быть этот способ? Совсем не "имперским".

Синод Зарубежной церкви может сохранить независимость в принятии своих кадровых решений. Но его председатель - как и предстоятели Украинской, Белорусской и Молдавской Церквей - станет постоянным членом синода Русской православной церкви. В этом случае принятие важнейших решений церковной жизни будет проходить у него на глазах и с его участием. Так что не будет основания для подозрений, будто Московская патриархия, "поглотив" Зарубежье, потащит его по каким-то своим путям "в болото экуменизма". Более того, опыт, богословские и духовные ресурсы Зарубежья в этом случае будут привлекаться к решению тех вызовов, которые современная "глобализация" обращает ко всем христианам.

Итак, способ обретения единства более-менее понятен. Вопрос теперь в другом: всех ли она устроит? Посмотрим с точки зрения Москвы (точнее - церковного "аппарата"). Соединение с Зарубежной церковью означает конец эпохи предсказуемости церковно-соборных решений. В составе Архиерейского собора появится два десятка епископов, которые воспитаны в иных традициях и иных школах, чем епископы России, которые в своей карьере ничем не обязаны московским митрополитам и которые политически и экономически совершенно независимы от московских элит. Так что после радости дней объединения последуют многолетние будни со спорами и трудными согласованиями. Полагаю, что многим нашим церковным практикам эта перспектива покажется малопривлекательной.

Другое препятствие - это наличие в рядах Зарубежной церкви немалого числа "перебежчиков" - священников и мирян, которые, вступив в личные конфликты с епископами патриархии, ушли в Зарубежную церковь (при этом оставаясь жить в России). Нетрудно понять, что они будут всячески тормозить процесс воссоединения. Подобными перебежчиками уже запущен в прессе дикий вымысел о том, будто Путин, мол, ездил в Америку, чтобы пригласить митрополита Лавра на патриарший престол в России. Этот миф разбивается о вопрос, который я сформулировал абзацем выше: а из чего следует, что митрополит, воспитанный в эмиграции, будет управляем российской властью? А раз это, мягко говоря, неочевидно, то зачем же этим властям проталкивать на патриарший (и, слава Богу, пока еще занятый) пост неуправляемого ими человека?

Во всяком случае очевидно: дискуссия уже началась. Не подвергая прямой критике инициативу патриарха, противники воссоединения будут всеми силами тормозить или всячески компрометировать его. Вопрос теперь в том, как скоро главы двух ветвей русского православия смогут встретиться лично и через все шумовые помехи слухов найти все же поводы доверять друг другу.

Русские православные приходы в России и за ее пределами

Московский патриархат. Приходов в России и странах СНГ (без Украины) - 16 200, 620 монастырей; на Украине - 10 200 приходов; в Америке - 31 приход; в Европе - 132.

Экзархат русских приходов в Западной Европе (юрисдикция Константинопольского патриархата). Приходов - более 80.

Русская православная церковь за границей. Приходов в Америке - более 150, в Европе - около 50, в России - около 20.

В настоящее время существует 15 автокефальных (независимых) Поместных православных церквей, самые крупные из которых - Русская, Румынская, Сербская, Греческая. Православная церковь в Америке до 1970 г была частью Московского патриархата, затем ей канонически дарована независимость от Московского патриархата. Числе ее приходов в Америке - 456.

Диакон Андрей КУРАЕВ

17 ноября 2003 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования