Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"DIE WELT": Исламисты планируют геноцид. Запад еще не осознал опасности. Интервью с израильским профессором господином Бауэром


Die Welt: Господин Бауэр, вы полагает, что за терактами, такими, например, как в Джакарте, скрывается идеология, которую вы сами называете "радикальный исламизм". Что вы понимаете под этим словом?

Бауэр: Радикальный исламизм - это религиозное течение, которое стремится к мировому господству и исповедует идеологию, допускающую геноцид.

Die Welt: Какая разница существует между понятиями "исламизм", "исламский фундаментализм" и "радикальный исламизм"?

Бауэр: Фундаментализм - это явление, которое встречается во всех религиях: в христианстве, иудаизме, буддизме и других. Данное понятие связано с деятельностью одного английского священника в середине XIX века, который пытался убедить протестантов в Америке в том, что необходимо дословно понимать святые писания и жить в соответствии с ними. Каждый, кто не последует его религии, будет гореть в аду, заявлял он. Именно так фундаментализм понимается до сих пор, причем не только в исламе. У радикального исламизма тоже фундаменталистский характер, однако, это не главное. Радикальный исламизм - это религия, которая одновременно является политикой - точно так же, как национал-социализм и коммунизм были, и являются до сих пор, политическими религиями. Поэтому я говорю: исламизм - это мутация ислама, так же, как радикальное христианство и ультраортодоксальный иудаизм - мутации соответствующих религий.

Die Welt: Не существует ли в свете последних терактов опасности поспешных выводов. То есть, быть может, вы видите целую идеологию там, где действуют все лишь одиночки?

Бауэр: Нет. Совершенно ясно, что действовала одна и та же организация. Можно находиться на расстоянии тысячи километров, но тем не менее сразу распознать, что речь идет об одном и том же оружии, одних и тех же установках и целях. Называется ли организация "Джемаа Исламия" или как-нибудь по-другому - это совершенно неважно, поскольку идеология остается прежней.

Die Welt: Как бороться с радикальный исламизмом?

Бауэр: Большинство из 1,2 млрд мусульман в мире не являются радикалами. Ислам - это большая, универсальная религия. Поэтому радикальный исламизм победить возможно. Однако сделать это смогут только мусульмане, а не мы с вами. Миллионы мусульман понимают, что у радикального исламизма есть два пути: либо сделать из людей своих сторонников, либо уничтожить их.

Die Welt: Однако готовность к борьбе предусматривает осознание опасности.

Бауэр: Именно поэтому нужно создавать альянсы с нерадикальными мусульманами. Во-первых, именно против них в первую очередь направлен радикальный исламизм. Во-вторых, он направлен против всех мусульманских государств. В третьих - против национализма, поэтому ошибкой будет утверждение, что радикальный ислам поддерживает арабский национализм.

Die Welt: Какие цели еще преследуют радикальные исламисты?

Бауэр: Помимо уничтожения существующих арабских государств они хотят, прежде всего, одного: истребить всех евреев. Это написано черным по белому и распространяется по интернету. Конечно, эта идеология направлена и против Америки и Запада в целом. Всего несколько недель назад один из радикальных исламистов заявил через интернет, что для начала необходимо убить четыре миллиона американцев, - и открыто сказал, что два миллиона из них должны быть дети. Это открытый призыв к геноциду.

Die Welt: Неужели западный мир еще не до конца осознал эту опасность?

Бауэр: Я думаю, что на Западе люди этого не понимают. США пытаются решить проблему при помощи оружия. Это не сработает. Нельзя бороться против идеологии, используя лишь военные средства. Надо, скорее, действовать идеологически. В конце концов, не стоит забывать, что западный мир тоже виноват в том, что произошла такая мутация.

Die Welt: Насколько виноват?

Бауэр: Дело в том, что западный империализм практически свел на нет возможность развития в этих странах капиталистического, демократического, основанного на индивидуализме общества. Вместо этого он отождествил себя в автократами и консервативным религиозным истеблишментом, потому что ему это выгодно. Сейчас необходимо провести масштабную экономическую кампанию, направленную на потребителей, а не на коррумпированные правительства, чтобы бросить вызов страшной бедности и отчаянию.

Die Welt: Кто может стать инициатором такого плана? США?

Бауэр: Стать его инициатором должны интеллектуалы? Мусульмане и не только, имеющие политическое слияния, знаменитые think-tanks (мозговые центры), которые могут оказывать влияние на правительства. Данную проблему нужно обсуждать с очень прагматичной, а ни идеалистической точки зрения, чтобы всем стало ясно, что мы стоим перед лицом страшной опасности, с которой надо бороться с умом: при помощи воспитания и идеологии. Это должны делать сами мусульмане, потому что это отвечает их собственным интересам.

Die Welt: Что вы думаете о теории "Столкновения цивилизаций" Самюэля Хантингтона?

Бауэр: Обобщение Хантингтона неудачно. Ислам - это не цивилизация, которая направлена против Запада. Скорее, она попала в невыгодное положение, как хорошо выразился Бернард Льюис. Исламу надо помочь, как Мюнхгаузену, вытащить себя самого за волосы.

Die Welt: То есть вы считаете политику США ошибочной?

Бауэр: Да, по крайней мере отчасти. Я не против американцев, я лишь вижу ошибки, которые они совершают. Если бы в конфликте на Ближнем Востоке перемирие длилось подольше, на что сейчас надеяться не приходится, то это бы, несомненно, повлияло бы на пропаганду радикальных исламистов.

Die Welt: Когда и где возник радикальный исламизм?

Бауэр: Примерно в 1950 году, главным образом по инициативе идеолога Сайида Кутба, который был повешен в 1966 году при режиме Абделя Насера, поскольку боролся против арабского национализма. Еще за 17 лет до захвата Западного берега реки Иордан Кутб уже написал книжку, в которой призывал к геноциду против евреев.

Die Welt: Вы хотите сказать, что радикальный исламизм имеет египетское происхождение?

Бауэр: Конечно. Большинство его идеологов - это египтяне, как, например, соратник Усамы бен Ладена, детский врач по профессии, Айман аль-Завахири, идеолог "Аль-Каиды".

Die Welt: Какую роль играет Саудовская Аравия?

Бауэр: Саудовская Аравия - это настоящая фундаменталистская диктатура, которая базируется на радикальной, пуристской идеологии ислама периода XVIII века. Ваххабизм - именно так звучит название официальной идеологии. Однако 5000 членов королевской семьи живут отнюдь не по-пуритански. Коррупция и злоупотребления властью привели к тому, что единственной альтернативой этой диктатуре являются исламисты. Тут Запад попадает в трудное положение, поскольку данная альтернатива - далеко не лучший вариант.

Die Welt: На самом ли деле сеть радикальных исламистов уже распространилась по всему миру?

Бауэр: Да. Даже в Америке. Хотя из 18 млн мусульман, живущих в Европе, радикально настроено лишь небольшое меньшинство, этого достаточно. Нельзя игнорировать маргинальные явления.

Йенс Хунгерманн

19 августа 2003 г.

Опубликовано на сайте www.inopressa.ru

 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования