Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

РИСУ: Метод исключения. Митрополит Павел (Лебедь), новый управляющий Киевской епархией, нескрываемо мечтает стать предстоятелем УПЦ МП


 Интересные иногда совпадения случаются. Слежу за судьбой Софийского заповедника – по профессиональной привычке и из любви к монументальному искусству. Несколько месяцев назад это казалось цирком – перевод из одного ведомство в другое, слухи о передаче церкви, и т.п. В сопровождении неизбежных финансовых проверок – верный признак того, что кому-то либо руководящее кресло приглянулось, либо фигура директора не понравилась. Проверки, как читатель помнит, нарушений не выявили. После чего, по неумолимой кафкианской логике нашей с вами современности, руководство заповедника взяли да уволили. Ну и что, что "честные"? Главное – "не те". А может, именно за то, что "честные".

Так вот, по странному совпадению (которое, конечно, никакое не совпадение) то же самое в то же время произошло с храмом Всех Святых при кафедральном собором УПЦ в Киеве. В результате финансовой проверки, как сообщали в прессе со ссылкой на пресс-службу, нарушений не обнаружили, эту информацию никто не опровергает – во всяком случае, официально – а на Синоде увольняют настоятеля и ключаря. Якобы для улучшения финансовой дисциплины. Так были нарушения или нет? И какие именно? Вместо них "смотрящим" за строительством назначают черкасского архиерея – как самого "опытного". Опыт, конечно, лучший учитель, – но неужели из Черкасс ему будет лучше видно, что происходит в Киеве, чем из самого Киева?

Ну а кого в Киеве-то назначить – так чтобы и "свой", и "опытный"? Все взгляды естественным образом останавливаются на митрополите Павле. И совершенно заслужено – у него по поводу имущества, освоения средств, работы с жертвователями и строительством опыта действительно хоть отбавляй. Но "смотрящим" за строительством не назначили. Его назначили руководить всей Киевской епархией.

Это, впрочем, мало кого удивило. Митрополит Павел нескрываемо мечтает о Киевской кафедре – просто удивительно, но он совсем не выглядит самым неудобоваримым претендентом на эту должность. Как и самым невероятным. Единственное, чего не хватает владыке – опыта работы. Чтобы стать предстоятелем, надо сперва побыть правящим архиереем – он же до сих пор был только викарным, хоть и в сане митрополита. А тут такая возможность – Киевская епархия. К тому же в церкви есть такая традиция – кто занимает должность "врио", тот нередко вскоре вступает в эту должность уже с полным основанием. Вот разве что митрополит Филарет, уступив на выборах патриарху Алексию, стал исключением. Зато каким!

О перспективах митрополита Павла написано достаточно. Они были весьма хороши – начать хотя бы с того, что он фигура весьма "совпадающая" с нынешним украинским политическим истеблишментом. Соответственно митрополит имеет превосходные связи в высших эшелонах украинской власти, он значительно адекватнее реагирует на ситуацию и всяческие "смены курса", чем его коллеги по "триумвирату", они же будущие соперники в споре за кафедру. Он способен дистанцироваться, по крайней мере, частично, от интересов своих спонсоров. В связи с его вступлением в "триумвират" его уже записали в "москвофилы" - и совершенно напрасно. Митрополит Павел – человек широких идеологических взглядов. Его вхождение в круг записных "москвофилов" дало ему возможность "порулить" Киевской епархией и ее финансовыми делами. Неплохой приз для человека, который умеет и любит приобретать. Это его слабость, и это его сила - только его умению и энергии УПЦ обязана возвращенными сооружениями Лавры и Китаевской пустыни, например. Он не стесняется в средствах. Надо выселить больных из больницы? Выселим. Выдавить художников из мастерских? Выдавим. А если кто начинает слишком громко возмущаться или задавать неудобные вопросы – апеллируем к суду или, чего уж там, прямо к Главе Церкви Иисусу Христу.

Единственное, чего он не умеет и, кажется, не считает нужным – печься о собственной репутации. Его стремление занять Киевскую кафедру при живом правящем архиерее – тому подтверждение. И если для тех должностей, которые он занимал до сих пор, блестящая репутация не была слишком важным условием (иногда – откровенно мешала), ее внешний вид может сильно помешать митрополиту сделать следующий шаг в карьере.  Коллегам по "триумвирату" это на руку. Москве, скорее всего, тоже.

Собственно, в Москве тоже пришли в волнение. Митрополит Иларион Алфеев бросил все насущные дела, на самолет – и в Киев. Проверить, что же там с митрополитом Владимиром. Может, предстоятель и правда при смерти, в коме или в неадекватном состоянии, раз украинские архиереи так откровенно за власть взялись. По слухам, состояние Блаженнейшего он нашел вполне удовлетворительным и пришел в некоторое недоумение. Очень уж ситуация тревожная складывается. Устранение предстоятеля от власти при жизни – нехороший прецедент. И если он пройдет в украинской церкви, которая является частью РПЦ, он может быть повторен, в том числе, в самой Белокаменной. Впрочем, при всей неэтичности ситуации, Москве на руку отстранение митрополита Владимира от дел – по крайней мере, на время работы над Уставом. Хорошо бы еще и через Архиерейский собор успеть провести "правильную" редакцию – под председательством митрополита Агафангела это будет сделать проще, чем под председательством Блаженнейшего.

Да, об этичности ситуации говорить не приходится. И не хочется. Да и смысла нет – потому что смешно. Тут лучше говорить о политике, финансовых потоках, "длинной руке Москвы", совпадения и прецеденты – дабы не смутиться. Лучше исключим из условий задачи все эти эфирные материи – мораль, веру, Тело Христово. Себя, по возможности, тоже исключим.

Собственно, это уже и так сделали – без нас.

Во всей это истории больше всего раздражает даже не парад прецедентов и совпадений – устранение предстоятеля от управления церковью методами, сильно напоминающими то ли Харьковский собор, то ли ГКЧП, назначение аудита силами светских частных фирм для устранения "политических оппонентов". Раздражают натужные попытки сохранить лицо. Вы только почитайте комментарии "официальных лиц" - все хорошо, все правильно, все по канонам, уставам и правилам. Возможно. От этого, впрочем, не пропадает дурной привкус во рту. Покоя не дает ощущение, что нам все время чего-то недоговаривают. Если митрополит Киевский действительно выздоравливает, хорошо себя чувствует, работает с документами и готов был проводить заседание Синода в больнице – зачем назначают врио на его кафедру? Почему владыка Павел фигурирует в сюжете на ТВ как "замещающий митрополита на время болезни", если, по некоторым данным, митрополит Киевский не подписался под решением об этом назначении Синода, т.е., фактически, не признает себя "недействующим". Если его мнение и подпись ничего не значат, если он должен подчиняться всем решениям Синода – то почему его по-прежнему считают "главой церкви"? А если он уже не глава церкви, то кто и на каких канонических основаниях его от управления церковью устранил? Зачем рассказывать почтеннейшей публике о том, что в Синоде "нет разногласий", когда противостояние между секретарем Блаженнейшего епископом Александром и председательствующим на Синоде митрополитом Агафангелом очевидно – этого не скрывает ни сам Одесский архиерей, ни его донецкий коллега. Список вопросов можно продолжить – но смысла нет. Все они обтекаемо прокомментированы – в том числе людьми, от которых можно было ждать больше принципиальности в вопросах, касающихся церкви и ее предстоятеля. Нас успокаивают рассказами о том, что "в церкви налаживается нормальная жизнь", которые разительно не совпадают с тем, что говорят, в том числе, сами церковники – правда, под сурдинку, – ни с той информацией, которая исправно "сливается" в СМИ и интернет – вполне возможно, не без участия иных комментаторов. Наверное, они считают, что таким образом ведут "тонкую политику".

Ситуация крайне глупая: мы ориентируемся в основном на слухи, безымянные "источники" и рассуждаем о том, "как это выглядит". Да вот и сам руководитель пресс-службы УПЦ сам высказался, что твой Барт: кто говорит? И дальше в том духе, что развелось тут творцов виртуальной реальности, "одних баб", журналистов, блоггеров и так и хочется дописать – "сетевых хомячков". А на самом деле у нас тут все нормально и стабильно.

Кстати, прекрасная иллюстрация к недавно заглохшему, к сожалению, обсуждению особенностей "церковной журналистики". Судя по всему, в украинском исполнении - это не совсем "журналистика". Во-первых, она нарушает один из основных принципов журналистики – "реципиент имеет право знать". Во-вторых, категория свободы слова, кажется, для нее чужда: Синод не велел комментировать, что-то там разжевывать, анализировать, обсуждать, проводить расследования – и все, молчок.

Между прочим, Синод, говорят, и правда не велел комментировать. То есть не то чтобы вообще, судя по выступлениям в прессе, в том числе, некоторых "синодалов" - но то ли не всем, то ли "в определенном ключе".

Что ж, неосторожное слово может стоить очень дорого. Неуклюжий поступок может разрушить все. Политика должна вестись тонко – ну, мы же наследники византийской традиции, да? Да и верным это все совсем не надо – только смущать. В результате верные – которые и есть Церковь – узнают о том, что происходит в ее собственном руководстве по "ОБС", от "внешних", а то и "вражеских голосов". Но что делать, если по официальным каналам передают только "Лебединое озеро"?

Екатерина Щеткина

РИСУ, 3 февраля 2012 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования