Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"MOSCOW TIMES": "Свободу совести для всех!" - призывает бывший директор Кестонского института Лоуренс Юззелл


Что, если бы Запад проводил мониторинг свободы прессы в России так же, как мы проводим мониторинг свободы религии? Мы бы меньше уделяли внимания всем проблемам – не тратя сил на угрозы, затрагивающие лишь российских журналистов, но прежде всего на те, что касаются наших западных коллег. Правительства Запада протестовали бы против преследований западных информационных организаций, таких, как "Радио Свобода", но отнюдь не местных газет вроде "Новой газеты".

В течение последних четырех лет Госдепартамент США публиковал ежегодные доклады по религиозной свободе во всем мире, с разделами по почти 200 странам. Квазинезависимая консультативная комиссия, состоящая из религиозных и правозащитных лидеров, публикует свой собственный обзор этого труда Госдепартамента – самый последний такой обзор вышел в прошлом месяце. В целом эти доклады представляют собой превосходные исследования угроз свободе совести в отношении определенных религиозных меньшинств в России, в особенности тех, у кого есть политическое влияние в Вашингтоне, таких как протестанты, римо-католики, мормоны и иудеи. По поводу угроз в адрес религиозных групп, менее известных на Западе, доклады сообщают расплывчато или вообще умалчивают.

Российские националисты реагировали на эти доклады, обвиняя американское правительство в поддержке "духовной агрессии" вероисповеданий, новых на российской территории и чуждых российской культуре (они игнорируют такие исторические факты, как приход баптистской веры в середине 19 века). Теоретики вроде Николая Трофимчука прилагают такие геополитические понятия, как "сфера влияния", к западным миссионерам. Влиятельная книга Трофимчука "Экспансия" доказывает в детерминистической, квазимарксистской манере, что миссионеры в первую очередь заинтересованы в продвижении секулярных интересов своих родных стран. В соответствии с этой точкой зрения, Госдепартамент использует универсальные термины вроде "прав человека" только как прикрытие для американского империализма.

Опровержения подобных обвинений, исходящие со стороны Запада, были бы более убедительными, если бы западные правительства работали с большим постоянством на ниве развития равноправия для всех добросовестных религиозных общин, включая те, что не входят в Комиссию по защите международных религиозных свобод или другие вашингтонские структуры власти. Два примера: российские старообрядцы и баптисты-инициативники. Ни советская, ни постсоветская Россия не признавала за теми и другими полной религиозной свободы, но упомянутые ежегодные доклады серьезно их не обсуждают.

Старообрядцы представляют особо неотразимый случай. Весьма далекие от того, чтобы быть продуктом нового импорта, как "иностранные секты", демонизированные русскими националистами, они являют собой наиболее самобытную русскую форму христианства. В отличие от господствующего православного христианства, привезенного греческими миссионерами в 10 веке, их вера зародилась на славянской почве и до сего дня существует только в славянских странах или в местах, куда она была принесена славянскими эмигрантами. Они приобрели поклонников среди российской светской интеллигенции своей трудовой, нравственной и героической выносливостью при почти непрерывающихся с 17 века преследованиях.

И до сего дня Кремль по-прежнему дискриминирует старообрядцев. Наиболее очевидный пример находится на Красной площади, где в Казанском соборе (триумф архитектурной реконструкции, произведенной господствующей РПЦ) содержится постыдным образом похищенное сокровище - огромный колокол, украденный столетие тому назад. Советский режим отобрал этот колокол у крупнейшей старообрядческой церкви Москвы и десятилетиями хранил его на складе, затем постсоветское государство передало его господствующей Московской патриархии, которая оказалась при этом охотным получателем похищенного. Старообрядцы рассказывали мне, что многие из их исторических колоколов, икон и других ценных вещей постигла подобная участь. Это и было главной причиной их сопротивления жесткому ельцинскому закону о религиях 1997 года, в котором опущена предложенная ими поправка о запрете такого воровства.

Обращение внимания на такие проблемы помогло бы западным правительственным чиновникам показать, что они не просто лоббируют интересы западных деноминаций. К сожалению, даже тогда, когда они говорят о российских протестантах, они сосредоточивают внимание на группах, имеющих хорошие связи на Западе. Однако Госдепартамент США и его консультативный комитет должны, как предполагается, отслеживать нарушения прав всех верующих, включая малых и слабых. Они на самом деле должны изменить свою деятельность в пользу малых и слабых, в особенности тех, кто стал объектом интереса нынешней российской политики из-за нежелания сотрудничать с советским государством.

С другой стороны, в течение последних двух лет в американских докладах по религиозной свободе произошли важные улучшения по исламскому вопросу. Наибольшее религиозное меньшинство России нередко испытывает дискриминацию, несмотря на заверения, что это одна из "традиционных" религий России. В некоторых городах мусульмане столкнулись с запретами на строительство мечетей и даже на проведение молитвенных собраний в арендованных помещениях. Тот факт, что Вашингтон, хотя и с запозданием, обратил внимание на эту тему, очень важен для предотвращения "столкновения цивилизаций" между Западом и Исламом вообще.

Именно христианские (и некоторые нехристианские) активисты в Вашингтоне впервые предложили поправки в законодательство США, дающие полномочия этим ежегодным докладам. Они справедливо указали, что предыдущие правозащитные инициативы правительства США потерпели неудачу в вопросе придания должного веса проблеме преследования христиан в таких местах, как Китай и Судан. Первая подготовленная ими версия законопроекта особо подчеркивала проблемы христиан, однако американский Конгресс внес – и вполне справедливо - поправку в этот проект, провозгласив религиозную свободу вообще как цель американской внешней политики. В теории, правозащитные бюрократы Вашингтона активно участвуют в защите такой свободы как универсального принципа, а не в интересах особо интересующих групп.

Однако им все еще нужно быть более последовательными в проведении этой теории в практику.

Лоуренс Уззелл, независимый журналист, специализирующийся на религиозной свободе в бывшем Советском Союзе, предоставил этот комментарий специально для "MoscowTimes".

Moscow Times, 5 июня 2003 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-22 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования