Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"КРЕСТОВСКИЙ МОСТ": Архиепископ Иона: За жестокие уроки благодарен. Глава Астраханской епархии РПЦ МП не расстается со своим родным храмом в Алтуфьеве


Вот одна судьба: родился в маленьком посёлке, крестился в сельской церкви, а когда вырос — стал её настоятелем и оставался им всю жизнь. Вот другая история: сразу после окончания Духовной академии назначен её преподавателем, потом возглавил один из столичных храмов, реставрировал его, стал архиереем и был поставлен во главе крупной епархии на юге России. Два таких непохожих сюжета удивительным образом совместились в жизни одного человека — архиепископа Астраханского и Енотаевского Ионы (Карпухина). Так вышло потому, что деревня Алтуфьево, в которой он крестился в детстве, вошла в состав Москвы, а настоятелем этого храма, уже почётным, он остался даже после того, как стал архиереем и главой Астраханской епархии. Биография уникальная. О некоторых её эпизодах рассказал нам сам владыка. В этом году ему исполнилось 70 лет, а в следующем будет 20 лет, как он возглавляет Астраханскую епархию.

"Ну, тогда тебе хана!"

Когда преподавал в академии, прихожу вечером с занятий и слышу: "К вам посетители". Смотрю: стоит моя бывшая классная руководительница, а с ней ещё двое. — Ну что, батя, — говорит один из них, — не узнаёшь, что ли, одноклассников?— Безгин, ты? Так это вы, бандюги, пришли ко мне? Засмеялся я и обрадовался. Времени-то много прошло. А в школе у нас с этими двумя всякое бывало из-за моей веры. Учитель истории на каждом уроке на Церковь нападал. Обещал, что скоро все храмы позакрывают. А эти ребята сразу ко мне: ну уж тогда и тебе — хана! И вот они передо мною. Пригласил гостей на обед. Поговорили хорошо. Жизнь их сильно изменила. С тех пор встречаемся. Когда служу в нашем храме, обязательно приходят на службу. А с классной руководительницей у меня в 9-м классе был такой разговор. Вызвала в учительскую и спрашивает: "В церковь ходишь? В Бога веришь? Ну, и где, по твоему, Бог?" Что я мог тогда сказать? Но как в Евангелии сказано: не печитесь, что сказать, ибо за вас будет говорить Святой Дух. И я вдруг стал ей так складно рассказывать, что Бог — Вездесущий, что Бога надо видеть во всём: и в природе, и, например, в хлебе, и везде, и всюду. Спорить она не стала. Задумалась.

"Отдали без боя"

А в десятом у нас уже был другой классный руководитель — тот самый историк. Атеист высшей марки! Когда узнал, что собираюсь в семинарию, много сил приложил, чтобы аттестат мне не выдавали — "как неполезному для общества". Зато математик Александр Гаврилович обрадовался, что я стал семинаристом. "Молодец!" — тихо сказал при встрече. Он был тайно верующий. Знал, например, что в Великий четверг в храме читают 12 Евангелий и поётся песнопение разбойника. А я ведь в храме прислуживал. Так он вызывает меня к доске и после ответа говорит: "Ну, иди теперь — пой разбойника". Никто не понимает, о чём он. Я говорю: "Там же завуч в коридоре". А он: "Если завуч — ты в туалет, а если нет — домой и в храм". Когда я подсказывал кому-то на уроке, он мне: "Милостивый Филарет, молчи!" Я-то даже не знал тогда, что это за Филарет Милостивый. Только в семинарии узнал. Ну, а историк тот не успокоился, даже когда я поступил в семинарию. Всё продолжал добиваться моего наказания. Я ему и сказал: вы лучше молчите, мне-то ничего не будет, а вам — не знаю. Но он не послушал. Добился, наконец, журналист к нам приехал. И вышла в центральной газете статья "Отдали без боя". Это меня, значит, отдали. А виноватым вышел… классный руководитель, плохо воспитывал. Отняли у него партбилет и сняли с работы. Я же просил его: молчите.

"Просить не буду: я же монах"

В Крестовоздвиженский храм в Алтуфьеве меня привела в детстве мама. А потом я стал сам ходить. Свечки ставил. Помогал священнику. И думал: а вот мне, если когда-нибудь стану священником, будет ли кто помогать? Ведь тогда, в хрущёвские времена, церкви разоряли. Много было нападок на верующих. И я прошёл трудную школу. Были и оскорбления, и унижения. Но теперь благодарю тех, кто так жестоко меня воспитывал и закалил. В жизни это помогло. Никогда не думал, что стану настоятелем родного храма. Когда в 91-м неожиданно возникла такая возможность, обрадовался. Но писать прошение Патриарху, как мне предложили, отказался. Говорю: "Я же монах, а тут получается — моё хотение, не могу я переступить такой барьер. Будет благословение Патриарха — пойду, нет — останусь в академии". Так без прошения и перевели. Взялся сразу за огромную реставрацию и реконструкцию храма. И время было неподходящее, и денег всё время не хватало. Но в самые пиковые моменты помощь приходила разнообразными и неожиданными способами. Однажды вдруг появился у храма незнакомый армянин. "Что, — говорит, — вы тут делаете? Я раньше любовался этой церковью, а вы её ломаете". Повёл его в кабинет, показал проект. Он говорит: "Красиво, а чем я могу помочь, какие проблемы?" "Да такие, — говорю, — сейчас цемент должны привезти, в кассе 100 рублей, а надо 5 тысяч". Он: "Вот тебе не 5, а 10 тысяч". Я ему хотел расписку дать. А он: "Какая расписка, я же не тебе, а Богу жертвую". И ушёл, больше его не видел. А тут и цемент привезли. В разгар стройки — инфляция. Предлагали заморозить. Я говорю: никаких заморозок. С Божией помощью и выстроили такой красавец! Сейчас вот будем расписывать.

Упал в ноги в слезах

В 92-м году, 9 октября, в 12 часов ночи — звонок из Патриархии: завтра вас будет принимать Патриарх. Что за вопрос — не сказали. Патриарх Алексий встретил любезно и сразу огорошил:
— Я вас хочу владыкой поставить в Астрахань. Я в ноги упал, слёзы покатились.
— Ваше Святейшество, прошу, подберите кого-нибудь другого! Я в этом приходе и родился, и крестился. Как брошу храм, если из-за него сюда шёл?
— Ничего, я вас оставлю почётным настоятелем. Это моя личная просьба, отец Иона, помогите мне.
— Ну, раз такое дело, — говорю, — то буду частицей Патриаршего креста. И вскоре в Астраханском кремле была моя хиротония. Стал жить на два дома: в Астрахани —епархия, в Алтуфьеве — храм. И здесь моя любовь, и там.

Валерий Коновалов

"КРЕСТОВСКИЙ МОСТ" №7 (2011)


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования