Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НАКАНУНЕ.РУ": Андрей Кураев: У меня не было замысла включиться в антицерковную кампанию. "Я вижу естественную реакцию на те информационные поводы, которые мы им даем"


Религиозные сюжеты в СМИ "пожелтели" настолько, что все больше и больше напоминают книжные заголовки на полке популярного фэнтези. Началось это еще за 40 дней Великого Поста. Но конца кампании не видно.  "Церковь и танцующие женщины в максах", "Церковь и загадочная квартира", "Церковь и пропавшие часы", и наконец "Церковь и тайное дитя поп-короля Киркорова". Пожалуй, если Pussy Riot и удалось чего-то добиться своим перфомансом в храме Христа Спасителя, так именно этого. Отныне в порядке вещей, когда настоятель столичного храма становится героем светской хроники, даже не актерствуя для этого в популярных сериалах про врачей. И пока коллективный интернет тренировал остроумие, обсуждая слова Патриарха о том, что все это лишь результат информационной кампании против Церкви, сотрудники PR-агентств вешали у рабочих столов церковные календари. Диакон Андрей Кураев рассказал корреспонденту Накануне.RU о пиаре и суррогатном отцовстве Киркорова, о том, кому можно петь с церковного амвона и своем участии в "информационной кампании" против Церкви.

Вопрос: Не кажется ли Вам, что, действительно, как и говорил Патриарх, имеет смысл говорить о некой информационной кампании, развязанной против Церкви? Есть ощущение, что этот информационный повод с Филиппом Киркоровым "высосан из пальца".

Андрей Кураев: Информационный повод по Киркорову с одной стороны дал он, с другой стороны я. Киркоров мне не платил за свою рекламу, с моей стороны не было замысла включиться в антицерковную кампанию. Накануне я дал интервью одному авторитетному изданию на эту тему, но потом они решили, что это слишком бульварная тема для их издания и предложили мне самому распорядиться получившимся материалом и я вывесил его у себя в блоге.

Вопрос: А в чем там, собственно дело, что в этом случае с Киркоровым по-Вашему потребовало реакции от Церкви? Вас возмутил факт крещения ребенка рожденного от суррогатной матери?

Андрей Кураев: Вопрос в том, как сама Церковь относится к своим собственным документам. Есть документ, принятый Собором, т. е. обладающий высшей церковной ценностью, и есть поступок, вступающий с этим документом в очевидные противоречия. Я думаю, что это достойный повод, чтобы на это противоречие Церковь могла отреагировать на уровне более высоком, нежели диаконский блог.

Вопрос: Но ведь священник не обязан читать желтую прессу и быть в курсе личной жизни деятелей российской эстрады?

Андрей Кураев: Совершенно верно, священник не обязан читать желтую прессу, более того, я думаю он даже мог не знать об этом нашем внутрицерковном документе. Поэтому прегрешение со стороны священника состоит в том, что он нарушил постановление архиерейского Собора 2011 года, по которому в крупных городских храмах священник обязан перед Крещением провести несколько просветительских бесед с крестными и родителями ребенка. Если бы такие беседы, с рассказом о сути евангельской веры и правилах церковного благочестия, были проведены, то я думаю, в этих беседах была бы затронута и тема происхождения этого ребенка, для батюшки это (суррогатное материнство) не стало бы секретом, и тогда он должен был отреагировать по-церковному. То, что такой реакции не было, означает, что и такой беседы не было проведено. Поэтому, с одной стороны, это некое прегрешение со стороны батюшки, с другой стороны, думаю, до Киркорова информационные брызги уже долетели. Вопрос в следующем, будет ли он и дальше квалифицировать суррогатное отцовство, как некий замечательный пиар-подвиг, который он намерен тиражировать и в будущем, или же его самооценка изменится. Изменение самооценки — это и есть покаяние, это и есть то, чего всегда ждет Церковь, ожидает для примирения с собою.

Вопрос: Получается, Вы взялись за эту историю, чтобы "одернуть" Киркорова?

Андрей Кураев: Я берусь за что- либо, только когда мне звонят Ваши коллеги журналисты.

Вопрос: Церковь многократно высказывалась о том, что не приветствует суррогатное материнство. Как Вы считаете, это событие, крещение ребенка известного артиста, зачатого таким способом, это пропаганда суррогатного материнства?

Андрей Кураев: Здесь речь идет именно о публичном человеке, для некоторых людей он образец для подражания. Для этих людей, я думаю, нужна церковная позиция, церковное отношение, с тем, чтобы люди в таких вопросах прислушивались не к мнению шутов, типа Киркорова и Задорнова, а в вопросах о духовной жизни и морали прислушивались к Церкви. 

Вопрос: Церковь не может крестить детей зачатых таким способом?

Андрей Кураев: Почему не может? Может. Проблема в родителях, а не в ребенке, ребенок ни в чем не виноват. Церковь может крестить ребеночка только по вере его родителей (и физических и духовных, т. е. крестных) и вера их должна быть церковной. Если человек приходит в храм, но при этом и он исповедует вещи противоречащие православию, то он не может быть крестным отцом, соответственно, если это физический отец, то мы не можем такого ребенка у такого родителя крестить. Соответственно, если Киркоров согласится с позицией социальной концепцией православной Церкви в этом вопросе, то тогда ради Бога.

Вопрос: Но интернет-общественность трактовала это событие отнюдь не как "зеленый свет" суррогатному материнству, а как то, что Филиппу Киркорову можно выступать с речами с амвона, а Pussy Riot нельзя. Вы согласны с такой трактовкой?

Андрей Кураев: Это совершенно искусственное сопоставление и противопоставление. Общего нет ничего. Со стороны Киркорова было максимум нарушение этикета, но это не был грех и это не было сознательным желанием унизить кого-то, тем более Патриарха. Проступок Киркорова в данном случае, все равно, что на званном обеде резать рыбным ножиком яблочный пирог. Это из этой области.

Вопрос: Сейчас сложилась такая ситуация, когда хоть немного скандальное событие в церковной жизни, становится предметом масштабной общественной дискуссии о самой Церкви, как по-Вашему, надо вести себя в такой ситуации, может, имеет смысл просто не обращать внимание? Как показали события, каждая попытка оправдаться только наносит еще больший урон.

Андрей Кураев: Я со своей маленькой кочки не вижу в сегодняшней медийной атмосфере ничего такого, что требовало бы для объяснения происходящего привлекать теорию заговора. Может быть, Патриарх со своей высокой колокольни за далекими холмами видит то, чего я не вижу, я этого, действительно, не улавливаю пока. Я вижу достаточно естественную и понятную реакцию блоггеров и изданий, журналистов на те информационные поводы, которые мы им даем. Что касается реакции, я вижу, действительно два варианта: молчание и отказ от медиаполемики или внятный и подробный диалог. Мне всегда приятнее второе.

"НАКАНУНЕ.РУ", 19 апреля 2012 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования