Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"PYCCKIE.COM": Леонид Симонович-Никшич. Страсти по Иоанну


СТРАСТИ ПО ИОАННУ

18 мая 2003 года Союз Православных Хоругвеносцев принял участие в Общегородском Крестном ходе г.Мурома посвященный Празднику Всех Муромских Святых. Крестный ход проводился по Благословению Высокопреосвященнейшего Евлогия Архиепископа Владимирского и Суздальского, который сам в сопровождении духовенства принял в нем участие.

Хоругвеносцы, прибывшие в Муром накануне, вошли в Спасо - Преображенский монастырь с иконами Царственных мучеников и Святого Мученика Воина Евгения Родионова под праздничный колокольный звон и пение "Христос Воскресе из мертвых Смертию Смерть поправ!…". Стены этой древней обители, как выяснилось позже, помнят посещение Иоанна Васильевича Грозного, почитание которого в лике Святого Благоверного Царя все более ширится в Русской Земле.

Утром следующего дня Крестный ход с участием Высокопреосвященнейшего Евлогия Архиепископа Владимирского и Суздальского, Духовенства Владимиро-Суздальской епархии, Союза Православных Хоругвеносцев, Казачества, братии монастыря и мирян , под праздничный колокольный звон, с иконами Муромских святых, Царственных мучеников ,Святого Мученика Воина Евгения, Святыми Хоругвями, Русскими Черно-Золото-Белыми Монархическими Знаменами, двинулся по направлению Свято-Благовещенского монастыря.

У Свято-Благовещенского монастыря Крестный Ход был встречен приходами других обителей города Мурома. Был отслужен водосвятный молебен.

Крестный ход завершился у Воскресенского храма, где прошло торжественное Архирейское богослужение.

Так и идут Хоругвеносцы по градам и весям Святой Руси. Идут вот уже как миниум 12 лет. А в перерывах между большими и малыми Крестными Ходами, другие мероприятия: митинги, стояния, конференции, а так же Монархические вечера, с одного из которых и начинается наше П о в е с т в о в а н и е.

Вступление

…Икона замироточила Крестом. Большими каплями выступило мvрро, как бисер смоляной светлой янтарной сосновой смолы. Крест, точнее капельки Креста начали появляться и расти точно в том месте, где в руках старца была иконка с изображением Григория Ефимовича Распутина с Цесаревичем Алексием на руках.

…Интересно, что совсем недавно вышел номер "Русского Вестника" со статьей Сергея Фомина, где как раз рассказывается о том, как создавалась эта икона. Впрочем, мы забегаем несколько вперед. Давайте, дорогой читатель, сначала вспомним как проходил Монархический вечер из знаменитой серии, посвященной нашей с вами Монархической истории.

Да, итак, в марте 2003 годав Международном Славянском Центре, Черниговский пер., д. 13 должен был состояться Монархический вечер, посвященный памяти Императора Александра Второго. Вести вечер должен был сам Вячеслав Михайлович Клыков, и начаться он должен был, как я уже написал, в 18 часов. По окончании же вечера должно было быть проведено очередное собрание Координационного Совета национально-Державных и Православно-Патриотических организаций, на котором Клыков должен был рассказать нам, как он съездил в Курск и получил благословение от Митрополита Ювеналия и, как продвигается организация Всероссийского Крестного Хода. Все члены Координационного Совета и Хоругвеносцы пришли даже ранее, где-то к 17.30., и пока стояли на лестничной площадке, там где поворот на второй этаж, рядом с деревянным изваянием Преподобного Сергия Радонежского. Тут были священники о. Александр Васькин из Кемеровской епархии, священник о. Олег Строев, только что вернувшийся из Владикавказа, из Чечни, Атаман Уральского Казачьего Войска Сергей Павлович Иртикеев, Глава Союза Хоругвеносцев Леонид Донатович Симонович, Владислав, Игорь Игоревич и много других близких нам Православных, представляющих те или иные группировки, группки и группочки. Все ждали, когда начнется вечер. Вдруг стало известно, что вечер начнется не в 18, а в 19 часов вечера. Это, конечно, вызвало ропот, кто-то даже воскликнул:

- И так каждый вечер!..

А кто-то низким баритоном пропел:

- Ой, то не вечер, то не вечер…

Но все остались ждать, потому что ничего, как говорится, не поделаешь.

Глава I.
Мироточение.

Да, так мы и стояли на лестнице как бедные родственники, или, даже, незванные гости… А в это время вверх, мимо нас проходили родственники богатые, гости званные." Атаман всех Казачьих Войск всея России и Зарубежья" Камшилов в черном вечернем костюме с иголочки, Владимир Ильич Большаков, Профессор, Заведующий кафедрой Русской истории в Академии Живописи, Зодчества и Ваяния И.С.Глазунова, высокий казачий генерал с выправкой актера Театра Станиславского и очень похожий на знаменитого художника Сальвадора Дали, староста храма в селе Тайнинском, также очень похожий. Но уже на Царя Николая Второго Александровича и другие столь же важные высокопоставленные лица.

Мы же продолжали стоять здесь на лестнице у деревянного изваяния Святого преподобного Сергия Радонежского. Вдруг я встретил Александра Павловича Лохматова, и он обрадованно стал рассказывать мне, что икона Старца Николая Псковоезерского мироточит.

* Пойдем, пойдем, Донатыч, приложишься! Она здесь, на третьем этаже.

Мы поднялись на третий этаж. Здесь перед дверьми, на черном пианино стояла небольшая иконка в киоте, та самая, о которой подробно написал Сергей Фомин в номере "Русского Вестника". Отец Николай Гурьянов изображен с иконой в руках. На иконе Старец Григорий Ефимович Распутин, названный Великомучеником и Страстотерпцем, с Цесаревичем Алексием на руках, также Страстотерпцем и Великомучеником. Письмо иконы очень благодатное. Но самое интересное, что икона действительно сильно мироточила. Причем мироточение было в форме К р е с т а, и центр Креста приходился на иконочку Старца Григория с Цесаревичем Алексием. Я приложился и сильно помолился. Потом приложились все наши, батюшки, казаки и Хоругвеносцы. Наконец нас впустили в зал. Потом появился Вяеслав Михайлович Клыков и прочитал всем нам лекцию о детстве и воспитании Царя Александра Второго. Зачитывал даже стихи на его рождение от лучших людей России, куда почему-то попал и Рылеев, - "так его же повесили!" - мелькнуло у меня в голове. Причем стихи были с прославлением Свободы, которая приравнивалась к Закону. Странная какая-то лекция, подумал я. Но потом оказалось, что текст писал Владимир Ильич Большаков, и написал он его для презентации памятника Царю Александру II, который, по предложению Немцова и Хакамады должен быть поставлен на площадке напротив Кутафьей башни. "Ничто не ново под луной" - почему-то мелькнуло в голове.

Глава II.
Явление Царя Иоанна.

Прочитав доклад, Вячеслав Михайлович удалился, и о грядущем Крестном ходе пришлось "сообщать" мне… Да, итак, я стоял лицом к залу с мироточащей иконой в руках. Как я уже говорил, на иконе был изображен старец отец Николай (Гурьянов) Псковоезерский. Сам он держал в руках иконочку с изображением старца Григория Распутина с Цесаревичем Алексеем на руках. Сверху над ним в клеймах стояли Василий Блаженный и Иоанн Васильевич Грозный. Икона, как я также уже говорил, сильно мироточила Крестом, причем центр мироточения приходился на икону с изображением старца Григория и Царевича Алексея.

Икона мироточит обильно – КРЕСТОМ, а дьякон Андрей Кураев говорит, что скорее всего перед смертью отец Николай выжил из ума, впал в детство, погрузился в старческое слабоумие, в маразм, так сказать, и именно поэтому утверждал, что Распутина и Ивана Грозного скоро прославят, даже и не безпокойтесь, даже рукой махнул, мол ТАМ уже все решено.

Там, конечно же, решено, но здесь совсем даже не решено. Здесь мощные силы, такие как отец Дмитрий Смирнов, отец Владимир Силовьев, отец Владислав Свешников, отец Александр Шаргунов, Владимир Леонидович Махнач, Михаил Михайлович Дунаев, Алексей Ильич Осипов, отец Макарий (Веретенников), известные деятели Издательского Отдела Московского Патриархата Морозов и Чапнин. Главный "сектовед" России и Зарубежья Александр Леонидович Дворкин, и многие другие, вдруг, неожиданно для других также многих – жестко встали против не только Всецерковной канонизации, но даже и против Всенародного Православного Прославления. Причем отец Александр Шаргунов ссылается на книгу, якобы, написанную дочерью Григория Распутина Матреной, где она показывает, что отец ее исцелял силою темною, любил грех, блуд и вино мадеру, а потом оказывается, при лингвистическом и литературоведческом анализе, произведенном доктором филологических наук Татьяной Леонидовной Мироновой, что Матрена-то, это всем известный Розенкранц, Калиостр и Казанова,Эдуард Радзинский, сын или внук одного из цареубийц…

Вот когда происходит настоящее размежевание – там, "у них", мы уже всех назвали. А здесь, "у нас" тоже армия – Владимир Николаевич Осипов, Олег Анатольевич Платонов, Лонид Евгеньевич Болотин, Вячеслав Константинович Демин, Андрей Алексеевич Щедрин, Сергей Владимирович Фомин, Александр Николаевич Стрижев,…. Манягин, Татьяна Леонидовна Миронова, Татьяна Граян, она же схимонахиня Николая, Жанна Бичевская и многие, многие другие… Картина получается очень интересная… Борьба будет долгой и трудной. Сейчас же скажем только одно: как Господь Вседержитель мог помазать на Царство и поставить на Руси Первого Своего Царя в лице человека страстей, изувера, садиста и убийцы? И почему в роду этого человека до него было множество святых? И у него самого два сына святые, причем один из них – МУЧЕНИК? Кроме этого, человек этот – ИОАНН ВАСИЛЬЕВИЧ ГРОЗНЫЙ – пятнадцать лет вел Ливонскую войну с орденом Латинян-Крестоносцев и победил их, разгромил Казанское и Астраханское ханства, создал сильное государство – Третий Рим-Россию, присоединил Сибирь. Да за одно присоединение Сибири мы все должны ему в ножки поклониться…

Все это я пишу в вагоне метро. Метроальный роман. А по вагону идет парень и играет "Амурские волны", в метро, белобрысый, Русский, не какой-нибудь чурка… И так по-Русски играет! Нет, мы освободимся, Россия победит, в этом нет никакого сомнения! И победит не какая-то широпаевская "Русь Арийцев", а именно наша Русь – Русская, простая, грешная и Святая…

Но я отвлекся. Так вот: за присоединение Сибири мы все Царю Иоанну Васильевичу должны быть благодарны по гроб жизни. "Впрочем, тут вопрос не исторический, тут вопрос МИСТИЧЕСКИЙ – и почему наши противники так рьяно взялись против, мы скоро поймем.

Мы же с вами видим живое свидетельство прославления старца Григория Ефимовича Распутина, Царя Иоанна Васильевича Грозного и самого старца Николая Гурьянова вот прямо сейчас на этой иконе".

Так примерно я говорил, потом сел, повернул икону лицом к себе и ахнул! Капли, особенно ближе к лицу старца Николая стали в несколько раз больше, а из левого глаза как бы стекала огромная набухшая слеза, почти во всю щеку. На слезу особенно обратил внимание отец Александр Васькин, взял икону в руки и долго на нее смотрел…

Вот и все, братья и сестры. Смело готовьтесь к прославлению Царя Иоанна Васильевича и старца Григория Распутина! Скоро мы с вами отправимся в Екатеринбург, потом в Дивеево на столетие прославления величайшего нашего Святого Серафима Саровского! Вот придем мы с вами в Дивеево – мы все должны придти туда 1 августа 2003 года, - все должны придти! Вся Россия! И там будет с нами хоругвь с изображением Царя Иоанна Васильевича, она уже шла с нами впервые 15 марта на Державную.

- Да, да, шла, шла! Мы видели – в схиме Царь, там Царь в схиме, благодатный, благодатный! – зашумел народ.

И знамя с его изображением пойдет – оно сейчас делается, и икона – она пишется, и еще знамена, и мы придем с вами из Дивеева на Куликово поле. 21 сентября придем. И там, на поле Куликовом проведем Русское Православное Народное Стояние СОБОРА АРХИСТРАТИГА МИХАИЛА. И на соборе этом, на Ангела Грозного Соборе вновь поклянемся в верности тысячелетней Русской Государственности от Рюрика до Царя – Мученика Николая II Александровича и примем Русскую Монархическую Державную грамоту, в которой черном по белому, с красными буквицами написано:

I. Русский Народ верен Монархической идее.

II. В России должна быть восстановлена Православная Самодержавная Монархия.

III. Мы остаемся верны клятве 1613 года на верность Династии Романовых, которые есть прямые потомки Рюрика и никаких "новых династий", ни Жуковых, ни Коневых нам не надо.

IV. Все, кто спекулирует на словах Священного Писания "избери себе Царя из народа своего!" - А Н А Ф Е М А!

V. Царя надо не избирать, а вымаливать, надо стать достойными Монархии – и тогда Господь явит нам отрока из единой и непрерывной династии Рюриковичей – Мономаховичей – Романовых, как это было в 1613 году.

VI. Мы должны со всей ответственностью сказать, - и это главное – в России прежде всего должен быть узаконен Державный и Господствующий СТАТУС РУССКИХ, как народа, отвечающего за будущее Великой Возрожденной России.

Если этого не произойдет, то все мечты о Монархии останутся мечтами и прекрасными грезами, которые улетят "как дым, как утренний туман", и тогда в России окончательно укрепится власть Хазарского Каганата с азиятами-карателями, хазарами-правителями и явным Каганом-жидом во главе.

Слушали очень внимательно.

Потом, примерно через неделю, 24, кажется, марта 2003, в 18.00 мы выехали с Воронцова поля в направлении Мытищ. Там нам нужно было найти Дом творчества, где жил наш Хоругвеносец, художник Дмитрий Кудряков. В этот вечер мы впервые должны были увидеть полу-уже-написанный образ первого Помазанника Божия на Руси, Святого Благоверного Царя Иоанна Васильевича Грозного. Долго искали въезд в то место, которое на схеме указал нам Дмитрий, наконец приехали, встали и вышли из машины. Кругом была тихая и высокая подмосковная ночь, полная воздуха и устремленных ввысь сосен. С правой стороны перед нами тянулся невысокий забор, за которым виднелась застекленная веранда, и там на веранде стояла Волшебная Лампа Алладина, точнее полу-лампа, полу-торшер, источая теплый, цвета тонкой слоновой кости, струящийся изнутри живым огнем, свет. "И Свет во тьме светит, и Тьме не обьять Его". Высоко в небе виднелись силуэты корабельных сосен.

…Да, итак мы подъехали к Дому творчества в Мытищах. Недалеко от поселка Челюскинцев… Темно было, только высокие сосны уходили в небо, да на застекленной веранде горела жемчужная лампа Будущего Русского Царства, да воздух был высоким и чистым, так что все хотелось вдыхать и вдыхать…

Потом вошли в Дом творчества. Поднялись на третий этаж. Постучались в комнату 25, и дверь отворилась. Там был художник Дмитрий со своим другом, тоже художником, очень вежливым человеком. А у стены, напротив окна, на холсте, писаная маслом, большая икона Царя Иоанна Васильевича Грозного. И действительно был он грозным. Брови изогнуты вверх, серые глаза смотрят несколько изподлобья, внимательно и взыскующе, и где-то там, в их глубине некое вопрошание: "Кто дал вам право искажать Святое Православие и вредить Богоданной Власти Помазанника Божия?" И вся фигура его в царственном облачении в пространстве картины создавала впечатление чего-то твердого и незыблемого. Это удивительное облачение Русских Царей, то, пришедшее к нам из Византии, но как-то еще усиленное, именно Русской мощностью и широтой характера. Когда человек облеченный властью, и не человек уже совсем, но некий колокол гудящий.

В правой его руке был обоюдоострый меч, а в левой – тот самый знаменитый посох…

Я помню, много-много лет назад, мне пришлось в Большом театре смотреть балет "Иоанн Грозный". Смотрел я его вместе с очень известным хорватским литературным критиком, профессором французской литературы Загребского Всеучилишта (университета) Предрагом Матвеевичем, который на самом деле был не хорват, а еврей, потомок неких одесских жидов, впоследствии попавших на Балканы, и далее в Хорватию – Загреб. Предрагу балет очень не понравился, – это какой-то Русский шовинизм! – прокомментировал он. Выражая протест против этого самого Русского шовинизма, он даже сделал вид, что спит. Я же с интересом смотрел действо. И было на что.

В середине сцены, на высоком черном возвышении стоял Царский трон, и на нем сидел Царь Иоанн Васильевич с посохом, изображая страдание и страшные муки размышления. Только что умерла (была отравлена) его любимая жена Анастасия Романова, а вокруг трона продолжали свой страшнейший каббалистический танец убийцы в белых халатах, изображающие странные половецкие пляски вокруг хрустального гроба, где лежала Анастасия… А Иван все сидел и думал. А они все плотнее и плотнее сжимали кольцо вкруг трона и из-за кулис уже высовывались какие-то совсем уже инфернальные рожи.

И вдруг Царь, медленно-медленно подняв посох, ударил им в пол сцены, и посох закачался как страшый маятник, отмеряющий уже другое время – время Опричнины…

Даже Предраг Матвеевич вздрогнул, даже как-то подскочил в кресле и вытаращил свои хоть и небольшие, но сразу все понявшие зенки. А опричники уже тащили убийц в белых халатах на Лобное место, уже занималось на горизонте зарево костров. Это собственно все, что я запомнил из того балета, точнее вспомнил, так сказать, увидев тот самый знаменитый посох в руке Грозного Царя.

Вообще, его фигура сейчас приобретает все более ясные очертания. Ведь почему так ненавидят его демократы? Ну конечно же, прежде всего потому, что он прямо топил в Волхове жидов. Пусть крестятся, пусть принимают Святое Крещение, а нет – так всех в Волхов! Так и поступили. Крестились мало, конечно, больше топили. Ибо как же, разве можно отказаться от отца своего – Дьявола?

Но не только за это. Еще за то, о чем, собственно, не пишет ни одна х р о н и к а в мире – Царь и Опричнина боролись против магии и волхвования, против сатанизма и черной магии во всех ее проявлениях. Причем не только против ереси жидовствующих, но и против всякого волхвования и колдовства, языческих в том числе, которых ох как много было тогда по Руси. Столько же, собственно, сколько и сейчас распространено у нас различными магами, экстрасенсами и докторами нетрадиционной медицины "сразу и навсегда" излечивающими от нарко- и алко-зависимости. Собственно Царь Иоанн Васильевич боролся с тем самым Черным Человеком, который с невероятным каким-то постоянством появляется и на страницах мировой литературы и в самой нашей человеческой истории…

Вот посмотрите: "Средневековая Народная Книга Шписа" в Германии, где собраны сказания и сведения о некоем некроманте, докторе Фаустусе, затем "Фауст" Лессинга и Гете, затем Черный Человек, заказавший Моцарту "Реквием", затем "Доктор Фаустус" Томаса Манна. Это только в Германском мире. А вот и у нас. Колдун из "Страшной мести" Гоголя, постоянно появляющаяся неуловимая дьявольская харя в безсмертных творениях Достоевского, "Пляски Смерти" Александра Блока, "Черный Человек" Сергея Есенина, Воланд и компания из "Мастера и Маргариты" Михаила Булгакова. Т.е. "традиция" эта самая, жива, и очень даже... Вот именно с ней, точнее с ним, с Черным Человеком и его "традицией" и боролся Государь Иоанн Васильевич, и знаменитая таинственная библиотека, была конечно же посвящена именно этому безсмертному вопросу. Вот почему, братья и сестры, некто Александр Дворкин, так удивительно похожий на сильно помолодевшего, полного сил Мефистофеля, вот почему и появился-то он в России удивительно вовремя, и сразу получил почти все: звание доктора богословия (а как же, как же), и профессорство, и кафедру, чего бы вы думали? – ну конечно же, с е к т о в е д е н и я. Ведь и диссертация-то докторская, защищенная в Америке у отца Мейендорфа была именно на вашу с нами главную тему: "Иоанн Грозный как религиозный тип"! А как же, как же! Ведь и Калигула у Альбера Камю – религиозный тип, да еще какой. Да и все остальные всемирные злодеи, Нерон там, и так далее, - все это та же, сугубо религиозная древнейшая вампирическая традиция, идущая от древнейших же "черных родов" с их черными же князьями и королями. Только обычно "черные роды" называют "кровавыми" роды, так сказать, "белые", то есть законные.

Вспомните, что пишет первый гуманист князь Курбский про род Иоанна Васильевича: "Ваш кровопийный род"! – не больше, не меньше, имея в виду род матери Грозного Елены Глинской, мать которой, бабушка Царя Иоанна, была Анна Якшич из знаменитого Сербского рода Якшичей. А там, в Сербии, там на Балканах, кто тогда в древности (да и сейчас, недаром американцы бомбят) жил? Разумеется одни вампиры, а кто ж еще?!!

Вот и приехал к нам сильно с тех пор помолодевший американский доктор богословия и прочих таинственных наук бороться с тем самым древним Балканско-Русским злом, которое сейчас вновь поднимает голову в России в лице новых и мрачных полутайных сект, в которые по странной и непонятной случайности попадают такие совершенно разные люди вроде "второсортной", по определению Михал Михалыча Дунаева, "эстрадной певички" Жанны Бичевской или заблудившегося историка-мистика Сергея Фомина с его "Россией перед Вторым Пришествием", и наконец, автора вот этого самого невероятного повествования "Повести Последних Времен" Главы Союза Православных Хоругвеносцев Леонида Донатовича Симоновича-Никшича.

Затем 19 мая 2003 года Союз Православных Хоругвеносцев и Союз Православных Братств принял участие в Крестном Ходе по центру Москвы в память 135-й годовщины со Дня рождения Святого Царя Мученика Николая Александровича.

Перед началом Крестного Хода Глава Союза Православных Хоругвеносцев, Председатель Союза Православных Братств, Глава Собора во имя Святого Архистратига Божия Михаила, Леонид Донатович Симонович - Никшич от имени Собора Архистратига Михаила обратился к собравшимся:

Мы обращаемся к Русскому Народу с призывом восстановить в России власть Царя и Помазанника Божия Православного Русского Государя, преступно разрушенную тайной беззакония в феврале 1917 года. Мы выступаем за возвращение к законной государственности через призвание Царя на Всероссийском Земском Соборе.

Стране нужна ж е с т к а я и с п р а в е д л и в а я Власть. Но эта Власть должна быть о с в я щ е н а высшей Идеей Монархической Государственности, когда всем и вся правит Помазанник Божий – ПРАВОСЛАВНЫЙ РУССКИЙ ЦАРЬ ИЗ РОДА РОМАНОВЫХ.

Народ исстрадался, измучился, наполовину вымер, но не потерял Надежды. Он верит, что за его страдания Господь пошлет нам ИЗБАВИТЕЛЯ, который установит в стране твердый и справедливый порядок. На этом священном чувстве могут сыграть тёмные силы, которые попытаются поставить над нами Абсолютного Диктатора, который в свою очередь под видом наведения порядка установит в России антихристианскую – антирусскую диктатуру во главе с олигархами и жрецами культа Золотого Тельца.

Чтобы этого не произошло мы должны настаивать - и настоять! - на том, чтобы у кормила Русской Власти встал не диктатор-олигарх, но Русский Православный Царь – ИЗБРАННИК И ПОМАЗАННИК БОЖИЙ. Ибо Идея Самодержавной Монархии зиждется на том, что Православный Царь, он же – УДЕРЖИВАЮЩИЙ – является Защитником Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви на земле.

Однако для того, чтобы в России воцарился Помазанник Божий необходимо, чтобы Господь простил нам наши грехи. А для этого нужно:

1. Обращение Русского Народа к Богу и его воцерковление. Всенародное Покаяние в нарушении Клятвы 1613 г. на верность Роду Романовых до скончания века, которое мы предлагаем принести всему Народу Русскому в Дивеево на Праздновании Столетия Прославления Преподобного Серафима Саровского.

2. На всех уровнях (на Церковном, Государственном, Общественном и личном) прекратить клевету и хулу на Русских Православных Государей, хулу, которая разрушает Монархическое, Национальное и Религиозное сознание Русских людей, демонизируя его (сознание) и превращая нас в хамов, кощунников и осквернителей наших национальных святынь, и разрушителей исторически сложившихся высших идеалов.

3. Собор Архистратига Михаила считает, что следующим актом покаяния должно быть всенародное прославление новых Русских Святых.

В первую очередь, мы, Русские Православные люди, должны:

прославить Первого Русского Помазанника Божия – Святого Благоверного Царя Иоанна IV Васильевича – молитва и Грозный Дух которого придадут нам сил в деле восстановления и созидания Святой Руси;

затем, прославить - Святого Царя Мученика Павла I Петровича, ритуально убитого врагами России и Православия;

для окончательного восстановления доброго имени Святого Царя Мученика Николая II Александровича и его Августейшей Семьи прославить в лике Великомученика Друга Царской Семьи и Старца Григория Ефимовича Распутина-Новых.

Прославить - Святого Мученика Величайшего Русского Пастыря и Народного Вождя Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна Снычёва.

Все эти Святые, прославленные нами, помогут нам своими молитвами в деле восстановления Православной Монархии, и тогда – мы в этом уверены – Господь Бог наш Иисус Христос явит нам Своего Избавителя – Православного Царя и Помазанника Божия, которого все мы на близ Грядущем Всероссийском Земском Соборе – единым духом и едины усты – СОБОРНО – утвердим на Царство, и который будет править Великой и Могучей Российской Державой твёрдой и неколебимой Царственной Десницей – Во Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Глава III.
ЦАРЬ ИОАНН ВАСИЛЬЕВИЧ ГРОЗНЫЙ

Царь был очень сильным и действительно Грозным. Но глаза его, и через них – душа, были удивительно светлыми и благостными. Держа в руках меч и свой знаменитый посох, он, смотря прямо на нас, как бы призывал остановить крамолу. Будто бы начинался праведный Христианский суд… Но не только к нам обращались его глаза. Одновременно он как бы обращался к своим врагам: "Придите к нам и покайтесь, - и мы упокоим вас! Мы лишим вас тревоги и безпокойства,и спасем вашу душу для упокоения вечного… Мы вас, конечно, казним, и смерть ваша будет лютой, ибо страдания при жизни, страдания принятые от карающей Царской десницы есть очищение и искупление. Перед смертью вас исповедует священник и вы, прощенные, с отпущенными грехами, пойдете прямо на Небеса, где вашу прощенную и умиротворенную душу встретят уже не палачи с топорами, и не черти с крючьями, но ангелы ликующие и поющие: "Али-луй-ия, Али-луй-ия, Али-луй-ия!" Да, глаза у Царя были удивительные. Он смотрел нам прямо в душу как бы говоря:

- Дерзайте, воины Христовы! Боритесь за мое Честное Имя, и я вместе с сонмищем Русских Святых приду к вам на помощь и поддержу!

И мы молча стояли пред его светлые очи, умиротворенные и потрясенные. Стояли здесь в узкой студенческой комнатке художественного Дома творчества, недалеко от станции железной дороги с символическим названием "Челюскинская". Да и правда, ведь и мы в этой комнате, в этой черной Русской ночи дрейфовали на льдине, среди океана злобы и непонимания, и вокруг нас в черной воде, среди закипающих белых волн, по их пене носились полу-прозрачные чудовища, и из волн выглядывали какие-то странные лица, очень похожие на те хари, которые смотрят на нас с полотен западно-европейских художников, когда они изображают чертей, дьявола, что-то среднее между козлиной мордой и дьявольской харей, причем с улыбочкой на тонких, злобно искривленных губах, глумливой и издевательской… Вот вынырнул Заведующий Кафедрой Сектоведения одного очень известного Богословского Института профессор Александр Леонидович Дворкин, причем глаза его, смотрящие сквозь маслянистую толщу воды горели каким-то неземным подводным свечением, и из них даже сыпались красные и зеленые искры, так что невольно пришло в голову, что перед нами материализация известной строки из стихотворения "Пророк":

И гад морских подводный ход.

- Секты! Секты! Правые секты! – что есть силы орал этот морской гад; - Это они, они Прославляют
Царя
Кровопийцу,
Темным сознанием
стремясь
затопить
всю Россию,
Кто был Иван? – изувер и убийца, вестимо,
Сына убил! Сексуальный маньяк, многоженец.
Днем истощал себя службой, постом и молитвой,
Ночью же шел в подземелье Скурата Малюты,
Где истязал и пытал самолично в застенках несчастных,
Жилы тянул, слушал крики и страшные, жуткие вопли…
Создал Опришнину – черный и дьявольский орден,
Те понеслись по просторам Московского Царства,
Все на пути предавая мечам и пожарам
И застонала, заплакала Русская Церковь.
С плеч полетели честные главы архиереев…
Лучшие люди, древнейшие Русские роды
Аристократия, коей бы надо гордиться
Вдруг вся в измене была обвинена злодеем
И захрустели в колесах со звоном их белые кости,
И заплясала в застенках кровавая страшная баня…
Запричитали, завыли боярские дочки и жены…
Так было ТОЧНО! Так пишут историки дружно:
Иоффе, Покровский, Радзинский,
Так Репин в картине безсмертной,
Нам показал содрогание души супостата,
Сыноубийцу, который достоин Геенны!
Канонизировать требуют темные люди…

…Да, и так далее, что-то еще кричал, точнее выкрикивал стоя на высокой кафедре богослов и сектовед Воркин. Потом всплыла какя-то полу-бабья, полу-азийская физиономия, и размахивая широкими рукавами рясы, заверещала:

- Они все выжили из ума! Они все выжили из ума! Отец Николай перед смерть несомненно выжил из ума, впал в детство, начал нести околесицу на непонятном языке. Тарабарщина какая-то! Тарабарщина вперемежку с пророчествами! – и рукой все махал, мол, не безпокойтесь. Скоро прославят и Царя Иоанна Грозного,и Распутина! Как можно! Мы должны заявить во всеуслышание, - мы категорически против таких пророчеств! Ка-те-го-ри-чес-ки! Вокруг таких юродивых всегда собираются полу-безумные секты. Так было с Серафимом Саровским, так было с Иоанном Кронштадским, Мотовиловы там всякие, Нилусы, так было с о. Иеронимом в Санасарском монастыре, также было с выжившим из ума отцом отцом Николаем Гурьяновым. Подождите! В ближайшее время такая секта соберется и вокруг отца Кирилла!

- Соберется, соберется, - согласно закивали головами подводные гады.

- А как же, ведь отец Кирилл радостно плачет, когда ему говорят, что кто-то, например Распутин, не был злодеем, а был добрым человеком, потому что одним из признаков старческого маразма является именно это качество, когда в людях хотят видеть добро, а не зло, которым они насквозь пропитаны. Распутин! Разве мы не читали воспоминаний Феликса Юсупова?!

- Читали, читали, - дружно закивали гады с соседних волн, - все читали, и воспоминания дочери Расутина Матрены читали, - воскликнул один знаменитый, всем известный священник. – Дочь не будет врать, она пишет, что ее отец в момент исцеления становился мертвенно бледным – как смерть! Какой силой надо исцелять, чтобы становиться мертвым, с закатившимися под лоб глазами?"

* Вельзевуловой, Вельзевуловой! – закричал Воркин и весь остальной Всемирный Морской Богословский Собор радостно и быстро закивал головами.

ГЛАВА IV.
Царь Иоанн Васильевич Грозный
(продолжение)

…Вчера, 4 апреля 2003 года мы с Валерой Левченко были у одной известной художницы. Она заканчивает образ Царя Иоанна. Царь изображен в схиме, с Крестом и Мечом в руках. Схима черная, переливающаяся различными серебряными тонами, как на полотнах Павла Корина. Плечи только показались слишком покатыми, как-то слабы были для Грозного Царя, который воплощал в себе рождение и создание Третьего Рима. Мы сказали ей об этом, и она сразу провела по холсту черным карандашом уверенную и четкую линию, и плечи сразу отвердели, и сразу же появилась сила. Потом тут же положила кистью черную краску – уверенным таким и широким мазком – и плечи совсем превратились в державные рамена Властелина Всея Руси. Надо же так! Одна линия, очертание, меняют всю фигуру, придавая ей мощь и силу.

Я забыл сказать, что как только мы вошли в комнату, я попросил рядом с этим образом Царя Иоанна повесить еще один на черном фоне. Ирина эксперементировала, попробовала сначала один, затем другой образ, а теперь, когда они висели рядом, я вдруг увидел Пересвета и Ослябю! Мелькнула даже мысль отказаться от Иоанна Грозного, благо у нас уже есть Черная хоругвь с его изображением, работы Юрия Петровича Копосова, но тут же эта мысль. это искушение, была отметена. А вот так нас лукавый пытается уловить: "Откажись от знамени Грозного Царя ради знамени Монахов-Воинов, ведь именно они были героями Куликовской битвы, и именно там, на поле Куликовом, произойдет решающее сражение Хоругвеносцев с силами злобы поднебесной!" Но тут же эта мысль была отброшена, потому что не на Пересвета с Ослябей катят бочку Воркины и Сараевы, нет, не на Пересвета, а на Иоанна, на Царя Иоанна Васильевича направлены сейчас их отравленные змеиным ядом стрелы… Пересвета с Ослябей они даже готовы прославить хоть сейчас, и памятник им на "Автозаводской" в детском скверике, на месте бывшего кладбища Героев Куликовской Битвы поставить – только вот денег никто не дает, потому что, почему-то, очень медленно отступают и завод "Динамо", построенный на месте бывшего Старо-Симонова монастыря, и конструктивистский Дворец Культуры завода ЗИЛ, построенный в стенах Ново-Симонова монастыря, на месте храмов и монастырских строений. Но там, как ни странно, дело пусть медленно, но идет, идет, а вот с Царем Иоанном – никак, потому что Царь сей, Грозный и безумный, душил митрополитов, рубил головы настоятелям, утопил Новгород в крови, кидал, нежелающих принимать Крещение жидов в быстрые воды Волхова, и, главное, огнем и мечом искоренял ереси, колдовство, волхвование и новые гуманистические веяния, которыми тогда задышала просвещенная еврейской каббалой Европа… И не только евреи (и тогда, и сейчас) возмущаются и зубами скрипят, но и вся демократическая гуманитарная наша наука, начиная с Карамзина, и оканчивая Лихачевым с Аверинцевым, она ведь вся категорически – ка-те-го-ри-чес-ки!!! – против этой самой канонизации совершенно безумного маньяка и кровопийцы.

- Я вам точно говорю, совершенно точно вам говорю, что он собственноручно тянул жилы и опускал в кипящее масло священников и князей древнейших, самых что ни на есть аристократических родов, вырывая у них признание в заговоре против его кровавой тирании! – вещал некий таинственый адепт какой-то особо эзотерической ложи герметического элевсинско-дельфийского посвящения. И ему со знанием дела кивал умудренный тайными знаниями каббалист, собирающийся в скором времени воскресить всех выдающихся российских розенкрейцеров…

Странно как-то получалось, почему-то именно на фигуре Грозного Царя Иоанна Васильевича сошлись в полнейшем взаимопонимании очень различные, часто даже противоположные, подчас даже антогонистические течения и направления эзотерической мысли.

Гуманист и колдун, прагматик-рационалист и крайний спиритуалист-мистик, крутящий блюдца и столы, и, подобно Аэндорской волшебнице, вызывающей духи древних Царей Навуходоносора, Вальтазара и Кира, и даже, прости Господи, самого Пророка Даниила.

Сейчас все они сидели вместе, за большим круглым столом с дыркой посередине, и единодушно, в один голос осуждали – да что там осуждали, - судили Грозного Царя. Были тут и наши московские батюшки, представители высшей научной элиты просвещеннейшего нашего духовенства, всей нашей богословской мысли, преподаватели духовных академий, университета Апостола-Евангелиста Иоанна Богослова, Свято-Тихоновского богословского института, Московской Духовной Академии и других набирающих силу духовных школ Москвы. Как все эти люди оказались вместе в этом круглом зале с высокими окнами, кто усадил их всех за этот круглый стол, пожалуй никто бы из них не смог сейчас ответить. Хотя нет, кое-кто и смог бы, только никогда, ни под какой пыткой, ни при каком вытягивании жил, не ответил бы, не проронил бы ни единого звука о великой, объединяющей всех этих людей Тайне. А между тем, Тайна эта была все та же – вечная, даже извечная, и имя ей было все то же, от времен Пророков до наших с вами, еще более эсхатологических и апокалиптических времен, совсем уже, так сказать, последних. И имя этой величайшей Тайне было, нет, нет, уважаемые читатели, не "Каин с каинитами", и не "Тувалкаин с тувалкаинитами", и вообще никакие не "-ниты" и не "-каниты", а все те же, во все времена, и среди всех народов живущие, и ставящие своей высшей целью управлять всеми этими народами – обыкновенные, те, кого Господь Бог наш Иисус Христос прямо называл детьми дьявола, и которые Его в конце концов схватили и распяли, и которые в течение всего времени старались захватить Россию, запустив в нее мистические черно-магические учения – один Схария или Мозич с Альбаном чего стоили! – те, которым удавалось убивать многих сильных во Израиле – от появления Московского Царства до его падения, от Андрея Боголюбского до Николая Второго, и уже в наше с вами время убивающих огромное количество лучших и прекрасных Русских людей, от Оптинских иноков Василия, Трофима и Ферапонта до поэта и композитора Игоря Талькова и восходящего гения Максима Трошина – ну, вобщем что говорить, - хоть и говорит нам Роман Багдасаров, что "тайна так и останется тайной", но вы ведь и сами все все знаете, братия и сестры, - они, конечно они, теперь еще более замаскированные, все, или почти все православные, даже пастыри, даже главнейшие и лучшие пастыри Священного Града Москвы – Мистического и Загадочного Третьего Рима, такие как отец Святослав Вешников, отец диакон Андрей Сараев и прилетевший к ним на помощь из-за океана главный борец с тоталитарными сектами, и вообще с темным сектантским сознанием дикого и пьяного Русского Народа – ставленник американского отца Мейендорфа, - профессор, ну конечно же профессор! – а как же, как же – Александр Леонидович Воркин, он, он, вы конечно все его узнали, как только он вошел к нам сюда в зал, все встали и зааплодировали:

- Мессир! Мессир! Мессир! – пронесся странный шепот по рядам. Да, братья и сестры, совершенно верно. Это они, они, конечно же, они, все те же вечные странники ночи, - фавориты Луны ("Favorites Of The Moon", по замечательному определению английского гения), вот уже семь миллионов лет бредущие по земле, и даже на пыльных тропинках далеких планет оставившие свои следы, безсмертные, одержимые одной единственной идеей Абсолютной Власти над всеми народами земли, да, да, они, конечно, они – евреи, в ругательном просторечии, жиды, в ласкательном малороссийском просторечии – жидки, впрочем, не будем усугублять, вы и так все знаете, что речь идет о тех самых врагах рода человеческого, которые мешают нам с вами жить вот уже как минимум тысячу последних лет существования Православной России. А всем остальным народам так может и все эти семь тысяч лет от Сотворения Мира.

И вот теперь их самая ученая, самая церковная, самая "сионская", так сказать, головка сидела в этом круглом зале с узкими и высокими окнами, за круглым столом с дыркой, и мучительно размышляла над тем, как нам, Русским, не дать прославить и канонизировать величайшего нашего Русского человека – Царя Иоанна Васильевича Грозного.

Святый Благоверный Царе Иоанне, моли Бога о нас!

Впрочем, братья и сестры, я хочу вам напомнить, что то, то вы сейчас читаете – это не совсем реальные события, а некая их литературная интерпретация, на манер Николая Васильевича с Федор Михалычем, что-то, вобщем, в этом роде. И поэтому люди и другие сущности, которых вы встретили в подводном царстве или в круглом зале с высокими окнами не есть конкретные и всем нам известные наши с вами современники, но некие фантасмагорические образы, которые из них, современников, как-то неожиданно и сами собой получаются. Я тут не виноват, так же как не был виноват Данте, когда описывал своих близких знакомых, встретив их в различных отделениях своего "Инферно". Скорее Вергилий виноват, который водил его по темным заколулкам и над страшными зловонными пропастями.

Вот и я, Леонид Донатович,
Сокращенно просто ДОНАТ,
Иду за великим Данте
По ступеням, ведущим в Ад…
И кого ж я там, братцы, вижу?
Не веря своим глазам –
Александр Леонидович Воркин
Читает доклад чертям…
Поэтому и вопросы все – к классикам мировой литературы.

Глава V.
Всемирный Морской Богословский Собор

Потом один из высокопоставленных участников Всемирного Морского Богословского Собора, бледный такой, весь обросший толстыми, похожими на проволоку серо-седыми волосами выступил со следующей речью:

У старца Николая с острова Залит, -
Они его теперь Псковоезерским зовут –
Ум на старости заехал за разум,
Старец впал в детство, впал в маразм,
И у старца открылся пророческий зуд.
Старец махнул ручонкою слабою –
"Грозный, Распутин, - скоро! Скоро! –
И это пророчество безумные бабы
Разнесли по барсучьим норам.
Скоро прольется, мол, море крови,
Крови прольется до узд лошадиных, -
Старец слегка приподнял брови
И снова их страшно и грозно сдвинул
И толпы паломников волосатых,
И темные сонмища жутких старух
Слух раскатили эхом стократным,
По миру понесся нарастающий слух…
И зашевелились темные массы,
Те, что всегда готовы хоть в печь,
Те, чьи сердца никогда не гаснут,
Те, что готовы стрелять и жечь
Мурло черносотенца, и махровый
Страшный волосатый квасной патриот
На фоне багровеющего заката,
Старцу-маразматику смотрели в рот…
А над рекою два призрака жутких,
Царь и Распутин, палач и колдун
В небе мерещились целые сутки,
И ветер гнал волны и ивы гнул…

Да, братья и сестры, мы думаем о Крестном Ходе, готовимся, а они там в глубинах Мирового Океана действуют тайно и целеустремленно. А у них уже, оказывается, почти все готово, уже принято решение, и все подписано и запечатано. Они уже вынесли свой окончательный вердикт, свой последний приговор. "Царь и Распутин – враги Церкви и Народа". Правда, не сказано, какого Народа и чьей Церкви, но это и не обязательно, они-то знают, какого и чьей…

Кстати, сегодня в 14.00 по ТВЦ, в канун Благовещения передали, что из Владивостока выходит эскадра из двух противолодочных кораблей, один Северного флота, другой Черноморского и идут в Индийский океан для совместных маневров с Военно-Морскими силами Индии. Грустный какой-то был репортаж. Жена моряка грустно говорит, сам моряк-офицер грустно говорит, будто на верную смерть людей посылают, будто они знают. То им второй "Курск" готовят… А в Ираке, в Басре, между тем, тросом захватывают памятник Хуссейну, с вытянутой, указующей вдаль рукой, и сбрасывают его на землю, и постамент взрывают, и тапочки Хусейна в Багдадском аэропорту нам показывают. Показали и сказали, что отсюда он хотел убежать. Дикторша Марина Ситтель нам сказала, а американцы тапочки показали, в которых Хуссейну не удалось убежать от мести "Черепа и костей"… Вот на каком международном фоне поедем мы с вами, братья и сестры, на Урал, в Екатеринбург и Алапаевск.

А Юрий Самарин в статье "Комиссары в косоворотках" пишет, что леонид Донатович призывает к бунту! Только не пишет, откуда сам этот Русский Бунт берется. Действительно, откуда берется сам бунт. Так сказать, буран. Помните эпиграф к "Капитанской дочке"? "Пошел снег, вдруг повалил хлопьями, стало темно.

- Беда, барин, буран! – сказал ямщик…"

Заметьте, "стало темно", и начался буран. Т.е. разыгралась стихия. Откуда берется эта наша Русская стихия, и почему ею могут управлять темные силы? И почему мы, Православные, Монархисты, сторонники законной Монархической Иерархии и Сакрального Порядка этими же стихиями управлять не можем?

Вот какие странные мысли приходят в голову, когда едешь-идешь Крестными Ходами по великой таинственной земле – Уралу. Здесь, недалеко от Нижнего Тагила, в том месте, где под землей находятся бездонные гулкие провалы и пустоты новый Петр построит столицу, вселенскую столицу Всемирной Уральской Империи.

Глава VI.
Страсти по Иоанну. Ответ Юрию Самарину.

Так вот, господа хорошие, если мы по-вашему мнению, "комиссары", чуть было не написал "в пыльных шлемах"… Так вот, если мы "комиссары в косоворотках", то вы, господа ученые, вы, высокомудрые и высокодуховные, все богословские науки постигшие, и всю книжную премудрость в себя вобравшие, вы, господа, тогда уж, простите за неудавшийся каламбур, вы тогда – "фарисеи в рясах".

Ибо стоит нам, РУССКИМ, хоть где-то очень робко заикнуться о своей РУССКОСТИ, как сразу раздаются обвинения в "подыгрывании Системе", в "нарушении правил игры", в "призывах к бунту" - "безсмысленному и безпощадному", - или как там у классика. Ну прямо, "беда, барин, буран". Буран, вьются бесы, скачут бесы… И летит шлагбаум в лоб… А как же тогда, простите, сам автор этих безсмертных творений? Или другой, написавший "Валерик", не из головы, а из опыта, то есть после того, как сам, по пояс в кровавой воде рубился с озверелыми ваххабитами… Знаете ли, уважаемый Юрий Самарин, фарисеи тоже ведь говорили: "Пусть лучше о д и н человек умрет, чем целому народу страдать!" Мол, не надо дразнить систему. Вы в вашей статье, сами того не замечая, удивительно точно цитируете Каиафу.

Ну да, конечно, "к вашей православной (Православной! – Л.Д.С.) Победе ведет путь с о к р о в е н н ы й". А как же, как же! Разумеется. Вы ведь мистики, афониты-исихасты, огурчики, так сказать, кошерные. А мы – дуболомая чернь, с Хоругвями, да с Образами, да с молитвой на устах "(слов, конечно, не разобрать, но что-то такое жизнеутверждающее, в исконном "русском духе")". Странно, что не в "посконном".

Господин Самарин, а почему вы Русский Дух, всегда пишете с маленьких букв и в "кавычках". Вы что думаете, что это какое-то ругательное выражение? Или Вы считаете, что Русского Духа в природе не существует? Так вот – мы вынуждены Вас сильно разочаровать, - он, этот самый, вот уже как минимум восемьдесят лет уничтожаемый (истребляемый!) Русский Дух – ЕСТЬ. Это, пройдя-проедя тысячи и тысячи километров по Руси Крестными Ходами, мы. Хоругвеносцы, свидетельствуем Вам со всей ответственностью.

Да, он загнан в глубь души. Но ведь Духу там и место, чем глубже, тем лучше. Да, он страдает, но ведь СТРАДАНИЯ – суть Христианства, ибо они – ИСКУПЛЕНИЕ есть. Да, его ругают и поносят, над ним издеваются и насмехаются, а он проявляет себя совсем неожиданно, в глазах безпризорных детей, просящих милостыню у эскалатора метро "Курская кольцевая". Вдруг взглянет такой ребенок Вам в глаза, и ты вдруг понимаешь, что в глаза тебе взглянул Христос… А рядом с ним шапочка с мелочью, где прислоненная стоит истертая иконочка Казанской Божией Матери, и глаза Ее, скорбные и строгие, также взглянут тебе в душу, и во взгляде Ее читаешь: "Как ты, Русский человек, допустил до того, что сын твой возлюбленный ("Сын Мой Возлюбленный"!) сидит здесь на полу и собирает деньги "на хлебушек"… И что вы ответите Богоматери и Христу, господин Самарин? Может, начнете бормотать что-то про то, что "Система вас угнобит"? Хотя что ж, тут Вы по-своему правы – Вас с вашей "сокровенно"-страусиной философией она именно "у г н о б и т", а нас – убьет. Тут есть некое различие в способе уничтожения… Настоящих, господин Самарин, "не гнобят", а распинают, или пробивают насквозь ритуальным мечом с выцарапанной на нем надписью "САТАНА - 666".

Я держал этот меч в руках, и никогда его не забуду (следователь мне показывал – Л.Д.С.). Так были убиты иноки Трофим и Ферапонт и иеромонах Василий, теперь уже Священномученики. Или голову живому отпиливают, как Жене Родионову, теперь уже Воин-Мученик. Или бьют смертным боем в застенках Чеки, как Владыку Феодора (Поздеевского), до смерти конечно, до смерти, а потом, уже после смерти, фабрикуют дело,где он, якобы, всех сдал. Только когда читаешь протоколы допроса, удивляешься, как это вдруг ученый монах заговорил чекистским языком с сильно выраженным местечковым акцентом.

Впрочем, не только воинов, монахов и владык. И поэтов тоже. На Черной Речке ли, в долине Дагестана, в номере "Англетера" или в концертном зале дворца "Юбилейный" с пулею в груди, или с веревкою на шее, со лбом, пробитым кастетом – но все равно смерть, уважаемый господин Самарин. Мученическая, и, что не менее важно, героическая. Да о такой смерти молиться надо, господин Самарин. А ведь тоже, смотрите, необдуманные какие-то поступки эти странные люди совершали. Одно письмо Геккерну чего стоит! Ведь это самая великая рукопись за всю историю мировой литературы. Вот эта уж точно не сгорит… А "Смерть Поэта" Лермонтова? А "Страна Негодяев" Есенина? Не помню, как точно в подлиннике, текста под рукой нет, но смысл таков: ты, мол, говоришь, что ты гражданин Веймара, а я знаю, что ты просто местечковый еврей…

Чтобы так сказать Че-Кистову, надо действительно иметь очень много совсем не "расплывчатого, широко и произвольно трактуемого", а очень горячего и ясного Русского Духа, который никак не противоречит Духу Святому, ибо они, поэты, святые и герои не думали, что говорить, когда их судили, но Сам Дух Святой, смелый и безстрашный, говорил в них, говорил удивительно чистым Русским Языком. Вот пример:

Но золотые купола
Кому-то черный глаз слепили,
Ты раздражала силы зла,
И видно так их доняла,
Что ослепить тебя решили…

Разумеется, таких слов "Система", как Вы верно заметили, не прощает, за это следует пуля Шляфмана, или Дантеса, или Мартынова. Или кастет Блюмкина… Что же вы, господин Самарин, всех этих бунтарей умученных, в провокаторы что ли, записываете? А заодно и нас всех скопом туда же. По Вашей логике так получается: чуть высунулся с Русским Вопросом, так провокатор.

Вот и мы, по-Вашему, своими Хоругвями да Образами, да "нечленораздельными молитвами" "раздражаем Систему", а раздражившись, она издает законы об экстремизме и начинает взволнованно кричать о Русском фашизме. А потом, от этого ее крика – как от свиста Соловья-Разбойника – Русский Народ весь! – умирает по полтора миллиона в год. И по России, маша косами, скачут такие всадники, что даже средневековым германским мастерам не изобразить…

Чего вы все боитесь? Неужели Смерти? Так она везде. Мы с вами давно уже живем в ДЕРЖАВЕ СМЕРТИ. Мне иногда кажется, что их телевидение все выдумывает и про терроризм, и про Бен-Ладена, и про атипичную П Н Е В М А (Sic! – Л.Д.С.) - Н И Ю для того, чтобы отвлечь нас от жуткой, еще невиданной в истории Чумы и ее всадников на костлявых конях летящих по просторам гигантской страны.

Какой смерти может бояться Русский человек, когда его народ – Русский Народ – ВЕСЬ Система убивает по полтора миллиона в год! Когда идет невиданный в истории САТАНИНСКИЙ ГЕНОЦИД РУССКИХ. Почему Вы ничего этого не видите, господин Юрий Самарин? Может быть, потому что идете сокровенным путем? Сокрылся себе в сокровение, и никаких проблем, и тебя никто не замечает, и ты никого. Как хорошо… Только есть еще один – ЕВАНГЕЛЬСКИЙ ПУТЬ. ОТКРОВЕНИЕ. Откровение Апостола Евангелиста Иоанна Богослова. Это и есть – РУССКИЙ ПУТЬ.

На этом я хотел свой ответ Вам закончить. Но вспомнил, что например, Православными Поэтами некоторые наши батюшки и историки православной литературы считают Пастернака, Мандельштама и даже Бродского, и на основании цитаты из хрестоматии, что Русский – это Православный, делают их Русскими. А других: Блока, Есенина, Клюева, Васильева, Ганина, Гумилева, Шукшина, Рубцова, Талькова – категорически считают неправославными. На основании той же алхебры, они вроде как бы и не Русские уже. Только все эти высокообразованнейшие историки забывают, что последние в с е были ритуально умучены тайной беззакония за любовь к России…

Что же касается конкретно меня, Леонида Донатовича Симоновича-Никшича, то я, как и все они, готов принять любую казнь, любые преследования и гонения именно за Россию и за "широко понимаемый", ш и р о к и й Русский Дух.

Вы можете сказать, что и Мандельштам умер в лагере, что и Пастернак страдал за "Доктора Живаго", где, кстати, есть христианские стихи, и наконец, что Бродский был в ссылке и был, так сказать, изгнанником, умаляясь там "в значении и в теле"… На это я вам отвечу словами классика:

Но я не Бродский, я другой
Такой же как и он, изганник,
Но только с Русскою Душой!..

И надеюсь, что эту Русскую Душу даст мне положить за други своя – за мои святые Русские Православные други – "вы Други мои есте" (Евангелие от Иоанна) - Господь Бог наш ИИСУС ХРИСТОС. За те самые други моя, которых вы видите на поседующих фотографиях Крестного Хода в День 135-летия со Дня Рождения Святого Царя Мученика Царя Николая II Александровича, идущих впереди с Голгофой и большою, недавно созданной Иконой Святого Благоверного Царя Иоанна Васильевича Грозного, явление которой и описывается в этих полу-фантастических хрониках.

Все это написано 5 – 6 июня / 18 – 19 мая, в день рождения
Русского поэта Александра Сергеевича Пушкина

Леонид Симонович-Никшич

http://www.pycckie.com/simonovich/book2/book2.htm


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования