Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ПСКОВСКАЯ ГУБЕРНИЯ": Священник Павел Адельгейм: «Этот устав называется «смерть приходам». Прихожане церкви святых Жен Мироносиц РПЦ МП получили решение Епархиального суда об исключении из состава приходского собрания


Замечено не раз: значительное событие, даже если оно ожидаемо, всегда потрясает, будь то радость или горе. Так потрясает смерть близкого человека, несмотря на то, что мысль о неизбежности скорой развязки стала уже привычной… Исключение из приходского собрания храма святых Жен Мироносиц, который мы 22 года назад вместе с о. Павлом Адельгеймом взялись восстанавливать и где я в течение 21 года был председателем приходского совета (старостой), было вполне предсказуемо.

И все же кольнул в горле ком, когда благочинный города Пскова протоиерей Иоанн Муханов вручил мне в числе 11 прихожан листок с печатью Епархиального управления:

"Г-ну Виктору Николаевичу Яковлеву.

Настоящим сообщаем Вам резолюцию Высокопреосвященнейшего Митрополита Псковского и Великолукского ЕВСЕВИЯ, наложенную на решение Псковского Епархиального церковного суда от 03.06.2011 г.:

"Решение Псковского епархиального церковного суда от 03 июня 2011 года о положении на Приходе храма Святых Жен Мироносиц г. Пскова и о выводе из состава Приходского собрания отдельных лиц, несогласных с Уставом, принятым Священным Синодом Русской Православной Церкви 10 октября 2009 г., и не подписавших его – УТВЕРЖДАЕТСЯ.

02.08.2011 г. + Митрополит ЕВСЕВИЙ"

"Суд уже был, всё прошло…"

О состоявшемся 3 июня Епархиальном суде над священником Павлом Адельгеймом и прихожанами Мироносицкого храма, отказавшимися принять новую, утвержденную Синодом РПЦ, редакцию устава прихода, уже шла речь на страницах "Псковской губернии" [ 1 ], - с изложением причин непринятия устава. История получила развитие в минувший понедельник, 22 августа, на очередном приходском собрании.

Начал отец благочинный, он же – секретарь епархиального суда (все цитаты – по аудиозаписи):

- Благословите меня быть председательствующим, потому что здесь есть вопросы, которые касаются церковного суда и утверждения его решения архипастырем…

Подумалось: кто же здесь из нас может благословлять благочинного? Разве что он сам. Вот если бы речь шла об избрании… По уставу прихода председателем приходского собрания является настоятель – присутствующий здесь священник Сергий Иванов. Но он промолчал. А благочинный продолжил:

- Повестка дня у нас… Первое. Сообщение благочинного о решении суда и утверждении этого решения правящим архиереем. Второй вопрос: надо все-таки пересмотреть приходское собрание – это численность собрания. Ну и третье – принятие изменений нового церковного устава. Все согласны с повесткой дня?

- А нельзя наоборот? – раздалось с места.

- Нельзя. Поэтому – первое – я бы хотел зачитать решение церковного суда…

Решение было зачитано и вместе с выпиской из резолюции вручено каждому "осужденному" (цитирую с сохранением грамматических "особенностей" - Авт.):

"Псковский епархиальный церковный суд, заседавший 03 июня 2011 г., и рассмотрев дело по Приходу храма Святых Жен Мироносиц г. Пскова, в связи с неприятием 18 апреля 2011 г. на Приходском собрании Устава "Местной религиозной организации православного Прихода храма" в новой редакции, утвержденного Священным Синодом Русской Православной Церкви 10 октября 2009 г., всесторонне изучив письменные материалы и внимательно выслушав лично каждого участника заседания суда РЕШИЛ:

Признать виновными в церковном правонарушении членов Приходского собрания Прихода храма Святых Жен Мироносиц, не принявших Устав в новой редакции 18 апреля 2011 г. и согласно ст. 24, ходатайствовать перед Правящим Архиереем Псковской Епархии, Митрополитом Евсевием о выводе из состава Приходского Собрания следующих лиц…"

И далее – 11 фамилий.

Ощущение несуразности, абсурдности происходящего возникло сразу. Пришлось справиться с первоисточником, "Положением о церковном суде Русской Православной Церкви (Московского Патриархата)".

Статья 24 этого Положения гласит: "…в отношении мирян, относящихся к разряду церковно-должностных лиц, а также монашествующих — дела по обвинению в совершении церковных правонарушений, предусмотренных утвержденным Священным Синодом перечнем и влекущих за собой канонические прещения (наказания) в виде освобождения от должности, временного отлучения от церковного общения или отлучения от Церкви". Но мы, прихожане, никаких церковных должностей не занимаем и уж тем более не монашествуем.

Может, что-то прояснит указанный "Перечень церковных правонарушений, подлежащих рассмотрению церковными судами", утвержденный, кстати, определением Священного Синода только 27 июля 2011 года? Читаем:

"Рассмотрению Общецерковного суда и епархиальных церковных судов подлежат церковные правонарушения следующего характера:

1. Церковные правонарушения против веры и Церкви;

2. Церковные правонарушения против христианской нравственности;

3. Церковные правонарушения монашествующих против правил о монашестве;

4. Церковные правонарушения против церковно-иерархического порядка;

5. Церковные правонарушения епископов и клириков против своих пастырских обязанностей;

6. Иные церковные правонарушения, направленные на рассмотрение церковного суда Патриархом или Священным Синодом (в отношении Общецерковного суда), епархиальным архиереем (в отношении епархиального суда)". [ 2 ]

Это всё!

Можно ли считать набор общих фраз юридическим документом, которым должен руководствоваться суд? "Перечнем без перечня" назвал его о. Павел Адельгейм в своем "Живом журнале":

"Во-первых, проступки вообще не перечислены, а названы только области церковных правоотношений, в которых могут совершаться правонарушения. Каждое правонарушение (например, против веры) требует чёткого определения его диспозиции. Во-вторых, для правонарушителя не указано наказание, так что суд при решении дел не имеет руководства в законе и не может применить закон к конкретному случаю, т.е. исполнить прямую и основную задачу своей деятельности" [ 3 ].

Остается предположить, что мы попали под непредсказуемое колесо "иных правонарушений", толкование которых целиком отдано на откуп правящему архиерею. Один из прихожан все же заметил:

- Я так и не понял, за что исключены члены приходского собрания.

- Ну, это надо было быть на суде, - ответил благочинный.

- Я был на суде. Я там не понял и сейчас не понимаю.

- Суд уже был, всё прошло…

"Дай Бог нам взаимного прощения и примирения"

Об отце Павле в Решении сказано отдельно:

"Прот. Павла Анатольевича Адельгейма признать виновным в посеянной смуте среди членов Приходского собрания, вызвавшей неприятие Устава, а также, руководствуясь 56 правилом святых апостол о досаждении священноначалию, и, учитывая пенсионный возраст и инвалидность, ходатайствовать перед Правящим Архиереем Псковской Епархии, Митрополитом Евсевием о почислении его за штат Псковской Епархии".

Однако во врученной ему резолюции Высокопреосвященнейшего говорится: "Проявляя снисхождение, протоиерея Павла Адельгейма оставить клириком вышеуказанного храма с предупреждением о недопустимости для священнослужителя быть причиной нестроений в жизни прихода. И еще раз напомнить ему решения Общецерковного суда РПЦ от 17.05.2010 г.".

Тут мы, признаться, вздохнули свободней: служение и проповедь батюшки не прекратятся.

Но и вспомнилось, что решение Общецерковного суда, состоявшегося в храме Христа-Спасителя в Москве, касалось не только о. Павла. Как, например: "...Вместе с тем, признать, что управляющим Псковской епархией был утвержден заведомо недействительный протокол, поскольку последний не был подписан, как это предусмотрено Уставом РПЦ и Уставом прихода, пятью членами Приходского собрания, избранными в установленном порядке. Поставить на вид случившееся управляющему Псковской епархией".

Или: "Настоятельно рекомендовать митрополиту Псковскому и Великолукскому Евсевию и протоиерею П. А. Адельгейму, следуя духу Евангельской любви, лично встретиться для взаимного прощения и примирения, …разрешая возникающие разногласия в духе богозаповеданного мира, а в случае затруднительности — обращаясь в установленном порядке к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси". [ 4 ]

И до, и после этого решения о. Павел неоднократно обращался с письмами к своему архипастырю: "Несколько раз я исполнил Ваше требование попросить прощения за причинённые огорчения публично через СМИ, опубликовал свои просьбы о прощении в газетах. Моё сердце готово забыть всяческие обиды и вместить Вас. Двери моего дома открыты так же, как и двери сердца. У меня нет ни секретаря, ни охраны. К Вам не войти без Вашего соизволения. Остаётся ожидать с надеждой, что моё нынешнее обращение пробудит к примирению Ваше сердце, и Вы тоже отзовётесь пастырской любовью. Дай Бог нам всем взаимного прощения и примирения. С любовью во Христе, свящ. Павел. 27 мая 2010 года, Псков". [ 5 ]

Но встреча так и не состоялась.

"Наоборот нельзя"

После ознакомления с "приговором" стало ясно, почему "нельзя наоборот": предстояло голосование за всё ту же новую редакцию устава прихода. По списку в храме – 33 члена приходского собрания, после нашего исключения осталось 22, из которых на собрании присутствовало 12. Им и предложено было голосовать:

- Итак, давайте, дорогие, проголосуем. Кто за принятие?..

- А можно хотя бы чуть-чуть комментариев дать? Нельзя? – Не унимался все тот же прихожанин.

о. Иоанн: Нет.

Прихожанин: Тогда надо подниматься и уходить.

о. Сергий Иванов: Давайте так. Мы сейчас этот вопрос решим, а потом дебаты.

Прихожанин: Когда проголосуем, тогда уже дебаты ни к чему.

о. Павел: Тогда давайте запишем в протоколе, что слово по этому вопросу никому не предоставляется. Как там Грызлов выразился: "Парламент – не место для дискуссий".

о. Иоанн: А зачем лишние дебаты нужны? Давайте проголосуем, а потом пожалуйста… Значит, дорогие, кто за принятие устава?

Но… голосов "за" оказалось всего 5: настоятеля Сергия Иванова, дьякона Сергия Завьялова, директора школы регентов Вячеслава Петина и двух певчих церковного хора. Семеро проголосовали "против". Результат оказался неожиданным для всех, и в первую очередь для самого отца благочинного:

- Так… Замечательно... Опять повторяется то же самое. Отец Сергий, ну ты, по крайней мере, на будущее – надо подготовить приход, объяснить всё это, и, разумеется, ввести в члены приходского собрания людей, которые понимают.

Дальнейший диалог привожу дословно:

о. Павел: Правильно! Вот тогда будет всё, как надо: ввести всех, кого надо, и будут голосовать, как надо. Остальных разогнать.

о. Иоанн: Мы имеем право и без суда на это.

о. Сергий Иванов: Отец Иоанн, просто кого я приглашал, не все пришли, к сожалению.

о. Павел: А надо записывать, кто именно против?

о. Иоанн: Конечно, надо.

о. Павел: Чтобы и их тоже выгнали?

о. Иоанн: Не выгнали, а исключили из руководящего органа.

Член прихода К. Обозный: Отец Иоанн, если мы принимаем этот приходской устав, тогда никакой надобности в приходском собрании уже просто нет.

о. Павел: Вот именно. Вы ведете церковь к церковному параличу. Этот устав называется "смерть приходам".

В. Яковлев: Вы понимаете разницу между собранием и назначенцами?

о. Иоанн: Мне как раз тоже непонятно. Устав принят архиерейским собором, утвержден Синодом. А если вы примете свой устав – что это будет? Вы никогда не договоритесь друг с другом.

В. Яковлев: Ну почему, друг с другом-то мы как раз договоримся, до сих пор прекрасно договаривались, а вот с вами-то как бы договориться.

о. Иоанн: В том-то и дело. Вы пытаетесь навязать своё – мне, а я с этим не согласен.

В. Яковлев: Мы предлагаем вернуться к здравому смыслу – чтобы собрание было собранием, чтобы выбор был выбором, а голосование голосованием. Вы же всего этого нас лишаете, вот и все. По сути, вы лишаете нас данной Богом свободы.

о. Павел: Иными словами, вы запрещаете соборность – основной принцип, которым живет церковь. Вы разрушаете Церковь, как живой организм, как Тело Христово.

о. Иоанн: Удивляюсь, просто удивляюсь!..

о. Павел: Т.е. новым уставом приходское собрание фактически отменено. …На каком основании вы лишаете людей права участвовать в приходской жизни?

о. Иоанн: Это не мы лишаем, это люди сами себя лишают, если не желают этот устав принять.

о. Павел: Нас здесь 20 человек, а община-то гораздо больше. Это – единая церковь. И в ней командует не Патриарх, не Синод и даже не Поместный собор, а голос церкви. Принимает народ решение Поместного собора – оно действует, не принимает – не действует. Все остальное – словоблудие. Поэтому давайте помолимся и закончим.

о. Иоанн: Всё. Всё в протокол и, разумеется, протокол правящему архиерею. А тебе, о. Сергий, еще раз говорю, что будет опять непонятно, почему не явились люди, которые разделяют нормальную точку зрения.

Прихожане "правильные" и "неправильные"

Что же в итоге – в остатке? Согласно Уставу Прихода – и действующему (ст. 26), и новому (ст. 7.5) – "Приходское собрание принимает Устав Прихода с изменениями (дополнениями), который утверждается Епархиальным архиереем и вступает в силу с момента государственной регистрации". Согласно Федеральному закону "О свободе совести и религиозных объединениях", религиозная организация действуют на основании устава, принятого учредителями (ст. 10.1) и предоставленного ими для государственной регистрации (ст. 11.5).

Органам же власти – и церковной, и государственной – дано лишь право утверждения нашего решения.

Типовой устав не может быть единственно возможным уставом прихода, не может лишать прихожан права на принятие устава, соответствующего Закону, но отличающегося от образца. Образец – только пример, не более того.

В этом – суть противостояния, в результате которого епархиальный суд разрушил приход церкви Жен Мироносиц.

Епархиальный суд исключил из состава собрания прихожан, в том числе и учредителей прихода (!) - фактически за то, что они пытались соблюсти закон и устав. Прихожан лишают свободного выбора и требуют единогласного голосования не в силу личного убеждения, а "как прикажут" - за решение, спущенное "сверху". Личный выбор, предоставленный моей совести законом, оказывается подсуден, и сам я оказываюсь в черном списке "неправильных".

"Правильное" приходское собрание назначено на 25 августа. Результат предсказать нетрудно. У "неправильных" осталось последнее законное право – апелляционная жалоба на имя Патриарха. Срок подачи – десять рабочих дней. Но сдается мне, и здесь результат предсказуем.

Виктор Яковлев,
председатель приходского совета храма свв. Жен Мироносиц в 1989-2010 гг., г. Псков

1 См.: В. Яковлев. Я, обвиняемый священник Павел Адельгейм // "ПГ", № 23 (545) от 15-21 июня 2011 г.

2 См. подробно: http://www.patriarchia.ru/db/print/1586931.html

3 См. Живой журнал о. Павла, запись "Странный документ: "Перечень без перечня" от 06.08.2011: http://adelgeim.livejournal.com/75762.html

4 См.: http://www.patriarchia.ru/db/text/1181727.html

5 См.: Живой журнал о. Павла, запись "Исполняю решение Общецерковного суда" от 01.06.2010 г.: http://adelgeim.livejournal.com/39823.html

"ПСКОВСКАЯ ГУБЕРНИЯ", 24-30 августа 2011 г.

На фото: о. Павел Адельгейм в начале восстановления храма святых Жен Мироносиц. Весна 1989 года. Фото Виктора Яковлева.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования