Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"ГАЗЕТА": Гарантированный срок. Требуют американцы для "российских талибов"


В четверг американцы впервые обнародовали полный список "российских талибов", содержащихся на американской базе в Гуантанамо. В нем восемь фамилий. "Избиений и унижений здесь нет. Даже голоса не повышают. Я думаю, что в России даже санатория нет, подобного этой тюрьме", - написал матери в Набережные Челны один из арестантов Айрат Вахитов. Близкие "талибов" не хотят, чтобы они возвращались домой: боятся российских тюрем.

В списке 8 фамилий: Шамиль Хажиев (Башкирия), Равиль Гумаров (Башкирия), Равиль Мингазов (Татарстан), Айрат Вахитов (Татарстан), Расул Кудаев (Кабардино-Балкария), Рустам Ахмеров (Челябинск), Руслан Одижев (Кабардино-Балкария) и Тимур Ишмурадов (Тюменская область). Первые из них оказались в Гуантанамо в марте 2002 года. Их судьбы до боли напоминают друг друга - после увлечения исламом в середине 90-х годов они надолго исчезали, и родственники узнавали о них только по письмам из Гуантанамо.

'Вместе со мной сидят очень хорошие люди'

"Дорогая мама. Пишет тебе твой сын. У меня все хорошо. Надеюсь, и у тебя хорошо. Надеюсь, что скоро увидимся. Ты часто мне снишься. Отношение к нам хорошее, дали книги. Помещение, постель и место, где я нахожусь, - чистое. Еда вкусная. Короче говоря, ни в чем нет нужды, кроме свободы. Вместе со мной сидят очень хорошие люди. Избиений и унижений здесь нет. Даже голоса не повышают. Я думаю, что в России даже санатория нет, подобного этой тюрьме. …Я не совершал никакого преступления, поэтому и душа моя спокойна. Проси у Аллаха за меня. Надеюсь, что просьба матери будет услышана". Это из первого письма Айрата Вахитова, отправленного матери Амине Хасановой в Набережные Челны.

Амина надеется, что Айрата не выдадут России: 'Я страшно боюсь российской тюрьмы и российского суда для моего сына. В Гуантанамо к ним относятся по-человечески, условия нормальные. Мой сын никаких преступлений не совершал. Они так и не смогли доказать, что он принимал участие в военных действиях. Он бежал из России, потому что два с половиной месяца ни за что сидел в тюрьме. Еще в феврале 1999 года Айрат съездил в Чечню, вернулся в апреле - военных действий еще не было. Он знал о том, что там есть Исламский институт, ездил просто посмотреть. А после этого его арестовали. Вот и сбежал. Добрался до Таджикистана, перешел границу, и там, в Афганистане, его посадили уже талибы. Думали, что он агент КГБ".

'Вокруг нас одно сплошное чудо'

Родственники двоих пленников из Кабардино-Балкарии - Руслана Одижева и Расула Кудаева - в один голос утверждают, что парням лучше бы было оставаться за границей, нежели возвращаться в Россию. 29-летний Руслан Одижев родился в Прохладном (Кабардино-Балкария), а в 6-летнем возрасте после развода родителей переехал в Нальчик. Среди друзей и знакомых он был известен под прозвищем Селя, полученным от фамилии отца - Селезнев, которую он носил почти до самого окончания школы.

В школе Руслан интересовался религией, изучал историю ислама, арабский язык, пытался читать Коран. Поступив в открывшийся в Нальчике Исламский институт, Одижев проучился в нем год и в августе 1992 года отправился в Абхазию - на войну. По некоторым данным, Руслан являлся заместителем командира одного из взводов добровольческих сил, воевавших на абхазской стороне. Здесь он заболел воспалением легких.

Последствия этой болезни дали о себе знать в Саудовской Аравии, куда Одижев поехал на учебу в 1993 году. В Эр-Рияде, где он проучился полгода в одном из вузов, у него обнаружили острую форму туберкулеза.

Вернувшись домой, Руслан сразу же попал в поле зрения спецслужб. Во время милицейских рейдов у него дома несколько раз проводили обыски, но ничего противозаконного не нашли.

В 1999 году его несколько раз допрашивали по подозрению в причастности к взрывам жилых домов в Москве, а однажды больше недели продержали в изоляторе временного содержания. По словам матери, именно после этого летом 2000 года ее сын и решил уехать из Кабардино-Балкарии.

С тех пор прошло три года, и за это время Руслан только один раз позвонил матери, а затем, в марте этого года, от него пришло письмо из Гуантанамо, в котором он утверждает, что не совершал никаких преступлений. Перед Аллахом. А обстановку в лагере для военнопленных Одижев характеризует так: 'Вокруг нас одно сплошное чудо'.

Аюка-медвежонок

Расул Кудаев никогда не имел проблем с правоохранительными органами. Практически никто из знавших его людей не может сказать о Расуле ничего плохого. Уже в плену Расулу исполнился 21 год. Он родом из поселка Заречный Прохладненского района Кабардино-Балкарии. Шестой класс средней школы закончил в поселке Хасанья, куда к тому времени переехали его родители. Директор школы, где учился Расул, Сулейман Кайгермазов вспоминает, что ничем примечательным в школе Кудаев не выделялся, был тихим и незаметным мальчиком. Некоторые учителя сейчас даже не могут вспомнить его в лицо.

Расул вынужден был оставить школу, чтобы помогать по хозяйству матери, в то время работавшей в детском саду и ухаживавшей за тяжело больными родителями. Мать Кудаева, Фатимат Тикаева, до последнего не верила, что задержанный в Афганистане боевик - ее сын: 'Он всегда был добрым мальчиком и хорошо относился ко всем односельчанам, а они платили ему взаимностью'. Расул никогда не отличался особой набожностью, занимался борьбой, был очень крепким физически, за что его все называли Аюка, что по-балкарски означает 'медвежонок'.

В 2000 году Кудаев решил отправиться в Узбекистан, в Бухару, где начинал заниматься спортом его тренер Асадулла Ажоев, и после этого родные его больше не видели. Несколько лет назад Кудаева разыскивал военкомат, куда из Узбекистана пришел ответ, что Расул Кудаев проживает в селении Ново-Покровка Чуйской области. Далее его следы теряются и обнаруживаются лишь в Афганистане. Из базы Гуантанамо родные Расула получили от него несколько посланий. Он пишет, что изучает исламскую литературу, которой в лагере достаточное количество, и соблюдает все мусульманские обряды.

Коллеги-опера звали его Шамилем Басаевым

Семья Хажиевых никогда не была религиозной. Шамиль - третий ребенок в семье, где воспитывали еще двоих дочерей - Фирдаус и Фариду. В городок Учалы на востоке Башкирии Хажиевы переехали в 1973 году из города Заравшана (Узбекистан). Шамилю, родившемуся 23 апреля 1971 года, не было и двух лет. Вскоре после переезда глава семейства Равиль Хажиев умер. Мать Жуда Хажиева, медработник по специальности, воспитывала детей одна.

Шамиль успешно окончил восьмилетку, потом ПТУ, а затем ушел в армию. По словам сестры, он мечтал там оказаться и даже привез со службы почетную грамоту.

Вернувшись, Шамиль окончил Учалинский кооперативный техникум, поступил работать в райпотребсоюз. В 1994 году пошел служить в милицию. "Пришел он к нам с гражданки - высокий, красивый, разбитной", - вспоминает о Шамиле его бывший начальник в УВД Геннадий Хайдуков. Нового опера практически сразу прозвали Шамилем Басаевым. "Не потому, что в нем боевик виделся, а просто имя тогда у всех на слуху было", - говорит милиционер.

Коллектив оперуполномоченных был образцово-показательный. "На всю республику гремели", - вспоминает Хайдуков. Шамиль был самым смышленым - первым сел за компьютер, вообще тянулся к технике. "Окончил школу МВД в Уфе, а потом пошел на повышение - в следственную часть ОБЭПа. Как он свихнулся на исламе, никак понять не могу. У нас в коллективе всего двое русских было, остальные все татары и башкиры. Шамиль никогда о религии не заикался. Не верится даже, что увлекся этим серьезно", - удивляется Хайдуков.

В 1997 году Шамиль ушел из милиции - не хватало денег. Мать его жены Татьяны купила молодым квартиру в Миассе (Челябинская область). Два года назад они перебрались туда. Шамиль устроился работать в коммерческую фирму, получал хорошие деньги. По праздникам приезжал домой - помогал по хозяйству, часто звонил. Сестра Фарида вспоминает, что именно в Миассе Шамиль серьезно увлекся исламом. По свидетельству матери и жены, он резко изменился. В разговоре со следователем мать говорила, она подозревает, что послушникам мечети давали какие-то дурманящие вещества. Шамиль читал молитвы по пять раз в день и был готов ходить в тряпье, хотя раньше любил хорошо одеваться.

Через какое-то время Шамиль перестал звонить и писать родным. Первое после долгого молчания письмо они получили весной прошлого года. Сын писал с Кубы.

США требуют гарантированного осуждения

Генпрокуратура практически сразу после задержания россиян в Афганистане завела речь о выдаче пленных. Официально требовать их экстрадиции Россия не может: у нас нет соответствующего соглашения с США. По словам замгенпрокурора Сергея Фридинского, неофициально американцы не отрицали возможность выдачи военнопленных России. Но выдвигали два обязательных условия: американские службы оставляют за собой право в любое время дня и ночи иметь прямой доступ к талибам на российской территории, кроме того, пленные должны содержаться под стражей без совершения с ними следственных и судебных действий до окончания США войны в Афганистане. Поскольку сроки эти довольно расплывчаты, Россия, по мнению Фридинского, не может пойти на подобное соглашение, ибо тем самым нарушит конституционные права задержанных на сроки содержания под стражей и судебного следствия.

Вчера ситуацию прокомментировал первый заместитель министра иностранных дел Вячеслав Трубников. 'Американская сторона настаивает на предоставлении официальных гарантий того, что после выдачи России все эти пленники будут осуждены российскими судами". Вашингтон предлагает оформить эти гарантии в виде специального соглашения или обмена дипломатическими нотами. "Мы объяснили американской стороне, что в России исполнительная власть не может оказывать влияния на судебную, - пояснил Трубников. - Эту ситуацию надо каким-то образом разрулить так, чтобы условия американских властей не вступали в противоречие с российским законодательством'.

Вопрос юридический, а не политический

Юридические споры длятся уже более года. За это время, по сути, были нарушены и российские, и американские законы. Впрочем, апелляционный суд Америки принял беспрецедентное решение о том, что права и свободы, гарантированные конституцией США, не распространяются на узников-талибов, содержащихся на базе Гуантанамо. Главный аргумент суда - территория базы арендована у Кубы, а значит, американские законы там не действуют. Правда, передать дела талибов в кубинский суд и обращаться с ними в соответствии с кубинским законодательством апелляционный суд США так и не предложил. Так что талибы, среди которых восемь россиян, вообще оказались вне правового пространства.

Но, по мнению российского МИДа, вопрос о выдаче "российских талибов" юридический, а не политический. В России, как отмечали ранее в Генпрокуратуре, всем им может быть предъявлено обвинение по статьям 322 (незаконное пересечение госграницы РФ) и 359 (наемничество) УК РФ с максимальным сроком лишения свободы до 7 лет.

Михаил Басов, Маргарита Кондратьева, Константин Ключевский

8 августа 2003 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования