Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

ТЕЛЕКАНАЛ "ДОЖДЬ": Михаил Аншаков: я как православный требую лишить Кирилла сана. Руководитель Общества защиты прав потребителей направил заявление на суд Архиерейского Собора РПЦ МП


Монгайт: Вы действительно рассчитываете на успех данного проекта?

Аншаков: На самом деле я не сужусь с Фондом храма Христа Спасителя. Фонд Храма Христа Спасителя писал на нас заявление в прокуратуру, по которому заведено на меня два дела об административном нарушении по статье "Клевета". Заявление в суд Архиерейского собора было направленно мною лично как физическим лицом, а не как от Общества защиты прав потребителей, потому что Общество защиты прав потребителя не занимается религиозной деятельность. Поводом для этого обращения послужило мое личное отношение тому, что творится в Русской Православной Церкви.

Монгайт: Вы обратились туда как православный?

Аншаков: Да, конечно. Согласно уставу Русской Православной Церкви и положению о церковной суде, любой православный человек имеет право обратиться в церковный суд.  Изучив каноны Русской Православной Церкви, это те самые документы, на основе которых осуждали Pussy Riot в том же Хамовническом суде, там были ссылки, например, на Тульский собор. Этот самый Тульский собор запрещает клирикам, монахам, а патриарх московской всея Руси является монахом, многие вещи, которые он себе дозволяет в этой жизни. В частности, запрещено сожительство с женщиной, то есть держать в доме женщину – так сказано в канонах. Под сожительством понимается необязательно интимная связь, а говорится, что клирик должен быть свободен от любых подозрений. То есть, само наличие в доме женщины, не являющейся его родственницей, уже является каноническим отступлением.

Монгайт: Откуда у вас информация, что у патриарха в доме женщины?

Аншаков: Был громкий процесс, связанный с домом на Набережной. Там из документов, представленных в суде, ясно следует, что там прописана женщина, которая не является близкой родственницей патриарха.

Фишман: А вы какую преследуете цель?

Аншаков: Цель простая. Задача минимум: чтобы Русская Православная Церковь начала общаться со своими прихожанами, с мирянами, чтобы не отгораживалась от них. Отвечала на вопросы, которые ставятся перед ними. Потому что обратная связь сейчас отсутствует полностью. То есть, иерархи, архиереи замыкаются в себе и с помощью отдела внешних церковных связей обычно не комментируют какие-то неудобные новости.

Фишман: Либо это некий перформанс?

Аншаков: Это не совсем перформанс, это процедура предусмотренная самой православной церковью и ее уставом.

Монгайт: Вы действительно думаете, что сможете дойти до положительного результата  в своей  деятельности, патриарха лишат сана?

Аншаков: Я реалист и понимаю, что в том составе архиереев, в котором они есть, патриарха никто сана не лишит.  Но решить задачу минимум - сподвигнуть отвечать на вопросы, которые я ставлю, другие православные люди ставят – это реально.

Монгайт: Вы понимаете, что может быть резкая реакция в качестве ответа на ваш вопрос?

Аншаков: Реакция уже идет, на меня заведено два дела об административном правонарушении по статье "Клевета".

Фишман: А реакция  со стороны того, чего вы добиваете, есть уже?

Аншаков: Реакции пока нет. Я  не слышал ни одного официального комментария по поводу этого события со стороны Русской Православной Церкви. Продолжается та же самая линия: "На неудобные вопросы мы не будем отвечать".

Монгайт: Сам патриарх знает о вашем запросе, и рассчитываете ли вы на его личную реакцию?

Аншаков: Не могу знать. Мне трудно предугадать.

Монгайт: А чью реакцию вы бы хотели услышать, вам кто ответил на эту реакцию?

Аншаков: Любое официально уполномоченное лицо. Что значит ответил? Я бы посчитал позитивным исходом всего этого – процесс диалога. Когда наладится хоть какая-то обратная связь.  И церковь научится отвечать на неудобные вопросы.

Монгайт: То есть, церковь нужно задеть за живое?

Аншаков: Я не исследую маниакальных целей задевать за живое. Я преследую цель - заняться легитимной  процедурой, которая предусмотрена уставом Русской Православной Церкви.

Ведущие Анна Монгайт и Михаил Фишман,

ТЕЛЕКАНАЛ "ДОЖДЬ", 24 сентября 2012 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования