Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НГ-РЕЛИГИИ": Казачья одиссея. Старообрядцы-некрасовцы бежали из России от власти «антихристовой», а вернулись при власти советской


Полвека назад, в конце сентября 1962 года, жители Юга России испытали своего рода возвращение в прошлое. Через Кубань на Ставрополье приехали некрасовцы – потомки бежавших в 1708 году с Дона казаков, сохранивших за века жизни в Турции русский язык, веру и традиции. Одиссея некрасовцев – это предельное выражение "бунташного" XVII века, когда, сохраняя веру от "никониан" и "антихристовой власти", уходили в леса, в костры, за границу.

"В новом Вавилоне"

Чтобы понять феномен некрасовцев, надо вспомнить ситуацию, в которой оказались русские старообрядцы к рубежу XVII–XVIII веков. "Выпросил у Бога светлую Россию сатана, да же очервленит ее кровию мученическою", – эти слова из "Жития" (1673) протопопа Аввакума лучше всего отражают настроения, воцарившиеся среди ревнителей старой веры ввиду торжества никонианства. В другом сочинении протопопа, "Об иконном писании" (1673–1675), мироощущение староверов передавалось такой характеристикой: "Бог дал дома Вавилон, в Боровске пещь халдейская, идеже мучатся святии отроцы, херувимом уподобльшеся". От царящего в Москве "Навуходоносора", светскую власть которого многие старообрядцы также отказывались признавать как "антихристову", следовало, по их мнению, бежать куда глаза глядят.

Последним прибежищем для старообрядцев оказался Дон. В 1674 году один из виднейших деятелей "раскольников", позже канонизированный ими, иеромонах Иов Льговский основал на реке Чир, в 50 верстах от ее впадения в Дон, "пустынь" (монастырь). Около 1678 года на другом притоке Дона, реке Цимле, возникает пустынь иеромонаха Пафнутия, в 1683 году на реке Донец – бывшего иеромонаха Никольского монастыря в Рыльске Феодосия и т.д. "Чудо воистину велие, как так светлая Россия потемнела, а мрачный Дон воссиял и преподобными отцами наполнился, яко шестокрыльнии (серафимы. – "НГР") налетеша", – говорилось в датирующемся октябрем 1686 года "Письме чернецов Никифора и Ионы на Дон к старцу Макарию", сменившему в Чирской пустыни умершего в 1681 году Иова Льговского.

В церквах донских "пустыней" служили по старым обрядам, не поминая при этом ни царя, ни Патриарха. Поблизости от них возникали и поселения мирян-староверов, собиравшихся со всей России, особенно после подавления стрелецкого восстания 1682 года, в ходе которого старообрядцы последний раз попытались восстановить свою веру в России. "С Москвы и из иных разных городов стрельцы и казаки и всяких чинов люди, забыв страх божий и крестное целование, бегают на Хопер и Медведицу, в казачие вольные городки", – говорится в правительственных отчетах, цитируемых профессором Николаем Никольским в его "Истории Русской Церкви" (1931). При этом известно из допроса в марте 1688 года старообрядческого протопопа Василия, служившего ранее на Дону: "А умножилось на Дону тех воров (беглых. – "НГР") и расколщиков с 190 года (6190 год от сотворения мира, 1682 год новой эры. – "НГР"), как наполнился Дон с Москвы беглецами, а до того времени на Дону было смирно и такого воровства (бунтарства. – "НГР") было не слышно".

Как пишет современный историк Анатолий Шашков (Известия Уральского государственного университета, 2004. № 31), к 1686 году на Дону собралось уже несколько тысяч беглых старообрядцев. Только на реке Медведице ими были построены 17 укрепленных городков, в каждом из которых было от 12 до 20 куреней (больших домов). Сходная картина наблюдалась на реке Хопер и в других местах. Летом 1686 года благодаря поддержке беглых на выборах атамана Войска Донского победил покровительствовавший старой вере Самойло Лаврентьев, а весной следующего года настоятелем собора в войсковой столице Черкасске стал старообрядческий священник Самойла Манычский, службы были переведены на старый обряд, поминания Патриарха и царей отменены. В том же протоколе допроса старообрядческого протопопа Василия, бывавшего в 1687 году в соборе Черкасска, упоминается: "А распоп же Самошка говаривал: отпадшия де веры Рим, Польша, Киев с товарыщи, Греки, Москва; толко де осталось благочестия малая ветвь на Дону".

Впрочем, торжество старой веры на Дону было недолгим. Уже в конце августа 1687 года в результате реванша промосковских "домовитых" казаков, недовольных действиями беглой "голытьбы", Самойло Лаврентьев был свергнут с поста атамана, а затем вместе с Самойлой Манычским выдан в Москву, где 10 мая 1688 года их казнили. Одновременно против старообрядческих городков и пустынь были посланы карательные отряды. Была разорена Чирская пустынь, чьи насельники во главе с игуменом Досифеем бежали на Куму. Дольше всего, около года, продержался городок на острове Заполянском на реке Медведица, защитники которого заявили: "Хотя все помрем, городка уступать не будем и не сдадимся... Этот городок – второй Иерусалим". Они и погибли в апреле 1689 года – когда осаждавшие прорвались в городок, все его жители числом около 900 человек, включая женщин и детей, сами сжигались или бросались в воду, лишь бы не оказаться под "антихристовой властью". Как видно, апокалиптические настроения в среде донских старообрядцев, считавших себя последней "малой ветвью благочестия", достигли крайней степени. Бежать оставалось только за границу.

Еще в 1688 году, при приближении карателей, атаман Лев Маныцкий увел около тысячи казаков в Кабарду, где князь Мисост Казыев отвел им место для поселения в "старопостроенном городе Можарах на Куме-реке", находящемся на месте современного Буденновска. Беглые казаки построили здесь городок. Часть беглых казаков поселились неподалеку на реке Аграхани, там же, куда бежал в 1688 году с Дона игумен Досифей, ранее живший в Чирской пустыни. Осенью 1691 года они заявляли донцам, жившим под властью Москвы: "Нам тут на реке Аграхани жить не тесно. К нам милость кажут басурманы лучше вас, православных христиан". В сентябре 1692 года, при приближении к Аграхани царских войск, казаки во главе с атаманом Маныцким снялись с места и ушли на Кубань, во владения Крымского ханства и ногайцев. Там к тому же уже жили бежавшие в 1688–1689 годах с Дона казаки. На Кубань в 1696 году с телом умершего в 1691 году игумена Досифея ушли и скрывавшиеся на Куме бывшие насельники Чирской пустыни.

Поселение донских казаков в 1680–1690 годах на Кубани сыграло важную роль в будущем, подготовив почву для бегства сюда в 1708 году атамана Игната Некрасова и его казаков. Беглые казаки и спустя много лет поддерживали связь с Доном. В 1703 году в Москве требовали принять от атамана в Черкасске меры, чтобы найти "воров", подговаривавших казаков уйти с Медведицы на Кубань.

Исход

Вспыхнувшее в 1707 году на Дону народное восстание под руководством атамана Кондратия Булавина имело религиозный характер. Уже в первом воззвании осенью 1707 года Булавин призывал на войну "за истинную христианскую веру". В начале 1708 года, формируя новое войско на Хопре и Медведице, в старых местах пустынь и городков беглых старообрядцев, Булавин вновь призывает казаков "не молчать и не спущать ради того, что они вводят всех в еллинскую веру и от истинной веры христианской отвратили своими знаменьми и чудесы прелестными". Позже в посланиях атамана Никиты Голого также говорится, что "мы стали за старую веру... чтобы нам не впасть в еллинскую веру". Атаман Игнат Некрасов, ставший руководителем повстанцев после самоубийства Булавина, в конце августа 1708 года перешел с остатками своей армии реку Чир и ушел на "ногайскую сторону".

Кубанский историк Дмитрий Сень, автор книги "Войско Кубанское Игнатово Кавказское" (Краснодар, 2001), разбирая различные свидетельства о количестве ушедших с Некрасовым на Кубань, в итоге приходит к выводу, что общее число беглецов "может быть определено... в 1200–1500 человек, включая жен и детей". Привлекая документы той поры, он определяет и место поселения игнатовцев – "за Кубанью близ Черкес в юрте Аллавата-мурзы". Аллават-мурза – ногайский князь Аллакуват-Семиз (Толстый), принадлежавшей к Ураковской ветви Казыева улуса Малой Ногайской орды.

После заключения в 1711 году Прутского мира между Россией и Крымским ханством и Турцией правовой статус беглецов был урегулирован, и некрасовцы переселились из земель черкесов и ногайцев на территорию Крымского ханства в устье Кубани, где основали несколько городков, фигурирующих в источниках под славянскими названиями – Некрасовский, Блудиловский, Чирянский – и под татарскими – Хан-Тюбе, Кара-Игнат, Себеней.

На Туреччине

Жизнь беглецов шла по заветам Игната Некрасова, которые были записаны им в книге, позже хранившейся в ларце в церкви в некрасовском поселении у озера Майнос в Турции, где в XIX веке обосновались беглецы. По другой версии, которую приводит историк Дмитрий Сень, "большая часть таковых была создана в некрасовской среде после смерти Игната Некрасова, последовавшей в конце 1720 – начале 1730-х годов". Пункт первый заветов гласил "царю не покоряться, при царях в Расею не возвертаться", второй пункт устанавливал, чтобы "попов от Никона не принимали на службу".

Известный историк старообрядчества Павел Мельников-Печерский в "Исторических очерках поповщины" (СПб., 1864) отмечает, что в 1753 году у некрасовцев уже существовал свой епископ – архиерей Феодосий, посвященный за какое-то время до этого в сан "епископа кубанского и терского" архиепископом Крымским в юрисдикции Вселенского Патриархата Гедеоном по приказу турецкого султана, сопровожденному демонстрацией силы: "Посланный султаном паша с янычарами вошел в церковь и именем султана велел Гедеону рукоположить его, крымскому владыке делать было нечего, и он неволею рукоположил Феодосия в сан епископа кубанского и терского". Однако жил этот епископ не на Кубани, а у казаков-старообрядцев на Дунае.

Кубанские же некрасовцы, лишенные своего архиерея, в 1753 году прислали послов к объявившемуся в Подолии старообрядческому архимандриту Анфиму, заочно хиротонисанному в епископы самозванцем-епископом Афиногеном (впрочем, об этих обстоятельствах некрасовцы вряд ли знали), "прося приехать к ним и у них... построить и освятить церковный причт". "Анфим... устроил для них монастырь и посвятил архимандрита, а по слободам – многое число попов, и дал им универсалы, чтобы иметь им по своим обрядам церковное служение. Потом рукоположил для Кубани двух епископов, имена которых нам неизвестны", – пишет Мельников-Печерский. Впрочем, вскоре у казаков возник конфликт с властолюбивым Анфимом, и они выгнали его.

Между тем в ходе продолжавшихся русско-турецких войн границы России все более приближались к Кубани, и это во второй половине XVIII века заставило некрасовцев переселяться в Турцию – сначала на Дунай, а затем – в азиатскую часть Османской империи. В итоге они осели у озера Майнос близ Мраморного моря. Поселение старообрядцев турки называли Бив-Эвле ("селение из тысячи домов"), впрочем, численность его населения в болотистой местности постепенно уменьшалась из-за тропической лихорадки. Посетивший поселение некрасовцев в 1847 году англичанин Мак-Фарлан насчитал около 300 дворов и обнаружил двух священников. Церковная иерархия, появившаяся в 1750-х годах, уже отсутствовала, да и священников некрасовцам удавалось находить с большим трудом. В 1869 году после смерти последних клириков в поселении три года некому было крестить младенцев и отпевать умерших. В итоге часть майносцев приняла священников от старообрядческой Белокриницкой Церкви из Австро-Венгерской империи. Другие же обратились к "никонианам". О первых контактах сообщается уже в 1873 году (Душеполезное чтение. 1873. Ч. 3. № 12), а в 1879 году к митрополиту Московскому Макарию (Булгакову) прибыли уполномоченные с Майноса, прося принять пославших их казаков в "общение с Греко-Российскою Православною Церковью по правилам единоверия, с подчинением их клира и церкви Московской митрополии и власти Священного Синода". В 1880-е годы в Майносе были построены старообрядческая "белокриницкая" церковь Успения Пресвятой Богородицы и единоверческая – Святой Живоначальной Троицы.

Возвращение

Между тем отношение к некрасовцам в Турции, первоначально свободно жившим по своим обычаям, начало меняться к худшему. Способствовало этому и в целом ухудшение отношения к турецким христианам. Последним ударом стал Константинопольский погром 6–7 сентября

1955 года, когда были разрушены сотни домов и осквернены десятки церквей. В 1956 году майносцы вступили в переговоры о возвращении в СССР. 22 сентября 1962 на советский пароход "Грузия" погрузились 999 майносцев (тысячный родился уже в пути), спустя четыре дня сошедших в Новороссийске, откуда их отправили на освоение целинных ставропольских земель, поселив в поселках Новокумский и Кумская Долина близ Буденновска. По странной иронии судьбы там же, где в 1680-е годы поселились первые бежавшие с Дона казаки-старообрядцы.

На новом месте жительства репатрианты построили две церкви, как и в Майносе: в поселке Кумская Долина – Троицкую, в Новокумском – Успенскую. Обе они относятся к юрисдикции Русской Православной Старообрядческой Церкви (РПСЦ). По данным сайта РПСЦ и ставропольских СМИ, в настоящее время в Успенской церкви служит священник Никифор Ялуплин, в Троицкой – священник Евлампий Бандеровский, оба выходцы из числа казаков-репатриантов. Общая численность ставропольских некрасовцев составляет в последние годы около 700 человек, их депопуляция связана в том числе с тем, что молодежь уезжает на заработки в крупные города.

Сорок лет жизни в Советском Союзе привели к тому, что к началу перестройки в церкви даже по праздникам стало ходить мало народу. Как пишут местные СМИ, церковь в Кумской Долине "поначалу едва вмещала всех прихожан, как правило, взрослые не только сами посещали каждую службу, но и брали с собой детей", теперь же "в будние дни здесь собираются человек пятнадцать, в праздники – вдвое больше, и многим давно за пятьдесят". Однако старообрядцы сохранили целый ряд этнографических особенностей – и близкий к петровским временам язык, и старинное церковное пение, и народные песни и костюмы, благодаря чему в 1970-х годы были созданы фольклорные ансамбли, выступающие по всей России и получающие престижные награды.

В 2005 году образован Новокумский филиал Ставропольского краевого музея изобразительных искусств, целиком посвященный наследию казаков-старообрядцев, планируется создание музейно-этнографического комплекса с некрасовской деревней. Но, как пишут местные журналисты, у молодых некрасовцев "нынче свои заботы, да и живут они, давно разъехавшись из поселка, уже совсем по другим житейским законам".

Владислав Мальцев,
"НГ-РЕЛИГИИ", 19 сентября 2012 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования