Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

БЛОГ ПРОТОДИАКОНА АНДРЕЯ КУРАЕВА: Почему знал, но молчал? Часть 1. "А судьи кто? Если бы в молчании меня упрекал Глеб Якунин – было бы понятно. У него было на это нравственное право"


Мои критические отзывы о церковной жизни принято парировать доводом – «что же ты раньше-то молчал?!".

Для начала попробую согласиться с возмущением моих критиков. Еще в январе 2009 года на своем форуме я создал специальную тему «Здесь можно критиковать меня». Чтобы те, кто желает поупражняться в злословии в адрес персоны Кураева могли своими экзерсисами не засорять темы про иные реалии церковной жизни и истории. Пусть Кураев сволочь, какое это имеет отношение к иным болячкам Церкви? Готов признать, что я бесчестный человек. Согласен. Моя нечестность в том, что все уже давно в засоренной канализации, все и без меня осознали ее засор и… решили об этом молчать. А вот я хоть что-то об этом пикнул. Бесчестно это? Ладно. Но как моя бесчестность как-то оправдывает геепископов?

Вестник, кричащий о надвигающемся грязевом потоке, сам может быть не очень вежлив и не очень опрятен. Но вместо того, чтобы обсуждать его личность и биографию, может, все же обратить свое высокое внимание на сам сель?

Вопрос о моей канонизации поднимать преждевременно. В образцы «доброго пастыря» я себя не баллотирую. Так что я заранее соглашаюсь с тем критическим, что вы скажете про меня. Аминь… Еще раз Аминь… Простите… Помолитесь обо мне, грешнем… Паки и паки Аминь…

Теперь можем перейти к другим темам?

Впрочем, если все же читатель хочет подольше задержаться на теме «критического кураеведения», давайте подольше задержимся на сюжете перехода из режима молчания в режим гласности.

1. А судьи кто? Если бы в молчании меня упрекал Глеб Якунин – было бы понятно. У него было на это нравственное право. Но упрекают те, кто ни разу публично и под своим именем не выступал за очищение церковной жизни и церковной власти. Ничего не делать, конечно, мудрее, чем делать хоть что-то.

2. Человеку свойственно меняться. Это настолько очевидно, что даже не надо аргументировать.

3. Меняется не только сам человек, но и мир вокруг него. За 30 лет моей «профессионально-церковной» жизни церковь во многом стала иной. И не все изменения – к лучшему. Если же перемены есть, то глуп не тот, кто на них реагирует, а тот, кто упрямо не желает их замечать и повторяет лишь свои прежние слова и клише.

4. Говорил ли я о церковных болезнях прежде? Да. И о гораздо более серьезных, чем сейчас. Вот из книги «Ответы молодым» (2003):

Вопрос в другом — насколько христоцентрично современное православное мышление?

Апостол Павел говорил о святых как об облаке свидетелей (см.: Евр. 12, 1). Но в сознании некоторых людей это облако сгущается настолько, что заслоняет собой солнце, то есть Самого Христа.

Например, мне грустно было видеть то, что в нашей Церкви, по сути, никак не отпраздновали 2000-летие Рождества Христова. Нет, официально провели несколько концертов, банкетов и так далее. Но никакого миссионерского всплеска в этой связи не было. Не было серии христологических публикаций. Христос и в 2000 году не стал главной темой наших проповедей. Хоть одна книга о Христе была ли тогда написана и издана? Только несколько художественных альбомов…

Это значит, что тема Христа — это не есть нечто, вдохновляющее преподавателей наших духовных школ. Только в Свято-Тихоновском богословском институте вышел юбилейный сборник. Но и там были только переводы отцов и западных богословов плюс пара молодежных работ. А ведь редакция заранее обращалась к преподавателям института: «Отцы, пишите, готовьте», но мало кто вдохновился. Я отчего-то убежден, что если бы для сборника избрали другую тему — например, крестный путь Царской Семьи,— то сборник получился бы раза в четыре толще.

У нас нет потребности делиться с людьми своим переживанием Христа. Батюшка на проповеди может на время оторваться от бумажки, чтобы поделиться своими личными впечатлениями, например, от паломничества в какой-нибудь монастырь, может даже поделиться своими переживаниями того, что было «вчера на требе». Но как редко в наших храмах видишь, чтобы батюшка, точно так же, по требованию сердца, обратился вдруг к евангельскому тексту о Христе (вне зависимости от того, что это место сегодня на службе не читали) и сказал: «Вот, послушайте какое толкование я нашел у такого-то святого отца о таком-то поступке Христа, о таком-то Его слове».

И еще я не раз бывал в домах священников, у которых в домашнем иконостасе не было иконы Христа. Вернее, Он присутствовал, но только как младенец на руках у Богородицы. В центре же красного угла поставлялась либо самая старая или дорогая икона, либо самая большая, либо изображение с!амого чтимого в данной семье святого. Если же образу Христа там все же находилось место, то где-то далеко от центра и размеры этого образа сильно уступали размерам многих других икон.

Казалось бы: ну и что? Главное — молиться перед иконами, а не думать об их размере, но все же я считаю, что такие иконные уголки — это внешнее проявление некого внутреннего беспорядка. У священной живописи есть свои, выработанные веками законы, и один из них совершенно четко гласит, что размеры персонажа на иконе носят иерархический характер, то есть, чем больше персонаж по размерам, тем более значим его статус. Поэтому, взглянув на современные домашние иконостасы, даже зримо можно увидеть пример того, как Христос в сознании людей умален перед святыми, которые, собственно, и называются святыми только потому, что всю свою жизнь положили к ногам Христа.

И, наконец, могу привести еще один пример этой печальной симптоматики. Посмотрите на апокрифы. Если в первое тысячелетие истории христианства они вращались вокруг ветхозаветных и евангельских событий, то есть, пусть и искаженно, но все-таки концентрировались вокруг личности Христа («Евангелие детства Иисуса» и так далее), то современные апокрифы даже и не упоминают о Христе. Они рассказывают о Серафиме Саровском, блаженной Матроне, Иоанне Кронштадтском. Даже фольклор сменил тему для своего творчества.
Об этой церковной боли говорит и патриарх Алексий: «Восстановление христоцентричности церковного сознания невозможно без частого приобщения Святым Дарам» . Но если что-то надо восстановить, значит, это что-то где-то уже затерялось…

В лекциях об этом я говорил раньше. В 2002 году в итоговый документ III Миссионерского съезда по моей инициативе были вставлены слова об утрате христоцентричности: «Восстановление христоцентричности церковного сознания невозможно без осознания…»

Потом уже из этого съездовского документа патриаршие спичрайтеры эту фразу перенесли в речь патриарха Алексия, а я эти слова как уже патриаршие процитировал в своей книге (первое издание «Ответы молодым» было в 2003; цитата из патриарха добавлена в переиздание 2005-го)...

Если что-то надо восстанавливать – значит, это что-то разрушено. Что более горькое можно сказать о христианской церкви как не то, что она не Христоцентрична? Что центром ее внимания и забот стало нечто иное, чем Христос…

5. Об опасности превращения Церкви силовое ведомство я говорил тоже задолго до своих увольнений и даже до посадки пусек. Например:

На пленуме Межсоборного присутствия (а еще раньше на его рабочей группе) я голосовал против постановления о богохульстве и клевете. И пояснял:

«Этот документ написан с позиции власть имущего. Если бы в нем всецело была выдержана интонация жертвы, просящей о защите перед лицом чужой агрессии – было бы хорошо. Но этот документ в целом читается как угроза: «мы найдем управу на наших врагов!». Как можно подавать в светский суд иск о богохульстве, если при этом в нашем документе богохульство понимается предельно широко:

"В церковной традиции под богохульством (греч. βλασφημ?α, blasphemia) понимается оскорбительное или непочтительное действие, слово или намерение в отношении Бога или святыни". В суд за НАМЕРЕНИЕ?

А список святынь будет опубликован? Являются ли таковыми "екатеринбургские останки"? А для кого-то и Чибрик святыня и ужгородский "докторский" диплом...

Ну не надо подражать мусульманам в стремлении запугать своих оппонентов. У нас разные основатели и разные образцы для подражания. Христианство сильно именно своим крестным бессилием» (январь 2010).

6. Персональную критику монастырско-семинарских порядков и стиля епископского правления (пусть на примере одной Тобольской семинарии) я предложил на рубеже 2008-2009 годов. Легче всего мне было бы уехать на этот предвыборный месяц на лечение (что, собственно, и было в моих планах).

Позицию премудрого пескаря я хорошо знаю и понимаю. У меня была полная возможность тихонечко отсидеться до выборов нового патриарха. Кто станет им – тога было непонятно; вполне возможной была победа той группы, которую я как раз критиковал.

Вот некоторые мои тексты той поры:

"Последние годы московская церковная жизнь была поражена «юбилейной» болезнью. Назначенный 5 лет назад на пост Управляющего делами Патриархии митрополит Климент гордился тем, что едва приступив к исполнению своих новых обязанностей, он нашел в биографии патриарха Алексия целых четыре даты, дававшие повод к юбилейным торжествам в течение одного календарного года. Из центральной церковной прессы ушли любые проблемные материалы. Внутрицерковные дискуссии были приглушены до такой степени, что даже епископы не всегда могли понять логику действий высшей церковной власти – следствием чего и стал бунт чукотского епископа Диомида" ("Известия", 26 января 2009 г.).

"Нет никакого "внутреннего расследования по церковному уставу". Найдите "Положение о церковном суде" и подумайте, удастся ли вам в нем добиться правды в случае, если "ответчик" - ваш архиерей или ценимый им человек. Потому что никакой самозащиты и саморегуляции в нашу "систему" не встроено. Подарит нам Господь доброго Патриарха - будем жить. Подарит "владыку зверонравного" (это из акафиста Покрову) - будем терпеть.

В структуре церкви есть и плохое, и хорошее. Хорошего намного больше, честно. Только чем выше, тем пропорция эта у нас меняется..." (27.12.2008).

"Вопрос об антиинтеллектуализме церковного майнстрима. Церковная мысль не нужна никому, кроме тех, кто ею живет.

Боюсь, что епархиальные архиереи не отдают себе отчета в том, что по тому, кого они назначили делегатами от мирян, можно судить о них самих. Что я должен думать об отнюдь не немощном архиерее, который и на соборе не может расстаться с любимым иподьяконом в бантиках?" (29.12.2008).

"Да, всё произошедшее - Промысел Божий, и все нехорошие, с нашей точки зрения, поступки людей - тоже, несомненно, Промысел Божий.

Ну, значит, и мой протест - Промысел Божий.

И несогласие с Вашим "протестом" - тоже Промысел Божий...

Выход один - не покрывать свои и другие дурные поступки неуловимо-всеоответственным флером "Промысла Божия", а честно думать и отвечать за свои слова.

Надо учиться жить в стеклянном доме. Я то давно знаю, что каждый мой шаг будет предметом для сплетен и оценок (в ЖЖ летом была даже тема "Я Кураева на велике видел!"). Но вот слишком много у нас любителей "келейно" покалечить людей, а потом осудить тех, кто поинтересуется - а кто же это так искалечил эту судьбу и душу" (29.12.2008).

"- Подобные проблемы существовали в Церкви всегда?

- Увы, их было меньше, когда Церковь была пол контролем государства (синодальная система или советская). А вот система саморегуляции и самоочистки как-то у нас не сложилась" (21.01.2009).

"- Обличить брата надо сперва тайно или сразу явно?

- Увы, епископы давно уже нам не братья, а владыки (греч. -деспота). Но зачем Вы спрашиваете меня? Вы можете попробовать подойти к архиерею и тайно обличить его. Боюсь, что ни один модерируемый церковный форум не позволит Вам описать последовавшую сцену" (26.01.2009).

"В правовом обществе люди не чувствуют себя беззащитными овцами. И это не дает пастырям превратиться в волков" (26.01.2009).

"Я лично считаю позором для нашей церкви поведение Читинского епископа Евстафия. Когда он запретил, лишил сана священника отца Сергия, который отказался освещать тюрьму, в которой сидит Ходорковский, потому что он сам сидел в тюрьме и просто по его опыту зека, это бесчеловечные условия. Затем второй раз епархия Читинская совсем недавно категорически отрекалась от того, что они служили молебен за здравие заключенной беременной женщины Бахминой. Я считаю, что это за рамками человеческой и христианской этики такого рода жесты епархии" ("Эхо Москвы", 28 января 2009 г.).

" - Вы клевещите, утверждая, что церковными инструментами нельзя решить то, о чем Вы говорите и пишите.

- Прошу Вас привести пример, когда бы современный церковный суд (где хоть одно его заседание при патриархе Алексии?) и высшая церковная власть заступилась за обижаемых клириков или семинаристов (да еще и без предварительного давления светской прессы).

При новом Патриархе, может, такая возможность и появится, но при прежнем найти в Чистом переулке окорот на своего регионального деспота ни один клирик не мог. Или Вы такие примеры знаете?" (19.01.2009).

"Признаюсь, есть в моей памяти рассказ одного тамошнего гимназиста про еще одну грань "педагогики" вл. Димитрия, но если я ее тут расскажу, вы совсем в истерику впадете. Но практика показывает, что к таким рассказам Патриархия 90-х годов оставалась абсолютно глуха, если только дело не доходило до гражданского суда" (20.01.2009).

"- Горе тому, кто соблазнит малых сих.

- И кто же тут "малый"? Может, хватит в деток и овечек играться?

Увещаний насчет "неокрепших для правды душ" я от большевистских цензоров наслушался.

Ответ, увы, однозначен: налицо провал всех социальных сетей и систем. В том числе - и церковной. Ни одна иерархическая система не пропустила через себя сигнал боли. Ни одна не отреагировала. Я был в тех краях (станице Кущевской) на прошлой неделе. Священники даже между собой не делились тревогой. Тем паче не писали рапортов в епархию, не просили заступничества в патриархии...

Признаюсь, там все время у меня вертелись в голове слова Герцена, сказанные о церковниках эпохи крепостничества: «Ну а что сделала, в продолжение этого времени всех скорбящая, сердобольная заступница наша, новообрядческая церковь наша со своими иерархи? С невозмущаемым покоем ела она свою семгу, грузди, визигу; она выказала каменное равнодушие к народному делу, то возмутительное, преступное бездушие, с которым она два века смотрела из-под клобуков своих, перебирая четки, на злодейства помещиков, на насилия, на прелюбодеяния их, на их убийства... не найдя в пустой душе своей ни одного негодования, ни одного слова проклятья! Что у вас общего с народом? Да что у вас общего с людьми вообще? Вы не на шутку ангельского чина, в вас нет ничего человеческого».

…ТАКАЯ цель - сохранение шанса на оздоровление церковной жизни и, соответственно, России.

ТАКИЕ средства - громкий крик о том, что, по моему мнению, сделает достижение цели невозможным.

Среди этих средств - предоставление слова тем, чью боль система долгие годы не слышала (но, кстати, и их сколь-нибудь информированным оппонентам). Да, иногда жалеешь, что у нас не апостольский век, что мы для мира не в новинку и что в нашей церковной истории уже было столько гнуси... Поэтому и приходится говорить не только о том, о чем говорили первые и святые христиане" (17.01.2009).

"Храмы строятся, верно. Но кому из них помог тобольский владыка? Он с них берет налоги. Помимо 15% епархиального налога на товар с епархиального склада (свечи, иконы…) есть налог на прибыль с оборота прихода (+15%), а еще экстраординарные налоги типа по 2-3 млн.руб с благочиний (с каждого, исключая нищие южные) когда "душа просит" - деньгами и натурой. Тогда присылаются особые бумажки "заявки" на стройматериалы по списку, на продукты и проч. - при невозможности обеспечить поставку надо выплатить денежный эквивалент товара... Храмы содержат епархию, но не наоборот. Вы же не будете восхищаться подвигом создателя маркетинговой сети, который смог увеличить число своих доходных точек с 10 до 50? Но коммерсант хоть действительно вкладывает свои средства в открытие нового магазина. А владыка лишь разрешает вкладываться другим. Ничем не помогая, он требует откатов" (17.01.2009).

"- О. диакон, Вам не кажется что это дон-кихотство?

- Может быть. Только вот драконы настоящие.

Верю, что когда-то ж да начнется 21 век и для нашей бедной Церкви. Вспомните события минувшей осени в жизни Американской Автокефальной Церкви. Там люди были услышаны. Думаю, что если бы в какой-либо греческой семинарии было 3 самоубийства за 10 лет, то и Синод, и правительство, и пресса приняли бы меры. Кстати, у нас почти как в Греции. Там по закону полиция не имеет права входить на территорию университета. А у нас - на территорию семинарии. Только там полиция замирает, чтобы не мешать студентам протестовать. А у нас - чтобы не тревожить вл. Димитрия.

Просто тут очень четко сгустилась "тень Церкви" (термин Сергея Фуделя). Ничего личного. Просто миссионерский ужас: вот подведу я человека к церковному порогу, придет он в Церковь, в семинарию, а там - ...

Раз в пятилетку в тобольской семинарии студент кончает самоубийством:
В 1992 году повесился семинарист Сергий Главацкий;
Весной 1998 год с колокольни бросился Виталий Чепелюк;
В ноябре 2003 в 30 градусный мороз в тапочках и пижаме убежал из семинарии и замерз на тобольской улице Сергей Сидоров.

Наверно, у этих молодых людей были психические срывы. Но ведь они пришли в центр духовной жизни, в монастырь, в семинарию, где на лекциях им цитировали слова Алексея Хомякова про то, что "Церковь это организм любви". Они находились под недреманным оком владыки ректора. И вот вместо того, чтобы исцелиться, они были сломлены. Вместо Семьи встретили Систему. Сама обстановка тобольской церковной жизни – тотальной слежки, выдавливания всего хоть чуть-чуть несогласного. Даже беседы с семинаристами владыка Димитрия порой записывает на диктофон…

Сильные под таким прессом становятся сильнее. Слабые ломаются. Может, в школе спецназа это хорошо. Но так ли должно быть в христианской духовной школе?

Юность, конечно, опасно-суицидный возраст. Но по 3 самоубийства на десятилетие - я такого про другие семинарии не слышал. Да и вообще молодые убежденные христиане все же устойчивее, чем светские их ровесники. А значит, чтобы их сломать, давление должно быть гораздо серьезнее.

Вполне может быть, что семинаристы, покончившие с собой, были психически больны. Но они пришли в центр духовной жизни. В "церковь как организм любви (А.С. Хомяков). К опытным церковным педагогам, любящим пастырям и к архипастырю, возглавляющему Синодальную комиссию по реформе духовной школы.

Так, кажется, это выглядит в отчетах.

Почему же вместо исцеления, заботы и понимания они столкнулись с Системой, которая оставила (как им показалось) для них лишь один, самый страшный выход?" (15.01.2009).

"Люди, я понимаю, что проблема локальная. Но если у меня нет возможностей накормить всех алчущих, это же не повод отказаться от помощи тому конкретному человеку, до которого все же есть шанс дотянуться? Мы не можем накормить всю планету, но не впустить паразитов на свой огород все же можно.

- Уверен, что о.Андрей может вспомнить и безобразия в других епархиях, но о них молчит, так как пока еще не наступил нужный политический момент.

- Мы это уже давно проговорили. Вы опоздали. Повторюсь: да, знаю. Но молчу. Революцию в Церкви делать не собираюсь. Но из того, что я плохой "революционер" не следует, что вл. Димитрий добрый архипастырь. Приведите пример сделанного Вами корректного объявления о печальных сторонах церковного управления в той или иной епархии. Я у Вас поучусь. Опять же - перепишите сами тему о тобольском цементе и подайте ее так, чтобы это не казалось "методами желтой прессы.

- иначе Вы бы написали в светские издания?

- Вы знаете церковные издания, готовые публиковать такие темы?

Каждый архиерей сам свои порядки наводит в своей епархии. А вот то, что жаловаться на эти порядки в Церкви некому, что ни судьи ни "печальника" для обиженных в ней не нашлось - это уже вопрос о патриархе" (12.01.2009).

"Я не веду "войну на уничтожение". Я не могу ставить целью устранение владыки Димитрия с кафедры. Это не моя компетенция, а Синода, возглавляемого новым Патриархом. Но я могу надеяться на то, что после первой яростной реакции вл. Димитрий все же сможет не простить меня, нет, а сделать для себя на будущее выводы. Вот, мол, даже дьякона умеют кусаться, и от семинаристов может быть ответ. И в 21 веке не надо вводить крепостное право. Людям сегодня есть куда уходить от деспота и кому и где рассказать о его выходках. А хотя бы поэтому стоит уважать надо всех людей, а не только членов Синода и спонсоров. Полагаю, что и вл. Димитрий достаточно умен, чтоб из здешних дискуссий понять, что пора бы и ему поменяться, что тайное становится явным, что на всяк платок не накинешь роток. И потому даже архиерею лучше соблюдать правила элементарной этики и человечности в обращении с "подчиненными" (которые на самом деле рабы Божии, но отнюдь не новых рабовладельцев 21 века)" (10.01.2009).

БЛОГ ПРОТОДИАКОНА АНДРЕЯ КУРАЕВА, 19 октября 2015 г.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования