Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"КРЕСТОВСКИЙ МОСТ": "Я скучаю по богослужениям". Запрещённый в служении Иван Охлобыстин вернётся в Церковь, когда поймёт, что от этого Церкви будет лучше


Уже больше года священник Иоанн Охлобыстин временно запрещен в священнослужении. Такое решение принял Патриарх Кирилл в ответ на прошение, с которым отец Иоанн обратился к нему в ноябре 2009-го. Я приехала в кинопавильон, выстроенный в бывших заводских цехах в районе Рогожской заставы, где снимается популярный телесериал про врачей "Интерны". У актера Ивана Охлобыстина одна из главных ролей — врача Быкова.

— К вам сегодня как чаще обращаются — отец Иоанн или Иван Иванович?

— Да по-разному. Отцом Иоанном тоже часто зовут.

— А как правильно называется ваш нынешний статус? Вы ведь остались священником?

— Да, я священник в запрещении. Я не могу носить рясу и иерейский крест. Не могу служить литургию, крестить, венчать, отпевать, но имею право благословлять.

Пока я снимаюсь в кино. После того как в кино не буду сниматься, мне нужно будет писать прошение на имя Святейшего, чтобы снова иметь право проводить богослужения. А там как Господь решит. Я как был, так и остался сотрудником отдела Патриархии по взаимоотношениям с Вооруженными силами и правоохранительными органами. Остался я и во всех сопутствующих фондах, организациях, то есть мало что поменялось в моей позиции.

— Вы продолжаете трудиться в этих фондах?

— Конечно. Это мой родной дом. В каком бы статусе я ни находился в Церкви, я всегда буду работать на нее, для нее — верно, преданно, фанатично. Я хоть как-то перед Богом оправдываюсь. Вот взять, к примеру, мою нынешнюю деятельность. Я на днях буду вести церемонию вручения премий "Муз-ТВ". У них никогда не было благотворительных аукционов. А почему? Все серьезные церемонии сопровождаются благотворительными аукционами. И я предложил: давайте поможем какой-нибудь бедной музыкальной школе, где один баян. И так на каждой церемонии будем брать по школе. Поди плохо! А потом через какое-то время надо бы еще съездить и отснять, что купили, где поставили и кто на этих инструментах играет. То есть проконтролировать, чтобы не украли "по дороге". Такой вот долгий проект. На "Муз-ТВ" меня поддержали, и это радует.

— Скучаете по богослужениям?

— Скучаю. Прихожу в свой родной храм Софии Премудрости Божией и скромно стою в алтаре, чтобы никого не отвлекать. Мне комфортно в той обстановке, я ее понимаю, я особо люблю обрядовую часть службы. Мало того, я всегда был в ней дотошен, потому что считаю, что не бывает ничего случайного. Я математику люблю, понимаете? Мне вообще все структурные модели нравятся. И когда стоишь на литургии и "Святая святых" возглашает мой коллега, который рукоположен на 5 лет позже меня, то есть у меня срок выслуги даже больше, то сердце мое обливается кровью. Потому что это не я разговариваю с Богом.

— Возвращаться пока не собираетесь?

— Сейчас Церкви нужнее, что я в запрещении. Теперь через меня нельзя Церковь критиковать. Из-за того, что я сейчас на виду, лишняя шумиха возникает. А шумиха, даже если она хорошая, для Церкви не полезна, потому что это отвлекает людей от молитвы — вся эта светская суета. Люди слабы, им не нужно скандалов. Когда я пойму, что Церкви лучше будет, чтобы я пришел, тогда я вернусь в Церковь. Но я не могу назвать сроки.

— Вам никогда не хотелось под себя написать сценарий именно на религиозную тему и снять самому?

— Нет. Я вообще противник использования религиозной тематики в кино. Слишком деликатный материал. Хотя "Остров" мне очень понравился. Но это исключение, только подтверждающее правило. Все-таки священник — это служитель Божий, и в нем должна сохраняться нота сакральности. Он не должен быть доступен такому рассматриванию.

— Из ваших интервью выходит, что вы пришли к вере через книжки?

— Наверное. Однажды я шел мимо храма Всех Святых на Соколе. Я тогда учился в 9-м классе. Действительно много читал, много гулял, был романтический отрок. И подумал, что надо покреститься. Тут же выяснил, сколько это стоит. И пошел к папе-коммунисту. При этом очень интеллигентному человеку, хирургу. Он меня выслушал и спокойно, без лишних вопросов выдал мне деньги на крещение. До сих пор помню эту цифру — 14 рублей 77 копеек. Считаю ее сакральным числом. Она у меня в электронной почте, на всех замках. Покрестился, вышел из церкви и уж вернулся в нее лет через десять, когда познакомился со своей будущей супругой Оксаной. Характеры у нас у обоих оказались скверные. Я понимал: чтобы сохранить семью, надо в церковь, потому что церковь — это синоним слова "навсегда". Оксана со мной согласилась.

— Какие у вас на сегодня любимые строчки из Библии?

— Я всякие ювелирные изделия делаю, чаще их раздариваю либо как коллекцию собираю. И вот на одном из таких изделий я выгравировал такие строки (переложение из Библии): "И в начале был ветер, но то не был Господь. И потом был огонь, и то не был Господь. А потом был хлад тонкий, и в хладе тонком был Господь". Это встреча Илии с Богом. С Богом было несколько встреч. Илия — один из тех редких пророков, который удостоился прямой встречи.

Елена АЛЕКСЕЕВА

"КРЕСТОВСКИЙ МОСТ", № 5, май 2011 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования