Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НОВАЯ ГАЗЕТА": Если потерял кошелек и квартиру. Как государство, частные лица, протестанты и православные помогают бездомным в Москве


Не все знают, что для бродяг есть специальная служба помощи — «социальный патруль». По телефонам 8 499 720-15-08 и 8 499 357-01-80 можно сообщить о бездомном; патрульные покормят, окажут первую медпомощь и, если он захочет, заберут в приют. В Москве приютов восемь. Главный и самый большой — центр социальной адаптации «Люблино».

«Люблино» — большое кирпичное здание с новенькими окнами. Охранник спрашивает документы. Правда, у обращающихся в центр их зачастую нет — это одна из причин, по которым люди оказываются на улице. В центре документы помогают восстановить.

Бездомным обеспечивают бесплатный кров и двухразовое питание. Есть общие кухни, где можно приготовить пищу из своих продуктов, и комнаты отдыха: правда, кроме стульев и телевизора, в них ничего нет. Женщина-администратор без стука распахивает двери двух- и четырехместных спален: «Тут у нас кровати, тумбочки… Что еще вам показать?» Сидящие на кроватях люди вздрагивают и оглядываются.

Спрашиваю жильцов центра, нравится ли им здесь, и получаю одинаковый ответ: «Делать-то нечего: либо здесь жить, либо на улице». И свое положение они объясняют одними и теми же словами: «Потерял квартиру» — как кошелек или ключи. Подробности соглашаются раскрывать не все: кого-то родные выписали, чью-то квартиру продали, пока был в тюрьме…

Виталий Васильевич, заросший клочковатой щетиной до прищуренных глаз, отсидел 30 лет: «Ну как за что? Кое-кого побил… Кое-что взял». Показывает руки в татуировках и добавляет: «Конца здесь жду. Скорее бы на тот свет».

Седая Галя вместе с соседкой по комнате смотрит сериал на DVD-проигрывателе: с пенсии хватает денег на такие игрушки. Из квартиры Галю выселил брат. Без прописки уволили с работы повара в МГУ: правда, некоторое время ее держали в столовой без договора, и она могла снимать квартиру. Когда заработка не стало, помог участковый — вызвал ей социальный патруль.

Молодых жильцов в центре я не видела: почти все — пенсионеры. «Человек с профессией у нас не задерживается. Ищем вакансии: человека либо селят в общежитие на работе, либо начинает сам снимать жилье», — рассказывает администратор Ирина.

Каждого новоприбывшего моют в душе, выдают чистую одежду, направляют в больницу на анализы и, пока не будет результатов, держат в карантине. В приемное отделение заходит пожилой мужчина, пролежавший несколько недель в наркологии: лечил алкоголизм. Из больницы выписали, а идти ему некуда, объясняет он врачам. Медперсонал натренированными носами сразу чувствует характерный запах. «Лечился от алкоголизма, а выписался — сразу за бутылку», — укоряет медсестра.

В центре сухой закон: пришел пьяный — до свидания. «Я сам немножко виноват — пытался пронести бутылку водки», — рассказывает Олег Евгеньевич, сидя в комнате для новоприбывших, где ждут санобработки кандидаты в жильцы. Его выгнали из центра за несколько дней до самолета домой, в Пятигорск. «Опять вам билет будем покупать», — усмехается заведующий приемным отделением Дмитрий. Олег Евгеньевич — слепой. Приехал в Москву, чтобы сделать операцию на глаза, а попал в «мафию дайте-подайте», как он называет бизнес попрошаек. Зарабатывал столько, сколько «ни один рабочий не получает»: по 5—7 тысяч рублей в день. Выручку забирали хозяева-молдаване, которым он доверчиво отдал на хранение паспорт. «В оконцовке», как выражается Олег Евгеньевич, он понял, что его используют и никакую операцию делать не собираются: однажды, «работая» в метро, попросил полицейского забрать его. «Я предлагал им показать квартиру хозяев, я же визуально помню, как туда идти, — рассказывает слепой. — Но наша полиция работать не хочет».

Евгеньич и его приятель Саша идут в «храм», точнее, в актовый зал, где каждый четверг выступают активисты церкви «Благая весть»: славят Христа под гитару с синтезатором и рассказывают библейские притчи. Саша добрался в Москву аж с Сахалина. «Я устал видеть вокруг грязь: покрестился, чтобы очиститься, и поехал в Москву лечиться, но в поезде заснул крепко, и у меня украли и документы, и деньги — 4 миллиона». На вопрос, откуда столько, объясняет: «Братья по духу собрали. Я ж в криминальной бригаде был…»

— Я сам рисую! Инкрустация называется. Но не могу найти спонсора и раскрутиться, — оглядываясь на меня через плечо, продолжает рассказывать Саша.

— Санек, все, что надо, журналисты уже записали, — одергивает его Евгеньич. Он идет, опираясь на поручни для инвалидов, закрепленные вдоль всей стены. И тут же сам добавляет:

— А у меня мечта — снять в Пятигорске квартиру и жить нормально. Пенсия-то большая. Но надо, чтобы кто-то все время был рядом. А у меня никого нет.

Такая мечта далеко не у всех. Здесь помнят постояльцев, которые отказывались спать на кроватях и ложились на пол: привычка. Летом тут в разы меньше жильцов, чем зимой: многие готовы терпеть четыре стены только из-за мороза, ночуют в комнатке для карантинных и уходят утром.

Кроме государства бродягам помогает фонд «Справедливая помощь» во главе с доктором Лизой — Елизаветой Глинкой. По средам она кормит горячей едой всех желающих на Павелецком вокзале. В Москве существует три дезстанции, где бездомные могут помыться и спастись от вшей: Нижний Сусальный переулок, 24а; Ижорская улица, 21; Ярославское шоссе, 9. В последней можно вдобавок получить чистую одежду и еду: их обеспечивают департамент соцзащиты вместе с движением «Друзья на улице».

На 18-м километре МКАД находится приют для женщин с детьми «Незнайка»: частная инициатива, поэтому постоянно заполнен до отказа и нуждается в деньгах.

Автобус православной службы «Милосердие» с 2004 года ездит по ночам у вокзалов и ищет бродяг: их греют в салоне автобуса и кормят горячей едой. За прошлую зиму в автобусе спаслись от обморожения 2696 человек, 113 восстановили документы, а 79 отправили домой.

Почти год в подмосковном Домодедове существовал приют для бродяг «Ной» — его решил открыть один из прихожан церкви Косьмы и Дамиана в Шубине, где уже 15 лет кормят бездомных. В конце февраля приюту пришлось съехать. «Ной» — «дом трудолюбия»: «тунеядцев», как выразился руководитель Емельян Сосинский, оттуда выгоняют. Один из таких отверженных и написал заявление в полицию: якобы люди в доме удерживаются силой. Полиция нагрянула с проверкой, преступлений не выявила, но после скандала Емельяну отказали в продлении аренды дома. Жителей переселили в остальные четыре дома, которые есть у «Ноя»: на Дмитровском, Осташковском, Пятницком, Калужском шоссе за МКАД.

А храм Косьмы и Дамиана 30 марта покормил бездомных в последний раз: по требованию префектуры. «Нельзя не признать, что работа с бездомными плохо гармонирует с праздничным видом новой пешеходной зоны», — соглашается с местной властью настоятель Александр Борисов в обращении к прихожанам на сайте храма. «Никто не вправе запретить быть милосердным. Они сами приняли это решение», — пояснил «Новой газете» начальник отдела помощи бездомным департамента соцзащиты Андрей Пентюхов. Он добавил, что храму выделен участок земли на Костомаровской набережной, осталось оборудовать все для принятия бездомных там.

Компании бездомных в метро «Университет» прохожие много раз вызывали «социальный патруль», но бродяги всегда прячутся. По опыту «патруля», количество «профессиональных» бродяг среди московских бездомных гораздо выше, чем людей, которые хотят вернуться к достойной жизни.

Наталья Зотова,

"НОВАЯ ГАЗЕТА", 24 июля 2013 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования