Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"СТРАНА.РУ": Владимир Легойда: "Если бы выставка была антиисламская, ее устроители до вечера могли не дожить"


Полгода длилось судебное разбирательство над шестью алтарниками, разгромившими выставку "Осторожно: религия". Правы или нет были люди, поступившие в соответствии со своими религиозными убеждениями, но "говорить о суде вне контекста произошедшего невозможно", заявил в интервью Стране.Ru кандидат политических наук, главный редактор православного журнала для неверующих "Фома" Владимир Легойда.

Не будучи юристом, я не могу комментировать профессиональное решение суда. Если же речь идет о духовно-нравственной составляющей вопроса, то понятно, что русской культуре с момента ее формирования постоянно была присуща двойственность, может быть, даже антиномия закона и морали. В отличие от американской культуры, которая попросту не дифференцирует такие вещи.

Если же подойти к этой проблеме с христианской точки зрения, то можно вспомнить одновременно простой и очень сложный метод оценки любого поступка, который предложил в свое время Достоевский. Помните, он говорил, что, если хочешь понять, правильно ты поступил или нет, подумай, что бы сделал Христос на твоем месте. Здесь, правда, тоже не сразу дается ответ, потому что, с одной стороны, в Евангелии есть слова с Креста: "Господи, прости им, не ведают, что творят", а с другой, мы вспоминаем Христа, который взял бич и изгнал торгующих из храма.

Понятно, что это принципиально разные ситуации. Понятно, что в первом случае Христос прощает тех, кто именно с ним так поступает, до чего, наверное, алтарники храма не доросли, а потому у них еще нет такого уровня всепрощения. Но было бы неправильным не видеть, что случай с "разгромом" выставки "Осторожно: религия!", ближе ко второй ситуации, описанной в Библии. И хотя понятно, что зло, против которого был направлен гнев Господа, не устранилось фактом изгнания торгующих из храма, но конкретная неправильность была устранена. Поэтому мне с моральной точки зрения трудно их осуждать.

Знаменитый честертоновский патер Браун в рассказе "Шар и крест", возмущенный тем, что он прочитал в газете "Атеист", когда его приводят в суд, объясняя свою позицию, говорит: "Вы запрещаете мне защищать то, что является для меня самым дорогим в жизни, бороться за то, что наполняет мою жизнь смыслом. А за что еще я тогда могу бороться в этой жизни?". Эта мысль даже вне контекста поступка оказывается прологом к размышлению о том, к чему приходит современная культура, когда принципиально значимые вещи, на которых мир стоит, сегодня выносятся за скобки философских обсуждений.

Ценностный дискус на Западе закончен - все понятно, нельзя ничего обсуждать, смешно говорить о серьезности своих представлений, и уж тем более переводить их в практическую плоскость. Смешно за них бороться, потому что есть транспарентность и толерантность. Но даже с точки зрения толерантности, как ее рассматривает современная культура, либеральное сознание зачастую являет собой ни что иное как некий звериный лик тоталитаризма. Потому что "как бы" свобода распространяется на всех, кроме людей, исповедующих определенную религию. И получается, что можно свободно плевать в лица верующим, а те должны утираться и говорить: большое спасибо!

Кто-то может сказать, что это преувеличение из серии "не хочешь - не смотри", "не нравится - не ходи". Но если говорить о принципах терпимости и их важности и уважении к ним, о чем сегодня очень много говорят, давайте тогда законы общежития (не юридические законы, а законы, по которым мы декларируем, как должна строиться наша жизнь) распространять на всех, а не только на какие-то отдельные категории людей. А аргументы, с которыми выступают устроители выставки и их защитники известны - мол, только у нас такое отношение к религиозной тематике, только у нас насаждение клерикализма.

Однако в Соединенных Штатах существует огромное количество подобных историй. Известен случай, когда женщина, сдававшая квартиры, выяснила, что в одном из ее домов живут ребята, принадлежащие сатанинской секте, и выселила их, поскольку она христианка. Те подали на нее в суд, и началось очень долгое разбирательство - имеет ли она право выгонять их с квартиры и являются ли ее религиозные взгляды основанием для того, чтобы не оставлять им жилье, учитывая, что они там ничего не разбили, платят вовремя и т.д.

Мы избавились от каких-то болезней "темного средневековья" и других веков, но приобрели новые, не менее страшные. Таких примеров очень много, и они проявляются в разных культурах, а не только у нас. Важно понимать, что это не просто "наша российская отсталость", раз "даже" в Штатах огромное число примеров подобных столкновений, подтверждающих, что либеральная мифология всеобщей свободы во многом утопична. Потому что такие конфликты неизбежны, и находить некий баланс очень непросто.

Именно поэтому я говорю, что не могу ни осудить тех алтарников, ни защитить их. Все должно находиться в равном правовом поле, и закон не должен быть дышлом. Но и правовое поле нельзя вырывать из общекультурного контекста. А у нас любят разные культурные сферы обособлять. Например, у нас наука часто рассматривалась как не имеющее отношения к жизни, совершенно специфическое автономное образование. А сейчас у нас создался похожий миф правового государства и сознания. Все очень правильно и хорошо, но правовое поле находится в более обширном, более глубоком общекультурном поле, которое необходимо соотносить с сознанием людей. С тем, что люди могут ощущать и переживать от проявлений подобного творчества.

Ну и если говорить о творчестве, в свое время, когда был скандал с фильмом "Последнее искушение Христа", один человек, посмотревший ленту, сказал: "Я вообще не понимаю, из-за чего весь сыр-бор. Фильм отвратительно плохо снят, это вообще никакое не искусство". Поэтому, безусловно, нельзя недооценивать опасность таких выставок, но, с другой стороны, не думаю, что они всерьез имеют некую культурологическую ценность. Прежде всего - это свидетельство о психике и культурном уровне тех людей, которые их устраивают. В связи с этим, надеяться устроителям на то, что выставка достигнет цели, было достаточно наивно. Наверное, это сознательное кощунство, но я как-то раз услышал, что "прелесть - состояние духовное. Вам оно не грозит". Так и здесь нет серьезного уровня, и не может быть поругания святыни, потому что участники ее не понимают, что такое святыня. Они совершенно ее не чувствуют и не знают.

Можно предположить, если бы выставка была антиисламская, ее устроители до вечера могли не дожить, что они, безусловно, понимали. По крайней мере, принимали во внимание. Говорить всерьез, что выставка направлена против существующего мракобесия, которое несет Православие, сегодня не будет никто. Развитие общественного процесса последних лет демонстрирует ту роль, которую играет Церковь. Я бы назвал эскападу организаторов агонией умирающего атеизма, смешанной с постмодернистским сознанием. Когда умирающий атеизм скрещивается с сознанием человека постмодерна и пытается выдать принципиально пустые по внутреннему какому-то смыслу, но по форме кажущиеся тем, кто это делает, чрезвычайно оригинальные вещи. А почему против Православия, потому что, очевидно, этим людям Православие мешает. Мешает, может быть, во многом потому, что они его просто не знают, против своих представлений о нем. Может быть, кто-то обидел их очень сильно?

Есть знаменитая история про Ленина, когда в гости пришел какой-то друг отца и спросил: ну, как дети? И отец маленького Володи Ульянова отвечает, что дети в церковь ходят неохотно, у них все как-то не так. "Я бы хотел, чтобы больше молились". На что гость сказал: "Да их пороть надо, пороть". И маленький Володя, который это услышал, в гневе выбежал в другую комнату, сорвал крестик и больше никогда его не надевал. Я не знаю, насколько произошедшее сформировало отношение Ленина к религии, но детские ощущения неосознанно могут оставаться на всю жизнь. Может быть, кого-то из этих людей кто-то сильно обидел, может, им попался какой-то священник "не тот"?

Но судя по названию выставки, это не просто упражнение в искусстве, а идеологическая программа. И достаточно примитивная.

Мария Свешникова
 
11 августа 2003 г.

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования