Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ": Программная симфония. Мнения экспертов по поводу обещания Путина содействовать введению в школах преподавания "Основ религиозных культур и светской этики"


Основы религий в школах должны преподавать теологи и священники, считает кандидат в президенты Владимир Путин. "Важно, чтобы этот предмет не превратился в формальный ликбез, поэтому преподавать подобные дисциплины, конечно, должны хорошо подготовленные теологи, священники", — заявил он вчера на встрече с религиозными лидерами в Даниловом монастыре, передает ИТАР-ТАСС.

Напомнив, что в последнее время после бурных дискуссий в школах прошла апробация курса "Основы религиозных культур и светской этики", Путин подчеркнул, что "не услышал ни одного негативного отзыва". А для того, чтобы обеспечить необходимое количество преподавателей этого предмета, Путин пообещал дать поручение Министерству образования и науки об оказании необходимой поддержки представителям традиционных религий.

"Кроме того, государству следует поддержать участие представителей традиционных религий в работе наблюдательных советов при детских домах, интернатах, домах престарелых, тюрьмах и колониях. Нужно дать возможность священникам прийти туда, где их ждут", — считает Путин.

Кроме того, по его мнению, "необходимо на должный уровень поставить развитие института военного духовенства". "К решению этой задачи с равным вниманием должны подойти и религиозные организации, и Министерство обороны", — заключил премьер.

Голос церкви должен громче звучать на федеральных телеканалах. Путин напомнил, что на некоторых телеканалах есть время, выделенное религиозным организациям, только "пока этого явно недостаточно, пока дисбаланс между тем, что постоянно уже вызывает раздражение у людей, и истинными моральными и нравственными ценностями есть".

"Государство должно обеспечить адекватное отражение в информационном пространстве интересов граждан, которые связывают свое мировоззрение с ценностями православия и других традиционных конфессий", — считает он.

Алексей Муравьев, историк христианства:

Слова премьер-министра, конечно, надо воспринимать в контексте предвыборной кампании. Однако здесь, как мне кажется, дело уже не в обмене реверансами. То, о чем говорил В.В. Путин, ставит под вопрос не только всю концепцию светской школы, не только идею культурологического развивающего курса, который мы, члены группы ОРКСЭ, разрабатывали, но и вообще концепцию светского государства. Понятно, что как историософская идея, как модель, клерикальное, конфессиональное государство может быть предметом устремлений власти, тем более в ситуации прогрессирующей социальной аномичности, выражающейся в апатии, коррупции и т. д. Но в рамках действующей Конституции это едва ли возможно. И разговоры о том, что "нельзя отделить Церковь от общества", тут мало помогают. Задавать вопрос "какую именно Церковь", я думаю, бессмысленно.
 Когда власти при помощи РПЦ МП вводили более чем сомнительный институт "окормления армии", общественность сопротивлялась, но весьма вяло. При введении курса ОРКСЭ все, в том числе и разработчики, были убеждены, что курс светский и не будет способствовать клерикализации школы. Но после последних заявлений премьера и кандидата в президенты РФ возникает иное впечатление. Мне как гражданину хотелось бы получить ответ на вопрос, как согласуется курс, написанный по одним правилам, и заявление о смене правил "на ходу". Как разворот на 180 градусов?

 Но в таком случае вся затея с религиозным образованием в школах становится потенциально опасной в социальном смысле. И дело даже не в растущей ксенофобии и взаимном отчуждении детей разных религиозных традиций. Дело в повторении самого скверного сценария, синодального. "Господствующее исповедание", которому дали однажы возможность контролировать школу и армию, фактически довело дело до переворота и гражданской войны. В результате казенных уроков Закона Божия в школе произошла десакрализация религии, десакрализация православия. Наша нынешняя школа профанна, наша армия профанна — не просто лишена сакральности, а именно профанна, профанирована. Делая их проводниками религии, государство использует неэффективный и заранее регрессивный механизм. Русские грабли неплохо годятся, чтобы сгребать сено, но не надо на них наступать. Необходимо сперва вернуть в общество большое сакральное пространство, и тогда можно будет думать о том, как, опираясь на сакральное, возрождать в народе почти полностью отмершее нравственное чувство.

Александр Буров, ст.науч.сотр. ГМИР:

Кандидат в президенты во время предвыборной кампании поддержал традиционные конфессии страны. Пригласил их представителей в школы в качестве учителей "Основ религиозной культуры". Шаг, соответствующий базовому принципу предвыборной программы кандидата — укреплять традиционные конфессии как скрепы, интегрирующие российское общество, наряду с русским языком и культурой.

Заявление эффектное, но эффективное ли?

Кому из политиков в новейшей истории России конфессиональная поддержка на выборах помогла? Не была ли она контрпродуктивна? Да и конфессии, как повелось в России с февраля 1917-го, не чувствовали себя особенно обязанными своим благодетелям. Юрия Лужкова даже такой царский подарок, как ХХС, не уберег от политической смерти.

Практически инициатива действующего премьер-министра неосуществима. У конфессий, хотя бы у той же РПЦ, нет требуемого количества подготовленных кадров. Священники в абсолютном большинстве не имеют педагогического опыта и образования. Да и просто с навыками общения у них, как правило, мягко говоря, трудности. Это в Москве и Петербурге. А что говорить о провинции. Советские ведь люди — с промытыми пропагандой мозгами о пользе чеснока и лука и вреде жевательной резинки. Прицерковные тетеньки с теологическим дипломом и "поломатой судьбой" тоже специфический контингент. Не каждый им доверит своего ребенка. Да и что такое наше нынешнее теологическое образование? Сколько, скажем, в самой большой российской конфессии, нет, не теологов, а людей с конвертируемым теологическим образованием? Митрополит Иларион и несколько его сотрудников. Вот, собственно, и все. А самое главное, у большинства потенциальных исполнителей, этих самых "священников и теологов", нет никакого желания идти в школу. Да и не ждет их там никто.

Так зачем же сделано религиозным лидерам это "предложение, от которого они не в силах отказаться"? Скорее всего, это реакция на призывы, вроде сделанного руководством РПЦ, о необходимости прислушаться к оппозиции. Религиозные лидеры получили от политического руководства предупреждение: не дадим вам занять позицию "над схваткой". Если учесть нарастание антиклерикальных и атеистических настроений в обществе, особенно среди наиболее политически активных групп, то это как плеснуть керосинчика на горящие угли. В случае поражения, не на выборах, конечно, это невозможно, а в средне- и долгосрочной перспективе развития "оранжевого" сценария, религиозные власти разделят ответственность с властями политическими. Вот такая вот "общность исторической судьбы".

 Марианна Шахнович, зав. кафедрой СПбГУ:

Я внимательно прочитала всю стенограмму встречи. Ее, конечно, надо рассматривать в контексте предвыборной агитации, но она очень интересна в целом, в том числе в части выступлений представителей религиозных организаций. Естественно, у меня возникло много вопросов. Например, почему принцип отделения церкви от государства ущемляет права церкви и традиционных конфессий? Мне всегда казалось, что наоборот. Что имел в виду премьер-министр, говоря о необходимости появлении теологии в государственных вузах? Она уже там много лет существует не только в виде отдельных курсов, но и в качестве специального направления подготовки (бакалавриат и магистратура), кафедр и отделений. Я не понимаю, что означает "уравнять вузы и школы, созданные при участии религиозных организаций, с государственными в доступе к бюджетным средствам". Платить учителям в таких школах из государственного бюджета? 

Действительно, в целом наше общество восприняло положительно введение курса "Основ религиозной культуры и светской этики" в начальной школе. Но приглашение в качестве преподавателей  священников и теологов, на мой взгляд, принципиально меняет подход к этому предмету. Напомню, что президент Медведев летом 2009 года, предлагая ввести этот курс, подчеркивал, что его будут преподавать светские учителя. Высказанное сегодня мнение возвращает нас к знаменитому письму патриарха Алексия II 1999 года "Всем епархиальным преосвященным", в котором преподавание основ православной культуры в муниципальных и  государственных образовательных учреждениях рекомендовалось осуществлять только преподавателям, получившим необходимый уровень богословского образования и прошедшим аттестацию в епархиальных отделах религиозного образования и катехизации.

В таком случае надо назвать этот предмет "Закон Божий" или "Религиозная традиция",  изменить законодательство и сказать, что мы возвращаемся примерно к тому,  что было в царской России. По крайней мере, это будет честно, и директорам школ и методистам в каком-то смысле станет легче, потому что сейчас многим не ясно, что же это за "культурологический" курс, который, с одной стороны, должен способствовать межрелигиозному диалогу и социальному сплочению, а с другой — разделяет учеников по конфессиональному признаку.

Роман Лункин, Гильдия экспертов по религии и праву:

Подобное полное включение традиционных конфессий, прежде всего православия, в государственную политику в сфере образования, армии и социальной работы сделано Путиным впервые. Вплоть до 2009 года власть видела в Церкви скорее главный национальный символ, как любит говорить Путин, единого русского мира. Сейчас премьер выступил в роли своего любимого исторического персонажа — Петра Великого, призвав РПЦ и другие конфессии поработать на благо государства и общества: включиться в исправление демографической ситуации, идти в школы, детские сады, социальные учреждения, воинские части, вузы. И сделал это Путин более определенно, с большим упором на ту пользу, которую конфессии могут принести, чем это делал Медведев в 2009 году, когда, созвав лидеров лишь "традиционных" религиозных организаций, объявил, что поддерживает их инициативы.

Однако и ради подражания царю Петру Путин не стал бы устраивать такой широкой встречи с религиями России. Он скорее интуитивно ощущает возрастание религиозного фактора в политике и обществе как своеобразного громоотвода в то время, когда все иные идеи довольно быстро могут потерять свой смысл и актуальность и просто рухнуть. В Даниловом монастыре Путин не только одобрил все старые проекты РПЦ, но и дал карт-бланш на многое другое, что до сих пор было запрещено, к примеру, присутствие священников в качестве учителей религии в школах. Собственно, по закону "Об образовании" школа остается светской и учителя для преподавания курса ОРКСЭ приглашаются светские, как бы "нейтральные". Церковь таким положением не очень довольна, хотя и не имеет достаточного количества теологов (то есть людей, окончивших в светских вузах факультеты теологии) или священников, способных и готовых преподавать в школе. Теперь Путин призвал развивать теологическое образование — теологи, на его взгляд, требуются даже в армии, — что не может не радовать тех представителей церковного руководства, которые стоят за развитие светского теологического образования (на самом деле далеко не все иерархи эту идею поддерживают).

Для РПЦ предвыборная встреча с Путиным — это возможность выйти на новый уровень воплощения своих общественных инициатив, а для кандидата в президенты — это возможность еще раз (кто знает, сколько еще их будет) почувствовать себя национальным лидером, за которого в той или иной форме выступают все конфессии. Ведь абсолютно все — православные, мусульмане, буддисты, протестанты, иудеи — собрались как будто для того, чтобы хоть намеком дать понять Путину, что они за него. Патриарх Кирилл сказал, к примеру, что он самый вероятный кандидат, а епископ-пятидесятник Сергей Ряховский выразился еще более прямо: что протестанты поддерживают Путина и стабильность.

Парадокс заключается в том, что Церковь сейчас по существу независима и хочет продолжать себя таковой ощущать, но одновременно хочет получать поддержку государства, всяческую, в том числе и финансовую. Но позиции иерархов далеко не всегда совпадают с идеологией государства, особенно того государства, которое намерено, во всяком случае на словах, двигаться к расширению демократии, с Путиным или без. 

"ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ", 9 февраля 2012 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования