Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА": Гарри Поттер был католиком или православным? Во что верят герои писателей-фантастов, кому и как молятся


Современные писатели-фантасты не отказываются от религии. Во что верят их герои, кому и как молятся — об этом в студии радио "Комсомольская правда" (97,2 FM) в программе "Свято место" беседовали религиовед Роман Силантьев, специальный корреспондент "КП" Борис Клин и радиоведущий Михаил Антонов.
 
Клин:
 
- Роман Силантьев у нас частый гость, и рассказывает обычно об исламе. Но он человек многоранный, еще и специалист по фантастике. Роман, современная фантастика часто обращается к теме религии?
 
Силантьев:
 
- Более чем часто. Более чем в половине книг религия так или иначе присутствует. Во многих книгах вокруг религии как раз сюжеты развиваются. Моделируется какие-то общества или ситуации, в которых религия занимает особое место. Где-то религия может не выглядеть ярко, например, Гарри Потер – там о религии прямо мало говорится. Однако если присмотреться, религия там очень мощно присутствует. Причем религия в самом правильном варианте. Я все время студентов спрашиваю, можно ли вероисповедание Гарри Поттера из этих книг вычислить? Оказывается, с высокой долей точности можно. Он был или католиком, или православным – судя по тому, что в этой книге написано. Никак не протестантом, никак не язычником.
 
Клин:
 
- А каким образом это вычисляется?
 
Силантьев:
 
- Если внимательно книги почитать, можно заметить, что в школе волшебства есть пасхальные рождественские каникулы. Люди отмечают Пасху. У Гарри Поттера был крестный отец, то есть его крестили в младенчестве. Протестанты в младенчестве детей не крестят, а мусульмане детей не крестят вообще. Герои Джоан Роулинг почитают святых, у них больница "святого Мунга" есть. Но учитывая, что автор поттерианы была католичкой, с высокой долей вероятности можно сказать, что он был не православный, а католик.
 
Клин: Дедуктивный метод помогает вычислить религиозные пристрастия Гарри Поттера. Ну а у персонажей российских авторов как с верой?
 
Силантьев:
 
- Нормально. Многие религию не обходят строной. Можно вспомнить дилогию Сергея Лукьяненко "Холодные берега". Хотя у него не во всех книгах религия прослеживается. У писателя Александра Зорича есть космоопера "Завтра война": уже ХХII век, разные государства вышли давно в галактику и создали империи. И там воюет "Российская империя" с заороастрийским "Араном". В мире Зорича "российские" корабли названы в честь святых, на зведных линкорах есть православные священники. Но и с другой стороны у зороастрийцев с религией тоже все в порядке...
 
Антонов:
 
- Роман, а вам не кажется, что это просто такая деталь, скорее, такая краска, игра. Если взять книги Юрия Никитина – они насквозь религиозны и пропитаны. Причем непонятно – то ли язычеством, то ли ранним христианством. Огромная смесь всего. В "Гарри Поттере", лишь только подумав и сопоставив какие-то факты, можно как-то вычислить его вероисповедание. Может, названия линкоров, православные священники на космических кораблях – это всего лишь маленькая деталь?
 
Силантьев:
 
- Не такая уж маленькая. У того же Зорича совершенно люди глубоко религиозны. И война носит религиозный характер. Герои молятся, причащаются. Например, в советской фантастике понятно – никто не молился, никто корабли в честь святых не называл, никто не крестился, даже на всякий случай. Считалось, что люди, и не то что далекого будущего, а даже наши современники долетят до Марса, а последнего попа уже давно покажут к этому моменту по телевизору.
 
Клин:
 
- Но у братьев Стругацких был Демиург, и много моментов, связанных с христианством.
 
Силантьев:
 
- Это не самые известные их произведения. Кстати, фантастика раньше считалась жанром не очень солидным, сугубо развлекательная литература. Впрочем. Михаил Булгаков, например, значительную часть произведений именно в фантастическом жанре написал.
 
"Мастер и Маргарита" сейчас бы это назвали православное городское фэнтэзи. "Иван Васильевич меняет профессию" - фантастика. А "Роковые яйца", как назвали бы научной фантастикой с элементом хоррора а-ля "Парк Юрского периода".
 
Клин:
 
- "Мечеть Парижской Богоматери" - это фантастика?
 
Силантьев:
 
- Да, это так называемая асоциальная фантастика ближнего прицела. Видите, какая сложная квалификация? Например, то, что в пределах 20-30 лет – это ближний прицел. То есть люди еще по Марсу не ходят, у них никаких супербластеров еще не изобретено. Они сами по себе не летают, разве что на реактивных пассажирских самолетах. То есть в принципе это такой же мир, как у нас, но там побольше всяких технических гаджетов. В принципе, мир узнаваем. Там не надо придумывать принципиально новых моделей.
 
Спецагенты "Анафемы" на тропе войны
 
Клин:
 
- Каков сегодня главный посыл, основная линия в фантастике?
 
Силантьев:
 
- Основные герои - "попаданцы". Кто-то куда-то попадает. Обычно есть спецназовец или офисный работник, или офисная девушка, попадает к эльфам, гоблинам или в прошлое России, прошлое далекое, прошлое не очень далекое, детали меняются. В более редких случаях попадает группа людей или целый район. В трилогии Брайдер и Чадович "Между плахой и секирой" описывается, как жил район Советского Союза, катаклизмом закинутый в мир, где он граничил со средневековой Кастилией и татаро-монголами – как они выживали в этом мире и сколько их там в конце концов осталось. Там тоже, кстати, религия присутствует в полном объеме.
 
Клин:
 
- Роман, скажите, а разве идея освоения других планет не противоречит вере?
 
Силантьев:
 
- Идея выхода человека в космос не противоречит православному, да и католическому, мусульманскому богословию. Остается открытым вопрос, возможна ли встреча с братьями по разуму. Тут мнения разделяются. Те же католики, например, тоже не имеют единой точки зрения, как и православные. Но я лично склоняюсь к мысли, что, возможно, и есть разумные существа во Вселенной, но мы с ними, наверное, не встретимся.
 
Клин:
 
- Сергей Лукьяненко создал мир спецслужб волшебников. Мне попадалась книга, где описана некая православная спецслужба...
 
Силантьев:
 
- Да, это книга "Анафема" Сергея Чекмаева. Причем, спецслужба создан на базе Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата и МВД.
 
Клин:
 
- Расскажите подробно, чем эта спецслужба занимается.
 
Силантьев:
 
- С точки зрения Сергей Чекмаева, эта спецслужба должна была заниматься борьбой с особо вредными сектами и борьбой с младостарцами – то есть людьми, которые внутри православной церкви наносят ей особый вред, они стараются из церкви не выходить, но тем не менее внутри церкви создают секты. Действительно, это одна из самых серьезных проблем, которые есть у церкви.
 
Клин:
 
- И насколько я помню, эта спецслужба в отличие от лукьяненковских героев вполне государственная, имеет полномочия оперативно-розыскной деятельности.
 
Силантьев:
 
- Да, по версии Чекмаева, это был создан такой совместный проект, церковно-государственный. Кстати, есть мнение, я с ним согласен, что вообще первые спецслужбы в России появились как раз для борьбы с сектами. Поскольку после известной ереси жидовствующих встал вопрос о том, а насколько страна защищена. Жидовствующие – это некая иудейская секта, которая к современному направлению иудаизма мало имеет отношения, это караимская секта, довольно мало распространенная даже по иудейским меркам. Тем не менее, она едва не захватила власть в стране. Встал вопрос, как с этим бороться...
 
Клин:
 
- Скажите, в произведениях современных авторов Всевышний напрямую вмешивается в жизнь людей? У того же Чекмаева – он творит какие-то чудеса в общепринятом понимании?
 
Силантьев:
 
- Фантасты разные бывают. Они опять-таки могут быть верующими и неверующими, в том числе и фантастику на религиозные темы могут верующие и неверующие писать. И Бог может разные выполнять функции в этих фантастических книгах. В некоторых фантастических романах есть идея, что Бог может дать человечеству какой-то дар – например, какую-то возможность межпланетных путешествий, открыть ему металл с особыми свойствами.
 
Клин:
 
- И как это происходит? Какое-то, видение?
 
Силантьев:
 
- Да, каким-то чудесным образом Бог может открыть человеку параллельный мир, выбрав какого-то писателя в качестве визионера. Если мы посмотрим на движение толкиенистов, часть толкиенистов, хотя не очень большая, верит в реальность существования этого мира и в то, что между этими мирами можно путешествовать. Есть целые религии, созданные на базе этих вымыленных миров. Самая известная религия – это "Рыцари Джидай", которые официально зарегистрированы сейчас в Великобритании. Это религия буддистского типа. .
 
Субботние эльфы и освященная смесь для огнемета
 
Клин:
 
- Роман, скажите: авторы других вероисповеданий, не православные, пишут фантастические романы о какой-то религиозной жизни в будущем?
 
Силантьев:
 
- Конечно, даже очень экзотические религии там описываются, причем из ныне существующих. Тем же Зоричем зороастризм, езидизм описывается – не самые распространенные сейчас религии. Американский писатель Гарри Тертлдав, по профессии византолог, но пишет и православную фантастику, и иудейскую. Он по национальности - еврей.
 
Клин:
 
- И что у него там в иудейской фантастике?
 
Силантьев:
 
- Советую книжку "Дело о свалке токсичных заклинаний" - она одновременно юмористическая и фантастическая. Это классический пример иудейской фантастики. Главный герой правоверный иудей живет в фантастическом магическом мире, где есть разные религии. Там описывается, как у него в ковре-самолете работают специальные шабатные (субботние эльфы). Это смешно читать, особенно специалисту. Но там все с юмором описывается.
 
Клин:
 
- А у буддистов что-то есть?
 
Силантьев:
 
- Те же звездные войны – в основном это буддистские идеи. О будущем Японии и Китая в космосе есть книги. И дзен-буддизм присутствует. .
 
Клин:
 
- Есть ли в жанре социальной антиутопии фантастические романы, связанные с религией?
 
Силантьев:
 
- Конечно. В принципе, и в том же "Сталкере", в том же "Метро" религия есть, хотя и не очень сильно выражена.
 
Антонов:
 
- В "Метро"? Религия?
 
Силантьев:
 
- Конечно. Там масса сект описана, которые в "Метро" существуют. А такая самая религиозная антиутопия – это одна из самых мощных межавторских вселенных, это "Вселенная Ворхамера", или "Боевого молота", ее придумали англичане под игру в солдатики, скажем образно – хотя она сложней, чем игра в солдатики. Это настольные миниатюры, это дорогое удовольствие, в нее довольно взрослые люди играют. У нее несколько миллионов фанатов, несколько десятков книг написаны. Они моделируют очень интересный мир 40-го тысячелетия, то ли он наш мир, то ли некий параллельный – в том мире, где все повально верующие. Там атеистов нет, поскольку в существовании демонов там очень просто убедиться. Там со всеми религиями в свое время активно боролись, и демоны полезли изо всех щелей. Поэтому там все постятся, молятся. Есть даже специальные молитвы – после перезарядки гранатомета, перед снайперским выстрелом, перед заправкой бака. Считается, что освященная смесь для огнемета гораздо эффективнее, чем неосвященная.
 
Клин:
 
- Отлично. А социальная антиутопия? Я имею в виду нашу современность.
 
Силантьев:
 
- Сейчас выпущен сборник "Антитеррор-2020". Чем еще хороша фантастика с точки зрения науки? Она позволяет моделировать некие ситуации, некие общества: а что будет, если люди смогут летать? Если будет магия? Если мы с марсианами встретимся? А что будет, а что будет?.. И в случае терроризма, например, это позволяет понять, что будет у нас через 20 лет, в каком направлении это будет развиваться? Мы же видим, что та же фантастика столетней давности и пятидесятилетней многие идеи предвидела, и даже названия придумали. Уже изобретя какой-нибудь прибор, не надо ему выдумывать названия, они Жюлем Верном придуманы, Азимовым или еще кем-то.
 
Клин:
 
- И что в этих сборниках с религией?
 
Силантьев:
 
- Религия, естественно, есть. Поскольку тот же терроризм – если он раньше был политическим, то сейчас почти весь терроризм религиозный, и ситуация только ухудшается со временем. И готовится сборник под рабочим названием "Мир беспощадной толерантности, или радужное будущее человечества" - о том, что будет, если победят сторонники это самой толерантности ради толерантности? Что единственной разрешенной формой парадов будут гей-парады.
 
Клин:
 
- И куда тогда денется религия, которая это все осуждает?
 
Силантьев:
 
- Религию запретят как неполиткорректную, как в Сан-Франциско все время пытаются запретить католическую церковь за неадекватное отношение к геям за гомофобию.
 
Клин:
 
- То есть это как раз тот случай, когда в будущем уже религия не предвидится.
 
Силантьев:
 
- Ну почему? Дело в том, что там не будет говориться о том, что это произойдет во всем мире. Это произойдет, допустим, в одной стране, в одной цивилизации – например, западной. У нас на Земле нет единой цивилизации. У нас их несколько. До пришествия Антихриста, естественно, никакого объединения цивилизаций быть не может.
 
Клин:
 
- Куда же денется Папа Римский?
 
Силантьев:
 
- Там будет уже мама римская в этом случае для политкорректности, она переселится, например, в Бразилию. Мы сейчас попытаемся порассуждать о том, что будет в таком мире.
 
Клин:
 
- А священники читают фантастические романы?
 
Силантьев:
 
- Некоторые даже пишут. У меня есть один знакомый дьякон из Санкт-Петербурга, он как раз по этому миру "Молоты войны" написал несколько повестей, рассказов.
 
Антонов:
 
- Вы выдадите фамилию?
 
Силантьев:
 
- Наверное, не буду. Я должен сначала его разрешение спросить. Но он в своих кругах известен. Он пытался вести проповедь среди фанатов этого мира христианскую, говоря в том числе на их языке. И я к этому сугубо положительно отношусь. Потому что некоторые миры просто созданы, как христианская фантастика. Православная фантастика же не требует священника с боевым кадилом.
 
Антонов:
 
- Я одну книгу читал: православный батюшка, десантник – даже не против упырей, а против вампиров сражается. В 1989 году это все происходит. Кошмар! Я эту книжку выбросил после того, как у видел, что у батюшки зазвонил мобильный телефон. Какой мобильный телефон в глухой деревне в 89-м году? Я даже автора не буду называть, но иногда читать не хочется.
 
Силантьев:
 
- Все-таки православная фантастика – не та развесистая клюква, обвешанная крестами и вампирами. Кстати, сейчас даже зомбитриллер снимают, где православный священник в одной из главных ролей, как всегда с дробовиком, с крестом отстреливает зомби.
 
Антонов: осталось задать финальный вопрос Роману Силантьеву: есть книга, которая потрясла своей глубиной, своей, может быть, неприкрытой религиозной составляющей, умом? Одним словом, ваша рекомендация: что почитать?
 
Силантьев:
 
- Может, я скажу странную вещь: наиболее интересное моделирование религии я видел как раз в книгах по Ворхамеру: а что бы было, если бы была беспощадная борьба с религией, которая закончилась практически полным уничтожением религии, а потом бы отовсюду полезли демоны, уничтожили бы главного атеиста, а его выжившие последователи, не менее улучшившие результаты, его обожествили и создали религию имени атеиста, который с религией боролся. там наиболее интересное моделирование. Эта фантастика в принципе – там смоделирована византийская империя галактического масштаба с религией католического типа.

Борис Клин

"КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА", 20 июня 2011 г


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования