Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ОБЩЕСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ": Экстремизм по-российски: можно одним, нельзя другим. Признать тексты Священных писаний неприкосновенными - это значит признать право религии на экстремизм, считает Александр Невзоров


Совфед наложил эмбарго на признание любых священных текстов экстремистскими. Однако эксперты считают, что подобный запрет фактически признает право любой религии на экстремизм

Сегодня Совет федерации одобрил закон, запрещающий признавать содержание священных книг основных религий - Библии, Корана, Танаха и Ганджура, а также цитат из них - экстремистскими материалами.

Напомним, законопроект об этом был принят 11 ноября Госдумой. Депутаты решили, что согласно российской Конституции каждый имеет право на свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой.

Было предложено установить, что основные священные книги главных мировых религий экстремистскими быть не могут. А то, что террористы зачастую действуют под знаменем Ислама - так это не религия или Коран виноваты, а сами террористы - неправильно читают и воспроизводят священные тексты.

Предысторией к созданию законопроекта стала нашумевшая история, случившая 5 ноября 2015 года на Сахалине. Суд высшей инстанции по кассационной жалобе главы Чечни Рамзана Кадырова отменил вынесенное ранее решение городского суда о признании экстремистской книги «Мольба к Богу».

Сегодня точка поставлена: любые цитаты из священных книг можно использовать как угодно, не боясь обвинений в экстремизме.

«Такое решение не хорошо и не плохо, а глупо и нелепо, - сообщил ОК-информ писатель и журналист Александр Невзоров. - Признавать эти тексты неприкосновенными - это значит признавать право религии на экстремизм, поскольку все священные книги являются учебниками и могут руководить действиями тех, кто устроил бойню в Париже, или взорвал башни-близнецы, или подорвал метро. У всех этих событий подоплека исключительно религиозная. Кто-то может решить, что их религиозные чувства оскорбили, и пойдет мстить. Поэтому заявленная неприкосновенность религиозных учебников попахивает дикарством».

Между тем сегодня же стало известно, что Челябинский суд оштрафовал директора языковой школы PM-Studio за книгу «Что такое сайентология?», которая входит в список литературы экстремистского содержания. Было возбуждено дело по статье «Хранение в целях массового распространения экстремистского материала, включенного в опубликованный федеральный список экстремистских материалов». Директор центра оштрафован на 2 тысячи рублей.

А вот хабаровская торговая сеть пострадала существеннее: за книгу «Ударные отряды против Путина» книжному магазину грозит штраф до миллиона рублей. Между тем издание, представляющее собой сборник биографий современных российских экстремистов и террористов, попало в список запрещенной литературы совсем недавно - в сентябре 2015 года - и продавцы, вероятно, просто не успели ее убрать.

Директора библиотек и книжных магазинов сами должны регулярно отслеживать постоянно обновляющиеся списки литературы экстремистского содержания, которые публикуются на официальных сайтах Министерства юстиции и «Российской газеты», не дожидаясь визита прокуроров или специалистов из управления «Э».

Директор Центральной городской публичной библиотеки им. В. В. Маяковского, президент Петербургского библиотечного общества Зоя Чалова жаловалась корреспонденту «Общественного контроля», что нынешнее существование российской библиотечной системы напоминает процесс законного, согласованного уничтожения. «Нас жестко проверяют и наказывают. Проверяют, как книги маркированы, где они стоят, заставляют отделять литературу какими-то отсеками… Жалко и больно на это смотреть», - вздыхает директор Маяковки. Она рассказывает, как во времена СССР существовала кампания под названием «Руководство чтением». Библиотекари должны были составлять списки литературы, обязательной к прочтению каждым советским человеком. «Потом мы мучительно шли к тому, чтобы показать людям все богатство библиотек. А сейчас надо от всего отречься и снова руководить чтением? Кто имеет на это право?» - говорит Зоя Чалова.

Если библиотека не удаляет экстремистскую литературу из общего доступа, это вина руководства библиотеки. Если «застукают», то дело передается в суд, и там решение определяется по конкретной книге, а не по автору.

«Вся эта неандертальщина в России поражает… Либо вообще отмените понятие “экстремизм”, либо делайте всех равными. Получается, что религиозный экстремизм неподсуден. Человек взорвет метрополитен и скажет, что так велел его бог. Он действует по совету своего мифического начальника, но у этих людей - своя система ценностей, зачастую абсолютно отличная от общепринятых… И мы вдруг объявляем ее неприкосновенной, хотя она находится в радикальном противоречии с нашей. XXI век уже фактически объявлен веком либо Charlie Hebdo, либо ИГИЛ (организация запрещена в РФ - прим. ред.). Выбирайте, кому что больше нравится», - высказывает свое частное мнение Александр Глебович.

После принятия решений о неприкасаемости священных текстов Библии, Корана, Танаха и Ганджура представители других религиозных конфессий также потребовали включить их учения в список «пожизненно разрешенных». Но депутаты твердо решили, что священных книг у нас всего четыре. Остальным не повезло.

Марина Бойцова,

"ОБЩЕСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ" , 18 ноября 2015 г.

Фото: pixabay.com

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования